Кубасов Юрий Николаевич
27 сентября 2018
1393

ПОГИБЕЛЬ НОВОГО МИРА. ДЕПОПУЛЯЦИЯ.

Либерализм есть единственная причина депопуляции низкой рождаемости коренных европейских народов и коренных народов России.

О Г Л А В Л Е Н И Е:                                                                               

 

«ТАЙНА СИЯ ВЕЛИКА ЕСТЬ».                                                                          

ПРЕДИСЛОВИЕ к ПОГИБЕЛИ НОВОГО МИРА.                                           

 

ЧАСТЬ 1.   Я В Л Е Н И Е   Д Е П О П У Л Я Ц И И                                            

ВСТУПЛЕНИЕ. ЗНАТЬ, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ.                                                      

1. ДЕПОПУЛЯЦИЯ В РОССИИ.                                                                        

2. ДЕПОПУЛЯЦИЯ В ОТДЕЛЬНЫХ СТРАНАХ.                                           

3. ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕПОПУЛЯЦИЯ.                                                              

4. МИГРАЦИЯ В ЭПОХУ ДЕПОПУЛЯЦИИ.                                                     

5. ЕВРОПЕЙСКАЯ ДОРОГА.                                                                             

6. ГЛАВНЕЙШИЙ ВОПРОС СОВРЕМЕННОСТИ.                                         

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВЫЗОВ XXI ВЕКА? ВЫХОДА НЕТ!                                  

 

ЧАСТЬ 2.   П Р И Ч И Н Ы   Д Е П О П У Л Я Ц И И

ВСТУПЛЕНИЕ. ЕВРОПЕЙСКАЯ ЗАРАЗА.                                                     

1. БИЧ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ.                                                                  

2. СПЕКУЛЯЦИИ О ДЕПОПУЛЯЦИИ.                                                            

3. ЕВРОПЕЙСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ.                                                                 

4. ИДЕОЛОГИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ВЫМИРАНИЯ.                                     

5. И ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ ПРОГРЕССОМ.                                                      

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ ДЕПОПУЛЯЦИИ.                      

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ к ПОГИБЕЛИ НОВОГО МИРА.

К смене общественной парадигмы.                                                                     

 

 

«ТАЙНА СИЯ ВЕЛИКА ЕСТЬ».

 

Много лет назад, будучи в весьма юном возрасте, я очень увлекся изучением географии и истории стран мира. В частности, меня тогда сильно привлекала история Франции, восхищала её культура, язык, достижения.

С помощью «Атласа мира» я аккуратно отслеживал экономические и демографические изменения в разных странах, записывая на его страницах данные,  которые черпал из книг, журналов, газет. И вот тогда я обратил внимание на чрезвычайно расстроивший меня факт – в то время, как развивающиеся страны каждый год существенно увеличивали численность своего населения, развитые страны, и моя любимая Франция в их числе, топтались на месте. Факт очень медленного роста населения Франции по сравнению с развивающимися странами огорчал меня потому, что я скорее чувствовал, чем понимал, что благо государства несовместимо с не растущим по численности населением, тем более, если эта численность сокращается.

Казался странным противоречием тот факт, что постоянный рост ВВП на душу населения в развитых странах сопровождается понижающимися показателями воспроизводства населения. Вроде бы, «по идее», должно было бы быть совсем наоборот: ведь с ростом доходов людям легче растить и воспитывать детей, и лучшая материальная обеспеченность европейцев как раз должна была бы способствовать росту населения. В действительности же наблюдалось обратное – население развитых стран не росло и даже сокращалось. Не в силах разрешить тогда эту задачу, пришлось просто принять её как данность. Но эта проблема глубоко засела в сознании, поражая своей противоречивостью – почему с ростом благосостояния в развитых странах происходит падение рождаемости.

И вот в 70-е годы в СССР стали всё громче раздаваться голоса, говорившие о сокращении рождаемости уже в нашей стране, поднимающие проблему предстоящего в связи с этим сокращения численности населения нашей страны. Так проблема депопуляции коренного населения в СССР становилась фактором жизни и советского народа. И этот факт огорчал и опять ставил в тупик. Безусловно, жизнь советского народа постепенно менялась к лучшему, но не настолько, чтобы по уровню жизни мы конкурировали с развитыми капиталистическими странами. Но почему же депопуляция поразила и нас?

Дальнейшие наблюдения за развитием мира только подтверждали «железную закономерность» – рост благосостояния приводит к падению рождаемости. И, к сожалению, современная наука, констатируя факт падения рождаемости на фоне становления постиндустриального общества с высоким уровнем жизни населения, никак не объясняет это явление, и абсолютно ничего не может предложить для исправления ситуации и прекращения депопуляции населения развитых стран.

Такое тотальное бессилие мировой науки в вопросе противодействия падению рождаемости порождало уныние и обречённость. Но, несмотря ни на что, всё-таки хотелось верить, что должно существовать какое-то рациональное объяснение проблемы депопуляции, уничтожающей население развитых стран мира. Ведь не материальное же благополучие снижает рождаемость, в самом деле!

И решение проблемы депопуляции пришло вдруг, внезапно. Однажды это решение всплыло в сознании и поразило своей простотой. Оставалось только пожалеть о том, что это решение пришло не совсем по адресу – понадобились долгих три года, чтобы кое-как, весьма кратко и коряво (с точки зрения автора) изложить решение проблемы депопуляции на бумаге.

Я благодарен судьбе за то, что мне посчастливилось нащупать путь, идя по которому возможно преодоление депопуляции, и надеюсь, что, несмотря на слабые литературные способности, мне всё же удалось изложить решение вопроса в достаточно понятном виде. И я надеюсь также, что читатель не будет излишне сурово судить о стиле моего изложения, понимая, что не это было главной задачей предлагаемой его вниманию работы.

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ к ПОГИБЕЛИ НОВОГО МИРА.

 

Время, начатое эпохой Возрождения, подходит к концу. Заканчивается самый блестящий период истории человечества. Всё, что было задумано эпохой Возрождения, пришло к своему логическому завершению. Все идеи Возрождения полностью развились и исчерпались, и привели мир к неразрешимым противоречиям.

Текущий финансово-экономический кризис, окончания которого с нетерпением ждут миллиарды людей, увы, уже никогда не закончится в рамках современной духовно-нравственной парадигмы, ведущей своё начало от эпохи Возрождения. Чтобы покончить с кризисом, необходимы изменения в ментальности миллиардов людей потому, что все они своим образом жизни творят этот кризис.

Но, к сожалению, современный финансово-экономический кризис – это далеко не единственный кризис Нового мира. Вместе с ним идут своим чередом кризис политический, кризис экологический и, наконец, демографический кризис европейского мира.

Эти четыре кризиса, составляющие вместе мировой системный кризис, идущие одновременно, дополняя и усиливая друг друга, ясно говорят о том, что мы переживаем сейчас приближение погибели европейской цивилизации Нового времени. 

 

После многих десятилетий коммунистической диктатуры, государство российское вернулось на путь капиталистического развития – народ российский присоединился к «прогрессивному человечеству».

Однако, сейчас, в начале XXI века Россия снова оказывается на распутье – западный «свободный мир», как оказалось, идёт вовсе не по «дороге, ведущей в храм». И Россия снова, как уже было не раз в её истории, опять стоит перед новым судьбоносным выбором.

Перед нами только две дороги, но вариантов выбора, к сожалению, нет, ибо первый путь ведёт прямиком на кладбище. Россия автоматически оказывается там вместе со всей капиталистической цивилизацией, к которой она рада была присоединиться пару десятилетий назад.

Второй путь – дорога в неизвестность. Никто не гарантирует, что он приведет Россию к воротам храма – на этом пути нас ожидают неизвестные трудности. Единственно, чем этот второй выбор лучше первого – он даёт шанс на спасение, тогда как в первом случае Россия гарантированно гибнет. 

 

Эта книга называется «Погибель Нового мира» потому, что европейская либеральная цивилизация (и Россия как её часть) обречена на самораспад и самоуничтожение в текущем столетии в любом случае, при любом либеральном правлении. Обречён на погибель весь европейский, цивилизованный, прогрессивный, свободный капиталистический мир потому, что мировой системный кризис неразрешим в рамках либеральной парадигмы Нового времени. Все меры по прекращению депопуляции населения развитых стран, например, ничего не дали, не дадут и не могут дать в принципе, ибо они не выходят за рамки идеологических основ либеральной цивилизации.

Одно умиляет, но не радует – Россия обречена погибнуть в такой «прекрасной» компании.

 

В этой книге описывается путь развития европейской цивилизации – тот, который неминуемо приведёт её в могилу. Здесь говориться о том, как европейский либеральный мир, а вместе с ним и Россия, попал в ловушку, созданную им самим. Суть этой книги – констатация факта действительного конца истории Нового мира

В данной книге мы будем говорить о причинах упадка и грядущей гибели западной цивилизации, уповая на то, что полученные знания смогут, возможно, помочь избежать Погибели. Если, конечно, эти знания захотят принять и понять.

 

Екатеринбург. 2010.

 

 

ЧАСТЬ 1.   Я В Л Е Н И Е   Д Е П О П У Л Я Ц И И .

 

 

ВСТУПЛЕНИЕ. ЗНАТЬ, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ.

 

«Никто  из  них  еще  не  знал,  что  вынужденная  остановка  у  моста, разрезавшая их колонну надвое, в сущности,  уже  разделила  их  всех,  или почти всех, на живых и мертвых.

…Он не знал этого и спокойно ехал вперед, навстречу гибели». 

Константин Симонов «Живые и мёртвые».

 

Подобно старому морскому волку, по лёгкому облачку на горизонте угадывающему начало бури, пытливый исследователь общества по едва заметным социальным явлениям должен уметь выявлять общественные проблемы настоящего и будущего. Настоящий учёный-обществовед в ворохе социальных событий должен увидеть главное, что порой бывает скрыто за мельтешением множества мелких проблем. Важным для судеб мира часто бывает совсем не то, что представляется важным в данный момент, но что постепенно захватывает всех и вершит историю. И не дай Бог ошибиться в выборе, ибо цена решения – это всегда жизнь людей.

Обычному человеку круговерть общественных явлений представляется столь же запутанной и непонятной картиной, какой для подавляющего большинства жителей планеты представляется фотография столкновений элементарных частиц в камере Вильсона. И только физик, основываясь на теории элементарных частиц, может по тонким следам на фотопластинке составить всю историю события-столкновения, понять произошедшее и открыть новое. Так и философ-футуролог, основываясь на нормах своей идеологии, должен по событиям настоящего и прошлого уметь составить логичную картину будущего.

 

Давно сказано, что когда Господь хочет покарать людей, он отнимает у них разум. И тогда люди не могут решить, что для них важно, а что нет, и тогда они не могут за мельканием событий увидеть главное – от  чего зависит их жизнь и судьба. Водоворот повседневности захватывает их без остатка, и они теряют способность увидеть среди многих насущных проблем главную. И в результате люди сталкиваются с большими трудностями и даже гибнут. Отними у человека разум, и он превращается в беззащитное животное, не понимающее, откуда ему грозит главная опасность.

История сохранила для нас множество примеров того, как люди просто не видели угрожающей им смертельной опасности, даже когда смотрели на неё. Смотреть и не видеть – как часто это случается с людьми! Из столетия в столетие переходят истории про людей, в поте лица решавших свои важные проблемы накануне грандиозных трагических событий, о которых они даже не подозревали, несмотря на то, что эти события разворачивались у них на глазах. И вместо того, чтобы отложить всё, казалось бы, значимое в данный момент, и заняться непосредственно своим спасением, люди продолжали свои обычные повседневные дела. Люди растили детей, сеяли хлеб, лепили горшки, ссорились с близкими, обманывали друг друга, надеялись на лучшее будущее… А в это время «враг уже стоял у ворот».

 

Такое происходило в России 1917 года – яростное обсуждение разных вопросов, казавшихся первостепенными, но фактически не определявшими судьбу молодой российской демократии. Ни средства массовой информации той поры, ни тогдашние политические деятели не сумели разглядеть главнейший вопрос современности, не сумели обратить общественное внимание к решению животрепещущего вопроса выживания России.

Достаточно вспомнить разукрашенную петербургскую публику, с любопытством взиравшую на вооружённых людей накануне октябрьского переворота. Кто из безмятежно гулявших тогда по городу господ мог предположить за день, за час до «штурма Зимнего дворца», что лишь немногие счастливцы из них умрут в своих постелях от естественной старости? А знай они, какое будущее им уготовано, встали бы они все, как один, в ряды защитников «свободы и демократии»?

И Россия провалилась в пучину многолетнего коммунистического эксперимента потому, что тогдашнее общество и государство не смогли серьёзно подойти к насущным вопросам – к вопросам собственной жизни и смерти. И если человек не может постоянно думать об угрозах, о вопросах выживания и смерти, не боясь сойти с ума, то государство, политические силы обязаны этими вопросами заниматься – для этого они и существуют. И вина тех политиков, что стояли тогда у руля государства, деятелей культуры, что владели умами масс, и не смогли найти способы удержать Россию в рамках демократического развития, очевидна. И всё потому, что им не хватило проницательности увидеть главную проблему, которая стояла перед Россией в то время. И воли, чтобы выбрать правильное, жёсткое и даже, если понадобится, жестокое средство для решения вопроса выживания страны. Не хватало ума и воли.

 

Людскую неразумную слепоту и беспомощность можно объяснить лишь людскими пороками: ленью, трусостью, алчностью, эгоизмом, самомнением… Если граждане действительно хотят счастья себе и своей стране, тогда они должны отбросить прочь эти пороки, довлеющие над людьми, и постараться правильно понять происходящее вокруг, и верно определить главную угрозу для своего существования. И если мы сможем это сделать, тогда сможем и найти решение, каким бы трудным оно ни было, от которого напрямую будет зависеть наше спасение. Нужно постоянно отслеживать и анализировать текущие проблемы, чтобы точно знать, в чём он сейчас, главнейший вопрос современности. Чтобы быть всегда готовыми преодолеть любую опасность.

 

 

1. ДЕПОПУЛЯЦИЯ В РОССИИ.

        

В 90-е годы ХХ века в России сложилась трагическая и уникальная ситуация: кривая рождаемости резко пошла вниз, а кривая смертности населения поползла вверх. Эти две кривые на графике пересеклись, образовав перекрестие, которое получило название «Русский крест».

Трагизм ситуации тогда заключался в том, что Россия стала вымирать катастрофически быстрыми темпами. А уникальность ситуации состояла в том, что если по уровню рождений Россия сравнялась с развитыми странами мира, то по уровню продолжительности жизни населения она опустилась до уровня экономически самых отсталых стран.

В текущем веке ситуация с продолжительностью жизни в России стала постепенно меняться к лучшему, что связано с успешным экономическим развитием страны. В перспективе, продолжительность жизни будет возрастать по мере экономического развития – это обычный путь всех развитых стран.

Что же касается рождаемости, то по этому показателю Россия давно и прочно занимает место среди группы экономически развитых стран мира, и вряд ли уже покинет его.

 

Вот что говорят о депопуляции в России данные Росстата:

Население России в 1993 году составляло 148,6 миллиона человек. На 1 января 2007 года население составляло уже 142,2 миллиона человек. А к 1 января 2009 года население России сократилось до 141,9 миллиона человек.

 

Число умерших (тысяч человек):

2007 год –  2 120     2008 год –  2 100     2009 год –  2 038

 

Число родившихся (тысяч человек):

2007 год –  1 610     2008 год –  1 714     2009 год –  1 764

 

С 1992 по 2006 год в России зафиксировано 20 689,5 тысяч родившихся, в то время как число умерших составило 32 480,1 тысяч человек, то есть смертность в нашей стране в отмеченные годы превышала рождаемость в 1,57 раза и естественная убыль населения России составила 11 790,6 тысяч человек.

Таким образом, с учетом «компенсирующей миграции», за последние 15 лет Россия безвозвратно потеряла 4,25 % своего первоначального населения. Чистая же убыль российского населения, без учета миграционных вливаний, за этот же период составила 7,9%.

 

Несмотря на значительное по своим масштабам сокращение численности населения, стоит отметить, что разрушительная демографическая инерция только набирает силу. В данный момент (на начало XXI века) темпы депопуляции в определенной степени сдерживаются благоприятной половозрастной структурой, образовавшейся в результате относительно высокой рождаемости восьмидесятых годов. Последнее обстоятельство способствовало появлению многочисленных брачных контингентов, чем и объясняется небольшой прирост рождаемости в последние годы, который объявляется некоторыми политиками успехом демографической политики правительства. Однако, это не так. В настоящее время запас демографической прочности на исходе: его влияние продлится не далее 2009 – 2012 годов, после чего численность населения будет убывать возрастающими темпами.

Начиная с 2010 года ежегодный размер естественной убыли может превысить один миллион человек, а к 2025 году эта цифра имеет все шансы вырасти почти в два раза.

 

Как считают многие иностранные и отечественные аналитики, в России сейчас зреет «Демографическая бомба». Процесс убыли населения с каждым годом набирает все большую скорость, что выводит Россию в «лидеры» среди государств с убывающим населением.

К 2025 году страны бывшего СССР столкнутся с серьезными демографическими проблемами: их население сократится и постареет. Всемирный Банк опубликовал доклад на эту тему, он называется «От Красного к Седому», где указывает, что депопуляция серьезно угрожает местным экономикам и самому будущему государств бывшего СССР. К 2025 году эти страны потеряют огромное количество населения (сравнивалась ситуация 2000 и 2025 годов): Россия – 17,3 миллионов (12% населения), Украина – 11,8 миллионов (минус 24%), Беларусь – 1,4 миллионов (минус  14%).

Сократившееся население также значительно постареет - в 2025 году примерно каждый пятый житель этого региона будет старше 65-ти лет.

По прогнозам Российской Академии наук уже к 2016 году пожилые люди старше 60 лет будут составлять уже 20 % от общего числа россиян, а дети до 15 лет – всего 17 %.

 

Трудности, связанные со старением и сокращением населения России будут постепенно нарастать.

- Сегодня очевидно, что пенсионная реформа зашла в тупик, - считает Игорь Юргенс. Но кардинальная проблема не в этом …главное – демографическая ситуация в стране. Если бы у нас сегодня была такая же демография, как, скажем, в Советском Союзе, где 10 работающих кормили двух пенсионеров, то мы выдержали бы даже нынешнюю пенсионную реформу. Но сейчас демографическая ситуация совершенно иная – 10  работающих уже кормят 6 пенсионеров, а к 2020 году может сложиться, что на одного работающего будет приходиться один пенсионер. Тогда никакие тарифы, никакой единый социальный налог, даже очень повышенный, не смогут создать средств, достаточных для бездефицитного пенсионного фонда. Нужно откровенно сказать населению правду: сами создавайте свои пенсии, уважаемые граждане, вот вам инструменты для этого на частных рынках, вы, конечно, рискуете, но в этом случае у вас есть шанс. Оставаться в государственной пенсионной системе с учетом перспектив ближайшего 20-летия вообще бессмысленно.

- То есть дефицит будет только нарастать?

- Да, дефицит будет расти. Все политические крики о том, что давайте расходовать Стабилизационный фонд, – это крики сумасшедших. Скоро весь Стабилизационный фонд перейдет на покрытие дефицита Пенсионного фонда России.

 

Российские экономисты ожидают стремительного сокращения доли работающих граждан, что станет суровым испытанием для пенсионной системы. «В перспективе до 2050 года нынешняя пенсионная система не обеспечивает социально-приемлемый уровень трудовых пенсий. Особенно тяжелым будет состояние пенсионной системы в период 2018-2041 годов, когда ожидаемая величина отношения средней пенсии к зарплате (коэффициент замещения) будет оставаться ниже 20%», – считает руководитель «Экономической экспертной группы» Евсей Гурвич. На сегодня, по его данным, численность пенсионеров почти на 10 миллионов человек ниже, чем численность наемных работников – а именно эти наемные работники и поддерживают своими отчислениями пенсионную систему… Однако к 2020 году численность наемных работников и пенсионеров практически сравняется, эти категории населения составят по 40,5 миллионов человек. А к 2050 году численность пенсионеров превысит число наемных работников почти на 5 миллионов человек – 32,3 и 27,7 миллиона человек соответственно. Сохранять даже самый спартанский рацион для пенсионеров в таких условиях будет очень трудно, если вообще возможно. Чтобы избежать провала пенсионной системы, Гурвич предлагает увеличить пенсионный возраст в России для мужчин и женщин до 62 лет. И это, вероятно, только начало.

 

Старение населения в самое ближайшее время отрицательно скажется на развитии всей экономики страны. Современная экономика развитых стран базируется не на полезных ископаемых, а на людях. Если Россия будет терять свой человеческий капитал, то она не сможет обеспечивать свой экономический рост – России грозит долговременный экономический спад.

Пока экономика получает остатки «демографических дивидендов» от эпохи 1980-х и бэби-бума начала XXI века. Но и эти ресурсы, как показывает статистика и исследования демографов, почти исчерпаны. А значит, завтра будет просто некому работать. Согласно исследованиям ИСЭПН РАН, если сегодня в РФ 92 миллионов трудоспособных граждан, то в ближайшие семь лет страна лишится 7 - 8 миллионов работников, а к 2025 году, если сохранится тенденция сползания в демографический кризис, по разным данным, экономика недосчитается 9 - 18 миллионов рабочих рук

Численность экономически активного населения в РФ сокращается ежегодно на один миллион человек. Такие данные привел глава Росстата Владимир Соколин. Складывается опасная тенденция для России, так как история не знает примеров экономического роста при сокращении численности экономически активного населения, цитирует Соколина ПРАЙМ-ТАСС. Глава службы статистики констатировал, что, как только начнется выход из кризиса, Россия столкнется с дефицитом рабочей силы.

Ещё президентом Путиным была поставлена задача: удвоение ВВП за десять лет. Но чтобы обеспечить удвоение ВВП, нужно ежегодное увеличение ВВП на 7,2%, а для этого нужен рост производительности труда и рост занятости. Однако, население страны сокращается, а не растёт, а рост производительности труда не может идти долго такими высокими темпами – эти факты ставят под сомнение любые прогнозы успешного экономического развития России.

По расчётам Евгения Юрьева, при дальнейшем нарастании негативных тенденций в рождаемости и смертности, численность экономически активного населения к 2010 году сократится по сравнению с 2005 годом на 3,6 миллионов человек, а к 2015 году – еще на 7 миллионов (за 10 лет на 10,6 миллионов человек). Второе пятилетие будет обвальным с точки зрения формирования трудового потенциала страны. При такой динамике численности экономически активного населения удвоение за десятилетие ВВП представляется весьма проблематичным. Тем более в условиях текущего экономического кризиса (2008 год).

«… трудонедостаточность России уже в ближайшие 8-10 лет станет решающим ограничением её планов вернуться в сообщество экономически развитых стран. Частичный выход – в увеличении масштабов внешней трудовой миграции. Но вопрос в том, может ли привлечение, как правило, неквалифицированной рабочей силы способствовать технологическому прорыву российской экономики?»

И далее Евгений Юрьев описывает другие важные для России следствия депопуляции.

«Сохранение территориальной целостности России будет зависеть, в первую очередь, от её оборонного потенциала, который должен обеспечить адекватное реагирование на все военные угрозы как локального, так и глобального характера. К концу первого десятилетия XXI века комплектование вооруженных сил станет одной из труднейших задач. После 2006 года начнется резкое сокращение численности 18-летних молодых людей – потенциальных призывников на воинскую службу. За предстоящие 10 лет их численность сократится вдвое: с 1,3 миллиона до 644 тысяч человек.  Депопуляция обезлюживает геополитически важные территории, что может привести к их потере или к увеличению хищнического, браконьерского использования находящихся там ресурсов, к подрыву оборонной мощи государства и безопасности её граждан, к еще большей незащищенности границ, к увеличению проникновения в страну наркотиков, оружия, контрабанды, нелегалов, террористов и др. Все это ведёт, в конечном счёте, к потере государством своего статуса и к деградации населения».

Сказанное подтверждают и «доброжелатели» из ЦРУ: «Россия имеет худшие среди всех индустриально развитых государств показатели здоровья населения. Плохое здоровье российских детей и молодых людей в совокупности с падением рождаемости угрожает способности российских вооруженных сил привлекать новобранцев».

 

Россия, при нынешних темпах вымирания ее жителей, будет неуклонно деградировать до положения третьестепенной державы, чьи природные богатства вызывают зависть более многочисленных, но обделенных природными дарами соседей. Мысль о том, что Россия не имеет права владеть такими огромными территориями, которыми располагает, не раз уже была озвучена высшими официальными лицами некоторых развитых стран.

Со временем низкие темпы экономического развития в России, вызванные депопуляцией и старением населения, станут провоцировать социальную и политическую напряженность в стране, рост сепаратизма. И параллельно с этим можно прогнозировать рост преступности и терроризма.

И можно согласиться с мнением Владимира Якунина, что тенденция к сокращению численности населения может в перспективе актуализировать вопрос о её территориальной целостности и государственном суверенитете.

 

Нельзя сказать, что государство российское ничего не предпринимает для преодоления депопуляции. 2008 год был объявлен в России «Годом семьи». И президент Путин, и президент Медведев, и правительство страны  серьёзно настроены на преодоление негативных тенденций в демографии.

Среди мер по повышению рождаемости и увеличение социальной поддержки материнства (гарантированный оплаченный отпуск по беременности, материнский капитал, ипотечное кредитование, материальная компенсация за многодетность и т.д.), и программы охраны младенчества (детские сады, бесплатное питание и принадлежности и т.д.), и  информационная политика по утверждению семейных ценностей, материнства и многодетности.

Безусловно, свою лепту в преодоление депопуляции внесут и уже реализуемые национальные проекты.

Но мы не будем сейчас продолжать рассматривать правительственные программы преодоления депопуляции в России. Отметим лишь два важнейших момента.

 

ПЕРВОЕ. Все меры, которые хотят применить и уже применяют сейчас для преодоления депопуляции в России, не отличаются оригинальностью – в той или иной степени всё это уже использовалось ранее и в России, и в других странах мира.

 

ВТОРОЕ, И САМОЕ ГЛАВНОЕ. Все меры, которые хотят применить и уже применяют сейчас для преодоления депопуляции в России, БЕСПОЛЕЗНЫ – ибо ЭТИ МЕРЫ ОКАЗАЛИСЬ БЕСПОЛЕЗНЫМИ ВЕЗДЕ В МИРЕ.

 

«После 2008 года никаких существенных изменений в рождаемости не произойдет – заявляет Евгений Гонтмахер. Соответственно и баланс прироста и убыли населения в лучшую сторону не сдвинется, даже если в спешном порядке начать привлекать мигрантов». По его мнению, короткий всплеск рождаемости может произойти в связи с инициативой правительства единовременно выплачивать женщинам «материнский капитал» за рождение второго ребенка, но уже через несколько лет население «привыкнет» к нововведению и существенного влияния на решение семьи иметь второго ребенка, или ограничиться первенцем, оно уже оказывать не будет.

Депопуляция вызвана, вероятнее всего, не временными факторами, а фундаментальными долгосрочными процессами, поэтому надежды на автоматический выход из нее по мере улучшения социально-экономической ситуации беспочвенны. Еще на рубеже 1970-х годов в стране сложились такие параметры воспроизводства населения, при которых поколения детей оказывались меньше поколения родителей. К настоящему времени родительские поколения замещаются детьми лишь на 60%.

Ни один из отечественных и зарубежных прогнозов, сделанных научно-исследовательскими коллективами или официальными структурами, заявляет Евгений Юрьев, не предусматривает возможности выхода России из депопуляции в сложившихся демографических условиях.

В случае если темпы естественной убыли населения России в ближайшее время не снизятся, к концу XXI века население может сократиться до 60-65 миллионов человек, считает доктор экономических наук, президент Клуба экспертов «Демографическая перспектива» Леонид Рыбаковский.

 

По имеющимся разнообразным оценкам, к 2050 году население России составит от 83 до 115 миллионов человек. Прогноз ООН для России на 2050 год – 115 миллионов человек. Прогноз Института социально-политических исследований Российской Академии Наук – 83 миллиона человек.

 

В среднесрочной программе социально-экономического развития, подготовленной Министерством экономического развития РФ, указывается, что при сохранении нынешних темпов миграции к 2025 году численность россиян сократится примерно до 120 миллионов, а к 2050 году – до 100 миллионов человек. И если количество русских в России сейчас уже менее 80%, то в условиях низкой рождаемости и высокой смертности именно русского населения, количество русских в населении России может упасть к 2050 году и до 50 – 60 процентов.

Отвечая недавно на вопросы журналистов, Сергей Миронов сообщил, что если ничего не предпринимать для исправления демографической ситуации, уже к 2080 году в России останется лишь 42 миллиона жителей. Интересно, к какой национальности они себя будут тогда причислять?

 

ИДЕТ ВОЙНА!

 

«Мы имеем дело… с тотальной, жестокой и полномасштабной войной, которая вновь и вновь уносит жизни наших соотечественников».

Президент России  В. В. Путин, 4 сентября 2004 года

 

Войны бывают разные: экономические, политические, гражданские... Война, которая идёт сейчас в России, уносит ежегодно многие сотни тысяч человек. Эти невосполнимые потери сравнимы с потерями России в годы самых страшных войн в её истории! Пока мы читаем эти строки, война продолжает нещадно косить коренное население страны. Миллионы не родившихся россиян – вот цена войны! Мы уже испытываем на себе первые результаты этого российского убывания: в строительстве, на транспорте, в торговле, в сельском хозяйстве. И с каждым годом эти изменения всё заметнее – всё меньше русских встречаем мы на улицах российских городов.

Война, в результате которой сокращается коренное население России, происходит не на полях сражений, война идёт сейчас в головах людей, в мышлении человека. Идёт непримиримая идеологическая борьба добра со злом в сознании россиян, если считать добром жизнь, а злом смерть. И результатом этой борьбы сейчас является поражение добра. Это поражение добра выражается в низкой рождаемости коренных россиян, в неумолимом сокращении численности коренного населения страны, в депопуляции коренного российского населения.

 

Итак, Россия стоит на пороге вымирания коренного населения, грозящего самыми катастрофическими последствиями для нас и наших детей. Однако, российская депопуляция – это лишь эпизод в процессе трагического вымирания всего коренного европейского населения. Поэтому понять проблему депопуляции в России невозможно без обращения к более, чем столетнему опыту Европы.

Европейский опыт ценен для России, прежде всего тем, что он ясно показывает непреодолимость депопуляции и неэффективность всех способов современной борьбы с ней.

Опыт Европы ценен тем, что показывает, как не надо тратить средства для борьбы с депопуляцией.

Наконец, опыт Европы может дать нам ответ на вопрос, в чём же причина европейской и российской депопуляции коренного населения и почему она не может быть преодолена в рамках современных подходов.

 

 

2. ДЕПОПУЛЯЦИЯ В ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ.

 

Все страны европейской цивилизации страдают от депопуляции. Процесс сокращения численности коренного населения каждой страны уникален, но есть общее для всех стран. Как правило, все страны пытаются преодолеть депопуляцию с помощью одних и тех же мер. Приводимые ниже примеры борьбы с вымиранием населения показывают серьёзность проблемы депопуляции и невозможность её преодоления традиционными мерами.

 

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА ВО ФРАНЦИИ.

 

Франция, пожалуй, первая развитая страна мира, столкнувшаяся с проблемой депопуляции. Число рожденных детей в среднем на одну женщину снизилось в этой стране с 5,0 в середине XVIII века до 2,5 в начале XX века.

Французские правительства, обеспокоенные этим явлением, попытались воспрепятствовать сокращению рождаемости. В первые десятилетия ХХ века мощная пронаталистская пропаганда, направленная на защиту традиционных семейных ценностей, активизировавшаяся в результате снижения рождаемости и опасений о «судьбе народа, который приближается к своему упадку», привела к провозглашению государственной демографической политики преодоления депопуляции.

В это время Адольф Ландри одним из первых осмысливает явление депопуляции и активно работает в составе французского правительства над её преодолением. Уже тогда он определяет факторы цивилизации, отрицательно воздействующие на рождаемость – упадок нравов, бесплодие высших общественных классов, утрата доверия к идеям. Книги и статьи Ландри призывали к активной пронаталистской политике. Он считал, что снижение рождаемости не ограничится только Францией, но распространится во всем мире и может привести к регрессу и даже гибели цивилизации. Так как он видел главные причины снижения рождаемости в изменениях психологии, то в этой области, по его мнению, и надо было начинать «бой с депопуляцией»: воскрешать патриотизм, уважение к многодетным семьям, материально поощрять брачность и рождаемость. Ландри не отрицал значимость экономических факторов, но считал, что их действие проявляется не впрямую, а косвенно, в сложных, неявных формах. Он писал даже о кризисе капитализма, но считал его результатом плохого управления экономикой и плохой международной политики. В книге, изданной в 1934 г., Ландри впервые употребил термин «демографическая революция», причём он считал, что современная демографическая революция подобна той, которая происходила когда-то в Римской империи.

В это же время публикует свои работы и Леон Рабинович, также являющийся одним из первых мыслителей, кто сделал серьёзный вклад в понимание проблемы депопуляции.  Капиталистическое общество, при своем зарождении, писал Рабинович, характеризовалось высокой и растущей рождаемостью; напротив, современный капитализм находится в стадии своего кризиса, который сопровождается и соответствующим падением рождаемости. Если этот процесс будет продолжать углубляться, а ничто не свидетельствует о противоположном, то снижение рождаемости в конце концов отразится на естественном приросте населения. Рост населения в будущем может прекратиться, и может даже наступить стадия демографического регресса.

Современный период есть, как считал Рабинович, «одновременно фаза экономического и демографического перехода (transition)». «К большому числу экономических, социальных и интеллектуальных проблем нашего времени, которые наша эпоха оставляет в наследство будущим столетиям, нужно добавить еще одну, причём одну из самых серьезных и таинственнейших: проблему населения».

 

После Первой мировой войны в 1920 году во Франции на волне борьбы с депопуляцией начал действовать закон, который ограничивал доступ к контрацепции и ужесточал наказание за аборт. Но, как это обычно бывает, репрессивные меры ничего не дали и коэффициент суммарной рождаемости во Франции снизился с 2,7 до 2,1 рождения.

