Эксклюзив
25 апреля 2012
10543

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Роль идеологии в модернизации России

"Мы лишь часть начавшейся мировой
социально-экономической трансформации"[1].

В. Якунин

Гораздо более насущным стал кризис идентичности
национальных и культурных групп, возникающий
в условиях глобализации[2].

А. Торкунов, ректор МГИМО(У)


Основная проблема России, как и 300 лет назад во времена М.В. Ломоносова, - недооценка значения национального человеческого капитала (НЧК), национальных школ, науки, образования, культуры и духовности, которые и создают тот качественно новый продукт, который делает страну не просто конкурентоспособной страной, но передовой нацией. Великой нацией-лидером. Сегодня это лидерство определяется именно национальной новизной, оригинальностью, креативностью, которые являются обязательным условием создания качественного нового, принципиально отличного от других, продукта или услуги. Это не заимствование или повторение чужого опыта. Это - не критика чужих результатов, а создание своего результата. Великий русский философ Н. Бердяев писал: "Мы дерзаем обнаружить лишь своё о чём-то и не дерзаем быть чем-то"[3].

В этом, как мне кажется, сегодня заключаются многие проблемы России. Мы почти не предлагаем себе и миру что-то качественно, принципиально нового - ни в науке, ни в культуре, ни в идеологии, - а значит мы и не претендуем на технологическое и идеологическое лидерство, без которых не может быть лидерства и подлинной конкурентоспособности вообще. Мировой опыт сегодня показывает, что лидерами в мире являются страны, которые опережают другие государства не только и даже не столько по темпам роста ВВП, но которые являются прежде всего идеологическими лидерами. И такие страны есть. Это, конечно же, США, Китай, некоторые страны Евросоюза. Но в их число начинают активно "пробиваться" Бразилия, Индонезия, Сингапур и другие страны. Иными словами современная международная конкурентоспособность, о которой любят говорить либералы подразумевая финансово-технологическую конкурентоспособность, это прежде всего конкурентоспособность в идеологии и институтах, выражающих эту идеологию, а в конечном счете - в качестве национального человеческого капитала. Это может быть выражено в простом тождестве, где:



Конкуренция в мире стала определяться уже не столько экономическими, финансовыми и даже технологическими возможностями, сколько результатами борьбы за наивысший национальный человеческий капитал. В том числе и чужой. Сегодня гораздо выгоднее переманить специалиста, на подготовку которого были потрачены миллионы долларов, чем готовить его у себя в стране. Это очень хорошо понимают в США, где этому придается наивысший приоритет. Б. Обама в ежегодном послании конгрессу страны в январе 2012 года это откровенно признал (хотя таких признаний и до этого было немало): "Давайте помнить о том, что сотни тысяч талантливых работящих студентов в этой стране сталкиваются с проблемой отсутствия у них американского гражданства. Многих привезли сюда детьми, и хотя они с ног до головы являются американцами, они изо дня в день живут под угрозой депортации. Другие приехали недавно изучать ведение бизнеса, науки, инженерного дела, но когда они получают диплом, мы отправляем их домой изобретать новые товары и создавать новые рабочие места где-то еще"[4], - сказал Обама.

Россия на протяжении последних двадцати лет является одним из крупнейших поставщиков человеческого капитала в развитые страны. Речь идет о миллионах наших граждан, успешно развивающих другие страны. По некоторым оценкам за 20 лет Россию покинуло более 2 млн высококлассных специалистов. Ущерб, на мой взгляд, превышает утечку финансов, которая ежегодно измеряется десятками миллиардов долларов.

Сегодня идеологическое лидерство выражается прежде всего в лидерстве в образовании, науке и технологии, а, также культуре и духовности т.е. в НЧП и его институтах. В конечном счете, в "мягкой силе". Недооценка этого российской правящей элитой продолжает оставаться серьезным тормозом в развитии нации. Лишь в феврале 2012 года в своей программной статье В. Путин наконец-то не только четко обозначил угрозу "мягкой силы", но и заявил о приоритете, необходимости лидерства России в области НЧП[5]. Но недооценка этого значения продолжается. Примеров множество. Так, в последние годы России стало даже модным утверждать, что число выпускников университетов и ученых не влияет на качество экономики, что "прямой связи между уровнем благосостояния и степенью образованности исследователи не наблюдают"[6].