После Второй мировой войны меры пронаталистской политики государства смогли немного поднять уровень рождаемости. Однако француженки, подвергаясь усиленной феминистской обработке, всё больше осознавали своё несогласие мириться с «биологической судьбой» и после Второй мировой войны начали открыто бороться за право иметь ребенка «если я хочу и когда я хочу».  В борьбе за доступную контрацепцию объединились разные политические и общественные движения – либералы, феминистки, некоторые представители французской компартии, масоны, социалистические активисты, врачи (которые видели, к чему приводят нелегальные аборты) и многие другие. И активная борьба за права женщин принесла свои плоды. 28 декабря 1967 года был принят закон, легализовавший контрацепцию во Франции, что привело к тому, что коэффициент суммарной рождаемости снизился с 2,49 рождения, в среднем на одну женщину в 1970 году, до 1,81 рождения в 1985 (при норме воспроизведения населения в 2,1 рождения в среднем на одну женщину).

В современной Франции существует целый ряд способов помочь семьям, среди которых 15 различных пособий, большая часть которых не зависит от дохода семьи. Вроде, всё предусмотрено для прекращения депопуляции, вот только рождаемость коренного населения во Франции всё никак не хочет повышаться, к сожалению.

 В настоящее время демографическая ситуация во Франции выглядит несколько лучше, чем в других европейских странах. Франция занимает в этом отношении 3-е место среди стран Европейского Союза, после Ирландии и Люксембурга. Однако, достигаются такие показатели в основном за счёт активности некоренных французов: коэффициент рождаемости 1,7 – это суммарная рождаемость мигрантов и коренных жителей. Если же рассматривать только коренных французов, то у них рождаемость существенно ниже. Если учитывать это, то Франция окажется в одном ряду с Германией, Италией и Испанией, где естественный прирост нулевой или вообще отрицательный.

Ожидается, что картина резко изменится в худшую сторону, когда репродуктивного возраста достигнут не столь многочисленные поколения последних 20 лет: число новорожденных, сегодня составляющее порядка 740 тысяч в год, может сократиться на 200 тысяч, если рождаемость останется на нынешнем уровне – 1,7 ребенка в среднем на каждую женщину. В то же время смертность не снизится и даже может повыситься по причине старения населения. Ведь продолжительность жизни растет: средняя для мужчин – 74 года, для женщин – 82 года. А в сочетании с низкой фертильностью (низкой рождаемостью) это неизбежно приведет к старению населения.

Принимая во внимание все перечисленные факторы, можно говорить о том, что население Франции через четверть столетия сильно сократится. И это несмотря на то, что во Францию ежегодно прибывают сотни тысяч мигрантов! То есть количество коренных французов в населении Франции неумолимо сокращается и скоро станет меньшинством в собственной стране.

«Планируемое родительство» давно стало нормой у жителей Франции. Сегодняшние пары не хотят начинать семейную жизнь и рожать детей, пока не будут достигнуты определенные условия комфортной жизни, что называется «повышение ответственности, запланированности родительства».  А то, что при этом сокращается численность коренных французов, считается меньшим горем. Придётся подождать ещё лет 30, чтобы французы смогли убедиться в обратном.

 

САМОУНИЧТОЖЕНИЕ ГЕРМАНИИ.

 

Германское общество «проснулось в ужасе» от угрозы демографической катастрофы. Такое заявление сделал по телемосту «Россия – Германия» из Берлина один из немецких участников, главный редактор радио «Немецкая волна» Миодраг Шорич.

С 70-х годов прошлого столетия смертность в Германии превышает рождаемость. И хотя сокращение естественного прироста населения характерно для всех стран Евросоюза, ФРГ выделяется на общем фоне особенно ранним и острым проявлением этой тенденции. К 2020 году половина населения Германии будет старше 50 лет. Ожидается, что в 2035 году Федеративная республика выйдет на первое место среди стран с самым старым населением.

Германия расплачивается за промахи в демографической политике, и ей давно пора принять меры для поддержки семьи, заявил эксперт Берлинского института демографии и развития Райнер Клингхольц в интервью радиостанции «Немецкая волна». Но какими бы действенными они ни были, вряд ли удастся повернуть вспять тенденцию к сокращению народонаселения, полагает он.

Ученые не в состоянии определить причины, по которым в Германии столь резко упала рождаемость. «Этого мы не знаем, - признал эксперт. – Мы знаем лишь, что примерно с середины 1970-х годов в Германии рождается примерно 1,4 ребенка на одну женщину, при норме замещения поколений примерно 2,1».

По данным Федерального статистического ведомства, население Германии сократилось в 2006 году на 150 тысяч человек и составляет сейчас немного более 82 млн. Федеральная земля Саксония, например, в настоящее время насчитывает примерно на 15 процентов меньше жителей, чем в 1990 году. К 2050 году прогнозируется дальнейшее сокращение численности населения Саксонии еще на 30 процентов. 

Согласно последним демографическим прогнозам, к 2050 году население ФРГ сократится на 16 процентов – до 69-74 миллионов человек, и возраст каждого третьего жителя страны будет превышать 60 лет. И это с учётом того, что доля мигрантов возрастёт в численности населения до 20-30%. При этом людей в возрасте за 65 лет будет вдвое больше, чем годовалых младенцев или молодежи до 20 лет.

Стремительное падение рождаемости в ФРГ может нанести непоправимый удар по конкурентоспособности германской промышленности. «Мы достигли критической точки, - полагает директор кельнского Института экономических исследований Михаэль Хютер. – Людского капитала из года в год становится все меньше, и это со временем остановит рост экономики».

Сейчас на каждого немецкого пенсионера приходится трое работающих. За неизбежное старение общества в Германии, а также увеличение продолжительности жизни, немцам придется платить более поздним выходом на пенсию. В 2009 году правительство приняло решение поэтапно в 2012-2029 годах повысить пенсионный возраст с 65 до 67 лет. Между тем эксперты «Немецкого федерального банка» посоветовали поднять пенсионный возраст уже до 69 лет. Для сохранения нынешнего соотношения работающих и неработающих к 2050 году его придется увеличить уже до 75 лет, утверждают в правительстве.

 

Если учесть тот факт, что сейчас иммигранты составляют примерно 10% от численности населения Германии, и количество иммигрантов и их детей постоянно растёт, то можно предположить, что к середине текущего века общая численность немцев в Германии сократится в лучшем случае до 50 миллионов человек, из которых большую часть будут составлять люди пожилого возраста. С такими темпами вырождения на карте мира в следующем веке немецкой Германии просто может не быть. Название страны, может быть, и останется, но жить в ней будут совсем другие люди, к немцам отношения не имеющие. Это же относится и к коренному населению всех европейских стран.

«…население Германии неуклонно стареет. Как показывает статистика, уровень рождаемости у немцев самый низкий в Европе, количество деторождений за период с 1960 по 2004 год сократилось вдвое. А социологические исследования показывают, что все меньшее число молодых немцев хотело бы обзаводиться потомством: процент мужчин, прошедших добровольную стерилизацию, увеличился с 1992 по 2000 годах в 6 раз. При сохранении демографических тенденций к 2050 году в ФРГ останется 68,5 миллионов жителей из нынешних 82 миллионов. При этом каждый работающий будет вынужден кормить нескольких пенсионеров. Сохранение «социального государства» при таких раскладах станет невозможным в принципе, а германский экономический «локомотив» окажется в музее (если его, конечно, не отремонтируют гастарбайтеры)».

 

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ БРИТАНЦЕВ.

 

По данным последних демографических исследований, сейчас население Большого Лондона прирастает только за счёт иммигрантов. (Кокшаров А. Большой город на Темзе. // Эксперт. 2004. № 044. – С. 64.) Четверо из каждых десяти его жителей родились за пределами страны, так что уже более половины населения столицы Великобритании составляют не англичане. 

Современные британцы теряют интерес к традиционному браку и предпочитают совместную супружескую жизнь без ее юридического оформления. Количество заключаемых в Великобритании браков упало сейчас до самого низкого уровня с 1862 года – начала подобного общенационального подсчета.

По мнению специалистов, причины этого как экономические – официально зарегистрированные супружеские пары платят более высокие налоги, так и социологические – в современном британском обществе все больше ценится индивидуализм и отсутствие у человека каких-либо долгосрочных обязательств. Более того, официально состоять в браке становится немодно.

Одновременно увеличивается средний возраст британцев, вступающих в брак. Для мужчин он сейчас составляет 31,8 года, для женщин – 29,7 года.

В течение ближайших 30 лет будет продолжаться закат брака как гражданского института и к 2031 году половина мужчин Великобритании будет холостяками, тогда как в 2003 году в браке не состояло 35% мужчин… Количество незамужних женщин вырастет с 28 до 49%.

В докладе под названием «Демографические тенденции», обнародованном Службой национальной статистики, говорится: «Тенденция резкого сокращения количества браков, проявлявшаяся среди людей младше 30 лет, выявляется и в более старших возрастных группах».

Со временем все больше людей будут полностью отказываться от вступления в брак. Количество мужчин в возрасте от 45 до 54 лет, которые никогда не вступят в брак, вырастет с 14 (в 2003 году) до 40%. Среди женщин этот показатель вырастет с 9 до 35%.

Кристина Хьюз, читающая курс социологии в Университете Уорвика, отмечает: «Эти цифры не вызывают удивления. Со временем старомодные представления о жизни во грехе и вступлении в брак размылись. Многие люди полагают, что лучше просто жить вместе с партнером, чем оформлять брак, который грозит разводом».

Результатом развития подобных взглядов в обществе стал тот факт, что нация британцев стареет и вымирает вместе с остальной Европой такими же быстрыми темпами.

С 52 процентов до 36 процентов к 2009 году упало число традиционных семей – с двумя родителями и двумя детьми. Число же женатых пар стало самым низким с 1895 года. Их насчитывается сейчас 237 тысяч. Во время пика – в годы Второй мировой войны – их было 471 тысяча.

Более 1,66 миллиона детей рождены парами, не состоящими в браке. Десять лет назад число таких детей не превышало миллиона.

По словам ведущего британского эксперта в области семьи и детской психологии Ричарда Вулфсона, «характер семейной жизни решительно изменился за последние три десятилетия». «Традиционная семья с двумя находящимися в браке родителями и двумя детьми становится музейной редкостью», – констатирует специалист. Сейчас не находящиеся в браке пары «приемлемы для общества» как никогда ранее.

Низкая рождаемость в Великобритании уже привела население страны к экономическим потерям, к снижению качества жизни. Британскому правительству для стабилизации государственных финансов в условиях финансового кризиса следует на пять лет поднять возраст выхода на пенсию – с нынешних 65 до 70 лет для мужчин, а для женщин – с 60 до 65 лет. Об этом говорится в опубликованном докладе Национального института экономических и социальных исследований, подготовленном по заказу правительства.

 

ШВЕДСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ.

 

В Швеции в ХХ века был произведён грандиозный эксперимент по реформированию всего социального устройства по программе разработанной видными учеными, идеологами и крупными политическими деятелями страны Алвой и Гуннаром Мюрдалями, изложенной ими в своей книге «Кризис населения».

В 1930-е годы в политических и научных кругах Швеции горячо обсуждался вопрос о сложившейся демографической ситуации в стране, когда рождаемость упала так низко, что население прекратило воспроизводство. Как писал в своей книге американский социолог Аллан Карлсон «Шведский эксперимент в семейной политике. Мюрдали и межвоенный демографический кризис», они разделяли точку зрения других пронаталистов (защитников традиционной семьи) о сохранении расовой и этнической гомогенности в интересах национальной защиты и о негативном психологическом и экономическом эффекте депопуляции.

А. и Г. Мюрдали открыто объявляли целью своей теории повышение рождаемости Швеции на 40% и отстаивали существенное государственное стимулирование браков и рождаемости.

Говоря о причинах резкого спада рождаемости в Швеции, они отклонили версию о «духовной болезни западного общества» как анахронистическую и сосредоточили внимание на тогдашних изменениях в материальных условиях жизни семей, которые, по их мнению, и ослабили желание иметь детей.

Алва и Гуннар Мюрдали, по утверждению А. Карлсона, принимали эмансипацию женщин и другие феминистские темы с энтузиазмом, воспринимая хозяйку дома как «отжившего свой век паразита». В то время как другие пронаталисты стремились воссоздать сельскую или полусельскую среду для жизни семей, супруги Мюрдали прославляли городской образ жизни как неизбежное и желанное будущее. Они отстаивали государственное сексуальное образование и свободно доступные контрацептивы как необходимые для успешной программы по населению. Мюрдали призывали к ускоренному движению к современности, как к единственной надежде для семей и детей. Идеологически, как заключает автор «Шведского эксперимента в семейной политике», они стремились к объединению идей пронатализма и национализма с неомальтузианством, социализмом и феминизмом.

Ссылаясь на одно исследование, которое якобы показало «прямую» зависимость роста рождаемости от увеличения дохода среди высших слоев, делался ложный вывод, что повышение уровня жизни семей приведет к большему числу рождений. В Швеции была создана специальная Комиссия для решения вопроса повышения рождаемости в стране. Значимыми политическими рекомендациями Комиссии были: 3-месячный оплачиваемый отпуск по материнству; организация специальных центров для здоровья матери и ребенка; сокращение налогов в зависимости от увеличения числа детей в семье; введение нового «налога для помощи семьям», т.е. налогообложение холостяков; ссуды молодоженам; пособия матерям; ужесточение законов о стерилизации (подтверждение разрешения на операцию отделом здравоохранения); требование отмены законов «антиконтроля рождаемости»; социальный контроль за абортами, их легализация на этической, евгенической и медико-социальной основе; введение сексуального образования, курсов о семейной жизни в школах.

Комиссия также рекомендовала закон, защищающий право женщины на работу, даже если она замужем, беременна или воспитывает детей. Сюда относилось право уходить в отпуск сроком до 12 месяцев в связи с рождением ребенка, а также получение специального материнского пособия в размере 4 крон в день в течение 12 недель. Реформа должна была предоставить женщинам возможность совместить супружество, материнство и занятость. Комиссия по населению также издала отчеты с рекомендациями по открытию дошкольных учреждений, центров по уходу за детьми и летних лагерей для формирования более «качественного» и образованного поколения.

В связи с падением ценности брака, муж и жена необязательно должны были быть в зарегистрированном браке. В 1939 г. парламент принял меры по поддержке работающих матерей. Новый закон запрещал работодателям увольнять женщину, уменьшать зарплату или премии в связи с помолвкой, заключением брака, беременностью или родами. Женщины получали также право на добровольный 12-недельный отпуск на время рождения ребенка.

Таков был образцовый путь Швеции к созданию социального государства. Но вопреки всем добрым намерениям, демократический социализм, политика «третьего пути» в Швеции не принесли предполагавшихся экономических и социальных успехов, не покончили с депопуляцией.

В конце 80-х годов XX века Швеция считалась, по всеобщему признанию, образцом семейной политики, системой, признающей социальные трансформации, необходимые для равенства полов и полной индустриализации социальной жизни.  Что же касается семьи и рождаемости, то между 1966 и 1974 годами число браков уменьшилось на 40%; к концу 1980-х годов сожительства достигали 50% среди мужчин 25-29 лет. Суммарный коэффициент рождаемости, при необходимом для выживания уровне в 2,1-2,2, колебался от 1,7 до 1,8, а половина всех рождений происходила вне брака. В Швеции конца 80-х годов был самый маленький размер домохозяйства (2,2 человека) и самое большое число одиночных домохозяйств. По данным на 1999 г., коэффициент суммарной рождаемости Швеции снизился до 1,5.

«Если такой эксперимент (создание демократического социализма) провалится в Скандинавии, где для него существуют исключительно благоприятные условия, он, безусловно, не сможет быть успешным где-либо ещё», заявляли Мюрдали в конце пути. Действительно, опыт преодоления депопуляции в Швеции говорит о том, что все меры, все средства борьбы с низкой рождаемостью бессильны. И если уж богатой Швеции, несмотря на все затраченные огромные материальные ресурсы, не удалось ничего сделать с депопуляцией, значит преодолеть депопуляцию невозможно в принципе. Вот почему современные правительства развитых стран скептически относятся к различным программам «повышения рождаемости» – шведский опыт ясно говорит, что всем им грош цена.

 

ДЕМОГРАФИЯ В СОЕДИНЁННЫХ ШТАТАХ АМЕРИКИ.

 

Доля американцев европейского происхождения, по данным, приведённым в работах Пата Бьюкенена, тоже сокращается. Если в 1960 г. они составляли 90% населения США, то сегодня — 66%. «Англосаксы уже стали этническим меньшинством в двух крупнейших штатах — Техасе и Калифорнии, а к 2040 г. утратят статус большинства и по всей стране, созданной выходцами из Британии и континентальной Европы.

Бюро по переписи населения США опубликовало прогноз, согласно которому к 2060 г. население страны увеличится на 167 миллионов, и достигнет 468 миллионов человек. Однако из этого прироста 105 миллионов составят иммигранты и их дети. Таким образом, число легальных и нелегальных иммигрантов в Америке увеличится втрое против нынешней цифры, — 37,5 миллиона — а ведь и она беспрецедентна: ни одно государство в истории не принимало столько иностранцев».

По данным Бюро переписи, белых американцев в США насчитывается 199,1 миллиона человек, а представителей разнообразных этнических меньшинств - 102,5 миллиона человек. Самыми интернациональными штатами являются Гавайи, Нью-Мексико, Техас, Калифорния и столица США, Вашингтон.

Два крупнейших города страны – Нью-Йорк и Лос-Анджелес – ещё в прошлом веке стали городами наполовину неевропейского населения. 

Американцы европейского происхождения в США, подобно другим европейским народам, не обеспечивают собственное воспроизводство. Население европейского происхождения постоянно сокращается, в то время как численность этнических меньшинств быстро растёт. И уже близок момент, когда европейцы станут этническим меньшинством в США. По оценкам Бюро переписи населения США к 2042 году расово-этнические  меньшинства составят большинство населения страны.

Особенно быстро будет расти доля латиноамериканцев. Их численность, сегодня составляющая 15%, удвоится. Судя по новым данным, через 35 лет население Америки будет не только более разнообразным в расово-этническом отношении, но и более пожилым, повторяя тенденцию индустриально развитых стран. Еще в 2003 году испаноязычное население, численность которого превышает сейчас 45 миллионов человек, стало крупнейшим этническим меньшинством США, опередив афроамериканцев, численность которых в 2007 году составила 40,7 миллиона человек. Третье по численности этническое меньшинство составляют выходцы из Азии, превышающие 15 миллионов человек.

Прогнозы Бюро переписи рисуют следующую демографическую картину: к середине XXI века в США будет жить 430 миллионов человек. 54% жителей будут афроамериканского, латиноамериканского и азиатского происхождения. Латиносы благодаря иммиграции и высокому уровню рождаемости составят треть населения. 62% американских детей будут принадлежать к меньшинствам.

Данные Бюро переписи населения также свидетельствуют о старении американской нации. К 2050 году в стране будет насчитываться 88 миллионов человек старше 65 лет.

Национальный центр по контролю и профилактике заболеваний США обращает внимание на то, что «число детей, родившихся у незамужних жительниц страны, достигло порядка 40 процентов от общего количества новорожденных. В 2005 году данный показатель составлял 36,9 процента, а сейчас поднялся до самой высокой планки за всю историю США. Возраст трех четвертей мам составлял 20 лет и старше, остальных – от 30 до 40 лет и старше. Это свидетельствует о том, что современные американки в своем большинстве предпочитают жить с партнером, не вступая в брак, или воспитывать ребенка в одиночестве».

По материалам Washington Pro File, резкий рост неполных семей в Америке специалисты связывают со значительными социальными изменениями в XXI веке. Эксперты Syracuse University (США) полагают, что институт семьи в стране переживает с конца XX века серьёзные перемены: так, развод и, как результат, проживание ребёнка с одним из родителей, становится всё более распространённым явлением. При этом родители могут продолжать нормально общаться друг с другом, но жить раздельно и иметь других партнёров. Таким образом, дети становятся промежуточным звеном между уже двумя разными семьями, говорят социологи. Кроме того, критические взгляды на такие неполные семьи значительно уменьшились.

Подобные тенденции ассоциируются не с положительным отношением к разводу, а исчезновением дискуссий о моральной стороне развода и официальном признании расторжения брака как части общественной жизни в современном обществе. Психологи полагают, что утрата традиционных семейных ценностей способствует росту показателей неполных семей среди американцев. И хотя такая форма семьи встречается и в европейских странах, европейцы в меньшей степени беспокоятся о последствиях неполной семьи для ребёнка. Тем не менее, было замечено двойственное отношение у американцев к влиянию развода: несмотря на их зафиксированный рост, жители Соединенных Штатов по-прежнему больше акцентируют внимание на брак как главную цель в жизни и идеальную возможность для того, чтобы рожать и растить детей. Возможно из-за этого отношения к традиционным ценностям, рождаемость европейского населения в США всё-таки несколько выше, чем рождаемость коренных европейцев в Европе.

Отмечается, что белые женщины в среднем имеют более высокий уровень образования и высокооплачиваемую работу. Вследствие нехватки времени они рожают меньше детей, в то время как женщины с более низким уровнем образования и дохода, большинство которых – представительницы национальных меньшинств, оставляют многочисленное потомство.

По данным Национального центра по статистике в области здравоохранения, в течение 2008 года в США родилось 4 247 тысяч детей, что на 68 тысяч меньше, чем годом ранее. Эти данные свидетельствуют, что в США рождаемость такая же низкая, как и во всех странах европейской культуры. Если проанализировать число родившихся за год, то, во-первых, по абсолютным показателям рождаемости США идут на уровне России. А во-вторых, если посмотреть на рождаемость «белых» американцев, то она окажется ещё ниже, чем в России. Европейское население США вносит в цифры рождаемости гораздо меньший вклад, чем латиноамериканское население США, чем иммигранты из Африки и Азии.

В США стремительно меняется этнический состав населения. Об этом свидетельствуют проведенные опросы по всей стране: продолжается убыль белого населения и рост испаноязычной и азиатской диаспор. На тихоокеанском побережье процветают различные азиатские диаспоры, а в крупных городах на востоке страны оседают арабские иммигранты, численность которых составляет уже более 4 миллиона человек. В 10% административных округов страны белые американцы уже составляют меньшинство.

Меньшинства, по данным социологов, составляют уже 110 миллионов человек или 34% населения США, и к 2018 году они перестанут быть меньшинствами, хотя ещё несколько лет назад прогнозы показывали, что подобное произойдет лишь к середине века. То есть, по сути, они перестанут быть меньшинствами, поэтому конфронтация будет только усиливаться, а это в конечном итоге может и вовсе привести к появлению сепаратистских настроений по всей стране

Вашингтонский демограф Марк Мазер считает, что этнические изменения не всегда проходят гладко:

«Иммигранты, вселяясь в прежде этнически однородные городки, нередко вступают в конфликт с коренным населением, совсем не привыкшим к иностранцам, к чужому языку и повадкам. При этом недовольство коренного населения они воспринимают как собственную угрозу, поэтому не исключено, что уже в ближайшее время они начнут выталкивать белое население всеми доступными методами».

 

В промышленно-развитых странах, таких как США, Канада и европейские страны, прирост населения идёт в основном за счет высокой рождаемости среди новых граждан некоренной национальности и за счёт притока мигрантов из стран третьего мира. Прирост населения за счет рождаемости среди коренного населения существенно меньше. К слову сказать, только «вчера» лондонская Times со ссылкой на результаты другого исследования сообщила, что через 40 лет каждый пятый европеец будет мусульманином.

Исследователи говорят, что, несмотря на прекрасное развитие медицины в США и Европе, среднестатистическая жительница этих регионов на протяжении жизни рожает 1,5 ребенка (а коренная жительница ещё меньше), тогда как среднестатистическая жительница африканской страны, например Уганды, на протяжении своей жизни рожает 6-7 детей – это считается нормой. К слову сказать, население Уганды уже превышает население Канады – 34 миллионов человек против 31 миллионов. К 2050 году население Канады должно составить 42 миллиона человек, в основном не европейского происхождения, а Уганды – 96 миллионов, фактически утроившись за 40 лет.

 

 

3. ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕПОПУЛЯЦИЯ.

 

В Западной Европе демографические проблемы начались задолго до начала XX века. А в прошлом веке все европейские страны столкнулись с проблемой депопуляции коренного населения. Сейчас процесс депопуляции в Европе вступает в период, который угрожает полным исчезновением коренного европейского населения к концу текущего столетия.

 

Как же Европа вышла к таким показателям? Вот как описывает авторитетный российский демограф А. И. Антонов историю европейской депопуляции:

«Перед своим повсеместным падением в XIX в., уровень рождаемости в Европе был достаточно высоким, чтобы превышать уровень смертности и надежно обеспечивать тот прирост населения, который послужил основой бурного развития индустриального капитализма.

Так в 1800-1880 годы в Европе рождаемость оставалась в пределах 38 рождений на 1000 населения и лишь в последней четверти XIX века начинается сокращение рождаемости, хотя в отдельных странах оно наблюдалось раньше – в Финляндии с середины (с 45,3‰ до 33,1‰), а во Франции – с конца XVIII века (с 33‰ до 21,6‰). В 50-е годы ХIХ века на 21% сократилась рождаемость в Швеции, на 10% в Испании в 60-е годы, а в 70-е годы в Англии (на 21,2%), в Германии, Венгрии, Голландии, Бельгии и Италии на 13%, в Австрии, Дании, Швейцарии – на 10%.  

В первой половине ХХ века рождаемость в Европе сократилась с 32,5‰ в 1900 году до 20‰ к сороковым годам, причем в западно-европейских странах до 14-15‰ (ниже всего в Австрии 13,3‰ и Швеции 14,2‰), до 16-18‰ в Центральной Европе, и до 25-27‰ в Восточной и Южной Европе. 

Послевоенный «бэби-бум» в конце 40-х и в 50-е годы обусловлен более полной реализацией имевшейся потребности в 3-4 детях, но ни в коей мере «ростом» потребности в детях.

Во второй половине ХХ века начинается отказ от среднедетной семьи, от потребности семьи в 3-4 детях. По суммарным коэффициентам рождаемости в 60-х и 70-х годах можно видеть размах распространения потребности в малодетной семье во многих европейских странах. К примеру, в Австрии произошло снижение с величины коэффициента рождаемости с 2,79 до 1,91, в Англии с 2,66 до 2,03, в Бельгии с 2,53 до 2,08, в Дании с 2,54 до 1,92, в Финляндии с 2,71 до 1,59, в Швеции с 2,17 до 1,89. Это снижение опускается ниже границы простого воспроизводства населения – 2,1 детей на одну женщину за всю жизнь».

 

В 80-е и 90-е годы в Европе прошлого века отсутствие специальной политики, направленной на укрепление семьи с несколькими детьми, на повышение ценности семейного образа жизни вело к дальнейшему кризису ценности семьи, к ослаблению мотивов брака, к увеличению сожительств и росту разводов, что привело к резкому увеличению однодетности семей.

Если рассмотреть динамику коэффициента суммарной рождаемости, то окажется, что с начала ХХ века до 2000 года число рождений в странах ЕС неуклонно уменьшалось с 3,5-5 рождений до 1,3-2,0 как в «условных» поколениях, так и в «реальных» когортах женщин 1941-1950 годов – 1961-1965 годов рождения.

Особенно заметное падение числа рождений на одну женщину наблюдается с 1970 по 1999 год, в основном за счет ослабления потребности в детях у матерей до 25 лет. В новых возрастных и брачных поколениях число рождений сокращается под влиянием снижения репродуктивных установок, о чем косвенно можно судить по уменьшению доли рождений с 3 и более детьми. Уменьшается также доля и вторых рождений, тогда как преобладает доля первых рождений, что конкретно указывает на массовое распространение потребности в одном ребенке.

Снижение суммарной рождаемости повторяет снижение идеального размера семьи, выявляемого при опросе населения («сколько лучше всего иметь детей в семье»). Другими словами, рост внесемейных ориентаций в связи с падением ценности семьи и детей заставляет оценить изменение условий жизни как неприемлемое для рождения ребенка.

Ну, а к какому итогу это все, в конечном счете, привело, можно судить по данным о суммарных коэффициентах в Европе в 1993-2004 годах, которые отражают действие падающих установок на число детей в семье и снижающейся потребности семьи и личности в детях. Средняя величина суммарного коэффициента рождаемости по 15 странам Евросоюза составила соответственно 1,47-1,52, по 25 странам ЕС 1,52-1,50 ребенка, то есть почти на 0,5 ребенка меньше, чем в 70-е годы (в среднем снижение на 0,25 детей за декаду). Ниже всего эти коэффициенты в 1993 году были в Италии 1,25, в Испании 1,27, в Германии 1,28 и в Греции 1,34; в 2004 году – в Словении 1,22, Польше и Чехии 1,23. Латвии 1,24, Словакии 1,25, Литве 1,26, Венгрии 1,28, в Румынии, Болгарии и Греции – 1,29. 

Уровень рождаемости в большинстве развитых стран, многие из которых в 1950-1960 годы пережили период "бэби-бума" (высокого числа рождений), стал быстро снижаться с начала 1970-х годов. Из 45 развитых стран, население которых в 2009 году насчитывало не менее 100 тысяч человек, в 18 уровень рождаемости опустился ниже уровня простого воспроизводства в 1970-1975 годы, в 1990-1995 годы – уже в 42, а в 2005-2010 годы – в 44. При этом в некоторых странах был достигнут беспрецедентно низкий уровень – 1,3 ребенка на женщину.

По всем странам Европы демографическая картина начала текущего века такая же кризисная, как и по странам ЕС: в Северной и в Западной Европе число рождений на 1000 населения 11, а смертей – 10, тогда как в Южной Европе эти цифры, соответственно, 10 и 9, а в Восточной Европе 9 и 14 . 

Коэффициент суммарной рождаемости показывает, как далеко зашло падение рождаемости – в Восточной Европе это падение в начале века достигало в минимуме 1,2 рождения на одну женщину (на 0,9 меньше границы замещения поколений), в Южной Европе – 1,3. В Северной и Западной Европе положение чуть лучше – 1,6 рождений, но динамика этого коэффициента такова, что в ближайшие годы (если учитывать данные социологических исследований репродуктивного поведения семьи и личности) число рождений будет продолжать снижаться.

 

«Процесс исторического отмирания многодетной семьи, то есть социальных норм многодетности и потребности семьи в 5 и более детях, анализируемый в теории репродуктивного поведения с позиций научной школы фамилизма и пронатализма, однажды начавшись и, будучи связан с развалом системы социокультурных норм высокой рождаемости (отменой табу на контрацепцию, на искусственные аборты и т.п.), имеет тенденцию к полному отказу от брака, семейности и деторождения», - пишет далее Антонов.

За последние 20 лет число заключаемых браков заметно сократилось, и люди стали позже вступать в брак. В 2001 году на 1000 человек в Европе-15 было заключено 5 браков, тогда как в 1970 году – почти 8. Средний возраст вступления в брак вырос почти на 5 лет: у мужчин – с 26 в 1980 году до 30 лет, а у женщин – с 23 до 28 лет. Значительно увеличилось, особенно в скандинавских странах и Великобритании, число внебрачных союзов (сожительств, гражданских браков).

Супружеские пары теперь меньше и позже заводят детей. Современные матери рожают первого ребенка в среднем на 3 года позже, по сравнению с предшествующим поколением. В большинстве стран ЕС падение рождаемости началось в середине 1960-х годов, когда появились средства оральной контрацепции, положившие конец «бэби-буму». С тех пор коэффициент суммарной рождаемости в Европе-25 колеблется на уровне около 1,5 ребенка на женщину, что заметно ниже необходимого для простого замещения поколений (около 2,1).

Сейчас, на исходе первого десятилетия XXI века, можно констатировать отмирание сформированной тысячелетиями потребности в многодетности, ведущее к сокращению рождаемости вплоть до бездетности.

Характеризуя современный этап европейского вырождения, Антонов пишет: «Мир стремительно скатывается в пропасть бессемейной организации жизни, к удобному и необременительному одиночно-холостяцкому существованию, к стокгольмской модели (лишь половина брачного контингента вступает в брак и 2/3 из них разводятся, увеличивая долю тех, кто снимает с себя ответственность за изоляцию ребенка от одного из родителей и кто практикует "серийную моногамию или полигамию", а также разного рода альтернативные формы сексуального поведения)».

И в европейской действительности последствия депопуляции уже видны всем: «Длительное сохранение такого уровня детности истощает демографический потенциал страны. Этот процесс хорошо виден на примере исчезновения коренных жителей столиц – парижан, лондонцев, и т. д. Численность городов за счет приезжих может даже расти, а коренные горожане при этом вымирают как динозавры».

 

Согласно прогнозу ООН, опубликованному в аналитическом докладе «Мировые демографические тенденции», наш мир становится более населенным, урбанизированным и пожилым. По данным доклада, в июле 2009 года численность населения планеты достигла 6,8 миллиардов человек и, судя по всему, составит 7 миллиардов в 2012 году, 8 миллиардов в 2025-м и 9 миллиардов в 2045-м году.

Глобальные темпы прироста населения достигли своего пика в период 1965-1970 годов, когда они составляли 2% в год, впоследствии они неуклонно сокращались: в 2005-2010 годы темп прироста составит 1,17% в год, а в 2045-2050 годы уменьшится, согласно прогнозу ООН, до 0,36%.
Однако в различных странах этот процесс пойдет по-разному.

В «богатых» государствах численность населения будет сокращаться, а в «бедных», наоборот, расти, причем в наиболее бедных государствах к 2050 году население удвоится.

К 2050 году в четырех странах – Индии, Нигерии, Пакистане и Конго - прирост составит более 100 миллионов человек. В свою очередь, за этот же период сократится население 45 государств – наиболее драматичным образом это произойдет в России (население уменьшится на 33 миллиона), Японии (25 миллионов), Украине (15 миллионов) и Германии (8,4 миллиона)

В отчете Бюро статистики США, опубликованном летом 2009 года, приводятся данные, согласно которым до 97% прироста населения планеты в ближайшие 40 лет будет приходиться на страны Азии, Африки, Латинской Америки и Карибского бассейна. По словам Карла Хауба, одного из авторов отчета, сейчас на планете насчитывается 1,2 миллиарда людей в возрасте до 16 лет, причем около 90% из них живут в развивающихся странах. «8 из 10 подростков сейчас проживают в Африке или Азии», - говорит он.

Население Африки уже достигло миллиарда человек. Среднестатистический уровень рождаемости составляет сейчас для этого континента 5,3 ребенка на каждую женщину. При сохранении нынешней тенденции, через 40 лет – к 2050 году – численность жителей Африки удвоится и достигнет 2 миллиардов человек.

 

Параллельно с этим будут расти масштабы международной миграции. В 2005 году мигрантов насчитывалось примерно 192 миллионов – к 2010 году их число вырастет до 210 миллионов. 128 миллионов из них осядут в индустриально-развитых странах – переселенцы из иных государств будут составлять 10% их населения. Ожидается, что на долю Европы будет приходиться наибольшее число (33%) международных мигрантов, на долю Азии – 28%, Северной Америки – 24%. В 2010 году на долю США придется 20% от общего числа международных мигрантов, а далее по этому показателю мировыми лидерами станут Россия (6%) и Германия (5%).

 

В свою очередь, уменьшение размера семей и увеличение продолжительности жизни обусловливают процесс старения населения во всем мире. В 1950 году лишь 8% от общей численности населения планеты составляли люди в возрасте 60-ти лет или старше. К 2009 году эта доля увеличилась до 11%, в 2050 году она достигнет 22% и превысит число детей в возрасте до 15 лет.

Процесс старения населения протекает более быстрыми темпами в более развитых регионах, где доля пожилых людей, по оценкам, в 2009 году составляла 21% и уже значительно превосходит число детей. К 2050 году каждый третий житель индустриально развитых государств перешагнет 60-ти летнюю отметку. Здесь лидером станет Европа (35% в 2050 году). Прирост населения 25 наций ЕС за один год эквивалентен приросту населения Индии за неделю.

В 1950 году на одного человека в развитых странах приходилось два человека в развивающемся мире. В 2000 году это отношение равнялось 1 к 4, а в 2050 году составит 1 к 7.

За последние 25 лет коэффициент общего прироста населения в Европе уменьшился втрое. Число молодых людей в государствах ЕС сократилось на 23 миллиона человек. Согласно обнародованным Евростатом данным, в составе населения ЕС доля детей в возрасте младше 14 лет составляет лишь 16,2%, а пожилых людей в возрасте 65 лет и более – 16,6%. К 2050 году доля последних предположительно достигнет 35% по «оптимистичному» варианту прогноза ООН или 40% - по «пессимистичному» варианту.

 

По последним прогнозам ООН, к середине текущего века десятка самых населённых стран будет выглядеть следующим образом: Индия (1.614 миллионов человек), Китай (1.417), США (404), Пакистан (335), Нигерия (289), Индонезия (288), Бангладеш (222), Бразилия (219), Эфиопия (174), Демократическая Республика Конго (148). При этом численность населения Европы прогнозируется на уровне 500 миллионов человек.

В 1995-2000 годах население европейских стран уменьшилось на 4,4 миллиона человек, а приток иммигрантов за тот же период составил 5 миллионов человек. Естественный прирост населения ЕС, которое сейчас составляет 500 миллионов человек, в период 1994-2006 годов составил 19 миллионов человек. При этом на 80% он был обеспечен за счет иммигрантов.

К 2050 году численность детей и пожилых людей намного превысит численность трудоспособного европейского населения. Восстановить естественное равновесие, по мнению экспертов ООН, поможет новая волна иммигрантов в Европу. Ожидаемый приток мигрантов в страны Европы в 2000-2050 годах составит около 600 тысяч человек в год.

В большинстве промышленно развитых стран сокращается рождаемость и при этом увеличивается продолжительность жизни. Население стареет. По данным европейских ученых, в ближайшие 20 лет численность населения старше 80 лет в странах Евросоюза удвоится, так как уже сейчас средняя продолжительность жизни европейцев приближается к 79 годам.

 

В самое ближайшее время численность населения сократится в 44 странах мира, из которых 25 стран относится к группе более развитых и 19 — к группе менее развитых стран.

Европейский Институт семейной политики прогнозирует демографический кризис в Евросоюзе в 2025 году. «В Европе прирост населения сокращается, с 2025 года в Европейском союзе ожидается негативная демографическая динамика», - говорится в обнародованном в Брюсселе докладе главы института Эдуардо Хертфельдера. Согласно данным демографов, население Европы стремительно стареет. На сегодняшний день в ЕС доля населения в возрасте 65 лет и старше превышает общую численность подростков до 14 лет.

По прогнозам ученых, к 2030 году в странах ЕС будет проживать 35 миллионов человек старше 80 лет, и это примерно вдвое больше, чем сейчас. Причем количество детей уменьшится на 18 миллионов. Авторы доклада подсчитали, что средний коэффициент рождаемости на территории Европейского Союза снизился до 1,48 ребенка на женщину (а для поддержания населения на постоянном уровне эта цифра должна быть равна 2,1). Ожидается, что с 2025 по 2030 годы население ЕС сократится с 469,5 млн. до 468,7 млн. человек, и это притом, что ежегодно в Европу прибывают миллионы мигрантов.

 

Согласно данным ООН, среди крупных географических регионов самым молодым населением сейчас отличается Африка, где медианный возраст (средний возраст жителей), по оценке на 2005 год, составлял 19 лет, а самым старым - Европа (39 лет). По прогнозам, если сейчас численность населения Африки вдвое превосходит численность населения Европы, то к середине текущего века африканцев будет вчетверо больше европейцев.

В настоящее время во всех странах Европы, кроме Албании, Ирландии и Молдавии, медианный возраст населения превышает 34 года, а в 12 – даже 40 лет (в Германии и Италии – 42 года). Однако наиболее старое население сосредоточено в Японии – его медианный возраст, по оценке за 2005 год, составлял около 43 лет. Согласно среднему варианту сверхоптимистического прогноза ООН, к 2050 году медианный возраст населения всех развитых стран будет превышать 40 лет, а Япония останется самой старой страной мира – возраст половины ее населения будет составлять 55 лет и более.

 

Великие мировые державы становятся все более пожилыми, считает Марк Хаас – доцент политологии в Университете Дюкена. В результате резкого спада рождаемости и значительного увеличения продолжительности жизни на протяжении последнего столетия население Великобритании, Германии, Китая, России, Соединенных Штатов, Франции и Японии стареет быстрыми темпами.

В самом ближайшем будущем ожидается значительное сокращение населения Германии, Японии и России. Проблема старения европейских стран настолько серьезна, что в ближайшие десятилетия у них не будет людских ресурсов для того, чтобы успешно решать экономические вопросы. Старение станет препятствием для экономического роста этих стран, поскольку сократится доля работоспособного населения, а властям придется тратить все больше средств на пенсии и здравоохранение.

 

Население развитых стран и в настоящее время является демографически старым – доля лиц в возрасте 60 лет и старше в них равна примерно 20%. К 2050 году специалисты ООН прогнозируют увеличение этой доли до 32%. Иными словами, в середине столетия в развитых странах на каждого ребенка в возрасте 0-14 лет будет приходиться по два пожилых или старых человека.

Согласно оценкам европейских демографов, к 2050 году доля населения государств ЕС по отношению к общей численности жителей планеты сократится с 8% до 4%, а треть всех европейцев будут составлять люди старше 65 лет

В исследовании под названием «Стареющий мир 2008», опубликованном специалистами Бюро переписи США, говорится, что к 2040 году на планете будут жить 1,3 миллиарда пожилых людей, а их доля в численности мирового населения с 7 процентов вырастет до 14. Уже сейчас каждый месяц в мире становится на 870 тысяч пожилых людей больше. Через 10 лет впервые в истории человечества людей в возрасте 65 лет и старше в мире станет больше, чем детей в возрасте до 5 лет.

Специалисты предупреждают, что старение населения может привести к качественным экономическим и социальным изменениям на всех уровнях общества: от структуры семьи до системы пенсионного обеспечения. Исследователи отмечают, что из 25 стран мира с самым старым населением 23 находятся в Европе. Они прогнозируют, что к 2040 году каждый четвертый европеец будет старше 65 лет, а каждый седьмой – старше 75. В 2040 году впервые в истории человечества численность стариков превысит число детей, а доля бездетных женщин перевалит в развитых странах за 20%.

Неуклонное старение населения и падающая рождаемость заставили правительства европейских стран увеличить возраст выхода на пенсию. Поднять пенсионный возраст могут и в России, где многие экономисты призывают власти пойти на этот шаг как можно скорее, так как демографическая ситуация в стране развивается по худшим сценариям.

В развитых странах одновременно со старением увеличивается доля бездетных женщин. В 2006 году около 20% женщин в возрасте 40-44 лет в США не имели собственных детей. В 2005 году бездетность в Австрии и Италии среди женщин в возрасте до 65 лет достигала 15%. В России доля бездетных женщин увеличивается, хотя, по данным переписи населения 2002 года, она не превышала 10% от всех женщин.
 

«И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею», - гласит Книга Бытия.

И некогда европейцы следовали этому завету. Но сегодня, утратив империи и веру, европейцы вымирают. Подавляющее большинство из них зачастую хотят лишь одного – сполна насладиться жизнью, а затем, когда придет их час, умереть по возможности тихо без мучений.

Остальной мир это вполне устраивает – он уже предвкушает тот миг, когда великое наследство западной цивилизации само упадет ему в руки. Если верить афоризму, что демография – это судьба, то для Запада все кончено. И в этом случае так ли уж важно, кто остаётся на планете продолжать историю человечества?

 

 

4. МИГРАЦИЯ В ЭПОХУ ДЕПОПУЛЯЦИИ.

 

Более ста лет назад в США имела хождение идея государства - «плавильного котла», в котором должны «переплавляться» различные народы, культуры, языки в одну общую для всего населения американскую культуру и должна появиться одна нация – американцы. Но ко второй половине ХХ века стало ясно, что грандиозный эксперимент не удался – не получилось в Америке единого народа.

Различия между людьми никуда не исчезают. Наоборот, люди скорее склонны подчёркивать своё отличие от других, точнее, склонны отождествлять себя не со всем обществом, а с какой-то «избранной» его частью. И дело здесь не в уровне образования, не в уровне обеспечения жизненными благами. Всё дело в сущности человека, не позволяющей ему «растворяться» в мире людей. Ассимиляция – это красивая идея, которая в жизни, как оказалось, плохо реализуется.

Люди, переезжая в другие страны, часто стремятся сохранять свои национальные особенности. Всем известно, что переселенцы из разных стран предпочитают селиться компактными группами по принципу национальной принадлежности. Это хорошо видно на примере Соединённых Штатов, где существует множество национальных общин, живущих замкнутыми районами.

Америке пришлось отказаться от идеи «плавильного котла», ибо эта теория потерпела полное фиаско. Теперь Америка исповедует теорию строительства многоцветного общества – раз уж люди живут своими национальными сообществами, то пусть так будет и далее.

Сегодня на вопрос о строительстве мирного общества западная идеология отвечает теорией либерально-демократического мироустройства. Люди должны, согласно этой доктрине, стремиться к созданию общества, в котором на равных существуют все расы, народы, культуры, религии. Пусть они существуют обособленно, сохраняя себя на равных условиях с другими народами, взаимно обогащая друг друга. В демократическом государстве, по либеральной идее, все расы, народы, культуры, религии равны и имеют одинаковые права. Общество представляет собой не более или менее однородную культурную смесь, а сегментную структуру, где каждый сегмент национально и культурно уникален и обособлен.

Какие интересы удерживают такую мозаику от распада? В либерально-демократическом государстве равных возможностей, согласно идеологии либерализма, создаются условия для свободного развития всех его членов. Люди чувствуют свою защищённость и свободны в своём выборе. Это, теоретически, позволяет им реализовывать себя, добиваться успеха и материального благополучия. Свобода и благополучие – вот что сплачивает современное либеральное демократическое общество.

Однако, есть одна проблема. Такое мозаичное общество, разобщенное по национально-культурным признакам, успешно существует в благоприятных условиях материального благополучия, мира и спокойствия. В проблемных исторических условиях,  в условиях экономического кризиса, например, такое общество не всегда сохраняется – при неблагоприятных внешних или внутренних обстоятельствах, оно становится менее жизнеспособным и может развалиться на части.

Так случилось когда-то с Римской империей, так произошло с Австро-Венгрией, так распалась советская империя в конце ХХ века. Различные политические силы всегда использовали национальную тему для достижения своих целей. Возбуждение местного национализма – это самый лёгкий путь к распаду империй и многонациональных государств.

Обособленные национальные части имперской мозаики, национальные районы, в кризисные моменты провозглашают свою независимость, как только объединённое существование становится им невыгодным по той или иной причине (и далеко не всегда эти причины носят экономический характер).

Вот почему в любой стране так важна полноценная ассимиляция иммигрантов, хотя бы во втором-третьем поколениях, чтобы они постепенно перенимали язык, культуру, традиции, историю своей новой родины, становясь составной частью единого общества, способного сплочённо выстоять в трудные периоды истории и преодолеть все опасности, какие могут случиться. Оттого, становятся ли иммигранты хоть и добрыми, но чужими по культуре соседями, или вливаются в единый народ, становясь его составной частью, зависит будущее любой страны.

 

Абсолютное большинство специалистов-демографов, как в России, так и в Европе и США, считают депопуляцию необратимой, а повышение рождаемости до уровня, обеспечивающего хотя бы простое замещение поколений, — невозможным. Но сокращение численности коренного населения и его старение в эпоху депопуляции неизбежно приводит к целому ряду социально-экономических, политических, культурных проблем, таких, например, как замедление темпов развития экономики. И единственным способом преодоления негативных последствий депопуляции, особенно в области экономики, многие специалисты-демографы считают рост иммиграции в развитые страны.

Не в силах преодолеть депопуляцию в своих странах и испытывая сильнейшие экономические трудности, европейские деятели середины XX века решили воспользоваться американским опытом «плавильного котла». Европейские страны после Второй мировой войны стали широко привлекать мигрантов, надеясь с их помощью решить проблемы нехватки рабочей силы в стареющей Европе. С середины ХХ века, когда в Европе стали всё острее проявляться демографические проблемы, начал расти поток иммигрантов из стран третьего мира, и к настоящему времени европейские страны приняли миллионы переселенцев, и этот поток не спадает, а лишь усиливается с каждым годом.

Мигранты в европейских странах распределены весьма избирательно. Более 60% приехавших в Европу турок, например, живут в Германии (кстати, именно турки — самая многочисленная группа иммигрантов-неевропейцев в странах ЕС). Алжирцы и тунисцы, как правило, выбирают Францию, албанцы же выезжают почти исключительно в Италию и Грецию, где составляют абсолютное большинство как легальных, так и нелегальных мигрантов. В Испании и Португалии традиционно много выходцев из стран Латинской Америки. Марокканцы распределены по всем европейским странам.

Организация Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР), объединяющая 30 индустриально развитых стран мира, сообщила, что количество международных мигрантов, прибывших в эти государства, побило в 2007 году все рекорды.

В докладе «Международная Миграция-2007» оценивалась ситуация, сложившаяся в 2005 году. Тогда в страны-члены ОЭСР на постоянное жительство перебрались почти 4 миллиона иностранцев, что на 10% больше, чем в 2004 году. Наибольшее количество мигрантов осели в США, Испании, Великобритании и Канаде, однако наиболее резкий скачок в численности мигрантов был зафиксирован в Ирландии, Южной Корее и Новой Зеландии.

Еще 1,8 миллионов человек работали в странах ОЭСР на временной основе, большей частью в Австралии, Канаде, Германии, Японии, Новой Зеландии, Великобритании и США. Эта статистика учитывает только иммигрантов, имеющих официальный легальный статус, количество нелегалов неизвестно, однако очевидно, что оно весьма значительно.

Сейчас ежегодно в Европу прибывают один-два миллиона мигрантов.     

 

Развитые страны всегда были привлекательны для людей разных национальностей, ищущих благополучия, и до сих пор в Европе идут острые дискуссии по поводу миграции: должна ли Европа свободно открыть свои границы для иммигрантов?

С одной стороны, ни одна европейская нация не обеспечивает такой процент рождаемости, который гарантирует ее восполнение. Запад стареет, съеживается, и умирает. Чтобы обеспечить рост европейской экономики и поступление налогов для медицинских и пенсионных программ для растущего в Европе количества ушедших на покой и престарелых, Старому Свету нужны миллионы рабочих. И Европа может найти их только в странах «третьего мира».

А с другой стороны, европейская политика иммиграции второй половины ХХ века потерпела полный крах. Все посылы, на которых она строилась в течение последних десятилетий, оказались неверными.

Во-первых, предполагалось, что в связи с образованием Европейского союза произойдет «европеизация миграционной политики» — то есть, наиболее значительными будут миграционные потоки внутри самой Европы, из страны в страну. Это не подтвердилось. Основные миграционные потоки направлены на ЕС извне, из стран «третьего мира».

Во-вторых, ожидалось, что в периоды экономических спадов коренное население будет постепенно вытеснять мигрантов с низкопрестижной работы. Это тоже не случилось. Определенные сферы деятельности прочно закрепились в общественном сознании французов и других коренных европейцев как предназначенные для мигрантов, и коренные жители Европы не идут туда работать ни при каких обстоятельствах.

ЕС уже не в силах «переварить» растущее число иммигрантов, которые жаждут его благ, но зачастую отторгают его этику и образ жизни. Восемь стран Евросоюза направили главе Еврокомиссии письмо с призывом активнее бороться с нелегальной иммиграцией. Письмо подписали Италия, Франция, Испания, Греция, Кипр, Мальта, Португалия и Словения – все средиземноморское побережье Европы, куда ежегодно высаживаются десятки тысяч африканских нелегалов. Но дело не только в нелегалах – проблема гораздо шире. Авторы письма призывают «разрабатывать новые инициативы, назревшие в связи с последним потоком иммигрантов к южным границам ЕС» и напоминают, что во Франции проблема уже стала ключевой для президентской гонки. В то время ещё кандидат в президенты глава МВД Николя Саркози подверг резкой критике судей за мягкие приговоры членам этнических банд. По данным опросов, с ним были солидарны тогда 65% французов.

Во Франции после иммигрантских волнений 2006-2007 года взялись за безработицу. «В иммигрантских районах открывают почту, торговые точки и прочие службы, где можно работать, - рассказал РБК daily эксперт парижского Института международных стратегических отношений Арно Дюбьен. – Но … это не помогает».

 

В ритуальном убийстве Тео Ван Гога в Голландии, считает Пат Бьюкенен, во взрывах в лондонском метро, во взорванных поездах в Мадриде и в парижских бунтах, распространившихся по всей Франции, скрыто гораздо больше смысла, чем кажется на первый взгляд. Преступники, совершившие эти деяния, - дети иммигрантов.

Тысячи машин и автобусов превратились в пылающие факелы в недавних волнениях во Франции, несколько школ было подожжено при помощи зажигательных бомб. Одну убегающую перепуганную женщину облили бензином и подожгли.

Бунтовщики – мусульмане арабского и африканского происхождения. Формально все они французские граждане, но они не часть французского народа. Они никогда не принадлежали к французской культуре и к французскому обществу. И многие из них желают остаться тем, что они есть. Они живут во Франции. Но они не французы.

Ни одна европейская нация не ассимилировала большого количества иммигрантов, даже одного цвета кожи. Более того, африканцы и представители исламских народов, которые заполняют Европу – там их сейчас двадцать миллионов – в отличие от чернокожих американцев, являются чужаками в новой для них стране, и эти миллионы желают остаться гордыми мусульманами, алжирцами и марокканцами.

Эти пришельцы молятся другому Богу и исповедуют религию, исторически враждебную Христианству, традиционалистскую веру, находящуюся на подъеме и испытывающую отвращение к европейской светской культуре, замешанной на сексе.

 

Коренные европейцы также не готовы подстраиваться под чужаков. В итоге иммигранты замыкаются в национальных общинах, а европейцы уже начали строить гетто. В итальянской Падуе, где иммигранты составляют 10% жителей, власти обнесли забором квартал Анелли, населенный выходцами из Нигерии и Северной Африки, и выставили полицейский блокпост. По словам «левого» мэра города Падуи Флавио Занонато, это попытка изолировать наркоторговцев.

Сейчас иностранцы составляют около 20% населения Швейцарии. Народная партия утверждает, что они совершают в 4 раза больше преступлений, чем граждане страны.

В 2006 году в Великобритании поселились 510 тысяч иммигрантов. Об этом пишет газета «Дейли телеграф» со ссылкой на национальное управление по статистике. Издание уточняет, что речь идет только об иммигрантах, которые планируют пробыть на британской территории минимум один год. В подсчетах не учтены сотни тысяч людей, прибывающих из Восточной Европы и утверждающих, что они останутся в Великобритании меньше одного года. Большинство иммигрантов прибывает в Великобританию из Индии, Пакистана и Шри-Ланки. В 2006 году из этих стран приехали более 200 тысяч человек. Правительство Великобритании недавно признало, что наплыв иммигрантов провоцирует инфляцию и безработицу.

 

Совет Европы обеспокоен ростом расизма в Германии, где число нападений на национальной почве выросло с 2000 года на 60%. Здесь центром напряженности стала турецкая диаспора. «Волнений, подобных французским, пока нет, но в будущем они возможны», - заметил РБК daily эксперт Германского совета по внешней политике Александр Рар. По его словам, «социальное положение коренных европейцев за последние 30 лет ухудшилось, и люди связывают это с иммигрантами, занявшими рабочие места».

До сих пор в ЕС пытались «забросать» проблему деньгами. «Лидеры Европы думали, что экономическая помощь бедным странам уменьшит наплыв, - говорит Александр Рар. – Но они ошиблись».

«В Германии проживает 15,3 миллионов мигрантов, что составляет 18,6% от общей численности населения, из них 8 миллионов имеют немецкое гражданство. …На Турцию приходится 14,2%, … треть детей в Германии в возрасте до пяти лет – это дети иммигрантов. В некоторых городах Западной Германии данный показатель даже превышает порог в 60%, передает «Немецкая волна»... Так за 2006 год количество нападений крайне правых экстремистов на иностранцев и иммигрантов в 2006 году подскочило на 37%. »

Мнение о том, как уживаются немцы и иммигранты в Германии неоднозначно. Политики все чаще упоминают в этой связи выражение «Параллельные миры», при этом скрыто или явно выражая озабоченность возрастающей радикальностью иммигрантов-мусульман. В действительности турки, как и другие национальные меньшинства в Германии, склонны к самоизоляции в своего рода этнических гетто, распространяющихся на все сферы жизни. В Германии выходцы из Турции часто либо плохо, либо вовсе не говорят по-немецки.

Член правления Федерального банка Тило Саррацин в октябре 2009 года обвинил арабское и турецкое население Берлина в «непродуктивности» касательно всех областей жизни, за исключением «массового воспроизводства девочек-в-платочках». …

Как отметил эксперт ХДС по делам образования Саша Штойер, «идея о запрете платков представляется «вполне своевременной» – «достаточно только посмотреть, как на глазах растёт количество учениц, из-за религиозных или псевдорелигиозных убеждений отлынивающих от занятий спортом и участия в школьных мероприятиях». Кроме того, подчёркивают в лагере ХДС, тезис о «платочках» на самом деле был лишь небольшим фрагментом из сформулированной Саррацином стратегии. Её смысл в следующем: принимая во внимание усиливающуюся исламизацию Европы, необходимо жёсткими мерами ограничить приток новых иммигрантов, а в отношении уже поселившихся в Германии иностранцев «усилить интеграционное давление», в частности, принудить к обучению немецкому языку любыми мерами, «от финансовых до депортационных».
(Елена Ободовская. «Русская Германия», 17 декабря 2009 года)

Мусульмане в Европе, в частности, турки уже обладают достаточными рычагами для того, чтобы пролоббировать тот или иной закон в бундестаге или в парламентах Бельгии, Нидерландов. Благодаря их усилиям в Германии карабахский вопрос, равно как и признание геноцида армян подаются в неверной интерпретации, в угоду Турции и Азербайджану.

Созданный мусульманами в Германии Координационный совет, в который вошли четыре самых крупных объединения, представляет интересы всего 10 процентов мусульман. Это не позволяет Координационному совету выступать от имени всех мусульман страны, численность которых насчитывает 3,5 миллиона человек, пишет Deutshe welle. Однако, Координационный совет мусульман Германии потребовал ввести в немецких школах раздельные уроки физкультуры для мальчиков и девочек – мусульман. Это требование натолкнулось на открытое неприятие со стороны федеральных властей. «Равноправие полов в Германии является одним из основных прав, о которых не может быть торга. Основой для диалога с мусульманскими объединениями является Конституция ФРГ, основные положения которой не подлежат пересмотру». Однако, время работает против немцев – посмотрим, удастся ли им отстоять свои гражданские свободы лет через десять-двадцать.

 

Немецкие элиты переоценили потребность страны в иностранной рабочей силе, и теперь большое число иммигрантов грозит обрушить систему соцобеспечения, вместо того чтобы её поддерживать. Такие заключения содержатся в книге американского журналиста Кристофера Колдуэлла «Размышления о революции в Европе: иммиграция, ислам и Запад».

По мнению журналиста, речь идет о настоящей революции, вызванной массовой иммиграцией. Государству всеобщего благоденствия европейского образца практически грозит распад, а европейскому секуляризму брошен вызов со стороны ислама. В целом, Европа не может остаться Европой, если в ней уже живут другие люди, заключает Колдуэлл.

Решение о приглашении иммигрантов, отмечает журналист, было принято в трудный для Европы момент, после войны, когда Европа лежала в развалинах, как в материальном, так и в духовном плане. Между тем, инициаторы такого шага думали, что речь идет о кратковременной мере, никто не рассчитывал на большое число иммигрантов, полагали, что их прибудет ровно столько, чтобы закрыть брешь, образовавшуюся в результате потерь в войне. «Никто не думал, что иммигранты когда-нибудь будут претендовать на получение социальной помощи. То, что они принесут с собой культуру и уклад своих деревень, семейные кланы и мечети, казалось абсолютно нелепой идеей», — пишет Колдуэлл.

По мнению журналиста, практически с самого начала стала понятна ошибочность такого шага. В Германии число иммигрантов с 3 миллионов в 1971 году увеличилось до 7,5 миллиона в 2000 году, но при этом число работающих так и осталось на уровне 2 миллионов. Если в начале 70-х работающие составляли 65% от общего числа иммигрантов, то уже в 1983 году доля работающих среди них упала до 38%. Из этого Колдуэлл делает вывод, что иммигранты получают от системы соцобеспечения больше, чем туда привносят.

Что касается перспектив интеграции иммигрантов, то Колдуэлл расценивает их скептически, а проводимые в Германии так называемые исламские конференции – консультации представителей мусульманских общин и местных властей – считает  «наивными». Фатальная смесь из немецкого и общеевропейского чувства вины, вызванного Второй мировой войной и колониальным прошлым, не может противостоять гипертрофированному чувству собственной идентичности у иммигрантов-мусульман.

В своей книге Кристофер Колдуэлл цитирует слова судьи конституционного суда ФРГ Удо ди Фабио: «Зачем этой живой мировой культуре интегрироваться в западную культуру, носители которой не воспроизводят достаточно потомства, а сама она уже не располагает никакой трансцендентальной идеей и движется к своему концу?»

 

ЕВРОПЕЙСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ.

 

К чему привела, и к чему может привести политика поощрения иммиграции для решения экономических проблем?

Средний вариант очень оптимистического прогноза, выполненного специалистами Отдела народонаселения ООН, исходит из того, что в период 2010-2050 годов направление и интенсивность существующих в настоящее время миграционных потоков сохранится, и в развитые страны ежегодно будут приезжать 2,2 миллиона мигрантов.

Для развитых стран такой уровень нетто-миграции не компенсирует полностью ожидаемое превышение числа смертей над числом рождений, благодаря чему абсолютное сокращение населения в них составит 73 миллиона человек. Таким образом, миграция не только не решает экономические проблемы связанные с сокращением и старением населения развитых стран, но и создаёт целую массу иных проблем: политических, социальных, культурных и так далее.

Пройдёт пара-тройка десятков лет и европейский мир начнёт рушиться. При современной миграционной политике европейских стран, совсем скоро настанет время, когда решающее значение в политической жизни этих стран станут играть мигранты. Вот тогда-то и начнут резко обостряться противоречия в обществе в связи с тем, что новый состав населения потребует других культурных и социальных условий для своего существования. Мигранты уже добиваются то там, то тут в странах европейской культуры различных уступок для себя со стороны местного коренного населения. А когда они сравняются по численности с местным коренным населением, они легко смогут с помощью европейской демократической процедуры проводить в жизнь своё видение культурных и идеологических ценностей.

Уже сейчас в некоторых странах пришлое население Европы пытается заявить о своих интересах, отличающихся от интересов коренного населения. Давно ли в Европе дебатировался вопрос о хиджабах? Имеют ли право европейские мусульманки, например, носить хиджаб в школе? А на улице? А имеют ли они право фотографироваться на паспорт в хиджабе?

«Моя знакомая,- рассказывает Михаил Озеров,- респектабельная леди, оказавшись в Гайд-парке среди сонма всевозможных паранджей, воскликнула: «Мне не придет в голову расхаживать по Эр-Рияду в бикини! Я понимаю их традиции. Почему они игнорируют наши, живя здесь? Ведь в нашем обществе у женщин равные права». Чуть успокоившись, заговорила тише: «Я согласна с правом человека одеваться, как ему нравится, если он согласится, чтобы я открыто критиковала его наряды. Мусульмане ополчаются на наш образ жизни, а мы – ни слова критики. Иначе якобы оскорбим Коран. Такой подход приводит к войне против карикатуристов, нарисовавших шаржи на пророка Мохаммеда, или к требованиям, чтобы папа римский извинился за цитирование императора Византии».
Очень характерно высказывание некоторыми исламскими деятелями мысли о том, что исламским европейцам не стоит сейчас торопить события и бороться за свои права – депопуляция коренного европейского населения автоматически сделает мусульман хозяевами Европы уже через пару десятков лет.

В современном европейском мире коренные европейцы вследствие депопуляции теряют удельный вес в населении своих стран, постепенно уступая первенство мигрантам. До тех пор, пока европейцы перемешивались друг с другом, изменения в культуре были не так заметны, потому что все европейцы – это по существу дальние родственники по всем культурным показателям. Но в ХХ веке европейский континент стал прибежищем для выходцев со всего мира. И с их прибытием, европейский мир стал меняться. Сейчас эти изменения местами почти незаметны, но с каждым годом давление иных национальных культур на европейскую культуру будет возрастать, что со временем грозит перерасти в прямые конфликты между носителями европейской культуры и представителями других культур. Это и предсказывал Хантингтон в своей книге.

Британские чиновники, например, избегают не то что перегибов (например, «уточнять» национальность школьника), а малейшей политической некорректности. Но многие граждане – за ужесточение иммиграционного курса: «Давайте вспомним о наших культурных нормах и традициях. Да, демократия – основа основ. Но сегодня придется пожертвовать некоторыми принципами, иначе от нее и от самого британского общества может ничего не остаться».

Уже сейчас то в одной европейской стране, то в другой происходят столкновения пришельцев и местных. Рядом с резиденцией монарха в Виндзоре несколько ночей шли стенка на стенку «белые» и «цветные», после того как «около 20 азиатских молодых людей, вооруженных бейсбольными битами, железными прутьями и ножами, напали на 36-летнюю Карен Хейс и ее 18-летнюю дочь» (строки из полицейского протокола). И это только начало! Будущее грозит вымирающим европейцам жёсткими конфликтами с неудержимо растущим пришлым населением.

«Сегодня в Европе накапливается критическая масса враждебности в мигрантской среде, которая маргинализуется, - говорит Валерий Тишков, директор Института этнологии и антропологии РАН, член Общественной палаты. – Ведь в культурном отношении французские мигранты, например, уже не арабы и африканцы, но они не стали полноценными французами и европейцами. В культурном отношении мигранты образуют маргинальный слой без устойчивых взглядов и критериев. Поэтому они – удобный «материал» для политического и криминального манипулирования».

 

В любой «войне цивилизаций» растущая мусульманская община – потенциальная пятая колонна в Европе. Как полагает Патрик Бьюкенен, через несколько десятков лет Турция, стремящаяся войти в состав ЕС, займет первое место в Европе по численности населения. В свое время Ксеркс построил мост из кораблей через Геллеспонт; скоро Турция станет сухопутным мостом, по которому Азия двинется в Европу, и учение Пророка проникнет в сердце христианских земель.

Демографические причины могут стать одними из основных для недопущения Турции в ЕС, о чем неоднократно подчеркивалось со стороны глав государств Евросоюза. 70-ти миллионная Турция может проглотить Европу, как это чуть не случилось 600 лет тому назад во времена Османской империи. Вся разница в настоящее время состоит в том, что на смену ятагану пришла демография, что намного опасней.

Американцам, предостерегает Пат Бьюкенен, тоже не следует успокаиваться той мыслью, что иммиграция – это беда лишь Европы. К 2050 году в Соединенных Штатах будет 100 миллионов испаноязычного населения, половина из них — мексиканцы. Большая их часть окажется на территории юго-запада США, который, как полагают до сих пор мексиканцы, по праву принадлежит им. Юго-Запад США будет напоминать скорее не Америку, а Мексику. Собственно, в культурном, языковом и этническом плане он и станет частью Мексики.

Уже сейчас некоторые мексиканские деятели мечтают о возвращении территорий, когда-то завоёванных Соединёнными Штатами у Мексики. И многие выходцы из Мексики, проживающие в США, с этими взглядами вполне солидарны. Намечающийся распад Америки происходит вполне демократическим путём, без нарушения прав и свобод человека. Сначала Калифорния, а затем Техас и Аризона объявят о своих исключительных правах на самостоятельность. И далее процесс может пойти очень непредсказуемо.

Эта апокалиптическая картина распада США уже сейчас прорисовывается вполне отчётливо для мыслящих людей Америки. Но подобные процессы происходят внутри всех развитых стран. Франция, Испания, Италия, Германия, Великобритания – все эти государства идут вместе с США по пути строительства либерально-демократического общества. Инородные анклавы в этих странах живут по своим законам и правилам. Они не интегрируются в общество, но бережно сохраняют свои отличия и с каждым годом всё более настойчиво и агрессивно отвоёвывают одну уступку за другой

 

Благодаря географической близости Азии и Европы, плохой демографической ситуации в Европе и часто возникающим кризисам, «ислам теперь является главным поставщиком новых европейцев», говорит видный американский публицист Марк Стайн.

Постепенно вымирают народы Западной и Южной Европы: там, опустевшие было детские сады, сегодня заполнили малыши, рожденные мусульманами.

Прибывая в период плохого положения дел в области демографии, мусульмане существенно изменяют Европу. «Ислам обладает молодостью и силой воли, а Европа – возрастом и благосостоянием». Другими словами, «до-современный ислам побеждает пост-модернистскую Европу». Значительная часть западного мира, предсказывает Стайн, «не выживет в двадцать первом веке, и многие страны этого мира исчезнут еще в наше время, включая много, если не большинство европейских стран». «Это – конец мира, каким мы его знаем».