Между тем эта неверная посылка и политика "не замечает", что наиболее передовые страны по развитию НЧП являются и наиболее передовыми по доле населения с высшим образованием, по количеству ученых, качеству публикаций и индексу цитирования. Как видно из приведенных ниже данных, по доле лиц с высшим образованием Россия существенно уступает Норвегии, США, Нидерландам. Но почему-то наши руководители полагают, что незначительно опережая Германию, российский образовательный потенциал не сказывается на росте ВВП и других показателях. Это, конечно, - большая политико-идеологическая ошибка, ведь каждый гражданин, получивший высшее образование не только в 2,5-3 раза дает большей вклад в рост ВВП и доходы государства, но и, как показывает опыт Франции, живет на 10-12 лет дольше, делает НЧК более современным и мощным.



Необходимо понимать, что в конечном счете результат национально-государственного развития выражается количественно в демографических показателях, а качественно - в показателях национального человеческого капитала (НЧК). Этого в России также в массе своей до сих пор не осознали. Так, к 2011 году численность населения России по сравнению с 2002 годом сократилась на 2,3 млн.[7], а индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) "замер" на достаточно низкой отметке вот уже два десятилетия. Мы продолжаем оставаться по этому показателю в седьмом десятке государств.

И это отнюдь не случайность и объясняется не только пренебрежительным отношением к продолжительности жизни, образованию, но и другим важнейшим критериям, характеризующим НЧП, - науке и культуре. Так, ситуацию в здравоохранении вполне четко характеризуют следующие данные. Всемирного банка, где расходы на здравоохранение в России составляют 475 долларов на человека, а в США 7410, т.е. почти в 15 раз больше![8]

Аналогичная ситуация не только в образовании и здравоохранении, но и в культуре, науке, наукоемких технологиях и других важнейших составляющих НЧП. Это позволяет говорить не просто о недофинансировании или относительном отставании в развитии этих направлений НЧП, а о принципиальном недопонимании, существующем в российской элите, роли НЧП в развитии нации и государства. Это недопонимание и игнорирование, существующее все последние десятилетия, является важнейшей политико-идеологической системой ошибкой, существующей в российских реалиях Хуже того, ошибкой, которую, судя по бюджету на 2012-2014 год, и не спешат исправлять.

Модернизация, опережающее развитие России, - темы, ставшие наиболее популярными во второй половине первого десятилетия XXI века, неизбежно натыкаются на эти нерешенные идеологические вопросы. Прежде всего о роли НЧК. И на нежелание политической элиты их решать. Как следствие - непоследовательность, в действиях, слабое целеполагание и стратегическое планирование, а, в конечном счете, - слишком большое количество невыполненных решений и тактических ошибок. На уровне общественного сознания это выражается в восприятии действий власти как декларативных мер, отсутствии реальных результатов, попытками их замены "паркетной" и "партийной пропагандой". Это выражается в том числе и в кадровой политике, когда на важнейшее наукоемкое направление направляются профессиональные политтехнологи и пиарщики. Как точно заявил в декабре 2011 года патриарх Кирилл, "Сегодня массовые настроения людей определяются не Божьей правдой, а информационными технологиями"[9].

Для реального осуществления модернизационного проекта в России, как, впрочем, и в любой другой стране, необходима прежде всего идеологическая мобилизация, - за которой неизбежно последует мобилизация политическая, организационная, ресурсная - власти и элиты, - даже кураж, убежденность в правильности поставленных целей и в своих силах. Просто "сигналов обществу" или частных решений недостаточно. Время отдельных проектов, даже национальных, прошло. Все это может обеспечить только идеология. Применительно к современной России, - идеология опережающего национального развития, т.е. система взглядов на национальные цели, приоритеты и способы развития. Практически это относится и выражается прежде всего в опережающем развитии НЧК.