В своей книге America Alone Марк Стайн подробно рассматривает вопрос о том, что «крупные силы, действующие в развитом мире, оставили Европу слишком слабой, чтобы сопротивляться ее беспощадной трансформации в Еврабию». Европейское «наследное население» уже на месте и «неясен лишь один вопрос – насколько кровавым будет трансфер движимого и недвижимого имущества».

 

- Из-за навязанных нам стандартов жизни, - говорит Жан-Мари Ле Пен, - французы много работают, поздно и мало рожают. Приезжие не работают совсем, имеют по 6–8 детей и живут за счет труда французов. Это необходимо прекратить. Практически все страны Европы страдают от наплыва мигрантов. Это станет особенно наглядным, если к Евросоюзу присоединится Турция. Запомните мои слова: она сразу превратится во входные ворота в Европу для нежелательного и опасного элемента со всего Востока.  

- Россия также находится под угрозой?  

- Безусловно. Все так или иначе развитые страны испытывают на себе неоколониализм. Я борюсь против завоевания моей страны и советую вам бороться за свою Россию.

 

РОССИЙСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ.

 

В чём состоит главная опасность иммиргации для России, да и для любой другой страны?

Опасна не миграция сама по себе и не то, что мигрантами являются люди другой национальности или расы. Смертельно опасна ставка руководства страны на иммиграцию, поскольку это означает отказ от политики роста российского коренного населения и фактический смертный приговор России.

В России в ХХ веке произошёл слом воспроизводства коренного населения: демографический рост не только отсутствует, но он носит отрицательный характер, т.е. является не ростом, а увяданием и усыханием. Отсюда очевидна и фундаментальная ложь формулы «Мигранты спасут Россию». Ведь вымирание российского населения не прекратится, если на территории России будут приезжать и расселяться представители нероссийского населения. Более того, ставка на мигрантов по факту только усилит это прямое вымирание.

Стабилизация и даже рост численности населения за счет миграционного притока, компенсирующего естественную убыль, не отменяет самого факта депопуляции. Сама эта компенсация, считает Александр Синельников, носит лишь формальный характер, а фактически происходит замена одного населения другим. В странах, принимающих иммигрантов, происходит постепенное замещение ими вымирающего коренного населения. Согласно опубликованному в 2002 году докладу ООН, Россия находится на втором месте (после США) по числу законных и нелегальных иммигрантов, проживающих на территории страны. По оценке экспертов ООН, в России их более 13 миллионов человек – 9 % населения.

Заместитель директора Федеральной миграционной службы В. Поставнин заявил в январе 2006, что в России находится от 5 до 14 миллионов нелегальных иммигрантов. По информации главы Федеральной миграционной службы К. Ромодановского (март 2006), ежегодно в Россию на заработки приезжает 20 миллионов трудовых мигрантов, среди которых 10 миллионов трудятся нелегально.

«Мы стоим перед сложным выбором, – говорит Жанна Зайончковская, заведующая лабораторией миграции населения Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН. – Не можем обойтись без миграции, но сейчас не можем позволить себе принимать много мигрантов, потому что к этому не готовы … Нельзя пускать в страну миллионы людей … Но такой подход снижает конкурентоспособность России. Поэтому мы обречены в будущем расширять миграционную емкость страны, то есть ее способность «переваривать» пришлое население».  И на это потребуются многие миллиарды рублей.

Ясно обозначает экономическую цену иммиграции председатель комиссии по экономической политике Московской городской думы, депутат И. М. Рукина. В интервью «Комсомольской правде» под заголовком «Сколько стран живет на деньги москвичей?» она приводит, к примеру, следующие поразительные данные: «Легальная часть азербайджанской диаспоры в Москве – около  миллиона человек. Официально эти люди зарабатывают на торговле порядка 2,5 миллиардов долларов в год. А бюджет всего государства Азербайджан – 1,4 миллиардов. При этом вся рыночная торговля, это не секрет, в руках одной диаспоры» Нельзя не принять во внимание экономический урон России, наносимый мигрантами: ежегодно они переводят и вывозят из нашей страны до 15 миллиардов долларов.

Для того чтобы удержать экономический рост и рост благосостояния населения, Россия до середины века должна принять как минимум 20 миллионов иммигрантов, говорят некоторые специалисты-демографы. Вряд ли России удастся «переварить» эти миллионы, ведь это до сих пор никому в мире ещё не удавалось. По классическим законам демографии при достижении мигрантами 10 - 12 процентов от численности титульного населения начинаются межкультурные трения и повышается дискомфорт в среде коренных жителей. А в Бутове, например, этот показатель превышен уже в три раза. Сейчас существует более 40 мусульманских общин в различных районах Москвы.

Поколение, выросшее по законам шариата, вряд ли сможет полностью адаптироваться в столице светского государства, что само по себе приводит к изоляции. А исход коренного славянского населения из подобных районов уже начался, как когда-то из резко исламизировавшихся республик Северного Кавказа.  Что нас ожидает, можно увидеть, взглянув на тот же Париж: поджог автомобилей, ограбление местных жителей, экстремистские выходки там стали обычным антикультурным фоном. Ряд европейских стран, таких как Португалия, Испания, Италия, Франция, Австрия, выступили против дальнейшего наплыва мигрантов из неевропейских стран.

По данным МВД России, количество совершенных иностранцами преступлений за последние пятнадцать лет возросло в 130 раз. В 2006 году иностранцами на территории России совершено 46 тыс. преступлений, что в четыре раза превышает количество преступлений, совершенных россиянами в отношении иностранцев.

В пятницу, 18 сентября 2009 года, в Московской области нападению гастарбайтеров подверглись двое военнослужащих, зашедшие на местный рынок. Кровавая расправа над армейскими офицерами произошла в деревне Палаево Солнечногорского района Подмосковья. По данным начатого расследования, примерно в 16:00 два офицера Вооруженных сил РФ, в свободное от службы время, подошли к торговому павильону, когда к ним подбежал неизвестный и предложил купить бензопилу. 33-летний подполковник Максим Н. и его сослуживец, 36-летний майор Дмитрий М., отказали незнакомцу, после чего разнорабочий начал предлагать им приобрести мобильный телефон. Военные снова заявили, что не намерены ничего приобретать у неизвестного человека, и сказали "коммерсанту-энтузиасту", что все его товары наверняка некачественные. После отказа торговец удалился, но, как оказалось, затаил страшную обиду. Буквально через три минуты оскорбленный гастарбайтер вернулся в сопровождении 11 своих приятелей. Разъяренная толпа приезжих, вооруженная битами, бензопилами и кусками арматуры, напала на офицеров. «Моему мужу бензопилой разрезали голову и спину, - рассказала жена пострадавшего майора. – Когда он потерял сознание, продавец ларька успела затащить его в палатку и закрыть изнутри». Пока женщина вызывала милицию, толпа молодчиков продолжала издеваться над подполковником. Помимо страшных ударов битами, ему нанесли 2 ножевых ранения в живот и сделали 15 резаных ран бензопилой. К моменту прибытия сотрудников милиции преступники успели скрыться, запрыгнув в несколько автомобилей.

Что может случиться с Россией, когда количество иммигрантов и их потомков превзойдёт по численности коренное население России? Чем будут заниматься озорные мальчишки и девчонки из семей иммигрантов и гастарбайтеров, нигде не учащиеся, заполняющие сейчас привокзальные площади российских городов, когда вырастут? В обществе, где будут самым дьявольским образом переплетены экономические, политические, культурные, религиозные, нравственные интересы самого разношёрстного населения, состоящего из представителей почти всех стран Европы и Азии достаточно «искры», чтобы пламя заполыхало по всей России. И вполне возможно, что некоторые более многочисленные и могущественные соседи будут всячески способствовать внутрироссийским конфликтам, преследуя свои собственные интересы.

Наступит ли российская «эпоха воюющих царств». Богатая природными ресурсами страна, но с постоянно и быстро уменьшающимся многонациональным населением провоцирует окружающие её страны вмешиваться в её внутренние дела с помощью своих переселенцев. Так происходит сейчас в странах европейской культуры, где выходцы из других стран начинают постепенно проявлять свои собственные интересы, вступающие в противоречащие интересам коренного населения. Так будет неминуемо происходить и в России, но гораздо масштабнее и ожесточеннее. Война в Чечне покажется лёгким недоразумением, когда коренное население России сократиться до 50 миллионов и будет состоять в основном из пенсионеров, и тогда 50 миллионов переселенцев решат, что настал их час порулить этой гигантской территорией.

Мы всегда гордились тем, что занимаем самую большую территорию в мире, но если не остановить процесс сокращения численности коренного населения России, то мы не сможем защитить наше богатство, а значит, потеряем всё в неравной битве. Не расовый состав нас волнует, а сохранность в веках народа российского. Россияне никогда не были расистами и всегда двери России были открыты для любых переселенцев. Но народ, который не может сохранить сам себя, не сможет сохранить ни свою культуру, ни свою государственность, ни свою территорию.

 

Миграция – это естественное явление в свободном мире. Если бы рождаемость коренного населения в России хотя бы компенсировала естественную убыль населения, тогда проблемы с депопуляцией не было бы, как и никого не волновал бы вопрос о миграции населения. Однако в эпоху депопуляции меняется и смысл миграции: из нейтрального и даже положительного явления она становится средством, меняющим национальный состав населения. В эпоху депопуляции миграция ускоряет процесс вымирания и исчезновения коренных народов. Если при нормальной рождаемости на миграцию можно было бы не обращать никакого внимания, то при депопуляции наличие миграции ускоряет процессы гибели страны. Большая иммиграция в депопулирующую страну – это скорый смертный приговор ей и её населению. Это смертный приговор самой стране, да и всему миру, если речь идёт о Европе.

Не беспокоиться же насчёт иммиграции можно только в одном единственном случае – когда население принимающей страны не вымирает от депопуляции. Мы нисколько не возражаем против того, чтобы в нашу страну переселялись все, кому хочется. Однако, не во времена депопуляции!

 

Коренные европейцы – «старые европейцы». Новые европейцы – эмигранты из всех стран мира и их потомки. Люди, для которых европейская история – волшебная сказка, а европейские законы – способ сделать деньги на старых европейцах, а европейская культура – развлечение для старых европейцев. Пройдёт совсем немного времени и все либеральные излишества в быту, законодательстве, культуре будут отброшены, так как власть новых европейцев будет устанавливать законы для жизни, а не для вырождения.

 

Интересно, что у иммигрантов нет той неуверенности, что отличает коренных европейцев, в том, что касается того, что есть правда,  и что ложь. Это европейцы загнали свою религию в угол, не позволяя ей вмешиваться в дела общества. А для европейских арабов, например, их религия указывает, что ношение хиджаба обязательно для всех женщин, даже, если они учатся в европейской школе. Даже для своего паспорта женщина-мусульманка должна фотографироваться в хиджабе. И нынешние европейские либерал-демократы всерьёз надеются, что когда европейцев станет меньшинство, удастся сохранить европейские культурные ценности? Какая наивность, если не сказать резче! Когда в законодательном порядке всех европейских женщин заставят носить хиджаб, никто не спросит, хотят они этого или нет. Возможно, тогда европейцы поймут, наконец, в какую пропасть занёс европейцев либерализм.

 

Необходимо сделать всё возможное, чтобы в мире оставались немцы, англичане, французы, русские… Необходимо найти средство повышения рождаемости коренных народов Европы. Чтобы никогда не наступило время, когда от этих народов останется лишь память, как о древних греках или римлянах. Глупо ожидать, что со временем турки в Германии станут немцами, а арабы во Франции французами. К сожалению, сейчас происходит постепенная ликвидация в сознании европейцев тех ментальных качеств, что делали из человека француза, немца, англичанина. Европейские народы, носители европейской культуры, сделавшие определяющий вклад в современную цивилизацию, постепенно превращаются в меньшинство В СВОИХ СОБСТВЕННЫХ СТРАНАХ. И никто не даст гарантию, что они постепенно не исчезнут полностью под напором иных культурных ценностей. Ведь современная либеральная демократия позволяет это сделать.

 

 

5. ЕВРОПЕЙСКАЯ ДОРОГА.

        

Во времена перестройки в Советском Союзе на экраны страны вышел прекрасный фильм Тенгиза Обуладзе «Покаяние». Там есть замечательные слова о том, что каждая дорога должна вести к храму. «Зачем нужна дорога, которая не ведёт к храму?» - спрашивал фильм у советского зрителя.

Тогда все народы в Советском Союзе на собственном опыте уже убедились окончательно в том, что страна идёт «не по той дороге». Путь, который народы бывшей Российской империи выбрали в 1917 году, оказался тупиковым: в СССР жилось с каждым годом всё труднее, и не было никаких надежд, что жизнь изменится к лучшему. Советское общество было разочаровано результатами семидесятилетней большевистской диктатуры и требовало перемен.

Воцарилось мнение, что стране следует «вернуться на дорогу, по которой идёт всё прогрессивное человечество». Да, мы когда-то сбились с пути, пошли по нехоженым тропам и окончательно заблудились. Нам не хватило ни опыта, ни ума, ни сил, чтобы создать жизнеспособное общество, обеспечивающее народу достойный уровень жизни, сравнимый с уровнем жизни населения развитых капиталистических стран.

В то время как Европа всё богатела и богатела, жизнь в СССР становилась всё беднее и беднее по сравнению с европейским богатством. В конце концов, этот контраст стал бить в глаза настолько ярко, что не заметить или заболтать его уже было невозможно. Тем более, что политика гласности использовалась для охаивания всего советского и восхваления всего западного. И все помыслы советских людей 80-х годов стали связываться с «возвращением в европейскую цивилизацию».

Европа снова стала для россиян образцом для подражания, как когда-то в прошлые века. «Вернуться в Европу» - это, значит, надо признать полное поражение коммунистической идеологии, признать, что «наша дорога не ведёт к храму». Надо жить по-европейски, вести себя по-европейски, думать и работать по-европейски. «Россия – часть Европы!» - этот призыв советских диссидентов и правозащитников к народу стал определяющей идеологией перестройки. Советским людям предлагалось брать во всём пример с Европы, если «мы хотим жить так же хорошо, как живут европейцы». Европа стала одновременно и образцом для подражания и учителем для «совка», как пренебрежительно, вслед за известным бардом, стали называть советского человека российские интеллигенты.

Ветер перемен снова распахнул окно в Европу, в «цивилизованный мир», и советский народ с радостной надеждой на лучшую жизнь устремился перенимать всё европейское. Советский человек бросился в Европу, искренне полагая, что он выбирается, наконец, на дорогу, которая приведёт его к храму. За десятилетия коммунистической диктатуры советские люди истосковались по материальному благополучию, по открытости и честности слова, по благоустроенному быту, и хотели побыстрее окунуться в цивилизацию, чтобы стать такими же благополучными и комфортными, уверенными в себе и красивыми, какими им представлялись европейцы со страниц глянцевых журналов.

Советский гадкий утёнок очень хотел стать европейским белым лебедем.

 

Европа сейчас – одно из самых благоустроенных мест для проживания на планете. Многолетняя либерально-демократическая политика европейских правительств привела к тому, что население Европы стало, пожалуй, самым защищенным в мире от материальных невзгод. Можно вообще не работать и жить в своё удовольствие, что европейцы и делают, особенно молодёжь. Многие европейцы, особенно новоявленные, из переселенцев, существуют на разного рода пособия и не планируют жить по-другому.

Мировые либеральные СМИ делают всё возможное, чтобы внедрить в головы людей всех стран мира мнение, что именно Европа и есть та страна обетованная, в какой должен проживать каждый уважающий себя человек. Именно Европу приводят в России в качестве примера, в качестве объекта для подражания российские демократы и либералы. Именно к европейским стандартам уровня жизни стремятся «прогрессивные» россияне в своих сладких мечтаниях, именно в Европу стремятся поехать на отдых и проживание российские олигархи,  воры и проститутки.

Да, европейский уровень жизни сейчас и много лет ещё будет недоступен большинству россиян. И у многих в России сложилось представление, что вот Европа и есть та страна счастья, где можно жить свободному человеку без проблем и с наивысшим комфортом. И если в начале ХХ века среди российской интеллигенции звучало «В Москву! В Москву!», то нынче звучит «В Европу! В Европу!». И различные «несогласные с политикой Путина» политические течения России настойчиво требуют перенимать буквально все ценности Европы в наикратчайшее время, «для нашего же блага».

«Россия хочет стать цивилизованной европейской страной?» - спрашивают в полемике  российские либералы. Значит, надо срочно менять российское законодательство в соответствие с европейскими стандартами «демократии, свободы и прав человека».

        

В ТУПИКЕ.

 

В 90-х годах прошлого века Россия вступила кое-как на европейскую дорогу. Вступила и оказалась в глубочайшем экономическом и мировоззренческом кризисе. И вот теперь мы должны признать, если хотим быть до конца честными перед самими собой, что и европейская дорога не приведёт нас к храму.

 

ЕВРОПЕЙСКАЯ ДОРОГА ВЕДЁТ ТОЛЬКО НА КЛАДБИЩЕ, КУДА ЕВРОПЕЙЦЫ УВЕРЕННО ТОПАЮТ УЖЕ ОКОЛО СТА ЛЕТ.

 

И в том, что Россия опять выбрала не ту дорогу, следует винить в первую очередь советскую власть, которая не от большого ума засекречивала всё, что можно, и что нельзя. Советскому народу просто неизвестна была та проблематика европейского вымирания, которая сокращала и население Европы, и население Советского Союза. А если б проблема депопуляции открыто была озвучена и доведена до сведения каждого советского человека, тогда бы ни у кого не возникла мысль пролагать курс в умирающую Европу. Мы бы уже 30 лет назад поняли, что не следует стремиться в депопулирующую уже сто лет Европу, что нужно искать совсем другой жизненный путь, что нельзя полагаться на «проверенные» пути, что разум человеку дан не для того, чтобы по-обезьяньи перенимать всё то, что понравилось с первого взгляда. Думать надо!

Конечно, в неправильном выборе пути виновата советская партийная элита, которая знала о европейском вымирании, о многолетнем снижении рождаемости в СССР. Партийное руководство «империи зла», вместо того, чтобы показать советскому народу мир таким, каков он есть на самом деле, благодушно бросило его в русло погибающей европейской цивилизации.

 

ЕВРОПА ВЫМИРАЕТ, ЕЁ КОРЕННОЕ НАСЕЛЕНИЕ СОКРАЩАЕТСЯ. ЗНАЧИТ, НЕ ЕВРОПЕЙСКАЯ ДОРОГА ВЕДЁТ К ХРАМУ.

 

Европейский мир принимает депопуляцию и старение коренного европейского населения с рабской покорностью, так непохожей на европейские нравы ещё недавнего прошлого. Европейцы только уныло констатируют своё исчезновение, в бессилии опустив головы. Европейское коренное население, как стадо баранов, идёт покорно на бойню истории, придумывая разные оправдания своему вымиранию. Европейцы самоуверенно прогнозируют такое же исчезновение других народов от депопуляции, полагая, что они так же рабски будут следовать  за ними в могилу по пути европейской деградации. Но может быть европейская импотенция станет для народов мира примером того, как нельзя строить свою жизнь, если конечно, народы мира не хотят сгинуть вслед европейцам?

 

Самые счастливые европейские дети живут в Нидерландах и Скандинавии, кричит европейская пропаганда. «Британская группа по борьбе с детской бедностью провела исследование, в результате которого выяснилось, что самое лучшее детство можно провести только в Нидерландах – оценки по всем критериям самые высокие, а Скандинавия может похвастать самым низким уровнем детской смертности. Дети до 19 лет из Швеции, Норвегии, Исландии, Финляндии и Дании не увлекаются курением, алкоголем, наркотиками и ранней половой жизнью. В Норвегии самые лучшие жилищные условия». Всё это – прекрасный образец затуманивания проблемы, а попросту оболванивания народа, если вспомнить, что во всех перечисленных странах рекордно низкая рождаемость коренного населения. То есть, именно этим странам первым придётся узнать, что станет с ними, когда коренное население в них превратится в дряхлое меньшинство. Вот тогда «счастливые дети» с лихвой нахлебаются «счастья» быть гонимыми в собственной стране.

 

Непонятно! Как же так – такая прекрасная страна, как Франция, например, с такой богатейшей историей и культурой, преуспевая во всех областях человеческой деятельности, имея высокий уровень жизни населения, отстаёт от развивающегося мира только в одном – в рождаемости. И это можно сказать обо всех странах великой европейской цивилизации!

«После 1970 года, пишет лауреат Нобелевской премии по экономике 1992 года, преподаватель экономики в Чикагском университете и старший научный сотрудник Гуверовского института Гэри Беккер,  ни в одной стране мира, где общий коэффициент фертильности упал ниже уровня воспроизводства, серьезных увеличений этого коэффициента не отмечалось. Для снижения уровня рождаемости были веские причины, в особенности необходимость вкладывать в воспитание детей много времени — а речь шла о личном времени все более и более образованных женщин. Кроме того, в странах, где была построена «экономика умственного труда», родители стремились не рожать больше детей, а вкладывать как можно больше сил в воспитание каждого ребенка. Повышения рождаемости можно было бы добиться увеличением детских субсидий, выплачиваемых матерям, узакониванием оплачиваемых отпусков по уходу за ребенком и субсидированием детских учреждений. Однако оказалось, что даже самые щедрые вливания в семейный бюджет оказывают на фертильность далеко не самое сильное воздействие. В результате проведенного двумя французскими экономистами исследования весьма затратной национальной системы субсидий для женщин, родивших двух и более детей, получилось, что итогом всех усилий стало увеличение коэффициента фертильности всего на одну десятую — с 1,7 до 1,8.»

Как-то не совсем логично получается в этой жизни: только люди начинают жить мирно, счастливо и комфортно, как перестают размножаться. Это как-то досадно, но приходиться мириться с депопуляцией, как с неизбежной данностью, как с «законом природы, понуждающим людей вымирать с ростом их благосостояния», полагают некоторые учёные.

        

Вызывает уважение тот подход к вопросу о рождаемости в России, который пытается осуществить сейчас Российское государство. Повышение детских выплат, материнский капитал и иные меры, конечно, дадут положительный эффект. Россияне, не избалованные высоким уровнем жизни и поддержкой государства, конечно, откликнутся повышением рождаемости на первых порах. Но постепенно, с ростом доходов населения, по мере повышения уровня жизни в России, рождаемость снова начнёт падать. На этом пути мы только повторяем европейский опыт.

Европа уже опробовала путь преодоления депопуляции через её материальную стимуляцию – повышение качества медицинских услуг, пособия на детей, высокий уровень жизни и тому подобное. И эти меры, в конечном счёте, ничего не дали. К сожалению, таким же будет результат и нынешних российских усилий.

Развитый мир уже прошёл этот урок и смирился, похоже, с последствиями. Европа уже использовала все свои ресурсы, чтобы переломить ситуацию с депопуляцией, но ничего не получилось. Вот почему на западе появилась теория естественного падения рождаемости, как следствие повышения уровня жизни населения. Эта теория находит своё подтверждение фактами: любая страна, следующая по пути научно-технического прогресса, достигающая высокого уровня жизни населения, исповедующая европейские культурные и политические ценности – становится жертвой процесса сокращения рождаемости коренного населения. 

Европейские коренные народы давно уже живут во многом за счёт крови других народов, за счёт переселенцев. Но так не может долго продолжаться – уже виден день, когда последний коренной европеец без почестей сойдёт в могилу. И кто им будет – немец, француз, англичанин или россиянин?

 

«CANT BUY ME LOVE»

        

Свободный европейский демократический и либеральный богатый капиталистический мир полагал и полагает, что всё измеряется материальным достатком, количеством ВВП, приходящимся на душу населения, что за деньги всё продаётся и покупается. А вслед за европейцами и новые русские обыватели – от олигарха до челнока – стали  всё измерять на доллары. Однако жизнь неумолимо берёт своё и европейским народам сейчас приходится  с горечью осознавать, что не всё измеряется в этом мире деньгами.

Казалось бы, что проще, если появилась депопуляция в стране, достаточно дать женщине, семье больше денег, материальных благ и дети появятся сами собой. Но в реальности оказывается далеко не так. Самый высокий в мире уровень жизни, достигнутый европейскими странами, скорее усугубляет проблему депопуляции, чем преодолевает её. И сколько бы льгот и денег европейские правительства ни вбухивали в здравоохранение, в социальное обеспечение – отдача мизерна.

Во всех развитых странах европейской культуры депопуляция коренного населения неумолимо продолжается. Не спасают ни наличие высокого уровня жизни, ни гражданские права и свободы, ни социальные программы. Ну не хотят люди размножаться в европейском раю! Действительно, любовь не купишь ни за какие деньги, рождаемость не поднимешь развитой экономикой и повышением уровня материального благополучия.

Что же это за рай такой устроили европейцы самим себе, что потеряли способность воспроизводиться? Что же они не хотят, чтобы и дети их пожили в таком благодатном, чистом и уютном гнёздышке, какой представляется сейчас Европа в завидующих глазах жителей экономически менее развитых стран. Получается, что коренные европейцы построили для себя мир, в котором хотят жить даже без собственных детей? Не слишком ли эгоистично?

 

ВЫМИРАНИЕ ЕВРОПЫ. ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР.

 

Европа вымирает уже более ста лет не потому, что бедна, не потому, что дороги в Европе плохие, не потому, что европейцам нечего есть. Не потому, что нет свободы, не потому, что нет демократии, не потому, что подавляются права человека. Европа вымирает не потому, что высока детская смертность в европейских странах, не потому, что женщины европейские забиты и унижены, не потому, что женщинам заказан путь в политику, экономику, культуру.

Наоборот, в Европе наибольшая продолжительность жизни людей, наименьшая детская смертность… В Европе достигнуты самые лучшие условия для проживания людей на планете.

Так почему вымирает Европа, если жить в ней так хорошо? Этот вопрос ставит в тупик европейских учёных и политиков. Казалось бы, создав наилучшие в мире условия существования для человека, европейцы вправе были ожидать, что благодарные жители, по крайней мере, будут самовоспроизводиться, чтобы хотя бы поддерживать существующее процентное соотношение европейцев в население мира. Так ведь нет! Европа вымирает темпами, при которых коренное европейское население может исчезнуть с лица земли уже в текущем столетии.

 

Поразительно, но продолжающееся целое столетнее вымирание европейцев, кажется, никого не волнует. Под главенством ООН, например, проходят конференции, создана специальная программа ООН по борьбе со СПИДом, от которого умирают по два миллиона людей в год и болеют на Земле 33 миллиона.

Коренные европейцы от депопуляции сокращаются темпами, во много раз большими, чем население мира вымирает от СПИДа! Темпами, которые положат конец европейской цивилизации в текущем веке, и никто в мире не обращает на это ровно никакого внимания! Происходит самый настоящий геноцид коренных европейских народов!

Люди! Протрите глаза! Неужели вас не интересует ваша скорая судьба? Жалкий СПИД ничто в сравнении с продолжающейся депопуляцией! Умрёт Европа уж точно не от СПИДа, а оттого, что коренные европейцы не рожают! Вот о чём кричать надо! И кому какое дело, какой болезнью будет болеть последний европеец?

Такая мелочь для депопулирующей Европы, как СПИД, вызывает огромную общественную реакцию. Борзописцы-журналюги всех стан красочно описывают всё, что краем уха слышат от медиков об этой болезни. А вот о том, что Европа потеряла сотни миллионов жителей из-за низкой рождаемости, европейская общественность и не знает.

А ведь это не напрасно! С одной стороны, европейцы беспокоятся за своё здоровье, опасаются за свои жизни, но им безразлично, оказывается, с другой стороны, как будут жить их дети, в какой стране они вынуждены будут жить и умирать. Крики об опасности СПИДа и игнорирование проблемы депопуляции вызваны ничем иным, как европейским эгоизмом. Получается, что живущим сейчас европейцам плевать на будущее, они живут только настоящим. Что ж, тогда сегодняшние европейцы вполне заслужили быть уничтоженными депопуляцией – эгоизм наказывается мудрой природой. Эгоистичные европейцы заслужили своё исчезновение!

 

Природа, в отличие от общества и человека, проста и сурова. Её не обманешь ложными теориями и учениями, лозунгами прогресса, зовущими в светлое будущее. Она безжалостно расправилась со страной «развитого социализма» и с таким же безразличием она расправляется сейчас и с «цивилизованной» Европой.

Природу не интересуют ни высокий уровень общественного потребления, ни продолжительность жизни, ни комфортное существование, ни высокая культура, ни демократия, ни права человека. Это люди могут жить в иллюзиях какое-то время, но природа рано или поздно заставляет их расплачиваться за надругательство над нею. Природа «видит», что люди в странах «золотого миллиарда» живут не по её законам и карает их за это вырождением. Она просто лишает особь, идущую наперекор её законам, рефлексов к продолжению рода. И тогда наступает депопуляция – смерть общества из-за низкой рождаемости.

Западные зелёные шумят по поводу всемирного потепления. Западные политики и экономисты обеспокоены текущим финансово-экономическим кризисом. Но не от кризиса вымирают коренные европейцы. Не о потеплении нужно думать…  А о том, кто жить будет в том тёплом мире. Уж во всяком случае – не потомки современных коренных европейцев.

 

ВЕЛИКИЙ ЕВРОПЕЙСКИЙ ИСХОД.

 

По оценке экспертов ООН.… Если в наиболее развитых странах проживает около 18% всех людей мира, то среди людей 60 лет и старше – почти 36%, а среди людей 80 лет и старше – более половины (51%).… В настоящее время пятую часть населения наиболее развитых регионов составляют лица в возрасте 60 лет и старше, а к 2050 году, по прогнозным оценкам, их доля возрастет до трети.

Представьте, европейцы, что произойдёт через несколько десятков лет, когда вам придётся столкнутся с тем, что персонал больницы, где вы будете лечиться в старости, станет турецким (арабским, китайским, индийским и так далее). Вы будете ждать теплых слов сочувствия и они, конечно, будут произнесены, но вы их не поймёте, потому что услышите только турецкую (арабскую, китайскую, индийскую и так далее) речь. Со смертью последних европейцев, европейские страны будут населять представители других рас и народностей, которые уже сейчас начинают устраивать в Европе свою жизнь по своим стандартам.

И это – самый благоприятный для европейцев вариант их сошествия с арены истории, какой вряд ли случится. Реальность будет такова, что пришлое молодое население Европы, динамичное и агрессивное, просто начнёт со временем всё активнее перераспределять наследство умирающего европейского населения. И чем больше будет сокращаться количество коренных европейцев, тем всё более бесцеремонно иммигранты и их потомки будут лишать «могикан Европы» их прав: экономических, социальных, политических. В конце концов, чужая молодёжь просто заставит старых европейцев признать новый порядок жизни. Не потому, что она жестокая, а потому, что она просто другая. И пожилым европейцам придётся на старости лет осваивать иные нормы жизни, чтобы не умирать на улице.

Труднее всего придётся последним поколениям коренных европейцев, когда они станут численным меньшинством в собственных странах. Тогда им придётся увидеть, как постепенно, но всё убыстряясь, меняется жизнь, меняется всё вокруг. Чужая речь постепенно станет доминирующей в общественных местах, чужие названия и чужой язык придут на улицу, чужая культура станет навязывать свои требования. И тогда европейцы почувствуют себя чужими в собственных странах.

Чем меньше будет европейцев, тем больше будет искушение у иммигрантов побыстрее избавиться от ещё остающихся, чтобы окончательно завладеть их наследием, и вести дела по своему усмотрению. Европейцы столкнутся с тем, что их будут вежливо, но настойчиво просить, требовать освободить место, бывшее их родиной.

Европейский исход станет, пожалуй, самым трагическим эпизодом в жизни человечества, потому что именно европейцы убили сами себя, не пожелав или не сумев преодолеть депопуляцию. Народ, исчезающий и гонимый на своей собственной родине – что может быть более трагичным.

 

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ КОЛЛАПС.

 

Благодаря успехам европейской медицины, увеличенная продолжительность жизни отодвигает момент смерти организма в будущее. Но рано или поздно наступает время, когда поколения умирают, как бы ни старались медики. Это время для большинства современных европейцев наступит уже к середине текущего века. Тогда огромное количество пожилых европейцев покинут этот мир в течение нескольких десятилетий. И за это время Европа очень быстро изменится – в исторически очень короткий срок она потеряет свою расовую идентичность.

Этот процесс будет происходить исторически быстро, что будет похоже на обвал, обрушение, коллапс. Великий европейский исход будет происходить подобно радиоактивному распаду, когда за определённое время количество радиоактивного материала уменьшается вдвое. Так и коренное европейское население: наступит момент, когда оно резко сократится вдвое, и далее начнётся процесс постепенного исчезновения европейцев с лица земли. Очищение Европы от коренных европейцев во время демографического коллапса будет проходить очень быстро, буквально одно-два десятилетия потребуются, чтобы Европа изменилась до неузнаваемости по национальному составу.

За несколько десятилетий демографического коллапса коренные европейцы останутся в абсолютном меньшинстве в своих странах. Буквально за историческое мгновенье произойдут настолько значительные изменения в национальном составе населения европейских стран, что редкие пожилые европейцы будут просто неразличимы в уличной толпе.

Однажды, проснувшись, и выйдя на улицы европейских городов, иммигранты и их потомки вдруг увидят, что коренных европейцев вокруг них уже нет. Что по европейским городам гуляют лица иной расы, а коренные европейцы встречаются так редко, словно они здесь чужие, посторонние. Но к этому времени, вероятнее всего, уже не будет и той политической Европы, какую мы видим сейчас.

Что тогда произойдёт ясно видно на примере истории с Косово. Территория, исторически принадлежавшая Сербии, являющаяся местом исторической памяти сербского народа, постепенно была заселена албанскими искателями лучшей доли. Когда пришельцев было мало, они вели себя тише воды, ниже травы. Но как только их стало большинство в крае, они заявили о своих интересах и развязали беспощадную войну. И вот сейчас Европа вынесла приговор по косовскому вопросу не Сербии, не Косово, не Албании, а самой себе. Именно её ждет в недалёком будущем та резня, которую спровоцировали и устроили косовские албанцы. Европа пока контролирует ситуацию, но с каждым годом это делать будет всё сложнее. И рано или поздно Европа вспомнит о Косово, но вряд ли тогда уже можно будет что-либо изменить.

 

И в заключении снова вернёмся к размышлениям А. И. Антонова.