Вообще-то говоря, вся история человечества - это история идей и идеологий[10]. Включая, конечно же, современный период, который, на мой взгляд, является наиболее идеологизированным. В идеологической форме выражаются наиболее актуальные потребности и интересы наций и их элит, отдельных социальных слоев и групп. Идеология также означает, по сути, выбор средств их реализации, выбор из широкого набора возможных средств достижения поставленных целей. Так, например, в конце 2011 года в докладе ИНСОРа был сделан такой политико-идеологический выбор -превращение России в "лидера ресурсных экономик мира", т.е. по сути дела закрепления за ней прежнего, неверного и неэффективного вектора развития[11]. Что в корне противоречит единственно возможной и эффективной ставке на развитие НЧК.

Таким образом весь процесс - от целеполагания, прогноза, стратегического планирования до методов реализации (то, что мы называем национальной и государственной стратегией), - является частью процесса, производного от идеологии. Поэтому вряд ли возможно "изобрести" эффективную стратегию или концепцию развития вне идеологии. Такие попытки, которые мы нередко видим сегодня, выливаются в лучшем случае в некий нормативный документ, по образцу Концепции долгосрочного социально-экономического развития до 2020 года, о котором забывают на следующий день после его принятия. Либо такой же "деидеологизированный" вариант скорректированной экспертами Стратегии-2020, предложенный в марте 2012 года под названием "Новая модель роста - новая социальная политика"[12], который выгодно отличается от предыдущего варианта, но так и не стал ни национальной стратегией, ни сколько-нибудь обоснованным документом стратегического прогноза и планирования.

Хотим мы того или нет, но тщательно избегаемый властью разговор об идеологии национального развития - давно назревший (что видно даже из идеологического кризиса "Единой России"), но всячески избегаемый - придется начинать. Ни "ручное управление", ни "паркетный пиар", ни "сигналы обществу" не могут заменить отсутствие у правящей элиты устойчивой системы взглядов на национальное развитие. Вот почему разговор об идеологии имеет сугубо практический, даже прагматической характер применительно к обсуждению модели национального развития и модернизации России.

В первом томе, состоящем из трех книг, рассматриваются отдельные элементы современной идеологии национального развития именно как системы взглядов, а также факторы влияния, под воздействием которых формируются и эволюционизируют эти элементы. Как объективные, так и субъективные, как внешние, так и внутренние. Это необходимо для того, чтобы максимально системно, а также исторично, подойти к анализу формирующейся современной идеологии, правящей элиты и общества, учесть множество основных и даже второстепенных факторов, влияющих на формирование такой системы взглядов. А, также, сделать выводы из тех ошибок, которые не позволили России выйти из системного кризиса последних десятилетий, но которые можно и нужно быстро устранить. Прежде всего сформулировав такую идеологию национального развития.

Примечательно, что вопреки декларируемому "прагматизму" и отказу от идеологии, идеологические выступления, тексты и документы неизбежно появляются. В том числе и не только из-за избирательных кампаний 2011-2012 годов, но, прежде всего, из-за объективной потребности внятной формулировки политического курса. И дискуссия, начавшаяся в 2011 году и усиленная выборами 2012 года, - это прежде всего идеологическая дискуссия, когда, хотят того или нет, стороны занимают вполне определенную идеологическую позицию. К сожалению, по-настоящему позитивно и содержательно в этой дискуссии выступил только В. Путин, опубликовав серию своих статей. Оппозиция и "критика режима" не участвовали фактически в разговоре по-существу.

Но странным образом и сторонники В. Путина не поддержали его инициативы, которые фактически остались безответственными в период избирательной кампании 2011-2012 годов. Более того, либеральная часть элиты прямо или косвенно выступила против В. Путина. Как заметил К. Затулин, "Определенная часть политологов - "свои среди чужих, чужие среди своих" - заранее оплакивает всякую попытку России вести себя независимо, стращая санкциями и изоляцией вместо модернизации и "десталинизации". Разговор о союзниках России превратился в разговор о ее несамодостаточности.