«Приведенные выше данные говорят о крахе потребности в полной семье с несколькими детьми — и не только в России, депопулирующей с 1992 года, но также и в Европе, где суммарные коэффициенты рождаемости и показатели ожидаемого числа детей аналогичны.

Это значит, что в ближайший период, 2007 – 2015 годы, по мере исчерпания демографического потенциала большинство европейских стран окажется в зоне «депопуляционного единства».

Без радикального изменения положения института семьи среди других институтов, без преобразования всей системы ценностей в обществе с индивида на семью, ситуация никогда не улучшится.

 

Необходимо подчеркнуть ещё раз: человечество уже вступило в период депопуляции, оказавшись в невиданной ранее ситуации, когда все прежние представления о демографической динамике и о её последствиях потеряли (или теряют) свою актуальность. Всё большее число стран вступают на этот гибельный путь, путь депопуляции. В конце его – или исчезновение человечества как такового, или его превращение в нечто, сходное с мрачной машинизированной утопией Олдоса Хаксли. И пусть нас не утешают мысли о том, что до этого ещё далеко – этот «прекрасный новый мир»… «уже здесь, на пороге… И если ничего не предпринимать, он наступит быстрее, чем мы думаем».

 

ГЛЯДЕТЬ ПРАВДЕ В ГЛАЗА.

 

Давайте попробуем честно ответить на вопрос о пользе и вреде миграции.

Происходящая сейчас в европейских странах депопуляция ведёт к неизбежному сокращению численности коренного населения до положения абсолютного меньшинства к середине текущего века. Какие угрозы для страны следуют из этого?

До тех пор, пока количество мигрантов в стране находится в абсолютном меньшинстве, они стараются вести себя по возможности тихо. Некоторые из них могут даже вполне искренне считать страну переселения своей новой родиной и служить ей не за страх, а за совесть. Они могут даже полностью перенять культуру и язык своей новой родины, но, смотря на себя каждое утро в зеркало, они видят там марокканца, например, а уж никак не коренного француза.

Что случиться в стране, как только количество переселенцев превысит численность титульной нации? Тогда иммигранты, конечно, вспомнят о своих национальных корнях, откуда они родам – это вполне естественно, интересоваться своими предками. Или их заставят вспомнить о своей национальной принадлежности их менее обеспеченные соотечественники, пытающиеся изменить своё социальное положение за счёт титульной нации. Новое, иммигрантского происхождения, большинство населения страны станет постепенно менять на законодательном уровне, пользуясь демократической процедурой, условия жизни в стране. И вряд ли эти изменения будут проходить в пользу титульной нации, скорее, резко наоборот.

Вопрос о национальной принадлежности рано или поздно может обострить ситуацию в стране настолько, что страна может даже прекратить своё существование. История распада Советского Союза, история распада Югославии, история распада Чехословакии, истории распада всех многонациональных государств в ХХ веке говорят о том, что они рано или поздно распадаются, если численность титульной нации уменьшается до положения меньшинства. И если это меньшинство теряет способность удерживать единство народов в стране, что может быть вызвано причинами экономическими, политическими, культурными, религиозными и так далее.

К чему может в дальнейшем привести процесс распада европейских государств и процессы изменения их политического, экономического, культурного переустройства, идущие одновременно? Вряд ли эти процессы будут способствовать росту материального обеспечения населения распадающихся стран, что в свою очередь может обострить ситуацию в стране до социального взрыва.

Не хотелось бы пугать европейцев, но впереди у них просвета нет.

 

МУСУЛЬМАНСКИЙ МИР БУДУЩЕГО.

 

Именно мусульманские народы смогут унаследовать европейские пространства, освобождающиеся вследствие депопуляции коренного европейского населения.

В чём же причина мусульманской плодовитости?

Она в культурных традициях мусульман, связанных с религией.

Ислам – это жёсткие моральные нормы поведения, требующие от человека постоянно «держать себя в руках», уважать старших, помогать людям, быть милостивым к бедным и беспощадным к врагам Аллаха. Настоящий ислам воспитывает человека жить в согласии с другими людьми и с окружающим миром.

Ислам запрещает гораздо больше, чем разрешает, в сравнении с христианством. Именно определённые запреты мешают мусульманам добиваться успехов в производственной деятельности, в экономике, в культуре. Но одновременно религиозные установки защищают мусульман от разрушающего действия современной европейской культуры.

Исламская религия – это реализация этического принципа построения общества. В исламе очень сильной стороной является именно нравственное поведение мусульманина. Его жизнь проходит под присмотром Господа и ему следует постоянно помнить о своём предназначении – быть воином Бога, следовать определённым нравственным традициям в реальной жизни. Мусульмане – покорные Богу – призваны жить на Земле достойно, в зависимости от предписанных правил, только так они могут получить жизнь в раю.

В исламе женщина поставлена в иные условия, чем в христианстве. Мусульманкам запрещено оголять себя, вследствие чего автоматически теряет смысл почти вся индустрия моды и косметики. Такое распространенное в европейской культуре словоблудие, как нескончаемая полемика о различиях в эротике и порнографии, в исламе просто немыслимо. Во-первых, нельзя изображать человека, и во-вторых, женщине нельзя оголять себя. Вот и всё решение проблемы.

Женщинам также запрещены определённые виды деятельности, что резко ограничивает её деловую инициативу.

Ислам запрещает изображение человека. Это значит, что реклама товаров лишается одного из главнейших своих козырей – использование гендерных отличий в целях побуждения людей совершать покупки. Но этот же запрет наносит непоправимый ущерб развитию изобразительного искусства, например. Мир не знает исламских художников в европейской технике не потому, что мусульмане не способны к рисованию, а потому, что это запрещает религия. В странах же европейской культуры всех детей поощряют развивать свои изобразительные способности. В мусульманстве упор делается на этическое воспитание человека, в европейской культуре – на воспитание эстетическое.

Ислам вводит жёсткие ограничения на пищевые пристрастия людей, что иногда весьма благоприятно действует на человеческий организм, в случае спиртных напитков, например. «Сухой закон» ислама ограждает мусульман от спаивания на протяжении многих столетий, сохраняя их генофонд от повреждений.

Вера в Бога и суровые нормы поведения создают исламскую культуру.

Ограничивая себя в определённых областях деятельности, делая упор на этических ценностях, мусульмане, во-первых, исторически несколько отстают от европейцев в научно-техническом, культурном и политическом развитии. А во-вторых, и это самое главное в сегодняшнем мире, мусульмане сегодня не страдают от депопуляции.

Они-то и станут наследниками европейского мира.

 

 

6. ГЛАВНЕЙШИЙ ВОПРОС СОВРЕМЕННОСТИ.

 

Война объявлена президентом России ещё в 2004 году, но её тотальность и опасность не осознаётся до конца ни обществом, ни государством.

 

Успех любого начинания очень часто зависит оттого, насколько верно люди определяют главную проблему, объективно уже стоящую перед ними. Говорят, правильно поставленный вопрос уже есть половина успеха. И наоборот, если главная проблема, сформулирована неправильно, туманно, все начинания могут обернуться только крахом, несмотря на все усилия. Правильно определить проблему, поставить вопрос – это и в физике, и на войне, и в политике во многом определяет победу.

Речь в данной книге идёт о судьбе России. И все рассуждения основаны на том мнении, что её судьба напрямую зависит от того, насколько правильно нынешние россияне определяют главнейший вопрос современного существования страны.

 

В ГОРЯЧКЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ БУДНЕЙ.

 

Посмотрим же, о чём говорят сейчас российские политические и государственные деятели, средства массовой информации (СМИ). Какие темы обсуждают? Что находится «на слуху»? Каков он, по мнению российской общественности, главнейший вопрос современности?

И достаточно беглого взгляда, чтобы увидеть, что при всём различии политических платформ и программ, главными для всех являются вопросы преодоления текущего финансово-экономического кризиса и быстрейшего экономического развития России. Этому посвящена вся деятельность правительства, этому посвящены все споры, происходящие между партиями и течениями. Главное для России, по мнению всех современных российских политических игроков, – это сохранение потенциала экономического развития, обеспечение низкого уровня инфляции, дальнейший рост доходов населения и так далее, и тому подобное.

Тем более в условиях текущего мирового кризиса вопросы экономики занимают все мысли россиян. Финансово-экономический кризис заставляет людей думать в первую очередь об экономике, о хлебе насущном, а уже потом обо всём остальном. Как преодолеть кризис с наименьшими потерями – вот над чем сейчас ломают головы лучшие умы России.

 

Казалось бы, это вполне нормально и естественно – заботиться об экономическом развитии страны. Этим занимаются правительства всех капиталистических стран мира, почему же кто-то должен поступать как-то иначе? И надо отдать должное современному российскому правительству – в текущем веке, в докризисный период особенно, Россия демонстрировала выдающиеся достижения в экономическом развитии.

Россия снова в конце ХХ века вступила на капиталистический путь развития, а для всех капиталистических стран главными вопросами являются вопросы экономики. Эффективность современного либерально-демократического капиталистического правления определяется способностью правительства решать вопросы успешного экономического развития страны.

 

Выпячивание на первый план экономических вопросов – это особенность капиталистической формации, когда капиталистическое производство подчиняет общество и  государство своим интересам. Общество и государство обслуживают капитализм и, если экономика успешно развивается, если капиталистическому производству удалось добиться высоких показателей на душу населения, показатели этого развития объявляются показателями прогрессивности политических порядков в обществе и государстве. Чем выше экономические достижения, чем больше удовлетворение населения продуктами производства, тем прогрессивнее считается капиталистическое общество. И страна, добившаяся высоких показателей ВВП на душу населения, объявляется передовой и прогрессивной. Мерилом прогрессивности, таким образом, становятся показатели экономического развития – прогрессивность общества и государства определяются эффективностью производства, количеством валового продукта на душу населения. «Что хорошо для «Дженерал Моторз», то хорошо для Америки» - что хорошо для капиталистического производства, то хорошо для человека, общества и государства.

В капиталистическом государстве экономическое развитие фетишизируется настолько, что становится всеобщим мерилом развития, критерием общественного прогресса. Вот почему главными обсуждаемыми в капиталистическом обществе темами являются темы экономические. С ними соотносятся все остальные вопросы и проблемы: социальные, политические, культурные и так далее. Считается, что решение всех проблем демократического капиталистического государства, всех вопросов социального развития прямо зависит от количества денег, которое капиталистическое правительство может на них израсходовать.

Значит, чем мощнее экономика страны, тем выше зарплаты, тем больше денег в бюджете страны, тем больше денег вкладывается в социальную сферу, например, тем выше уровень жизни в стране, следовательно, тем прогрессивнее общество. Вот по этой простой и ясной схеме развиваются после окончания Второй мировой войны все страны Европы, все капиталистические страны. Вот по этой схеме действуют ныне и российские правительства.

Современное европейское либерально-демократическое государство полностью соответствует современному этапу развития капитализма. Результатом этого единства является высочайшее материальное обеспечение западного общества. Современная политическая система европейского либерализма, обеспечивающая научно-технический прогресс и капиталистическое производство, становится синонимом общественного прогресса. И так как именно либерально-демократическое правление в наилучшей степени способствует современному капиталистическому производству, то делается вывод о том, что чем демократичнее и свободнее страна, тем уровень её экономического развития выше. «Во Франции менее зрелая демократия, поэтому Франция в своем экономическом развитии отстает от США и Великобритании»,- заключает известный российский либерал и правозащитник.

Идёт всемирная гонка за высокими показателями ВВП на душу населения, в которой лидерами остаются страны либерально-демократического лагеря. (Мелкие «сырьевые», «островные», «туристические» и прочие такого же рода государства не в счёт.) В роли передового и прогрессивного общества сейчас выступает европейская цивилизация, представленная условно странами ОЭСР (Организация Экономического Сотрудничества и Развития), добившаяся самых высоких показателей капиталистического производства и потребления.

 

Россия на этом пути пока может похвастать только высокими темпами экономического развития, уступая кратно по показателям ВВП на душу населения передовым развитым странам. Вот почему все мысли современного капиталистического правительства России поглощены решением экономических вопросов (собственно, для этого капиталистические правительства и существуют), в надежде догнать передовые страны по уровню производства продукции на душу населения. Мы тоже очень уж хотим приобщиться к европейскому прогрессу.

Вообще говоря, проблем сейчас у России – пруд пруди. Проблемы экономические, социальные, политические, военные, идеологические и так далее. Как, например, совместить либеральную экономику с государственными интересами, как преодолеть чудовищное расслоение общества на богатых и бедных, как сохранить науку и армию, как сохранить мир в многонациональной стране и ещё великое, великое множество других. И решение всех этих проблем ставится в прямую зависимость от решения главной проблемы – проблемы быстрого экономического развития России. Грубо говоря, «будут деньги – будет и праздник».

Правительству России необходимо преодолеть экономический кризис, очень необходимы экономические успехи, чтобы показать, в соответствие с европейской идеологией, что Россия и политически развивается в правильном направлении.

И оппозиционные партии и течения, критикующие правительство и существующую политическую систему в России, свою критику оправдывают именно беспокойством за экономическое развитие России. Либеральная оппозиция нынешней российской власти считает,  например, что «отказ путинской России от либеральных ценностей» не позволит стране преодолеть извечную отсталость от Запада, и приведёт «такой политический режим» к экономическому краху, ибо «невозможно поддерживать долго высокие темпы экономического развития, опираясь лишь на спекулятивно завышенные цены на нефть и энергоносители». «Отсутствие политической свободы в стране», по мнению российских либералов, закрывает путь России к успешному развитию экономики.

Короче говоря, сейчас в России обсуждается масса проблем, и все они так или иначе связаны с её экономическим развитием. О чём бы ни шла речь, всё упирается в недостаточность финансирования, недостаточность материальных ресурсов. Предполагается, что с экономическим ростом появятся соответствующие материальные возможности, с помощью которых рано или поздно удастся решить все проблемы. В том числе построить достаточное количество жилья, проложить прекрасные дороги, перевооружить армию, ввести экологические технологии в производство и так далее и тому подобное.

Таким образом, экономическое развитие страны признаётся своеобразной панацеей от всех социальных болезней современности. (И это – не только в России.) И судя по темам, дискутируемым в средствах массовой информации, судя по обсуждаемым в обществе вопросам, главнейшей проблемой современной России признаётся проблема её экономического развития, проблема преодоления экономического кризиса, проблема поддержания высоких темпов экономического развития на протяжении длительного времени.

 

ПРИШЛА БЕДА, ОТКУДА НЕ ЖДАЛИ.

 

Но представим себе, однако, что нынешний финансово-экономический кризис уже позади и Россия вышла из него достаточно подготовленной и готовой к успешному продолжению своего экономического развития. Значит ли это, что для России наконец-то наступит благодатное время стремительного продвижения по дороге прогресса?

В марте 2008 года инвестгруппа Goldman Sachs обнародовала работу своего главного экономиста Джима О'Нила о будущем мировой экономики. По его прогнозу Россия превзойдёт к 2030 году по валовому внутреннему продукту любую западноевропейскую страну. По мнению О'Нила, к 2050 году по уровню жизни Россия обгонит Италию и Германию, а по валовому внутреннему продукту — еще и Францию с Великобританией вместе взятых.

Однако, есть и другие мнения. Противоположная мысль о судьбе России содержится в долгосрочном стратегическом прогнозе мирового развития на 2020 год, сделанном ЦРУ США. По мнению авторов «Проекта-2020», Россия не сможет войти в число экономических супердержав из-за хронической неспособности страны решить множество социальных проблем, в частности, переломить неблагоприятную демографическую ситуацию. И Джо Байден прямо сказал во время июльского 2009 года посещения Украины и Грузии, что России осталось существовать лет 10-15, а затем она рухнет под грузом внутренних проблем, в частности, из-за демографической катастрофы.

Почему так уверенно говорил Байден? Да потому, что западные страны уже давно столкнулись с демографическими проблемами и поняли после своих многочисленных попыток преодоления вымирания, что депопуляционные проблемы решения не имеют. Во всяком случае, развитием экономики эти проблемы не решить.

 

Вопрос вымирания коренного российского населения грозит похоронить все оптимистические оценки будущего развития России. Более того, вымирающее коренное российское население вряд ли сумеет сохранить не только темпы экономического развития, но и российскую государственность. Говоря прямо, у дряхлеющей России уже к середине текущего века не будет ни сил, ни энергии защищать государство и его границы от саморазрушения.

 

Всё вышесказанное неминуемо приводит к суровому выводу, что главнейшим вопросом современной России является отнюдь не вопрос экономического развития. Не от экономического развития страны зависит сейчас будущее России. Более того, экономическое развитие России прямо зависит от того, как мы сможем решить главнейший вопрос современности, который давно уже стоит перед страной во всей своей смертельной красе.

Основная проблема России сейчас не в слабости её экономики, не в политических раздорах, не в «дураках и дорогах»…

 

ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ – ЭТО ПРОБЛЕМА СОКРАЩЕНИЯ ЧИСЛЕННОСТИ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ СТРАНЫ ИЗ-ЗА НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ.

 

Возможно, мы сможем построить экономически и политически развитое общество, но что толку, если население России по разным прогнозам сократится к середине текущего века до 100-120 миллионов человек, а количество русских в нём сократится до 70-80 миллионов. И этот жалкий остаток, состоящий преимущественно из пожилых людей, просто не сможет себя содержать дальше из-за того, что некому будет работать. А если открыть ворота для иммиграции, то страну захлестнёт волна эмигрантов из ближних и дальних стран, численность которых быстро и навсегда изменит национальный состав России, да и саму Россию.

В любом случае, если не преодолеть низкую рождаемость коренных россиян, рано или поздно настанет момент, когда количество переселенцев превысит количество аборигенов, и тогда будет уже другая страна (или страны), не Россия. Россияне: русские, украинцы, белорусы, татары, башкиры, чуваши и все прочие коренные народы страны – все они останутся в меньшинстве в своей собственной стране, все они будут вынуждены постепенно уступить пришельцам право решать, как жить дальше, на каком языке говорить, какому Богу молиться.

Речь, таким образом, идёт о национальной катастрофе в России, вызванной сокращением численности её коренного населения. Если современные российские демографические тенденции не будут преодолены, баланс интересов народов, сложившийся за столетия в России, будет нарушен. Это повлечёт за собой нарушение политического баланса, начнётся передел власти на национальной основе. Пришлые культуры станут со временем диктовать свои условия, что неизбежно приведёт к обострению национализма. А в такой многонациональной стране, как Россия, национализм – это путь к дезинтеграции, то есть путь к распаду через серию кровавых войн. Может начаться кровавая бойня за передел территорий распадающейся России многократно ужаснее, чем была на Балканах в конце ХХ века, чем была гражданская война на просторах бывшей Российской империи, развязанная различными «борцами за свободу народов».

Современный этап истории России может закончиться ещё более трагично, чем история Российской империи, если неверно определить главнейший вопрос современности. Только решая главную проблему можно решить все второстепенные вопросы. Но, решая вперёд второстепенные вопросы и не видя главного, можно упасть в пропасть, из которой уже не выбраться никогда.

 

Вопрос сокращения численности коренного населения России – это действительно самый главный вопрос современности. Без его решения все остальные вопросы повисают в воздухе.

Если темпы сокращения коренного населения сохранятся на современном уровне, Россия неминуемо потеряет государственность в текущем столетии. Когда количество российского населения упадёт до 100 миллионов, а то и ниже, мы не сможем эффективно контролировать территорию собственного проживания. А если, к тому же, количество русских в этой сотне миллионов опустится ниже пятидесяти процентов, и это будут в основном уже пожилые люди, Россия будет представлять собой совершенно другую страну, с другой политикой, культурой, религией. Она уже мало общего будет иметь с той Россией, в которой живём мы сейчас, и возрождения величия которой так жаждем.

«Уже пятнадцать лет население России уменьшается ежегодно в среднем на 700 тысяч», - заявляет С. Н. Решетников. «Поскольку представители некоторых, главным образом мусульманских народов, дают прирост, то для славянских племен (а вымирают, прежде всего, славяне) картина выглядит ещё мрачнее. Сравнимые потери несла только гитлеровская Германия, воюя со всем миром. Мы-то с кем воюем? Сражаться с нами давно не нужно. Только законченным глупцам придет в голову метать в нас пули и гранаты... Зачем такие страсти, когда всё, что требуется, мы делаем с собой сами и надо лишь дождаться нашего «естественного» исчезновения? По прогнозам, которые мы пока опережаем, следующее столетие для славян, для русских – последнее».

Тотальная война, которую народ российский ведет против собственных будущих поколений, продолжается с прежним размахом и всего через пятьдесят лет Россия сравнится с сегодняшним Ираном: нас останется 70 миллионов, а их станет 140 миллионов, как нас сейчас.

 

Все проблемы меркнут в своём значении перед проблемой депопуляции. В самом деле, мы не сможем решить ни одной проблемы, не решив проблему сокращения населения. И может быть самое главное – для чего, или, точнее, для кого мы будем решать текущие проблемы, экономические, например, если коренные россияне вымирают? Кто воспользуется нашей плодотворной работой, если у нас не будет детей, кому можно было бы передать наработанное?

 

Сейчас темпы вымирания коренного населения России исчисляются несколькими сотнями тысяч человек в год. А через 10 лет население России будет ежегодно сокращаться по миллиону человек. С такими темпами депопуляции через 50 лет большинство среди населения России будут люди пенсионного возраста. А с таким возрастным составом населения невозможно решить никакую проблему в принципе, и годы второй половины текущего века станут годами постепенного исчезновения коренных россиян. И в следующем веке географическое название территории «Россия», возможно, сохранится, но проживать на этом пространстве будут уже другие народы. И общаться они будут не на русском языке, который пополнит архив вымерших языков.

Конечно, такая огромная территория, «шестая часть суши», не окажется без присмотра. Она будет постепенно заселена мигрантами из других стран мира. Уже сейчас планируется для поддержания высоких темпов экономического развития ежегодно приглашать в Россию по миллиону мигрантов ежегодно. Легко представить к чему это приведёт. Через лет 40-50 количество мигрантов в России сравняется по численности с русскими, и с этого времени мигранты будут по-своему управлять Россией.

Наивно полагать, что за столь короткий срок удастся ассимилировать такую массу народа, даже расселить их равномерно вряд ли удастся. Скоро в России будут образованы целые районы, заселённые в основном мигрантами из той или иной страны. А дальше неизбежно случиться то, что сейчас происходит во многих странах мира, в бывшей Югославии, например, - межэтнические противоречия переходят в конфликты, которые постепенно превращаются в территориальные войны. И в этих кровавых гражданских войнах исчезнет Россия, или то, что останется от неё к тому времени. Вот самая реальная картина будущего России, если положение дел с депопуляцией в стране будет и дальше идти так, как идёт сейчас.

Более того, в мире есть силы, которые спят и видят последний день России. Они будут с удовольствием помогать распаду страны. «Демографическая ситуация в России неизменно ухудшается со времен Первой мировой войны, и в основном это связано с падением уровня рождаемости»,- пишет в статье «Российская экономика и российская мощь» Джордж Фридман. «Эта медленная деградация превратилась в полноценный коллапс в период 90-х. Уровень рождаемости в России сегодня значительно ниже, чем явно более высокий уровень смертности; в России уже больше пятидесятилетних жителей, чем подростков. Россия может быть крупной державой без твердой экономики, но никто не может быть крупной державой без народа. …Недавно Джо Байден изложил суть американской стратегии: сдавить Россию и позволить природе позаботиться об остальном».

 

Сокращение численности коренного российского населения вследствие депопуляции, грозящее распадом и уничтожением России, неизбежно – об этом свидетельствует вся европейская история более чем столетней борьбы с низкой рождаемостью. ВОТ ГЛАВНЕЙШАЯ ПРОБЛЕМА НАШИХ ДНЕЙ! Но она замалчивается политиками и СМИ. Россия стремится стать развитой европейской страной, не понимая, что уже много лет входит в клуб вымирающих «развитых» народов.

Трагизм современного положения России осознаётся единицами, которые не в силах достучаться до массового сознания. В России есть мыслители, которые знают и заявляют о главнейшей проблеме современности. Однако обеспокоенность этих людей тонет в информационных потоках благодушной болтовни.

Сейчас ни средства массовой информации, ни государство, ни политические силы российского общества до конца не осознают, что Россия опять находится на развилке дорог. Либо страна будет продолжать развитие в русле европейской цивилизации, и тогда она обречена сгинуть вместе с этой цивилизацией. Либо, если мы хотим выжить, придётся искать собственный путь преодоления депопуляции, никак не связанный с безнадёжными европейскими попытками.

 

МОЛЧАНИЕ ЯГНЯТ.

 

Почему же проблема депопуляции коренного российского населения не тревожит общественность так, как вопросы экономики? Единственное, что может оправдывать нас, это незнание проблемы – россияне не могут увидеть всю сложность и трагичность сложившейся в демографии России ситуации.

Президентом России уже 6 лет назад озвучен факт депопуляции – тотальной войны на уничтожение российского населения. И что?

И – ничего! О чём говорят политические деятели, средства массовой информации? Какие темы обсуждают?

Население России сокращается сотнями тысяч человек в год, а, судя по тому, что обсуждают все эти годы средства массовой информации России, эта тема стоит на месте, эдак, шестнадцатом. Казалось бы, эта тема касается непосредственно всех, и современников в первую очередь, потому что нам жить в том обществе, где доля коренного населения России станет менее половины общего населения страны – это случиться уже при нашей жизни!

Но, к сожалению, российское общество остаётся также слепо и глухо по отношению к своей собственной судьбе, как и многие другие народы в истории человечества. Продолжается «Валтасаров пир» в российском обществе – мысли людей заняты всем, чем угодно, кроме собственного выживания. В современной России происходит сейчас то же самое, что и в России 1917 года. Как и тогда, так и сейчас все люди видят, замечают, как меняется жизнь в стране, но не понимают, куда ведут эти изменения.

Так и современные российские политики, не понимая, что творится в мире, в стране, не могут увидеть главную проблему, и спорят по поводу всякой ерунды. Преодоление текущего финансово-экономического кризиса – это вопрос второстепенный, по сравнению с тотальным вымиранием России, ибо без разрешения проблемы депопуляции любые другие проблемы теряют значение.

Да, конечно, экономический кризис требует верных решений, но даже если решения будут не совсем правильные, кризис, в том виде, в котором он сейчас развивается, всё равно закончится рано или поздно. Экономические кризисы приходят и уходят, а депопуляция остаётся. Не от экономического кризиса развалится Россия, а из-за того, что коренных россиян уже не будет в ней.

Печальный вывод, который можно сделать из всего вышесказанного, состоит в том, что Россия обречена на исчезновение вместе с коренными народами Европы. Успешно решив вопросы преодоления экономического кризиса, Россия всё равно погибнет от депопуляции. Единственный шанс выживания России в XXI веке – преодоление низкой рождаемости. Будет народ – преодолеем всё, вымрем через депопуляцию – и кто вспомнит о нас?

Итак, Россия обречена на уничтожение вследствие депопуляции вслед за депопулирующей Европой. И неважно, будет ли у неё развитая экономика или нет, будет ли население России болеть СПИДом или какой-либо другой болезнью или нет, будет ли оно жить при царе или президенте… Вопрос сейчас стоит только об одном: а будет ли Россия вообще в конце текущего века? Не вымрет ли она оттого, что россияне просто не желают рождать детей?

 

«В России действуют экологические партии, которые борются за спасение лесов, но никто не борется за спасение самых россиян», сокрушается Николас Эберстад.

 

Оторопь берёт, когда наблюдаешь политическую жизнь в современной России. Нет никакого понимания трагичности момента, переживаемого страной. Активность политических партий и движений напоминает пир во время чумы. Обсуждается всё, что угодно (вопросы экономики, прежде всего), только не то, от чего действительно зависит будущее страны. Яростное обсуждение вопросов, от которых ничего не зависит, заставляет задуматься о вменяемости российского политического бомонда.

Бездумность современной российской политики не в том, что политические деятели лишены разума, но в том, что их разум поглощён решением малозначащих дел, оставляя в тени главную проблему, без решения которой все их «мудрые» решения бесполезны и даже вредны.

К сожалению, ни одна политическая партия не предлагает своего решения по главной проблеме современной России, потому что просто не в состоянии пока увидеть и понять, в чём эта главная проблема заключается. И идут споры великие, и нет решения в этих спорах, потому что не определено главное, о чём надо спорить. Все говорят одно и то же: улучшить работу, наладить отчётность перед народом, повысить производительность труда, заботиться о человеке и так далее и тому подобное. И все партии провозглашают своей целью борьбу за улучшение жизни народа. И все отчаянно критикуют друг друга, яростно спорят между собой по не принципиальным вопросам. Все партии провозглашают одно и то же, и почти одними и теми же словами. Становится грустно. Никакого понимания современной проблематики.

Во всех выступлениях подробно перечисляется, ЧТО партии хотят дать народу. И никто не может сказать, КАК добиться поставленных целей в условиях сокращения численности коренного населения страны, в условиях всеобщего падения нравственности. А большинство об этом сокращении даже не подозревает! И вот идёт соревнование: кто лучшими, более соблазнительными для народа словами распропагандирует своё видение народного блага. А так как все говорят только о материальных благах, то и программы похожи одна на другую как близнецы-братья, несмотря на все политические разногласия.

Народ российский сыт по горло обещаниями, которые неизвестно когда, как и кем будут претворяться в жизнь. И самое главное, неясно для кого это всё нужно делать, если КОРЕННЫХ РОССИЯН СКОРО УЖЕ НЕ БУДЕТ.

 

ДЕЛАТЬ ГЛАВНОЕ!

          

Надо честно сказать, что не может быть сейчас решена ни одна проблема России, без решения главной – проблемы людского возрождения страны. Все политические партии должны определиться, как они думают решать эту главнейшую проблему.

Сокращение коренного населения России – это не очередной вопрос повестки дня. Это главнейший вопрос наших дней! Это лакмусова бумажка, по которой население России должно проверять ту или иную политическую силу на зрелость. Что партия думает о сокращении рождаемости коренного населения страны? Какие меры она предлагает по преодолению депопуляции?  По ответам на эти вопросы и надо судить о пригодности той или иной политической партии к управлению страной.

Всё, что предлагают современные политики, должно быть подчинено одной цели – цели спасения России от вымирания. Этим должны начинаться и заканчиваться выступления всех политиков и аналитиков, если они действительно пекутся о благе страны. Россияне должны попытаться найти выход из создавшегося критического положения, если мы действительно разумные существа, если хотим жить в наших потомках, каким бы тяжелым и трудным ни был этот выход.

У нас нет иного выбора: РОССИЯ ДОЛЖНА НАЙТИ РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕПОПУЛЯЦИИ ИЛИ УМЕРЕТЬ – иного не дано.

 

Идёт война и Россия гибнет в этой войне, и главнейшим вопросом в России должен быть только вопрос демографии. Всё остальное просто не имеет смысла, если вымирают люди. Любые политические манифесты должны начинаться с предложений по преодолению российской депопуляции. Если партии замалчивают этот вопрос под предлогом более насущных, с её точки зрения, проблем – они лгут! Кому нужны прекрасные проекты, если коренное население России вымрет?

Нужно быть очень наивным человеком, чтобы не видеть, не понимать, что в настоящее время Россия находится в состоянии смертельной войны на выживание. И делать вид, что это не так, значит, либо быть дураком, либо быть врагом России.

Когда нам говорят о преодолении финансово-экономического кризиса, о развитии науки и техники, об информационных и нанотехнологиях… Когда нам говорят о росте благосостояния, когда предлагаются реформы образования, когда миллиарды рублей выделяются на строительство жилья и здравоохранение, когда говорят о строительстве новых дорог и трубопроводов, у нас, у жителей России, в головах должен всегда появляться один вопрос: «Для кого?» Для кого будет строиться это жильё, для кого будут прокладываться дороги, кого будут лечить в этих больницах, кого учить в наших школах? ДЛЯ КОГО ВСЁ ЭТО БУДЕТ ПОСТРОЕНО И СДЕЛАНО, ЕСЛИ КОРЕННЫХ РОССИЯН УЖЕ НЕ БУДЕТ?

        

Сейчас в России много говорится о Национальной идее, точнее, об её отсутствии. Люди обсуждают «российскую идею», «русскую доктрину» сочиняя прожекты будущего российского устройства и уделяя ничтожное внимание настоящему моменту. Они не осознают, что вымирание коренного российского населения есть главный вопрос современности, что именно от решения этой проблемы будет непосредственно зависеть будущее российское устройство.

Какие бы прожекты будущей России сейчас ни предлагались – они все лживы, потому что не касаются главнейшей проблемы России – проблемы сохранения коренного населения страны. Прожектёры не осознают трагизм ситуации, что современная российская депопуляция в принципе непреодолима в рамках современных подходов, а иные подходы никто предложить не может, потому что и не думают об этом.

Не с описания будущей России следует возрождать Россию, а с преодоления нынешней депопуляции. Если вымирание удастся преодолеть, тогда мы и увидим новую, возрождённую Россию, какой она будет. Не сочинять надо будущее, а преодолевать нынешние трудности, тогда будущее состоится автоматически. Если же пописывать прожекты, и ничего не делать для преодоления текущих проблем, тогда можно Россию просто потерять.

В свете происходящей в России депопуляции, любые разговоры на тему о «русской идее» – безрассудная и вредная болтовня. Кому нужна Русская национальная идея, если русское население вымрет в текущем веке? Единственной разумной идеей для России в настоящее время может быть только идея выживания – то есть, идея преодоления депопуляции. Сумеем её преодолеть – будет Россия, значит, достойны жить и далее на этой земле, и нашим опытом могут воспользоваться другие народы, не сумеем – не будет больше на карте мира страны с таким названием и никому наши размышления нужны не будут. Давайте сначала покончим с вымиранием коренного населения России из-за низкой рождаемости, и тогда, возможно, Русская идея проявится сама собой.

Главная и единственная настоящая проблема наших дней – это абсолютное сокращение численности коренного населения России. И самый наиглавнейший национальный проект у России сейчас может быть только один – КАК БЫ ОКОНЧАТЕЛЬНО НЕ ВЫМЕРЕТЬ В XXI ВЕКЕ.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВЫЗОВ XXI ВЕКА? ВЫХОДА НЕТ!

        

Депопуляция, свирепствующая сейчас в России, обрекает нашу страну на самоуничтожение уже в середине текущего века. Надо чётко осознать, что, фактически, смертный приговор России уже подписан – столетний мировой опыт борьбы с депопуляцией говорит, что её невозможно повернуть вспять никакими способами. Страны, попытавшиеся как-то остановить депопуляцию у себя, со временем начинают понимать, что их усилия ничего не дают, и отказываются от борьбы. Опыт этих стран показывает бесполезность траты денег и средств на противодействие депопуляции – она неизбежна. Большими усилиями можно лишь слегка притормозить процесс вымирания, но не остановить его.

Неизбежность катастрофического сокращения населения в развитых странах к середине текущего века вследствие депопуляции – это уже «исторический» факт. Понимание этого факта должно определить теперь всю жизнь и деятельность российского общества. И у России сейчас только два пути: по-европейски не обращать на депопуляцию никакого внимания и продолжать заниматься только вопросами экономического развития России, либо начать тратить деньги и средства в попытках противодействия депопуляции с целью переломить её разрушительный ход.

В первом случае Россия должна будет привлекать к развитию своей экономики массу мигрантов, которые помогут ей превратиться в передовую по уровню валового дохода на душу населения страну мира. Но при этом также быстро будет сокращаться коренное население России, и к середине текущего века мигранты и их дети станут хозяевами русской земли. Тогда распад России по национальному признаку станет неизбежен и вряд ли он будет мирным.

Во втором случае экономическое развитие России замедлится из-за отвлечения денег и средств на попытки противодействия депопуляции, что не позволит России догнать передовые страны мира по уровню жизни. Однако преодолеть депопуляцию всё равно не удастся, так как Россия будет повторять здесь безуспешный опыт европейских стран. И экономически слабая Россия вряд ли сможет надолго оттянуть свою агонию умирания. И вряд ли этот вариант умирания будет менее болезненным, чем в первом случае, скорее наоборот.

На самом деле, никакого выбора у России в настоящее время не существует. Странам европейской цивилизации предстоит умереть, успев напоследок попользоваться относительным достатком, борясь за съёживающиеся на глазах остатки своих прав, – вот единственный «выбор» России, да и всех «прогрессивных» развитых стран мира, идущих по пути европейского строительства.

 

Итак. Грядущая национальная катастрофа в России вызвана не экономическими причинами, не политическими, никакими другими. Национальная катастрофа неминуемо произойдёт из-за сокращения численности коренного населения России. Вот в этом и заключается главнейшая проблема современной России, без решения которой все иные решения не имеют никакого значения. Именно с восстановления численности коренного населения может начаться экономическое и социальное возрождение России, а не наоборот.

Нужно очнуться от спячки незнания! Нужно как можно быстрее перестать строить замки на песке – коренное население России вымирает неуклонно и исчезнет к концу текущего века вообще с лица земли, и это вымирание совершенно не зависит от развития российской экономики.

Нельзя погрязнуть в экономической текучке настолько, чтобы не увидеть смерть, которая уже висит над всеми нами. Все развитые страны мира столкнулись с проблемой сокращения численности коренного населения на десятилетия раньше, чем Россия, и ничего не смогли сделать, даже опираясь на своё экономическое превосходство. Глобальный и неуклонный процесс снижения рождаемости подтверждают результаты научных исследований и данные международной статистики. Расчёты показывают, что в 2050 году коренные европейские народы будут составлять лишь 10 процентов населения земного шара, причем одну треть из них будут составлять престарелые люди возрастом более 60 лет.

 

Депопуляцию оказалось невозможным преодолеть никакими способами. Все нынешние решения просто бессмысленны, ибо, что бы ни делалось, ничто не спасает от мора депопуляции. Надо понять, наконец, что проблема низкой рождаемости не может быть решена никакими традиционными либеральными методами и общество российское, как и европейское, гибнет не от недостаточного развития экономики, а совсем от иных факторов.

Именно в разгадке секрета сокращения численности коренного населения заключено будущее России, именно этим должны заниматься лучшие умы России. Только решив проблему депопуляции можно решить и все прочие проблемы. Только создавая условия для восстановления и роста численности коренного российского населения можно получить в результате Великую Россию.

ДЛЯ ПРЕОДОЛЕНИЯ ДЕПОПУЛЯЦИИ ПОТРЕБУЮТСЯ НЕВИДАННЫЕ РАНЕЕ ЭКСТРАОРДИНАРНЫЕ МЕРЫ, ПРИНЯТИЕ КОТОРЫХ И ОПРЕДЕЛИТ БУДУЩЕЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА.

 

 

ЧАСТЬ 2.   П Р И Ч И Н Ы   Д Е П О П У Л Я Ц И И .

 

ВСТУПЛЕНИЕ. ЕВРОПЕЙСКАЯ ЗАРАЗА.

 

Европейский мир поразила страшная смертельная зараза. Она приводит к вырождению европейского коренного населения. Депопуляция, происходящая сейчас в развитых странах мира – это и есть смертельная болезнь, поразившая «передовое человечество». Европа болеет этой болезнью уже более ста лет, и не раз пыталась её лечить, но ничего не добилась. И сейчас эта болезнь пришла и в Россию. Российское руководство тоже пытается лечить эту болезнь европейскими методами, но если учесть, что Европе никакие средства лечения не помогли, они вряд ли помогут и России.

Да и что лечить? В чём причины болезни? Почему вымирают коренные народы европейского континента? Без ответа на этот вопрос никакие меры лечения не помогут. Если бы мы ответили на главный вопрос современности – «В чём причина депопуляции коренного населения Европы?» – только  тогда бы мы смогли предложить действенные меры по лечению европейской заразы.

Прежде, чем начинать лечение, надо знать, что лечить. Необходимо найти причины депопуляции!

 

Современная европейская идеология, создав самые благоприятные условия для научно-технического прогресса и капиталистического производства, обеспечила европейскому обществу гибель через депопуляцию из-за низкой рождаемости. Вырождение коренного европейского народа может привести к грандиозным событиям в текущем веке, ставящим крест на европейской цивилизации.

        

Спекулянты от демографии не могут объяснить причины современной европейской депопуляции. Когда задаёшь прямой вопрос, почему так низка рождаемость в экономически развитых европейских странах, ответ один – потому что эти страны вступили в этап «второго демографического перехода»? Но это не ответ! А почему экономически развитые страны вступили в этот «второй демографический переход»? И тогда учёные спекулянты, вместо ответа, начинают просто описывать этот самый переход, описывать изменения, происходящие в семье, происходящие в депопулирующем обществе.

Короче говоря, учёные демографы занимаются только описательством демографических явлений, они могут сколь угодно долго «научно» и подробно описывать демографические явления, но не в силах объяснить, ПОЧЕМУ они происходят.

В этой части работы мы и попытаемся ответить на этот главнейший вопрос всей демографии: почему и как произошли изменения в ментальности коренных европейских народов, приводящие их к вымиранию из-за низкой рождаемости.

 

 

1. БИЧ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ.

 

Во времена Вьетнамской войны, когда военное противостояние с Соединёнными Штатами достигло наивысшего накала, одна девушка, герой войны, на вопрос Хо Ши Мина о том, есть ли у неё дети, ответила, что в такое трудное для Вьетнама время она не может позволить себе рожать. На что президент сказал, что она не права: какой толк воевать за свою страну, если страна останется без населения?

 

Депопуляция… Что же это за явление, с которым европейцы не могут справиться никакими способами уже более ста лет?

 

Под депопуляцией в демографии понимается абсолютное сокращение численности коренного населения какой-либо страны. Речь ведётся, как правило, не о процессах миграции, когда страну покидают её жители, переезжая в другие страны. Речь идёт об абсолютном сокращении численности коренного населения страны, с учётом потоков его миграции, грозящим привести в перспективе к исчезновению депопулирующего народа.

Сокращение численности населения может быть вызвано многими причинами: революции, войны, голод, болезни, общественные потрясения, неудачные реформы и так далее. Но нас в данном исследовании интересуют не все возможные причины, сокращающие численность населения, а только те из них, от которых действительно зависит современное сокращение численности коренного населения Европы (в том числе и сокращение россиян). Точнее, мы должны найти главную причину современного сокращения численности коренного европейского населения, чтобы, узнав её, попытаться найти противоядие процессу депопуляции.

 

Термин «депопуляция» используется в демографии и в биологии, и он означает абсолютное сокращение численности особей какого-либо вида, или видов, заселяющих определённую территорию, ареал. Этот «биологический» термин сам по себе ничего не говорит о причинах уменьшения численности особей популяции. Применённый в социальной сфере, он также только констатирует падение численности какого-либо народа, но не способен объяснить, почему же происходит это уменьшение. Отсюда и появляются все спекуляции, ибо каждый исследователь процесса человеческой депопуляции  видит причины этого явления по-своему.

Для умирающего европейского общества жизненно необходимо избавиться от спекуляций, мешающих борьбе с депопуляцией – они отвлекают внимание и ресурсы на второстепенные проблемы. Распыляя силы, мы не сможем добиться прекращения сокращения численности коренного населения, что наглядно демонстрирует Европа вот уже более ста лет. Слишком значительна проблема депопуляции для судеб мира, чтобы можно было решить её, не определив главную причину вымирания и не мобилизовав для борьбы с ликвидацией этой причины все имеющиеся в наличие ресурсы и силы общества и государства. Попробуем выяснить главнейший фактор депопуляции, честно взглянув на проблему вымирания.

 

Видовая «биологическая» депопуляция, происходящая время от времени в мире животных, включая и человека, вызывается, во-первых, естественными причинами. Это могут быть природные явления: извержения вулканов, похолодание или, наоборот, потепление, болезни, падение метеоритов и тому подобные события.

Видовая депопуляция может быть вызвана и природной активностью самих животных: загрязнение окружающей среды продуктами своей жизнедеятельности, сокращение продовольственной базы, межвидовая конкуренция и так далее.

Разумная деятельность человека также может стать причиной депопуляции живых организмов, включая самого человека: загрязнение окружающей среды промышленными отходами, войны, техногенные катастрофы и так далее.

Главными факторами депопуляции  в живой природе выступают, таким образом, природные явления, активность животных и деятельность человека.

Определяющей отличительной особенностью такой депопуляции является то, что её убийственные факторы всегда выступают как внешние по отношению к индивиду. Поэтому такую депопуляцию можно условно назвать внешней – явившейся как результат воздействия на индивида внешних факторов. Индивид при этом погибает в результате воздействия на него материальных объектов, будь то земля, огонь, вода, микроорганизмы, колья, копья, ножи, пули, яды и прочие ОВ. Такую депопуляцию можно также назвать депопуляцией истребления – в результате действия её факторов происходит истребление живущих на земле существ, взрослых особей или же находящихся ещё в утробе.

В случае внешней, видовой депопуляции в человеческом обществе погибают или умирают уже живущие на земле люди: взрослые в полном расцвете сил, пожилые, только что родившиеся или ещё не успевшие появиться на свет. Люди теряют своих близких – это всегда трагедия, об этом пишут книги и снимают фильмы, об этом переживают и это обсуждают. Особо жестокие формы истребления масс людей называют геноцидом. Все эти события – депопуляция истребления, внешняя, трагичная, всем открытая, чувствующая, истекающая кровью, страданием и болью.

 

Человек, как биологический организм, также подвержен влиянию всех факторов видовой депопуляции, действующих в мире животных. Человеческая жизнь всегда подвергалась тем же опасностям уничтожения, как и любой организм на земле. Человеческое общество подвергалось, подвергается и будет подвергаться всевозможным природным опасностям. И человек делает всё возможное, чтобы уменьшить это опасное влияние природы на свою жизнь. На протяжении всей истории человек пытается защитить себя от факторов депопуляции истребления.

Научно-технический прогресс уже позволил современному человеку оградить себя от некоторых природных явлений, угрожающих его жизни на Земле. Развитие медицины и биологических наук защищает человека от смертельных болезней, увеличивает продолжительность жизни людей, избавило человечество от голода (по крайней мере, европейцев). Научно-техническая мысль создаёт человеку комфортные условия существования. Человек научился предугадывать землетрясения и изменения погоды. Мы пока не защищены от глобальных катаклизмов, связанных с космическим пространством, но прогресс не стоит на месте, и в самом ближайшем будущем мы сможем обезопасить своё существование и от космической угрозы, хотя бы частично. Мы успешно работаем над решением экологических и энергетических проблем.

Политическое развитие человечества привело его, наконец, во второй половине ХХ века к созданию коллективных мер безопасности. Европейцы смогли избавиться от вооружённых конфликтов и опустошительных войн на своей территории. Мы пытаемся устроить международную жизнь, основываясь на принципах мирного существования народов, международного общежития без войн и столкновений.

 

Прогресс во всех областях человеческой деятельности сделал своё дело. Причины, убивавшие европейцев на протяжении всей истории человечества, перестали играть значительную роль во второй половине ХХ века. Народы экономически развитых стран живут сейчас в комфортных условиях мира, и факторы депопуляции истребления сведены в развитых странах до минимума.

Это означает, что современное вымирание европейских наций уже мало зависит от внешних неблагоприятных факторов. Можно констатировать, что главные факторы видовой депопуляции истребления уже почти потеряли своё убийственное воздействие на человека «золотого миллиарда». Видовая депопуляция, таким образом, «не работает» в современной Евро-Америке, потому что её убийственные факторы уже не страшны «цивилизованным» народам. Даже СПИД и куриный грипп не производят среди европейцев особого волнения.

 

За последние сто лет правительства многих стран, столкнувшихся с депопуляцией, пытаются как-то остановить сокращение численности коренного населения, но ни одно правительство не добилось долговременного успеха. Ни одна страна в мире, вступив на путь депопуляции в ХХ веке, не смогла уйти с этой дороги. Современное вымирание коренных европейцев, таким образом, явление уникальное, потому что происходит при почти полном подавлении депопулирующих факторов видовой депопуляции. И непонятно, почему, отчего же тогда вымирают коренные европейцы в Европе и в Америке, если жить стало так безопасно и так хорошо?

Почему же сейчас, в XXI веке, Европе (и России) грозит депопуляция? Откуда она взялась, если факторы депопуляции истребления уже перестали действовать? Факт нынешнего вымирания коренных европейцев, происходящий в условиях мира и комфорта, означает только одно, что существует ещё некий фактор, который действует только в наше время, или же, наоборот, существовал ранее фактор, который в настоящее время действовать перестал. Если фактор, позволявший с успехом преодолевать депопуляции прошлого, существует и сейчас, тогда беспокоиться не о чем – мы и текущую депопуляцию преодолеем. Но если этот фактор уже перестал работать, тогда мы обречены. Попробуем найти этот важнейший фактор европейской депопуляции.

 

Обратимся к истории. Что всегда спасало Россию и Европу от, казалось бы, неизбежного вымирания на протяжении тысяч лет? И можно ли современную депопуляцию назвать очередной, или мы столкнулись с чем-то ранее не существовавшим? В чём главное отличие прежних депопуляций от депопуляции нынешней?

Если никакого отличия нет, тогда не стоило и огород городить. Тогда современная депопуляция со временем действительно сменится мощным ростом населения, как не раз уже случалось в истории и России и в истории Европы.

Однако, факт столетней европейской депопуляции упорно намекает на то, что некое существенное отличие должно быть. Если коренное население Европы сейчас систематически сокращается из года в год, то это происходит не из-за факторов видовой депопуляции, а совсем по другим причинам. Причины современного европейского вымирания иные, нежели причины сокращения численности населения прошлых веков и сокращения численности биологических особей в живой природе.

И если мы сумеем найти это отличие – тогда оно и будет главнейшим фактором современной депопуляции, главнейшей причиной нынешнего вымирания коренных европейцев во всех развитых странах.

 

Мы будем сейчас далеко не первые, кто уже пытался найти причину депопуляции. И за столетие вымирания коренных европейцев верный ответ наверняка уже был найден, но он «похоронен» под ворохом спекуляций. И наша задача в том, чтобы найти и отбросить все спекуляции, мешающие пониманию современного вымирания.

 

Одна из распространённых спекуляций в демографии как раз использует тот факт, что Европа за свою историю не раз переживала явление депопуляции, но всегда успешно справлялась со всеми трудностями, выпадавшими на неё, будь то суровые климатические изменения, будь то истребительные болезни, будь то деятельность человека. И сейчас, говорят демографические спекулянты, европейцы смогут преодолеть депопуляцию, как не раз преодолевали её в прошлом.

Действительно, депопуляции не раз случались в европейской, в том числе и российской истории. В средние века европейский континент часто подвергался опустошительным эпидемиям, сокращавшим количество жителей на треть, и даже, в некоторых районах, наполовину. До XIX – ХХ веков продолжительность жизни европейцев была почти такой же, как и у остальных жителей планеты – вдвое ниже современных европейских показателей. Европейцы умирали от болезней, вызванных антисанитарией, от голода, вызванного неурожаями, гибли в войнах и смутах. Многочисленные европейские конфликты опустошали целые районы Европы. Но всегда европейское население восстанавливалось, и европейцы успешно продолжали свою экспансию в мире.

 

Абсолютное сокращение численности населения встречалось неоднократно и в истории России. Население русских княжеств резко сократилось во время монгольского нашествия XIII века. Вероятно такое же сокращение происходило и в XV веке, в период феодальных войн, и в XVI веке, в период событий Ливонской войны и опричнины, и в период Голода и Смуты начала XVII века.

Во все века потребление в России было во много раз ниже нынешнего уровня потребления. Ни о каком комфорте не могло быть и речи – жили в тесных помещениях без центрального отопления и санитарных удобств. Ради света и тепла жгли лучины и дрова, наполняя помещение дымом и гарью.

Современной санитарной службы не было. Не было ни больниц, ни врачей – каждый лечился, как мог, с помощью стариков-ведунов и старух знающих.

Продолжительность жизни в средние века была раза в два ниже нынешних показателей. Кроме болезней и голода, нещадно косивших россиян, мужчины гибли в войнах, а женщины при родах. И пили вина на Руси не меньше нынешнего.

Несмотря на всё вышеперечисленное, россияне не только выжили, но и заселили одну шестую часть света, страна стала великой державой и численность населения Советского Союза достигала чуть ли не 300 миллионов человек.

Народ российский успешно преодолевал все депопуляции прошлых веков. Значит ли это, что и с нынешней депопуляций он справится так же, как и с предыдущими, без особых усилий?

 

В чём же принципиальное отличие современной российской и европейской депопуляции от депопуляций прошлых веков? Почему европейцы, в том числе и россияне, не вымерли в прошлом, хотя поводов к вымиранию было предостаточно? Почему смогли все депопуляции прошлого преодолеть, а современная депопуляция не поддаётся излечению?

 

Нынешняя депопуляция российского населения происходит в самых благоприятных условиях существования россиян – таких превосходных условий для жизни никогда не было в истории России. По всем показателям жизни, нынешнее положение россиян превосходит все предыдущие века. И нынешняя депопуляция – это не вымирания прежних веков, вызванные внешними по отношению к человеку причинами: войнами, болезнями, голодом, бедностью.

Нынешняя депопуляция есть результат свободного выбора населения, живущего в самых благоприятных для жизни условиях за всё время существования российского государства. И единственное, что нынешних россиян отличает от предков – крайне низкая рождаемость, находящаяся много ниже уровня простого воспроизводства населения, что и грозит полным вымиранием коренного российского населения в текущем веке.

Единственное и главнейшее отличие нынешней депопуляции от всех предыдущих в истории России состоит в том, что всегда и во все времена в России была высочайшая плодовитость населения – ВЫСОКАЯ РОЖДАЕМОСТЬ. Она в разы превышала показатели 2,1-2,2 рождения на одну женщину в течение её жизни – показатели простого воспроизводства населения. Благодаря высочайшей рождаемости россияне преодолевали все стихийные природные бедствия, войны и смуты, антисанитарию, болезни, бедность и пьянство.

Россия сейчас впервые в своей истории столкнулась с такой проблемой, как крайне низкая рождаемость населения. Если б такая низкая рождаемость, как сейчас, была бы в какой-то любой век тысячелетней истории России, такой страны в настоящее время просто не было бы на политической карте мира!

 

В такой же безысходной ситуации сейчас находятся все страны европейской цивилизации. Европейцы прошлых веков, как и россияне, всегда отличались прекрасной плодовитостью, всегда желали детей и всегда были заботливыми любящими родителями. Хотя перед детьми не преклонялись, не баловали, не нежили их, не жили исключительно ради детей, не ограждали их от труднейших испытаний жизни, как это делается сейчас в развитых странах. Наоборот, дети рано вступали во взрослую жизнь, и с малых лет становились ответственными за свою судьбу и судьбу своих близких, за судьбу своего народа.

Современная европейская депопуляция – явление уникальное в истории, когда население сокращается вследствие отказа людей от продолжения рода, какими бы мотивами это ни было вызвано. Эта депопуляция незаметна, спрятана, и далеко не всегда связана со страданиями. Это депопуляция, вызванная нежеланием человека, живущего в нормальных жизненных условиях, иметь детей.

Если гибель людей от войн или болезней, от неудачных реформ или голода скрыть невозможно, и это активирует немедленные ответные действия общества и государства, контрмеры по устранению опасных ситуаций, то «недорождение» детей обществу бывает незаметно – никакого трагизма в обществе не ощущается очень долгое время. В Европе это явление не ощущается как трагедия уже целых сто лет!

 

Депопуляция явная, внешняя, депопуляция истребления в результате стихийных бедствий или людской активности, может привести к быстрой гибели и общества и государства, поэтому требует для своего устранения немедленных радикальных действий.

Депопуляция от «недорождения», видна сначала лишь статистической службе, и многие десятилетия она не волнует ни широкую общественность, ни государственные структуры. Только учёные-демографы начинают делать мрачные прогнозы, да и то далеко не все. И лишь со временем, депопулирующее население начинает замечать, что детей в обществе становится всё меньше, а пожилых людей больше, что мигранты «заполонили всё вокруг». И лишь из-за участившихся межнациональных столкновений государство начинает понемногу «вникать» в проблему.

А проблема в том, что государство и общество гибнут независимо от того, по какой причине развивается депопуляция. Неважно, чем вызвано систематическое сокращение населения, финал у этого процесса возможен только один – исчезновение народа, общества и государства. Однако, при депопуляции истребления, которая ощущается всеми немедленно, через разруху, через умерших родственников, голод и бедность, государство и общество быстро реагируют на опасность и стараются всеми силами избавиться от геноцидных факторов. А вот при депопуляции низкой рождаемости, когда все вокруг живы-здоровы, экономика растёт, производство и потребление растут, «жить становится лучше и веселее», государство и общество идут к своему краху в полном неведении, в безмятежном самоуспокоении и в радостном комфорте. И только в самом конце, когда уже ничего не изменишь, остатки коренных европейцев поймут, наконец, что жили их предки неверно, если привели свою расу к вымиранию.

 

Депопуляция коренного европейского населения второй половины ХХ века, живущего в комфортных условиях общества потребления, вызвана исключительно свободным решением человека, как разумного существа, не иметь потомства. Человек в силу тех или иных причин решает, что не будет иметь детей. В результате этого рационального выбора человек либо препятствует зарождению организма тем или иным способом, либо избавляется от ещё не рождённого плода. Такое волевое решение, принятое исключительно из размышлений, присуще только человеку. Трудно представить себе утку, «говорящую» своему селезню: «Знаешь, дорогой, червяков нынче уродилось маловато, так что не будем плодить нищету – нам придётся повременить с потомством». У людей же подобные отговорки случаются постоянно и появляются они, как правило, не с ухудшением жизненных условий, а, напротив, с повышением благосостояния.

Поистине: «Горе от ума!» Господь не дал животным разума, чтобы они не смогли самоуничтожиться в результате рациональных рассуждений. Ум был дан только человеку, и вот европейцы, поразмыслив немного, самоуничтожаются через нежелание людей иметь потомство. Депопуляция низкой рождаемости есть депопуляция самоуничтожения.

И ладно бы, если б этот отказ иметь потомство происходил из невозможности физического существования, из-за изнурительного труда, оставляющего мало времени для спаривания, или из-за подавления европейской женщины, или из-за отсутствия свободы,  или из-за отсутствия жилья, или из-за отсутствия средств передвижения – мощного автомобиля, или из-за скудного пропитания… Господи! Чего только нет у коренных европейцев для удовлетворения потребностей!? Как сыр в масле катаются! Все народы мира завидуют их уровню жизни и мечтают жить по-европейски.

У европейцев есть ВСЁ для успешного существования и развития, вот только продолжать жизнь европейской цивилизации они почему-то не хотят, не хотят становиться отцами и матерями, и делают всё, чтобы европейская раса навсегда исчезла из истории человечества в XXI веке.

 

Таким образом, депопуляция существует двух видов.

Депопуляция истребления, встречающаяся периодически у всех организмов, когда живущие гибнут или в результате естественных причин (землетрясения, наводнения, пожары, загрязнение продуктами жизнедеятельности, болезни и т. п.), или в результате человеческой активности (войны, революции, смуты и т. д.).

И депопуляция самоистребления – депопуляция из-за свободного волевого выбора человека, живущего в самых благоприятных условиях, когда люди сами для себя решают не заводить или избавляться от детей, ДЕПОПУЛЯЦИЯ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ.

 

В истории человечества насильственная смерть уже рождённого человека, младенца или взрослого, всегда рассматривалась и рассматривается как убийство. Смерть человеческого эмбриона также считалась и считается ещё кое-где убийством. Но с падением значения религии в мире, с установлением господства атеизма в мире, смерть человеческого эмбриона в результате аборта уже не осуждается, не рассматривается как убийство, а считается правом свободного человека, достижением высокого уровня политического и социального развития общества. И если умышленное убийство уже рождённого и уже живущего человека считается уголовно наказуемым преступлением, то убийство не рождённого человека в результате аборта рассматривается в развитых странах как прогрессивное деяние, как достижение либерализма. Не допуская депопуляции истребления, защищаясь от неё всей мощью научно-технического прогресса, демократическое и либеральное европейское сообщество гибнет от депопуляции низкой рождаемости, поощряя и поддерживая её темпы.

 

При депопуляции «биологической», вызванной внешними по отношению к организму причинами, гибнет конкретный живой человек – это депопуляция гибели, истребления. При депопуляции низкой рождаемости из уже живущих на свете, из уже рождённых, никто не гибнет, просто нет зачатия и нет рождения – это депопуляция добровольного не зачатия и не рождения, депопуляция самоистребления.

Ликвидация последствий депопуляции истребления в животном мире происходит автоматически при ограничении действия убивающих факторов – популяция быстро восстанавливает свою численность из-за постоянно высоких показателей естественной рождаемости животных, не обременённых размышлениями. Ликвидация депопуляции истребления в человеческом обществе возможна лишь при условии прекращения действия убийственных факторов, с одной стороны, и при наличии естественной, «животной» рождаемости населения, с другой. Если же рождаемость населения, избавленного от умерщвляющих факторов депопуляции истребления, после свободных размышлений, снижается до цифр ниже простого воспроизводства, тогда мы имеем дело с депопуляцией самоистребления и такое общество обречено на постепенное вымирание.

 

Депопуляция, вызванная отказом населения рожать детей, стала характерна для развитого европейского общества последних полутораста лет. Депопуляция, с которой столкнулось человеческое сообщество в современной Европе, явление неординарное, случающееся при особых обстоятельствах. Эти обстоятельства заключаются в том, что люди добровольно отказываются от самовоспроизведения в условиях всеобщего благоденствия, свободы и мира. Возможно, подобное уже случилось однажды на Земле – в последние века Римской империи. Тогда, по свидетельству историков, римские граждане, коренные римляне, воспитанные в духе «хлеба и зрелищ», тоже отказывались от продолжения рода и депопуляция, в конечном счёте, стала одной из причин падения Вечного Города.

Как пишет А. И. Антонов, «в 60-е годы – на фоне модных тогда разговоров о пресловутой «перенаселенности» мира и о «чадолюбии социалистической семьи» осуществилась самая тихая из всех революций – революция репродуктивных ориентаций.

Много тогда писалось и говорилось о сексуальной революции, чуть меньше – о контрацепции и о контрацептивной революции, вызвавшей сексуальную революцию. Но о главной причине всех этих революций – о сокращении рождаемости, то есть, не только о глобальном спаде потребности в многодетной семье, но и об убывании потребности населения в нескольких (и даже в двух!) детях – молчали.

Когда же снижение рождаемости стало слишком заметным, то при его объяснении сработал стереотип помех: дескать, плохие условия жизни всему виной. Не жизненные ценности у нас плохие, то есть, не мы сами, а условия жизни таковы. …

… Мы сейчас как раз на этой стадии – у нас теперь ценность одно-двухдетной семьи «высокая», «престижен» развод и «пережитком» считается пожизненный брак – потому в общественном мнении не признается кризис семьи и рождаемости.

Если наличие одного-двух детей становится социальной нормой, превращается в своего рода социальную моду, никто уже и не стремится демонстрировать отсутствующую не-престижную потребность в трех детях, кроме тех чудаков, которые «наплодили нищету» и везде взывают о помощи. … появилась категория граждан, выставляющая на показ свою добровольную бездетность и их доля в населении будет увеличиваться.

Таким образом, результаты социолого-демографических исследований последних лет показывают, что ценность многодетности и среднедетности резко снизилась, а в рамках малодетности начинает все шире распространяться добровольная потребность в однодетной семье. Теперь массовое «хочу одного ребенка» означает неизбежное «не хочу» второго, третьего и так далее независимо от возможностей, от «могу». «Не хочу» и все тут (хотя, в общем-то, «могу»).

Результаты исследований показали, что при социализме, точно также как и при капитализме, вовсе не хотят детей «много», а хотят на самом деле не более двух детей, и имеют, сколько хотят. Другими словами, не «не могут», а «не хотят».

 

Главная беда России, говорят многие исследователи, чрезвычайно низкая рождаемость российского населения. Она сейчас не достигает уровня, необходимого даже для простого воспроизводства населения.

Суммарный коэффициент рождаемости (количество рождений, приходящихся на каждую женщину в течение жизни) составляет ныне в России около 1,5, тогда как для простого воспроизводства населения без прироста численности необходим суммарный коэффициент рождаемости 2,11—2,15. Если в конце 50-х годов прошлого века рождаемость обеспечивала слегка расширенное естественное воспроизводство населения (коэффициент суммарной рождаемости составлял 2,6 рождения на женщину), то даже в период наивысшего подъема рождаемости 80-х годов – только простое воспроизводство (2,1), да и то с большой «натяжкой». К концу 90-х годов коэффициент суммарной рождаемости в России снизился до крайне низкого уровня – 1,2 (минимальное значение зафиксировано в 1999 году – 1,157). С 2000 года он стал возрастать с небольшими отклонениями от тренда в 2005-2006 годах. В 2007 году он увеличился до 1,406, а в 2008 году поднялся до примерно 1,5.

 

 

2. СПЕКУЛЯЦИИ О ДЕПОПУЛЯЦИИ.

 

Депопуляция, от которой вымирает современная европейская цивилизация, явление уникальное. И когда кто-то рассуждает о ней, предлагая свои способы решения вопроса, очень часто эти предложения оказывается пустыми спекуляциями, ибо каждый вкладывает в это понятие своё собственное понимание. Следует чётко определить, что мы имеем в виду, когда речь заходит о современном вырождении коренного европейского населения. И определив главную причину современной европейской депопуляции, мы можем сразу же увидеть все спекуляции, мешающие её преодолеть.

 

Спекулянты от демографии то ли по недомыслию, то ли из вредности, всячески стараются принизить значение показателя рождаемости для сохранения населения. И вместо проблемы рождаемости, предлагают решать какие угодно другие задачи, якобы в целях предотвращения депопуляции, но которые на самом деле ничего, кроме бездарной траты денег принести не могут.

Вот, к примеру, очередной опус ООН о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации «Россия перед лицом демографических вызовов». По мнению его авторов, Россия стоит на пороге быстрой естественной убыли населения трудоспособного возраста. Авторы доклада опасаются, что демографические проблемы России в ближайшие десятилетия могут породить серьезные вызовы для экономики, социальной сферы и даже безопасности страны.

И вот что эти господа предлагают, чтобы остановить депопуляцию российского населения: России при решении демографических проблем следует двигаться одновременно по двум направлениям. Первое предполагает воздействие на сами демографические процессы: коренное изменение ситуации со смертностью, увеличение продолжительности, как общей, так и здоровой жизни, развитие активного сознательного отношения людей к сохранению своего здоровья и установлением эффективного контроля над смертностью по устранимым причинам. Второе направление – это обеспечение адаптации общества, государства, социальных институтов к тем демографическим тенденциям, повлиять на которые невозможно. В первую очередь речь идет о тенденции старения населения.

Вот так! Направления определены, а о повышении рождаемости речь ведётся где-то на месте шестнадцатом. К чему приведёт подобная политика ясно уже сейчас – бездумная трата денег на всё что угодно, кроме повышения рождаемости, принесёт тоже всё что угодно, только не прекращение депопуляции. В России вырастет продолжительность жизни, которая позволит только несколько оттянуть окончательное вымирание населения. У нас понизится смертность, и возрастут показатели здоровья населения, которое будет здоровеньким умирать в депопуляции, как это происходит сейчас с коренным европейским населением. У нас будет отличный, европейский контроль за смертностью, и мы сможем гораздо точнее определить, когда умрёт последний коренной россиянин. И нам ЭТО надо?

И такие советы смеет давать России европейский разум, который ничего не смог сделать, чтобы преодолеть собственную депопуляцию! Возникает мысль о том, что господа учёные доброжелатели либо совершенно лишены понимания современной депопуляции, либо они нам дают эти советы специально, чтобы быстрее уморить и российское население, «утопив» его в комфорте и высоком уровне жизни по европейским стандартам.

Снижение смертности сегодня является для России категорическим императивом – предупреждают авторы доклада Программы развития ООН. Согласно докладу, высокий уровень смертности населения уже в ближайшее время обернется для России серьезными экономическими и социальными проблемами. То есть, авторы доклада предлагают все силы бросить на увеличение продолжительности жизни в России. Это конечно, очень благая мера. Однако, она может привести лишь к тому, что в ближайшей перспективе в России просто увеличится количество пенсионеров, а в дальней – просто момент окончательного вымирания населения будет оттянут в будущее на несколько лет. В России конца XIX века средняя продолжительность жизни составляла всего 32 года, а население росло на 2% в год – это уровень демографического взрыва. Сейчас продолжительность жизни выше в два раза, а население вымирает. Отсюда следует, что продолжительность жизни никак не влияет на депопуляцию низкой рождаемости – это совершенно независимые показатели.

Но стимулирование рождаемости, по словам руководителя социальных программ по России Всемирного Банка Андрея Маркова, в мире плохо работает в принципе. Единственная страна, где удалось чуть-чуть поднять рождаемость, и то далеко не до уровня простого воспроизводства, это Франция. Так потребовалась огромная уйма капиталовложений, которых у России нет и быть не может. Так что, единственным выходом из сложившейся демографической ситуации опять остаётся привлечение мигрантов в Россию. Авторы доклада ООН в один голос говорят о необходимости срочно пересматривать социальную политику и подходы к качеству жизни, однако указывают, что единственным лекарством против вымирания для России, как и прежде, остается миграция. Вот такой рецепт дают европейские спекулянты от демографии.

 

Вот ещё несколько примеров спекулятивного отношения к проблеме депопуляции коренного населения России.

 

Одни говорят о чрезмерном потреблении алкоголя российским населением.

Но на Руси питие всегда было национальной особенностью. Эта традиция оказывала влияние на население страны во все века российской истории – это постоянный фактор, действующий на протяжении всей истории, ничуть не влияющий фатально ни на прошлые депопуляции, ни на современную российскую депопуляцию. «Неоправданно много вины возлагается… на спаивание и наркотизацию населения. Они приняли недопустимый масштаб, но, сами по себе не являются причинами вымирания страны», полагает Владимир Борисов.

 

Другие говорят о тяжелых экономических проблемах, о низком уровне жизни в России.

Но никогда народ российский не жил в таких комфортных условиях, как ныне. Никогда ранее не было в России такого уровня ВВП на душу населения. Никогда не было столько квадратных метров жилой и торговой площади на человека, столько автомобилей на тысячу жителей и так далее. По всем экономическим показателям современная Россия превосходит свои достижения в прошлом. То есть, происходит с точностью наоборот: когда жили бедно – рожали много, стали жить богаче – и рожать перестали. Значит, от успешности решения экономических проблем, вымирание коренного российского населения совершенно не зависит. Точнее, зависит, но зависимость обратная – чем богаче будут жить россияне, приближаясь по уровню жизни к европейским стандартам, тем, весьма вероятно, будут реже рожать, как это и происходит в богатой Европе.

 

Третьи говорят, что СПИД и другие болезни косят чрезмерно много народа.

Но Россию не раз посещали жестокие моры, против которых СПИД и прочие болезни современности кажутся лёгким насморком. Чума, оспа и холера не раз в истории могли прекратить существование России. Но высокая рождаемость спасала Россию всегда.

 

Четвёртые причиной депопуляции считают небольшую продолжительность жизни в современной России.

Как будто за прошедшую тысячу лет продолжительность жизни российского населения была больше. Если мы обратимся к истории человечества, к истории России, то увидим, что лет 500 тому назад продолжительность жизни всех людей на земле вряд ли была выше 40 лет. Тем не менее, население мира не только не сокращалось, а продолжало расти. В чём дело?

А решение вопроса в том, что, несмотря на болезни, косившие десятки миллионов жизней, несмотря на войны и голод, несмотря на антисанитарные условия жизни абсолютного большинства населения земли, всегда в истории была чрезвычайно большая по современным меркам рождаемость. Эта сверхвысокая рождаемость перевешивала все причины убыли населения. Вот этой сверхвысокой рождаемости и нет сейчас. Более того, нас бы устроила рождаемость хотя бы на уровне простого воспроизводства. Но, увы, и она оказывается недостижимой!

Сказывается ли продолжительность жизни людей на депопуляцию? Прекратим ли мы современную депопуляцию, если будем тратить средства на увеличение продолжительности жизни?

По данным ООН, «в условиях смертности 2000-2005 годов младенцу, родившемуся в развитых странах, предстоит прожить в среднем 76 лет, а в наименее развитых регионах – лишь 53 года». Однако, коренное население развитых стран сокращается численно, а в наименее развитых население растёт бешеными темпами из-за высокой рождаемости. Значит, увеличение продолжительности жизни людей никак не влияет на современную депопуляцию европейского населения.

 

Пятые кричат о высоких показателях детской смертности в современной России.

Но никогда за всю историю страны детская смертность не была так низка, как сейчас. Столетия назад детская смертность в разы превосходила нынешнюю, что не помешало России заселить огромные пространства и стать великой державой.

Сказывается ли детская смертность на депопуляцию? Можно ли сокращая детскую смертность избавиться от депопуляции?

По данным ООН, «из каждой 1000 родившихся, в возрасте до 1 года умирает 8 детей в развитых и 95 в наименее развитых странах; в возрасте до 5 лет – соответсвенно, 9 и 153». Однако, несмотря на эти цифры, население наименее развитых стран растёт буквально по часам из-за высокой рождаемости, тогда как коренное население развитых стран буквально по часам сокращается. Значит, тратя деньги на сокращение детской смертности, с депопуляцией не справиться.

 

Шестые считают, что для борьбы с депопуляцией надо больше средств вкладывать в медицинское обслуживание населения.

Но никогда в истории России медицина не была так развита и доступна для народа, как сейчас. Вот что говорит об этом Николас Эберстад: «…поразительная вещь в России: размеры финансирования системы здравоохранения. Насколько я помню, государственные и частные расходы в эту сферу ныне составляют более 6% валового внутреннего продукта (ВВП). Это значительно меньше, чем в США, однако Соединенные Штаты являются мировой аномалией. По этому показателю Россия практически не отличается от Японии – а Япония имеет самое здоровое и самое долгоживущее население в мире. Если российская система здравоохранения находится в кризисе, то проблема заключается не в недостаточных расходах, а в слишком незначительных результатах. 

Уровень рождаемости в России ныне очень низкий…  до сих пор он ниже необходимого уровня на 30-40%. Чтобы достичь уровня, достаточного для восстановления естественной убыли населения в течение следующего десятилетия, необходимо повысить рождаемость на 50%. Это станет возможным только в случае серьезных изменениях в настроениях общества. Ныне я не наблюдаю подобных подвижек. Наоборот, мне кажется, что Россия становится все более похожа на Западную Европу в своих представлениях об «идеальной семье»: в ней должно быть от одного до двух детей. На уровень рождаемости главное влияние оказывает только один фактор – желание родителей иметь больше детей».

С этой точки зрения, говорить о низком финансировании медицины, о низком уровне социальных выплат, о низких расходах на социальную защищённость населения как о причинах депопуляции неразумно. И увеличением расходов на социальное обеспечение проблему депопуляции никогда не решить. Для того, чтобы снизить смертность среди населения, стоит повышать расходы на медицину, но эти расходы нисколько не повлияют на депопуляцию.

Конечно, надо вкладывать деньги в здравоохранение, в защиту материнства и детства, не говоря уже об увеличении продолжительности жизни населения. Но только не надо при этом спекулятивно оправдывать эти траты попытками преодолеть депопуляцию.

Депопуляция низкой рождаемости абсолютно не зависит от уровня развития экономики, медицины, образования и т.п.

И если со смертностью в России мы вроде уже начинаем справляться и перспективы догнать по продолжительности жизни Европу у нас есть, когда наше экономическое развитие сравняется с европейским, то в отношении рождаемости можно сказать точно и определённо – она навсегда теперь останется европейской, здесь мы вместе с Европой уже в числе передовых и «прогрессивных».

 

Следующие спекулянты от демографии говорят о высоком уровне смертности российского населения.

По данным Владимира Борисова, «в настоящее время в России женщины рожают всех своих детей (все чаще — единственного ребенка) в основном в возрасте от 20 до 35 лет. В 2001 г. на этот возрастной интервал пришлось 80,5% всех живорождений. В то же время вероятность смерти в том же возрасте, вполне естественно, небольшая. Из общего числа женщин, умерших в 2001 г. (1 050 665 чел.), в возрасте от 20 до 35 лет их было 21 809 человек, или 2,1%. Можно без большого преувеличения сказать, что в указанном возрастном периоде почти никто из женщин не умирает, чему мы можем только радоваться, но не почивать безмятежно, помятуя о присутствующем здесь слове «почти».

Напротив, 96,3% женских смертей приходится на возрасты 50 лет и старше, когда детей уже не рожают (за исключением единичных случаев). Вот и вся разгадка ничтожного влияния смертности на современное воспроизводство населения.

Из этих простых выкладок можно видеть, что роль сегодняшней, не очень благополучной, смертности в нашей стране в изменениях воспроизводства населения весьма невелика. Смертность фактически потеряла демографическое значение, которым она обладала в течение тысячелетий.

Этим вовсе не принижается значение борьбы со смертью. Нет, конечно, социальное, экономическое, политическое и прочее значение этой борьбы бесспорно. Но демографическое значение оказывается ничтожным. За счет снижения уровня смертности, до сколь угодно низкого уровня (если только не до всеобщего бессмертия) исправить демографическую ситуацию абсолютно невозможно. И даже сколько-нибудь ее улучшить. Это обстоятельство необходимо совершенно четко осознавать. Иначе мы рискуем потерять драгоценное время, силы и средства.

При всей важности решения проблемы смертности, никакое ее снижение не приведет к прекращению депопуляции в долговременной перспективе.

Сегодня главным фактором, от которого всецело зависит демографическая судьба нашей страны, является — рождаемость, семья, делает главный вывод Владимир Борисов.

 

Депопуляция, вызванная природными причинами или столкновениями людей, успешно преодолевается с экономическим прогрессом при условии сохранения высоких показателей рождаемости населения. Если же показатели рождаемости низки, то народ с неизбежностью вымирает, несмотря на прогресс политический, социальный, научно-технический, экономический.

Если теперь отбросить все спекулятивные рассуждения, то мы должны сделать жёсткий, но единственно верный вывод: трата государственных денег на материальное производство, на здравоохранение, на экологию, на «материальную поддержку семьи», на «увеличение продолжительности и качества жизни», на «защиту от СПИДа», на борьбу с алкоголизмом и наркоманией – все эти траты очень мало связаны с устранением причин депопуляции низкой рождаемости, происходящей сейчас в России.

Современная депопуляция в России, как и в Европе, не зависит ни от уровня материального развития страны, ни от уровня материального обеспечения её жителей, ни от уровня развития медицины, и ни борьба с пьянством и алкоголизмом, с потреблением наркотиков, со СПИДом ничего не даст в борьбе с её преодолением. И значит, проблема низкой рождаемости не решается ни повышением жизненного уровня населения, ни достижением высоких показателей производительности труда, и вообще никакими экономическими методами.

 

Какое значение имеет высокая рождаемость, ясно показывают самые экономически слабые страны мира.

Все эти страны – Афганистан, Чад, Демократическая Республика Конго, Нигер, Сомали, Тимор-Лесте и Уганда – относятся к числу наименее развитых стран мира, причем в некоторых из них широко распространены ВИЧ-инфекция и СПИД. Кроме того, некоторые из них в последние годы переживали период политической нестабильности, гражданских и военных столкновений, что заметно снижало доступность основных социальных услуг для населения. Даже при условии сокращения рождаемости, начиная с 2010 года, на 1 ребенка за десятилетие, ни в одной из этих стран рождаемость не опустится к 2045-2050 годам до уровня 2,1 ребенка на женщину. В результате, численность их совокупного населения увеличится со 159 миллионов человек в 2008 году до 425 миллионов человек в 2050 году и превзойдёт численно всё население Европы. Если сейчас совокупная численность населения в этих экономически слабых странах мира составляет 2,3% мирового населения, то к 2050 году, по среднему варианту, она возрастет до 4,7%.

 

Сейчас численность населения России находится на уровне 141 миллиона человек и по прогнозам сократится к 2050 году до 100-110 миллионов. И это несмотря на относительно высокие показателя экономического развития и политическую стабильность, несмотря на относительно развитое здравоохранение и высокую культуру. Спрашивается, за кем будущее? Для кого Россия хочет строить развитую экономику?

В марте 2009 года прогнозисты ООН «обрадовали» россиян известием о том, что по их расчётам, к середине текущего века население России сократится не на 30 миллионов, а «только» на 25! Российские средства массовой информации тут же раструбили радостную весть по всей стране. Россию обрадовали известием, что она окончательно вымрет на 10 лет позже – какое счастье!

До тех пор, пока рождаемость в России не станет способной хотя бы поддерживать необходимую численность населения страны, до тех пор говорить о «положительных тенденциях в преодолении депопуляции» глупо, подло и преступно.

 

Находятся учёные спекулянты, которые просто открыто лгут, пользуясь неосведомлённостью людей. Например, говорят, что, мол, во Франции, или в Швеции, рождаемость гораздо выше среднеевропейской. Не всё, мол, ещё потеряно, и рождаемость может когда-нибудь подняться в Европе. Действительно, рождаемость во Франции находится на уровне 1,7 ребёнка на женщину, что значительно выше рождаемости в Испании, например. Однако, спекулянты «забывают» пояснить, что они приводят цифры общей рождаемости по стране, без учёта вклада в этот показатель коренных французов и гражданских «французов», французских граждан по паспорту, то есть, выходцев из других стран. Так вот, рождаемость коренных французов находится на уровне общеевропейских показателей, тогда как показатель рождаемости переселенцев вдвое-втрое превышает общеевропейский. А в сумме они и дают благостную картину рождаемости во Франции. Но за этой ложью катастрофическое сокращение численности коренных французов, что ставит вопрос о полном исчезновении этого славного народа в самом ближайшем будущем.

Заметив, что некоторые крупные города развитых стран мира (Нью-Йорк, Париж, Лондон, например) дают существенный прирост населения соответствующих стран, демографические спекулянты даже термин новый придумали – «ревитализация». Мол, крупные города как раз и будут способствовать возрождению населения. Только эти господа спекулянты забывают сказать, что европейское коренное население активно покидает эти города, так что они заполнены более, чем наполовину, выходцами из других стран. И прибавку численности населения в них дают иммигранты и их потомки. Например, две пятых прироста численности населения Франции осуществляет район Иль-де-Франс, целиком заселённый иммигрантами и их детьми. Всё убыстряясь, идёт процесс активной смены национального и расового состава населения в крупных городах Европы и Америки, и во что это может вылиться со временем, пока никто не знает.

Точно так же действуют спекулянты от демографии и в других странах, успокаивая «цивилизованные» народы сказочками о постепенной ассимиляции иностранцев. Особую радость английских демографов, например, вызвал тот факт, что впервые в этом десятилетии естественный прирост населения Великобритании (превышение рождаемости над смертностью) превысил приток новых иммигрантов. Годовой прирост населения Соединенного Королевства в 2008 году составил 408 тысяч человек. Это рекордный показатель прироста с 1962 года.

В 2008 году в стране родились 791 тысяча младенцев, что на 33 тысячи больше, чем в 2007 году. При этом половина женщин, ставших матерями в Великобритании, имеет иностранное происхождение. Страны – «поставщики» наибольшего количества матерей-иностранок – это Пакистан, Польша и Индия. С такими показателями скоро на островах коренных британцев не останется совсем

Трудно сказать, почему так действуют демографы-спекулянты: то ли совесть начисто отсутствует в атеистическом мозге, то ли ум.

 

Единственный способ остановить депопуляцию низкой рождаемости – это поднять рождаемость населения. ИНОГО НЕ ДАНО!

Но вот именно это – повышение рождаемости – и есть самая сложная проблема, тогда как все остальные проблемы носят чисто прикладной характер. Бороться с депопуляцией нужно именно повышением рождаемости, а не повышением уровня и качества медицинского обслуживания. Речь идёт о рождаемости, а не о здоровье уже живущих людей. Для начала надо, чтобы люди родились хотя бы, а уж потом они сами подумают, как обустроить свою жизнь. Дело преодоления депопуляции самоуничтожения решается только повышением рождаемости населения и никакими иными путями её не преодолеть – вся европейская история борьбы с депопуляцией вопиет об этом. 

 

О ТЕРМИНОЛОГИИ.

 

Мы уже видели, что современная европейская депопуляция не походит ни на одну из депопуляций, случающихся в животном мире, или случавшихся с человечеством в прошлом. Все живые существа подвержены болезням, все могут погибнуть от природных явлений, или в схватке друг с другом, но только люди гибнут сейчас от собственного добровольного решения. Следовательно, когда мы ведём речь о депопуляции, мы всегда должны определять, что мы имеем ввиду. Либо мы говорим о природной, естественной, видовой депопуляции, встречающейся во все времена у всех живых организмов, включая человека. Либо мы имеем ввиду только нынешнюю депопуляцию европейского коренного населения, проистекающую только по одной причине – из-за добровольного желания людей, живущих в самых комфортных условиях в истории человечества, отказаться от продолжения рода. Такая депопуляция должна иметь своё название, как уникальное явление.

Мы уже называли её депопуляцией самоистребления, в отличие от природной депопуляции истребления живых существ, случающейся постоянно в природе. Но можно дать и другие названия этому явлению.

Современная депопуляция коренного европейского населения – это депопуляция смысла жизни, так как коренные европейцы потеряли смысл своего существования, если не хотят давать жизнь новым поколениям.

Это депопуляция разума, потому что только человек – единственное известное нам существо, обладающее разумом на планете Земля. И этот разум решил покончить с собой путём снижения рождаемости.

Это депопуляция благих намерений, связанных с установлением либерально-демократических порядков, которыми, как оказалось, выстлана дорога в небытие.

Это депопуляция прогресса, ибо прекращает существование европейской цивилизации, являющейся родоначальницей научно-технического прогресса.

Это депопуляция комфорта, ибо уничтожает коренных европейцев, живущих в самых комфортных условиях за всю историю человечества.

Это депопуляция общества потребления, потому что поражает преимущественно население только этого общества.

Это депопуляция низкой рождаемости, потому что низкая рождаемость – это единственная причина современной депопуляции коренных народов Европы.

 

Пожалуй, самой лучшей отповедью всем спекулянтам от демографии, являются работы Борисова В. А. – кандидата экономических наук, доцента кафедры теории и истории социологии Московского педагогического государственного университета.

«Факторы рождаемости за последние, по меньшей мере, полсотни лет достаточно хорошо изучены демографами и социологами в нашей стране и за рубежами. Доказано и показано, что материальные условия жизни играют важную роль, но далеко не главную. Сейчас от многих политиков и других деятелей высказываются различные предложения на тему о том, как повысить уровень рождаемости в стране. Почти все они ограничиваются исключительно различными льготами и пособиями семьям в награду за рождение детей. При этом совершенно игнорируется тот очевидный факт, что малодетность присуща богатым странам и богатым слоям населения. Иначе говоря, по мере роста уровня жизни населения рождаемость снижается, а не растет. Этот факт был подмечен еще великим английским экономистом Адамом Смитом в XVII веке, но до сих никак не проникает в сознание наших обществоведов.

Многолетние исследования факторов рождаемости и репродуктивного поведения, проведенные в нашей стране и других странах по всему миру, показали, что причины развития массовой малодетности кроются не в недостатке благ для содержания нескольких детей и их воспитания, а в особенностях индустриальной цивилизации, при которой дети постепенно теряют свою полезность для родителей.

Та роль детей в семье, которую они выполняли в течение тысячелетий, теперь (точнее, с 18-го века) переходит к другим социальным институтам. Это глобальная проблема и решать ее придется, по-видимому, глобально, что не лишает нас возможности пытаться решить ее и в «отдельно взятой стране». Нашей. Но это будет трудно, долго и дорого. Придется во многом поменять весь образ жизни, повернуть его «лицом к семье».

…Это очень трудная проблема. Для ее решения придется многое поменять в нашем образе жизни, в нашей культуре. Если это невозможно сделать, тогда Россия обречена».

Не пришла ли пора россиянам выбирать: хотим ли мы жить сами как можно дольше и комфортнее, наблюдая за умиранием России, либо мы хотим, чтобы Россия жила посредством наших детей, пусть за счёт сокращения продолжительности и комфорта нашей собственной жизни? Одновременно обе задачи: увеличение продолжительности жизни и увеличение рождаемости до приемлемого уровня – вряд ли удастся решить (никаких средств не хватит). Жаль российских стариков, но если все силы бросить на продление их жизни, можно и Россию потерять.

 

Итак, главный вывод состоит в следующем: основная и единственная причина современной европейской депопуляции (и российской в том числе)  – катастрофически низкая рождаемость современного коренного европейского населения. Все остальные «причины» современного вымирания коренных европейцев: низкий материальный достаток, небольшая продолжительность жизни, алкоголизм и наркомания, высокая смертность на дорогах и высокая младенческая смертность и так далее – суть спекуляции на тему депопуляции, которые только оттягивают на себя внимание, деньги и средства, ничуть не способствуя преодолению депопуляции самоистребления, депопуляции низкой рождаемости.

 

 

3. ЕВРОПЕЙСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ.

 

Чтобы найти способ преодолеть депопуляцию самоистребления, следует понять причины низкой рождаемости. Что лежит в основе снижения рождаемости?

Если в середине ХХ века европейцем был каждый пятый житель Земли (21, 6%), то спустя 100 лет, в середине XXI века, европейцем будет каждый пятнадцатый (7,5%). При этом уменьшение численности населения коренных европейцев прямо соотносится с изменениями в уровне рождаемости населения Европы. Если в 1970-1975 годах коэффициент суммарной рождаемости составлял в среднем по Европе 2,19, что позволяло европейцам, по крайней мере, не вымирать, то в 2005-2010 годах коэффициент составляет уже 1,5. Почему же так резко понизилась рождаемость в странах европейской цивилизации?

 

ГОВОРИТЬ ПРАВДУ!

 

Пора разобраться, наконец, с этой низкой рождаемостью!

Что значит «нет однозначного объяснения низкой рождаемости»? Почему европейская наука внятно не может ответить на вопрос о причинах снижения рождаемости населения развитых стран? Что это ещё за «научное объяснение», что, мол, «с повышением уровня благосостояния в обществе падает рождаемость»? Почему она падает и причём здесь высокий уровень жизни? Что это ещё за «закон природы»? И если падает рождаемость в развитых капиталистических странах с высокими показателями уровня жизни, с высокими показателями благосостояния, то почему рождаемость падала и в социалистических странах, где доход на душу населения был намного меньше? И почему сейчас рождаемость мала во многих странах мира, независимо от доходов населения этих стран?

 

Некоторые учёные на западе находят ответ на проблему низкой рождаемости в высоком уровне благосостояния населения развитых стран.

Некоторые учёные на востоке, напротив, причины низкой рождаемости видят в недостаточном экономическом развитии своих стран.

Такие крайне противоречивые ответы говорят о том, что проблема низкой рождаемости в настоящее время ясного решения не имеет. Что ж, надо либо согласиться с бессилием человеческого разума понять это явление, либо принять вызов времени и всё-таки найти ответ на вопрос, в чём причина современного европейского низкого уровня рождаемости.

 

Достаточно ли разумен человек XXI века, чтобы найти разгадку проблемы низкой рождаемости и приостановить вымирание коренного европейского населения? Почему столетние попытки всячески приостановить европейское вымирание ни к чему не привели? Значит ли это, что европейцы не понимают даже сути явления?

Не слишком ли преждевременно человек присвоил себе звание «разумного», если он не в силах справиться со своим собственным вымиранием, проживая в самых благоприятных материальных условиях за всю историю человечества? Как мы можем называть себя разумными людьми, если на наших глазах происходит наше собственное вымирание? И мы ничего не можем с этим поделать!

Где же здесь разумность человека!?

Много десятилетий вымирает самая передовая и прогрессивная часть населения планеты, а европейцы даже объяснить этот процесс не в состоянии, не то, чтобы приостановить его! Какое-то фатальное умственное бессилие поразило европейский разум в этом вопросе!

 

Европа вымирает, Европа уничтожает сама себя посредством низкой рождаемости и поделать ничего не может.

Чего не хватает Европе, чтобы не вырождаться? Ведь всё, вроде, у неё есть в изобилии.

Денег нет? – Полно!

Экономика не работает? – Отнюдь! Европа может претендовать на первое место в мире по совокупному валовому продукту. А по валовым экономическим показателям, приходящимся на душу населения, передовые европейские страны занимают первые места в мире.

Может, тяга к противоположному полу у европейцев иссякла? – Да нет, вроде. Культура и искусство в Европе перенасыщены сексуальностью.

Может, государство подавляет европейскую личность? – Нет… правозащитники, гуманисты, либералы и демократы полностью контролируют европейскую власть.

В общем, всё в Европе есть, и всё работает отлично: и культура, разнообразная и утончённая, и экономика, богатая и мощная, и государство, демократическое и правовое.

Вот только мужики и бабы рожать не хотят.

Высочайший уровень жизни, длиннющая продолжительность жизни, высочайшие культурные и научные достижения, высочайшие экономические показатели, высочайший прогресс, короче, во всех областях!

А жители коренные европейские рожать не хотят.

Государства европейские самые правозащитные, самые либеральные, самые социальные, самые демократичные и т. д. и т.п., платят сумасшедшие деньги людям – только рожай!

(Надо сказать, россиянки очень завидуют европейским женщинам из-за этих денег. Вот, говорят россиянки, когда их упрекают в сокращении российского населения, платило бы государство российское денег побольше, как в Европе, тогда и рожать стали бы в России побольше. Глупые россиянки не понимают, что европейцы своих женщин чуть ли не озолотили, чтобы они рожали, так ведь не рожают! Ну, никак не могут согласиться российские женщины, что не в деньгах счастье! И пример Европы их ничему не учит – всё талдычат «дай денег, дай денег». Красиво жить хотят, как в Европе.)

Казалось бы, в Европе демократии – хоть заизбирайся, свободы – хоть заорись, выпивки – хоть упейся, еды – хоть зажрись, утех доступных – ...  А рождаемость в Европе уменьшилась втрое за последние сто лет.

И мучаются учёные мужи, бьются над проблемой вымирания коренных европейцев, не знают, где искать причины самоуничтожения. Ну, не могут понять это явление! Вот и придумали якобы закон природы: «с повышением благосостояния общества, падает в нём рождаемость».

 

История ХХ века, однако, действительно показывает, что рождаемость в европейской стране падает с ростом материального достатка общества, так что уровень рождаемости на самом деле оказывается обратно пропорционален уровню жизни населения.

Казалось бы, должно быть наоборот, чем выше уровень жизни, тем больше у людей возможностей безобременительно рожать и воспитывать детей. Но факты говорят обратное – с повышением уровня жизни происходит снижение рождаемости. И когда в стране начинает проводиться политика материального поощрения рождаемости, то и эти меры постепенно теряют свою побудительную к повышению рождаемости функцию.

На первых порах материальное стимулирование семей действительно поднимает рождаемость, но если поощрение остаётся на прежнем уровне, то постепенно его эффект снижается и рождаемость снова падает. Чтобы рождаемость росла, необходимо чтобы материальное стимулирование росло с опережающими темпами, так как с повышением благосостояния запросы людей растут опережающими темпами. Но тогда рано или поздно наступает момент, когда государство уже не может материально стимулировать рождаемость в таких темпах и объёмах, и она снова неумолимо падает до уровней депопуляции.

        

Почему же падает рождаемость с ростом благосостояния?

Действительно, уровень рождаемости в бедных странах гораздо выше, чем в богатых. Ну, не наличие же материальных благ само по себе снижает рождаемость в богатых странах. Глупо думать, что рождаемость  зависит от большей или меньшей кучи бумажек в кошельке, от наличия новой кофемолки, престижного автомобиля, выхода в Интернет. Точно так же, как глупо видеть причины войн в наличие оружия. Не богатство само по себе снижает рождаемость, а нечто иное, что связано с богатством.

Что даёт богатство и материальное обеспечение человеку? – Возможность жить, как хочется, и делать то, что хочется.

И что же больше всего начинает ценить человек в таких комфортных условиях? – Разнообразные удовольствия и в первую очередь, конечно, сексуальные удовольствия. Но если бы человек был постоянно готов к сексу, как кролик, тогда проблем с падением рождаемости не было бы, но тогда человек не мог бы заниматься ничем иным, кроме секса, как и кролики. И так как физиологические возможности организма человека далеко не кроличьи, а получать удовольствия хочется всегда, то секс, как главная страсть человека, затмевается в период физиологической релаксации другими сильными ощущениями.

Что же это за ощущения, с чем они связаны? Ответ получен давным-давно, и заключён он в древнем высказывании: «Хлеба и зрелищ!» И если сексом человек в состоянии заниматься лишь время от времени, то интерес к новизне, к развлечениям, ко всяческим удовольствиям, не таким сильным, как секс, но гораздо более многочисленным, способен затмить даже сексуальное влечение. А если соединить эротику с развлечениями, с новизной и разнообразием, то падение рождаемости происходит неизбежно. Человека выматывает эта беззаботная жажда развлечений, она оставляет ему мало времени на вынашивание детей, и совсем не оставляет времени на их воспитание. Развлекаться и рожать – две вещи несовместные.

Обилие дармового хлеба дало римлянам времён империи возможность не задумываться об упорном труде ради выживания, и обилие зрелищ и изощрённых развлечений привело Древний Рим к одной из первых депопуляций самоистребления в истории человечества. Так был наказан римский эгоизм – жизнь в комфортных, по тем временам, условиях за счёт пота и крови покорённых народов.

Точно так же происходит и сейчас. Рост материального уровня жизни позволяет больше времени проводить в разнообразных увлечениях, реализуя свои задатки, и эти занятия поглощают человека целиком. Зигмунд Фрейд говорил когда-то о сублимации сексуальной энергии в творчество. Это в первую очередь касается людей, живущих богатой духовной жизнью, деятелей искусства, культуры, науки. Но сублимация сексуальной энергии происходит и у обычных людей, участвующих в зрелищных действах – вот почему так популярны массовые мероприятия. Происходит психологическое единение людей в массовых действиях, совместное переживание ими момента истории, процесса творчества.

Когда политический деятель произносит речь, когда певец поёт свою песню, когда мы смотрим фильм или спектакль, когда шоу разворачивается перед нами – везде мы становимся непосредственными участниками психологического действа. Везде чувства захватывают и переполняют нас. И нам в этот момент ни до чего нет уже дела, тем более до отцовства и материнства.

Современный развитый мир даёт человеку огромное количество возможностей для самореализации и наслаждений. Постоянно работающие музыкальные радиостанции, кинотеатры, масса концертов, презентаций, выставок, огромное количество телевизионных каналов, плееры для несчётного количества фильмов, Интернет для непрерывного общения со всем миром – жизнь сейчас чрезвычайно информационно насыщена. Человеку в этом потоке уже мало 24 часов в сутках. Огромные потоки информации поглощаются всеми органами чувств, вызывают массу различных ощущений. И человек просто уделяет всё меньше и меньше времени долгому, трудному и ответственному процессу деторождения, материнства и отцовства.

А феминизм, вовлекая женщину в закрытые ранее для неё сферы деятельности, соблазняя новыми ощущениями и впечатлениями, ещё больше лишает её времени и энергии для материнства. Эмансипация позволяет женщине «реализовать» себя в политике, в бизнесе, в культуре, в науке, в искусстве, в спорте… только не в деторождении.

По мере того, как женщина становится равноправным участником процесса производства, роль отцов в семьях падает, и мужчина постепенно теряет чувство ответственности за семью и детей – наступает эпоха разводов. Чем больше свобод в обществе, чем прочнее позиции феминизма, тем меньше желание людей ограничивать себя семейными рамками и брать на себя ответственность за воспитание детей. А значит, и за будущее своей страны, своего народа, своего государства, своей культуры.

 

Бизнес стремится использовать любую возможность для получения прибыли – это естественный закон его развития. С ростом количества свобод в обществе появляются новые возможности бизнеса развивать и использовать человеческие потребности в своих корыстных интересах.

Бизнес начинает активно использовать искусство в рекламе своих товаров. Высокая эстетическая культура западного общества используется капитализмом не для чего иного, а исключительно для целей бизнеса. При этом неумолимо происходит падение нравов, так как капиталист ориентируется всегда на массовое потребление своего продукта, следовательно, массовый вкус и становится ориентиром рекламы. Чем проще, ярче и привлекательнее реклама, тем она доступнее «простому человеку», тем выше прибыль бизнеса.

Потакание дурным вкусам толпы вызвано не зловредностью капитализма, как считают коммунисты, а лишь стремлением охватить рекламой как можно более широкие слои населения в надежде продать произведённый товар. Таким образом, происходит постепенный процесс деградации культуры, сведение высоких духовных идеалов к «естественным» развлечениям и наслаждениям плоти. Ответственность и осторожность при создании семьи («браки создаются на небесах») заменяются в ментальности европейского человека необременительной вседозволенностью мимолётных сексуальных связей.

Реклама пропагандирует вкусы общества потребления, когда человек предназначен лишь потреблять как можно больше продуктов, и в этой потребительской гонке человеку не остаётся времени для детей. Не думать ни о чём, а только потреблять и потреблять то, что подсказывает человеку эстетически изощрённая реклама – вот путь к бездетному обществу.

 

Навязанный капиталистическим производством западному человеку автомобильно-офисный стиль жизни угрожает самому существованию человека. Комфортная жизнь в европейской цивилизации не поощряет человека тренировать свою выносливость, волю, стойкость в преодолении трудностей, потому что всё западное производство вместе с научно-техническим прогрессом направлено на избавление от малейших усилий. Человек развращает своё тело комфортом. И уже появились первые признаки физической деградации человека. Тревогу американских врачей, например, вызывает рост кесаревых сечений при родах – 30 процентов от общего числа, что говорит о соответствующей физической готовности к деторождению женщины, живущей в стране с самыми лучшими условиями комфортной жизни на планете, с самым дорогостоящим медицинским обслуживанием.

 

Вот что писал А. Митрикас в своей работе «Семья как ценность» относительно формирования современного европейского образа жизни:

«В развитых странах Запада с середины 1960-х годов, а в других странах Европы с конца 1980-х – начала 1990-х годов все яснее стали проявляться признаки трансформации семьи, такие, как уменьшение численности браков, их «старение», увеличение числа нерегистрируемых браков, падение рождаемости и ее «старение» (рождение первенцев откладывается на более поздний возраст), преобладание малодетных семей, увеличение числа внебрачных детей и распространение добровольной бездетности.

Связывая все это с растущими в обществе тенденциями индивидуализма и рационализма, ученые стали говорить о втором демографическом переходе. В середине восьмого десятилетия XX века о нем первыми заговорили Дирк ван де Каа и Рон Лестиг, а несколько позже ван де Каа сжато сформулировал перечень важнейших перемен в состоянии семьи, характерных для второго демографического перехода: …переход от пары «ребенок-король с родителями» к «паре королей с ребенком»; переход от контрацепции в целях предохранения к контрацепции как самовыражению; переход от однородного хозяйства к плюралистическим типам семьи и домашнего хозяйства».

В это время в Европе происходит процесс изменения жизненных ценностей, что влияет прямо на состояние семьи. По мнению Каа, трансформация семьи, связанная со вторым демографическим переходом, в первую очередь, и обусловлена изменениями системы ценностей.

Рост числа нерегистрируемых браков, например, сопровождается растущим одобрением такого способа совместного проживания. Растет и одобрение обществом женщин, которые хотят воспитывать ребенка без отца. В этот период изменилось и отношение к разводам. Наряду с ростом отрицательного отношения к необходимости заключения брака для создания семьи выросло и оправдание разводов.

«Таким образом, – продолжает А. Митрикас, – взгляды на создание семьи и брак в период 1990-1999 годов претерпели существенные изменения, свидетельствующие о девальвации традиционной формы совместной жизни – семьи, сформировавшейся на основе брака. Одновременно все большую поддержку получает мнение о том, что для нормального роста и воспитания ребенка нет необходимости иметь обоих родителей, а также оправдывается намерение и поведение женщины, желающей воспитывать ребенка без отца».

 

По этому, проторенному европейцами пути, идёт сейчас и Россия: число браков по итогам 2008 года сократилось на 83,8 тысячи до 1,18 миллиона, а число разводов, наоборот, увеличилось на 17,5 тысяч – до 703,4 тысячи.

По данным недавнего опроса социологов «Левада-Центра», доля гражданских браков среди москвичей достигла 14%, тогда как в официальном браке проживают уже менее половины жителей столицы. В Европе количество таких союзов превышает официальные браки. «В Швеции, Эстонии и Франции в гражданском браке живут 60% пар», – говорит «Новым Известиям» директор Института демографических исследований Игорь Белобородов. В России схожая ситуация среди молодежи: большинство пар в возрасте 18–24 лет, по словам Белобородова, также живут без регистрации. «Из-за этого в таких парах нередки конфликты, когда один партнер хочет оформить отношения, а другой предпочитает оставаться в гражданском браке», – рассказывает «НИ» психолог Карабанова.

Гражданский брак нередко консервирует отношения на уровне сексуальных встреч. «Появляется синдром вечной молодости, отложенной жизни, жизни понарошку», – поясняет «НИ» семейный психотерапевт Елена Савицкая. По ее словам, гражданский брак не предусматривает развития: «Можно провести параллель вечный студент – вечный жених или невеста».

Игорь Белобородов винит гражданские браки в ухудшении демографической ситуации в стране: «У таких партнеров выше нежелание иметь детей». Если же дети в гражданском браке все же рождаются, они в будущем, скорее всего, также предпочтут гражданский брак обычному, так как других отношений в своей жизни попросту не видели. И сейчас в России вне официального брака рождается каждый третий ребенок.

Немолодым и состоятельным людям гражданский брак выгоден, так как позволяет избежать возможной дележки имущества. «Люди не вступают в брак из-за боязни разборок в суде, и с возрастом эта боязнь возрастает: имущества же все больше», – говорит «НИ» психолог Игорь Вагин. Директор Центра практической психологии Сергей Ключников подтверждает «Новым Известиям»: «Гражданский брак – удел прагматиков и признак некрепких чувств».

 

Уже сто лет происходит вымирание европейских народов, и встаёт вопрос об ответственности за такое плачевное положение дел в народонаселении. Где искать виновного в происходящем самоистреблении коренных европейцев? Европейская наука ищет сто лет и не может найти виновного в европейской депопуляции. Почему же такое бессилие показывает европейский интеллект в самом важном вопросе – вопросе физического сохранения на земле коренного европейского населения? Почему же европейский гений, достигший таких высот в научно-техническом прогрессе, в культурном самовыражении, не может решить вопрос о сохранении европейских народов?

 

Ответ прост и сложен одновременно.

Прост потому, что если построенный европейцами мир приводит к вымиранию населения, это означает только одно: сам этот прекрасный европейский мир во всём его многообразии способствует вымиранию людей. Европейцы построили мир, в котором прекрасно чувствует себя человек, но общество в целом неминуемо вымирает. Значит, современный европейский мир – это мир, в конечном счёте, существует не для человека, потому что убивает его.

 

Эдлай Стивенсон как-то сказал, что людям часто легче бороться за принципы, чем жить по ним. Европа столетиями боролась за то, чтобы создать у себя самые комфортные условия для существования человека, отстаивая принципы, заданные Возрождением и Просвещением. Но, как оказалось, жить в таких распрекрасных условиях нельзя – европейское общество неудержимо вымирает.

 

И в то же время ответ на вопрос «Почему вымирает Европа?» сложен потому, что его почти невозможно увидеть европейски настроенному мышлению, находясь в потоке кипучей европейской действительности, когда один успех в науке, технике, культуре следует за другим. Одно достижение тут же уступает место новому достижению. Европа – лидер в бешеной гонке за комфортом и красотой, за весельем и разнообразием, лидер материального и культурного прогресса. Сложно европейцам понять, и ещё сложнее признать, что этот прекрасный европейский мир и есть причина вымирания коренных европейцев.

 

Депопуляция низкой рождаемости – европейская болезнь – есть следствие европейского образа жизни.

 

Человечество начинается с того, что оно есть. С того, что люди рождают достаточное количество детей, чтобы преодолеть голод, холод, болезни, войны, стихийные бедствия. Функцию продолжения рода с человека никто не снимал, будь то каменный век, будь то век технотронный. И если человек в своём самомнении «забывает» об этой функции, он не заслуживает жизни – равнодушная природа истребляет народ. Речь идёт не о том, что женщина должна быть «свиноматкой», но о том, что общество и государство должны создавать такие жизненные условия, такой образ жизни, в результате которого депопуляции самоистребления нет места.

 

Образ жизни, принятый сейчас в европейских странах, приводит к вырождению население Европы. Европейский образ жизни – это путь в ничто. Любая страна, перенимающая европейскую культуру и европейский образ жизни, рано или поздно сталкивается с процессом депопуляции своего населения.

Это, безусловно, подтверждает пример Японии – государства, избравшего европейские жизненные стандарты, европейский стиль жизни, европейские культурные ценности.

Япония стала первой страной азиатского мира, вставшей вровень с самыми развитыми европейскими странами по уровню доходов на душу населения. Это произошло вследствие процесса европеизации Японии, начатого во второй половине XIX века революцией Мейцзи, когда страна стала перенимать европейские идеологические, политические и культурные ценности. А в результате поражения во Второй мировой войне процесс европеизации Японии резко ускорился.

Европейский образ жизни стал образом жизни японского народа и, как результат, во второй половине ХХ века Япония стала одним из лидеров экономического и научно-технического прогресса, и в стране начинается депопуляция низкой рождаемости, ставящая сейчас Японию на первые места по сокращению рождаемости.

Как сообщило правительство страны, «по состоянию на 1 апреля этого года была зарегистрирована рекордно низкая численность детей в возрасте до 15 лет – 17,14 миллионов человек, что является последним признаком перехода нации к ещё более стареющему обществу. По данным доклада, опубликованного Министерством внутренних дел Японии, по сравнению с предыдущим годом численность детей снизилась на 110 тысяч человек, что знаменует собой 28-й последовательный ежегодный спад. Нынешняя численность детей является самой низкой с 1950 года, когда правительство начало выпускать подобную статистику, - сообщает министерство. В докладе также сообщается, что доля детей в общей численности населения страны составила 13,4%, тогда как доля граждан в возрасте от 65 лет и старше составила 22,5%».

 

По этому же пути успешно следует и Россия. Наконец-то мы вырвались из коммунистических пут и можем насладиться европейским комфортом (некоторые, по крайней мере), можем почувствовать себя «настоящими европейцами» – держись, Европа, мы уже в пути и скоро тебя догоним (к 2030 году, по докризисным прогнозам министерства экономики России).

«Человеческая жизнь как действительно высшая ценность, жизнь, ориентированная на покой, комфорт, потребление все новых и новых материальных благ – вот главный магнит Европы в глазах мира, в том числе и в глазах многих в России. Европа стала брэндом, близким по значению к понятию цивилизованность, высокое качество жизни» – считает Сергей Хелемендик.

По-видимому, и абсолютное большинство населения России согласится с этим мнением. Однако, зададимся вопросом, если человеческая жизнь объявлена в Европе высшей ценностью, почему же европейское общество кончает жизнь самоубийством посредством депопуляции низкой рождаемости?

Закон человеческой природы, вероятно,  заключается в том, что если высшей ценностью, по-европейски, объявляется жизнь каждого конкретного человека, тогда общество гибнет из-за вырождения, из-за того, что такой индивид, занимаясь только самореализацией своего «Я», наслаждаясь высоким уровнем жизни, не хочет утруждать себя деятельностью по воспроизводству родного общества. Такой человек живёт только для себя и своих удовольствий, и не будет обременять себя лишними заботами, так как «живём только раз». Эгоизм конкретного человека убивает общество.

Если человек есть высшая ценность, тогда надо всячески холить и лелеять эту высшую ценность, ограждать её от забот и волнений, кормить и поить её «от пуза», удовлетворять любые её прихоти, любые извращения признавать нормальными проявлениями свободной личности, и ублажать, ублажать, ублажать. «Каждое новое поколение европейцев становится все более гедонистическим и требует все более высокого стандарта материальных благ и удовольствий» – добавляет Хелемендик. И как вы думаете, станет такая полностью свободная от любых забот личность взваливать себе на плечи проблему рождения и воспитания детей? Да никогда в жизни! Вот и ответ на вопрос о причинах депопуляции в Европе!

Европейскому населению, чтобы прекратить вымирание от низкой рождаемости, необходимо признать порочность того образа жизни, который ведут сейчас коренные европейцы, необходимо отказаться от многих прав и свобод, какими они сейчас обладают. Вопрос в том, достаточно ли высок европейский интеллект, чтобы принять и понять это, и хватит ли у европейцев воли, чтобы покончить с культом свободной личности и не допустить своего вымирания.

 

Современная европейская депопуляция происходит из-за падения рождаемости, которая, в свою очередь, есть результат европейского образа жизни, сложившегося на протяжении последних столетий.

 

Проблема низкой рождаемости – это проблема европейского образа жизни. Именно европейский образ жизни есть причина вымирания коренных европейцев. Современный европейский образ жизни и есть тот враг, который убивает коренных европейцев через депопуляцию, вызванную нежеланием человека иметь детей.

Современный европейский эгоистический образ жизни не предполагает обременять европейцев заботой о рождении и воспитании детей. Человек может любить и хорошо относиться к детям вообще, он защищает права детей, заботится об их благополучии и «приличном» образовании, испытывает удовольствие от общения с ними, критикует взрослых за их «неправильный» подход к детям. И в то же время этот же человек не желает иметь своих детей, не желает быть отцом или матерью собственным детям.

С одной стороны, человек может умиляться по поводу чужих детей. А с другой, он относится резко отрицательно к тому, чтобы самому стать родителем. Этот ментальный разрыв существует только в человеческом сознании, другим биологическим видам он просто неведом, так как животным Бог, к счастью для них, не дал разум.

 

Заканчивая свой очередной концерт, сэр Пол МакКартни обратился к публике со словами о том, что мы, в конце концов, живём и творим ради детей. И он очень рад, когда на его концерты родители приводят детей. Это означает, что его музыка будет приносить радость и в будущем.

Прекрасные слова и прекрасные пожелания… Однако, если депопуляция выкосит коренных британцев, кто будет слушать прекрасную музыку сэра Пола?  Другие дети, не британцы. Но почему же британские дети лишены будущего? Потому что их потенциальные мамы и папы не в силах преодолеть депопуляцию низкой рождаемости. Но это означает, что коренные европейцы на самом деле живут и работают не ради своих детей.

Значит ли это, что свои дети настолько опротивели коренным европейцам, что они не хотят их больше рожать? Да нет, вроде умиляются европейцы европейскими малышами, но, получается, только на картинке, только «в чужом огороде», а не у себя дома.

Европейский образ жизни подавляет инстинкт сохранения рода, извращает любовь к детям, заменяя её эгоистичной любовью к удовольствиям. Чадолюбие, чем всегда отличались европейцы во все времена, под влиянием современного европейского образа жизни заменяется  отторжением детей из жизни свободной европейской личности.

Слова о любви к детям, произносимые сейчас в либерально-демократическом европейском мире есть ложь, так как именно в этом мире наблюдается депопуляция коренного населения. Западные деятели лицемерят, зная цифры вымирания, и продолжая говорить о «самых лучших условиях для развития детей, достигнутых в европейских странах».

 

И в завершении посмотрим, как современный образ жизни влияет на рождаемость. Это хорошо видно на примере Дании, которой, по мнению Сергея Балмасова, угрожает политико-демографическая революция.

Каждый пятый мужчина в Дании не может найти подходящую супругу, и по этой причине 22% представителей сильного пола страны не имеют детей – об этом говорят эксперты Национального института социальных исследований. Как результат – сокращение численности датчан.

«Что же стало причиной такой «гнилости» Датского королевства? Не уж-то в Дании перевелись невесты? Отнюдь. Численность женщин даже немного превышает численность мужчин. Но может быть, сильная половина Дании отказывается от брачного союза потому, что среди датчанок перевелись симпатичные девушки? Такое мнение не выдерживает никакой критики. По данным ряда опросов, именно датчанки являются самыми красивыми женщинами Европы.

При этом среди датчан превалирует здоровый образ жизни: многие из них, как мужчины, так и женщины, регулярно посещают бассейны и спортзалы. Как мужчины, так и женщины этой страны в большинстве своём не страдают от излишней полноты в отличие от тех же американцев.

Так в чём же дело? В основе этого печального явления лежит целый комплекс причин. И в первую очередь, датские женщины, по словам эксперта из Национального института социальных исследований страны Могенса Кристофферсена, начинают предъявлять к мужчинам слишком завышенные требования. Главное для них – это отнюдь не красивая внешность, а «социальный статус» и «успехи в работе». Но, как известно, принцев мало и на всех их не хватает. С другой стороны, и сами датские мужчины не всегда готовы «доставать с небес звезды» по желанию женщин и всё ради того, чтобы расстаться с привычной им независимостью. Заметим, что среди представителей сильной половины Дании, прозябающих в безбрачии, хронических алкоголиков, бомжей, наркоманов и прочих откровенных символов деградации практически нет. В большинстве своем всё это высококультурные, состоявшиеся в жизни люди, имеющие стабильный высокий заработок. Заметим, что уровень жизни в этой стране и социальные гарантии населению — одни из высочайших в мире.

Однако, как известно, за все приходится платить. В том числе и за материальный достаток. И платой в данном случае является время. Зачастую трудовой день тех, кто стремится к «красивой жизни», заканчивается только глубокой ночью, ведь многие помимо основной работы трудятся по совместительству, в том числе и в выходные дни. И времени на личную жизнь не остается. Это наблюдается не только среди мужчин, но и среди женщин.

Как результат – сокращение рождаемости среди коренных датчан и заполнение вакуума рабочей силы за счет иммигрантов.

Ещё одна причина ослабления семейно-брачного института – это падение авторитета церкви и параллельно этому – моральных устоев. Большинство датчан формально – протестанты-лютеране. И хотя формально почти все они являются «верующими», исправно платя церковный налог, на этом у многих из них вера в Бога и заканчивается. И такие обряды как крещение, конфирмация (расширенный ритуал венчания) и похороны обычно без участия церкви не обходятся.

Однако для большинства датчан сегодня это уже скорее дань традиции, чем истинная вера. Общество материального потребления настолько сильно захлестнуло датское общество, что о Боге здесь думают всё меньше. Об этом говорят не только всё более пустеющие церкви, но и откровенные попытки кощунства в отношении других религий, например, того же ислама, когда местные газеты широко и не раз тиражировали оскорбительные карикатуры в адрес Пророка Мухаммеда. Истинно верующие христиане не посмели бы оскорблять святые для всех мусульман символы их веры. И это говорит о том, что и в этой стране атеизм пустил свои глубокие корни. При этом заполнить духовный вакуум оказалось нечем. И как одно из проявлений — ещё большее ослабление влияния церкви, пропагандировавшей крепость семейного брака.

Об этом говорит и царящий в этой стране культ не просто «свободной любви», а самой настоящей вседозволенности даже на общем либеральном европейском и мировом фоне. Не самым лучшим образом отражается на воспроизводстве населения то, что Дания является одним из главных оплотов гомосексуализма, где геи и лесбиянки чувствуют себя как рыба в воде. Именно эта страна пошла впереди Европы всей, первой разрешив им заключать официальные браки. И параллельно пропаганде «альтернативных» отношений число обычных заключенных браков стремительно пошло вниз.

При этом у многих отнюдь не считается дурным тоном быть сексуальным извращенцем – педофилом или зоофилом (благо на этот счет существует гласное и негласное разрешение). Так, например, в Дании дано полуофициальное «добро» на секс с животными: Датский Совет по этическому обращению с животными решил, что нельзя запрещать секс с животными, если его не демонстрируют открыто. О многом говорит и то, что среди заметной части датчан популярны фильмы, посвящённые некрофилии.

При этом Дания – одна из лидеров в числе стран, где дети рождаются вне брака и растут в «неполноценных» семьях. Это также имеет далеко идущие последствия. По мнению экспертов, подобное явление пагубно отражается на детской психике и выросший в такой «семье» ребенок имеет меньше шансов создать нормальные семейные отношения, чем его сверстники, выросшие в полноценной семье с матерью и отцом».

Разумеется, «датская» тенденция всё активнее проявляется и в других европейских странах, отдавших дань моде безверия и по этой причине утративших прежние моральные устои. Однако, как известно, «свято место пусто не бывает». Образовавшийся вакуум безверия активно заполняет ислам, языческие верования. Несмотря на то, что в последние годы датское законодательство резко ограничило иммиграционный поток, Копенгагену это помогает мало. Кое-кто из переселенцев, ищущих лучшей доли, едет сюда нелегально. И наибольший прирост населения в Дании происходит за счет прогрессирующей рождаемости среди приехавших «с юга».

Уже в 2003 году только по официальным и явно заниженным в разы данным численность постоянно живущих в стране мигрантов составляла 6,3% от населения страны. Сегодня она по разным данным уже колеблется на уровне 15%. Путем несложных математических вычислений можно определить, что к 2050 году облик Дании поменяется во всех отношениях. А это чревато сильнейшими политическими потрясениями, предполагает Сергей Балмасов.

 

Почему современная европейская депопуляция не поддаётся никакому лечению вот уже сто лет? Проблема современной западной цивилизации в том, что у неё нет средств противодействия своему вымиранию, потому что депопуляция низкой рождаемости есть результат самого способа существования западного общества. Образ жизни современной европейской цивилизации – это и есть главный фактор, создающий депопуляцию самоистребления европейцев.

Как когда-то римский образ жизни – «хлеба и зрелищ» – привёл к депопуляции коренного населения империи и к гибели римское общество, так и современный образ жизни «цивилизованной» Европы приводит к той же депопуляции самоистребления коренных европейцев и готовит им ту же бесславную участь.

 

Итак, секрет европейского вырождения очень прост:

ВЫСОКАЯ РОЖДАЕМОСТЬ НЕСОВМЕСТИМА С ЕВРОПЕЙСКИМ ОБРАЗОМ ЖИЗНИ.

Европейский образ жизни и есть тот самый главный фактор, убийственно влияющий на рождаемость коренного европейского населения. Этот образ жизни окончательно сложился в Европе, Северной Америке, в экономически развитых странах мира, в странах европейской культуры во второй половине прошлого века. Любая страна мира, приобщаясь к европейским культурным и политическим ценностям, перенимая европейский образ жизни, становится добычей депопуляции низкой рождаемости.

 

Теперь понятно, почему европейские учёные никак не могли определить главную причину современной депопуляции. Посудите сами, могут ли они согласиться с таким выводом? Ведь если признать, что европейский образ жизни виновен в депопуляции низкой рождаемости, значит, придётся согласиться и с дальнейшими выводами, а они, действительно, слишком убийственны для европейского сознания.

Речь не просто в том, чтобы признать факт неправильности образа жизни – следует пойти дальше и показать, откуда взялся такой образ жизни, который выкашивает коренное европейское население. Но это поставит под сомнение всю европейскую систему ценностей.

 

 

4. ИДЕОЛОГИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ВЫМИРАНИЯ.

 

«На съезде КПСС. Оратор: «…наблюдается дальнейшее загнивание мирового капитализма». Шёпот в зале: «… эх, а как красиво гниют, вот бы и нам так». (Из анекдота.)

 

Европа, по праву гордящаяся своими культурными ценностями, политическими демократическими традициями, развитой экономикой, вступает сейчас, наверное, в самый трагический этап своего развития – этап погибели от депопуляции низкой рождаемости. И вместе с Европой трагические демографические изменения происходят во всех обществах европейской культуры. Эти процессы угрожают всем народам, кто принимает европейские культурно-политические ценности. Почему так происходит с Европой – вот вопрос, на который необходимо дать ответ, чтобы отменить освобождение Европы от коренного населения.

        

Когда коммунистические идеологи в СССР говорили о «загнивании лагеря капитализма», они были совершенно правы, потому что депопуляция преследует европейское общество ещё с XIX века, неумолимо сокращая «прогрессивное» население. Но вместо того, чтобы использовать этот факт в пропагандистской войне с западом, показывая гибельность либерально-демократического выбора, партийные идеологи как будто не замечали это явление и никак не информировали советского человека о европейской депопуляции. А так как по всем показателям материального развития западное сообщество превосходило лагерь социализма, в глазах советского обывателя Европа постепенно представала страной обетованной. Под воздействием экономических успехов развитых стран капитализма, в советском обществе происходила своеобразная идеализация западного мира – всё-то у них по-человечески, для блага людей, да и просто зависть берёт от их порядка, чистоты и комфорта.

Вот почему для нынешних российских либералов и правозащитников современная Европа представляется идеальным местом на земле, синонимом прогресса. Зависть слепит им глаза! Не видя и не понимая сути происходящих в мире явлений, они постоянно критикуют «отсталую Россию», сравнивая её с «прогрессивной Европой». Но за внешне привлекательными проявлениями европейской жизни стоит глубочайший демографический кризис, о котором сами европейцы стараются лишний раз не говорить, грозящий радикально изменить не только Европу, США, но и весь мир.

 

Этот кризис происходит от современной депопуляции самоистребления коренных народов Европы, происходящей в условиях высочайшего в истории человечества уровня общественного благосостояния, достигнутого европейской цивилизацией. Европейский образ жизни так и не смог совместить приемлемый уровень рождаемости населения с его комфортным существованием.

Депопуляцию самоистребления можно преодолеть только одним способом – повышением рождаемости населения. Но чтобы повысить рождаемость, надо изменить европейский образ жизни, который и пропагандирует низкую рождаемость. А для того, чтобы изменить образ жизни, нужно знать, что его формирует. Нужно разобраться в том, что создаёт образ жизни, ведущий европейцев в могилу.

 

Европейская депопуляция – это творимый на глазах у всего мира геноцид европейских народов.

Геноцидом называют массовое истребление населения, грозящее полным его уничтожением. Обычно акты геноцида происходили в истории во время войн. Но то, что происходит в европейских странах на протяжении последнего столетия иначе как геноцидом назвать нельзя. И речь не идёт здесь о двух мировых войнах, кровавых революциях и тоталитарных диктатурах.

В определении геноцида, предложенном Организацией Объединённых Наций, говорится, в том числе, и о «преступном создании определённых условий для жизни», в результате которых сокращается рождаемость среди населения, что и приводит к геноциду.

Европейский образ жизни – это и есть условие для самоистребления коренных европейских народов на протяжении последних ста лет путём их добровольного отказа от нормальной рождаемости.

Европейский образ жизни, комфортный и свободный, и осуществляет геноцид коренных европейцев.

 

Кто же создал такие условия проживания, что общество уничтожает себя добровольно? Кто создал этот европейский образ жизни, приводящий к вымиранию коренных европейцев? Где враг? Кто в ответе за европейский геноцид?

Никто не говорит о немедленном уничтожении коренных европейцев, кроме, может быть, «Аль-Каеды», никто не ставит задачу по уничтожению того или иного коренного европейского народа. Ни одна легальная европейская партия не провозглашает полную замену коренного европейского населения представителями других рас и народов. Ни одно правительство не заявляет о намерении своей деятельностью сократить коренное население Европы. Никто этого прямо не говорит, но косвенно – все становятся участниками процесса взаимного уничтожения. Происходит тихое, на протяжении десятилетий, уничтожение коренных европейцев посредством депопуляции низкой рождаемости.

Всё дело в том, что враг, уничтожающий европейцев, это не материальный объект – пули, ядра, болезни, метеориты. Враг находится внутри человека – в наших головах, в нашем мышлении. Образ жизни – это лишь внешнее проявление человеческих представлений о жизни. Враг, уничтожающий коренных европейцев – тот уклад, те жизненные принципы и правила, по которым живут европейцы.

 

Общественный уклад, по которому живёт конкретный народ, целиком основан на принятой этим народом идеологии – сумме взглядов на мир и место человека в мире.

 

Европейская идеология создала европейский мир, европейский образ жизни, в результате которого происходит научно-технический прогресс, рост материального благосостояния и… снижение рождаемости населения. Европейская идеология виновна в том, что европейцы перестали заботиться о сохранении собственного народа. Европейская идеология и есть главнейший фактор, который ответственен за геноцид европейского населения.

Европейские правительства, политические деятели, опирающиеся в своих решениях на европейскую идеологию, создали европейский умирающий мир, те «определённые условия для жизни», при которых, в результате которых сокращается рождаемость коренного европейского населения. Это означает, что именно европейская идеология, лежащая в основе европейской жизни, ответственна за формирование европейского образа жизни, ведущего прямиком к депопуляции низкой рождаемости, к геноциду коренных европейских народов.

 

В ХХ веке европейская научная мысль признала депопуляцию смертельной неизлечимой болезнью, объявив, что это чуть ли не закон развития богатого общества: когда уровень жизни населения вследствие достижений научно-технического прогресса и развития экономики поднимается, происходит постепенное сокращение рождаемости, приводящее к депопуляции.

Европейский ум наблюдает наличие объективного явления сокращения численности населения. Отмечает, что это сокращение численности как-то связано с ростом благосостояния общества. И признает своё бессилие противодействовать этому сокращению. И он не может понять, почему так происходит, почему никакие деньги не могут остановить депопуляцию низкой рождаемости. Он не знает, что предпринять, чтобы разумно контролировать численность населения, не допуская его вымирания. Вот где ярко проявилось интеллектуальное бессилие современного европейского мышления, сильно ослабевшего сейчас по сравнению с прошлыми веками.

Уважаемые учёные и демографические спекулянты толкуют о «демографическом переходе», о «комплексе причин современной депопуляции», не столько объясняя ситуацию, сколько запутывая её. Их «объяснения» призваны поставить людей перед фактом неизбежности вымирания. Создан какой-то мистический ореол вокруг «непостижимости» депопуляции – современная наука, мол, не может до конца объяснить это явление, а может лишь описать его. Объяснить какое-либо явление «до конца» - значит, научиться использовать его в интересах человека. Если европейский мир не может остановить свою депопуляцию – значит, он либо не понимает её, либо не хочет её прерывать.

 

Приверженцы либеральной теории демографического перехода провозглашают, что в условиях современной модернизации экономики неизбежным и необратимым является смена неэкономичного, «расточительного» (wasteful) режима воспроизводства населения на экономичный, «сберегающий» (conservative) режим, для которого характерны низкая рождаемость и смертность. Это и предполагает, по мнению либеральных ученых-демографов, долгосрочную тенденцию снижения рождаемости в человеческом обществе на основе ее сознательного регулирования. Но обман заключается в том, что никакого «сознательного регулирования» в теории демографического перехода не существует – просто тупо наблюдается, как вымирает собственное население. Все попытки развитых государств сознательно регулировать депопуляцию ничего не дали.

 

Европа всегда гордилась своими интеллектуальными достижениями, и никто не сомневается в том, что и сейчас Европе по силам выяснить, в чём истинные причины депопуляции. Однако, есть ли у современной Европы, либеральной и прогрессивной, желание искать эти причины? И самое главное, достаточно ли у современной Европы выдержки, чтобы принять эти причины, и достаточно ли у неё воли, чтобы задавить эти причины и переломить ситуацию с вырождением своего населения?

Вполне вероятно, что интеллектуальные европейцы понимают, в чём причины депопуляции низкой рождаемости, но согласиться с этими выводами не могут в силу своих идеологических взглядов. Европейская идеология, таким образом, становится тормозом для европейского интеллекта.

Именно европейская идеология, по принципам которой живут европейцы, и становится могильщиком и европейского интеллекта, и коренного европейского населения.

 

ФЕТИШИЗАЦИЯ БОГАТСТВА.

 

Учёные запада долго ломали голову над тем, как приостановить депопуляцию коренного европейского населения из-за низкой рождаемости. Но их научные поиски оказались безрезультатными, а действия западных правительств по повышению рождаемости бесполезными. Они так и не смогли дать объяснение явлению, по которому чем богаче живёт общество, тем быстрее оно депопулирует. По-существу, западные учёные дают верный ответ, однако, они только констатируют факт вымирания, никак не объясняя его. Действительно, чем богаче общество, тем быстрее оно вымирает, но ведь не богатство же само по себе убивает население, в самом деле.

Либеральные европейские идеологи, чтобы оправдать самоуничтожение европейского населения даже придумали теорию, согласно которой рождаемость населения падает по мере того, как оно становится богаче. Таким образом, само богатство, есть причина вымирания.

Но может ли материальный фактор, такой как богатство, например, непосредственно влиять на уровень рождаемости. Вряд ли! Нож сам по себе – это просто кусок металла. Танк – тот же кусок металла, только гораздо больше, чем нож. Орудием убийства их делает человек. Точно так же и богатство. Ножом можно резать хлеб и делать операции на сердце. Танк можно использовать в качестве тягача или бульдозера. И богатство можно использовать на благо человека.

Ошибка европейской идеологии заключается в том, что она наделяет богатство только положительными качествами: чем богаче общество, тем лучше. Успешность капиталистического государства оценивается по уровню ВВП на душу населения. Богатство, накопленное обществом, становится мерилом цивилизованности и прогресса. Однако, как мы видим, богатство принесло Европе депопуляцию низкой рождаемости.

Но виновато ли богатство в депопуляции? Никому ведь не приходит в голову обвинять нож в убийстве, или воспевать ему славу, как самому милому предмету. Но почему-то к богатству принято относиться только положительно. Хотя в истории было немало случаев, когда богатство приносило горе людям, владеющим им. Европейские интеллектуалы примитивно возложили всю вину за депопуляцию на рост благосостояния человека в западном мире. И после этого им осталось только опустить руки, наблюдая за прогрессом.

Если бы богатство само по себе – золото, серебро, франки, доллары, гульдены – было виновато в депопуляции, тогда это действительно был бы закон природы, который человек не в силах изменить. Тогда человечество действительно обречено на вымирание, так как накопление богатства в результате производительной деятельности – естественный процесс. Но очень уж трудно согласиться с тем, что обычная груда металла, или куча разукрашенной бумаги способны произвести такое влияние на общество, что оно начинает вымирать.

Полагать, что от повышения уровня жизни, являющегося следствием накопленного богатства, зависит депопуляция, как считают некоторые европейские учёные, означает признание за богатством мистических свойств, сродни библейскому «золотому тельцу», поклонение которому есть причина бедствия людей из-за нарушенных заповедей Бога. Вот так современная европейская мысль, круто замешанная на атеизме, оказывается в сфере мистического, пытаясь понять причины депопуляции. Именно здесь, в вопросе депопуляции, вся современная философия европейского мира терпит грандиозное фиаско, не в силах ни понять, ни объяснить это явление. Сведение причин депопуляции к следствию от роста благосостояния населения мистифицирует этот вопрос, с одной стороны, наделяя вещи таинственным смыслом. А с другой стороны, обрекает общество на неминуемое вымирание.

(Очень интересно, что слабо экономически развитые страны европейской цивилизации – Россия, например, где также идёт процесс депопуляции, все надежны по её преодолению связывают как раз с ростом благосостояния общества по мере экономического развития.)

Но если предположить, что европейская идеология, лежащая в основе европейского образа жизни, даёт неверное представление о вещах и их роли в судьбе людей, тогда вопрос депопуляции переходит из сферы таинственного, в сферу рационального осмысления действительности.

Если только признать, что не от наличия богатства, а от отношения человека к богатству зависит репродуктивное поведение человека, тогда ответ на вопрос о причинах депопуляции станет прост и ясен: европейское общество пошло в своём идеологическом развитии по пути фетишизации богатства и забвения подлинных нужд человека.

 

Богатство служит человеку, повышая уровень жизни, и человек стал рабом богатства, став приставкой к общественному производству. Но если не человек в своём духовно-материальном единстве стоит в  центре развития производства, а только выгода, которую можно получить, эксплуатируя лишь его физиологические потребности, тогда духовность уходит, а вместе с ней и смысл существования человека – вот начало европейской депопуляции.

Отказавшись быть «рабом Божьим», человек стал рабом денег, богатства. Но богатству человек не нужен – оно самодостаточно, как всё материальное, бездуховное. Бог же, как духовная сущность, не может обойтись без людей, созданных им по своему образу и подобию. Вот почему Бог сохраняет людей, повелевая заботиться о семье и рождаемости, в то время как накопленное богатство заставляет человека отгораживаться от других людей, даже собственных детей, замыкаясь в скорлупе комфорта. Попытки построить рай на земле для богатеньких приводят к их вымиранию от депопуляции низкой рождаемости. Так Бог наказывает человека за эгоизм.

Богатство в руках одних людей появляется при удовлетворении потребностей других людей. Богатство одних удовлетворяет человеческие потребности других с целью своего увеличения – и только. И никакие иные цели при этом не преследуются. Ни здоровье, ни какое бы то ни было развитие личности богатство не интересует. И тем более богатство работает не для того, чтобы сделать кого-либо нравственнее. Оно использует для своего роста лишь то, что имеется у человека в наличие на данный момент. Отсюда тупая гонка за показателями экономического роста, приводящая общество к неравенству, а мир к экологической катастрофе.

Растущая экономика в европейском мире не служит повышению нравственности человеческого общества, а лишь увеличивает разрыв между богатством и бедностью. Более того, духовность и нравственность только мешают быстрому развитию экономики, так как мешают быстрому обогащению одних за счёт других.

 

Европейский человек вымирает потому, что превратился в машину для потребления произведённых им же материальных ценностей. Он существует сейчас не для своего духовно-нравственного развития, а для «производства-потребления». То есть, европейский человек превратился, с одной стороны, в производителя разнообразных продуктов, материальных и