А между тем нет сегодня большей подножки для подъема нашей страны, чем попытка заранее втянуть ее в какую-то Антанту: с Китаем против США или с США против Китая. В любом таком союзе Россия в ее нынешнем положении окажется младшим партнером, вассалом. Уйти от этого выбора, быть самодостаточными, чтобы, как 20 лет назад, не развалить страну под чужие аплодисменты, - в этом я вижу смысл и статьи В. Путина, и его внешнеполитической деятельности. Союзники придут"[13].

Очевидно, что нужен новый подход. И не просто новая социальная модель, как считают авторы "скорректированной в марте 2012 года Стратегии-2020, а новая политико-идеологическая система взглядов, способная заменить обанкротившуюся "либеральную традицию". Необходимость такого нового широкого политико-идеологического подхода стала очевидной даже для западных политиков, бизнесменов и ученых, которые сделали выводы из мирового кризиса 2008-2012 годов, в том числе и выводы идеологического характера. Так, в Давосе, в конце января 2012 года на ежегодной встрече лидеров мировой экономике, было признано, что основное противоречие - растущей разрыв между богатством немногих и усиливающейся нищетой - непреодолимо в рамках существующей модели социально-экономического развития. Это признание означает по существу признание кризиса пресловутой "либеральной традиции" и моделей "идеальной экономики", хотя, конечно, от такого признания до практических выводов дистанция огромная. Важно, чтобы мы не игнорировали эту реальность, а нашли в себе силы найти собственные, оригинальные решения для нейтрализации новых вызовов и угроз, основе которых лежала бы собственная политико-идеологическая система взглядов.


_________________________

[1] Якунин В.И. "Диалог цивилизаций" во времени глобальных трансформации // Независимая газета. 2011. 28 декабря. С. 6.

[2] Торкунов А. Найти выход из тупика неэффективности / В кн.: Торкунов А.В. По дороге в будущее / ред.-сост. А.В. Мальгин, А.Л. Чечевишников. М.: Аспект Пресс, 2010. С. 33.

[3] Бердяев Н. Философия свободы / В кн.: Судьба России: Сочинения. М.: ЭКСМО-Пресс, 1998. С. 31

[4] Табак М., Ворошилов Д. Послание Обамы конгрессу стало мостом во второй срок // РИА Новости. 25.01.2012 // www.ria.ru/politics/20120125/548301998.html

[5] Путин В.В. Россия и меняющийся мир // Московские новости. 2012. 27 февраля. С. 2.

[6] Полюхович А. Ученых - тьма // Известия. 2011. 19 декабря. С. 1.

[7] Итоги переписи: населения РФ с 2002 сократилось на 2,3 млн человек. 2011. 16 декабря // Forbes / http://www.forbes.ru/

[8] Власов В. Так лечиться нельзя // Независимая газета. 2012. 25 января. С. 3.

[9] Мальцев В. В Facebook Божьей правды нет // Независимая газета. 2011. 19 декабря. С. 1.

[10] От слова "идея" производными являются слова "идеал" и "идеология", что для настоящей работы имеет значение: "идеальный образ" России является, например, наиболее адекватным восприятием национальных интересов элитой страны, а "идеология" может рассматриваться как система мер по достижению идеала (См., например: Федорова Т.М., Щеглова О.А. Словообразовательный словарь русского языка. М.: ЛадКом, 2009. С. 250.

[11] Сидибе П. Россию записали в лидеры клуба ресурсных держав // Известия. 2011. 19 декабря. С. 4.

[12] Стратегия-2020: Новая модель роста - новая социальная политика. Итоговый доклад о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической стратегии России на период до 2020 г. М. 2012. Март.

[13] Затулин К. Союзники придут // Известия. 2012. 29 февраля. С. 9.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

25.04.2012

www.nasled.ru

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован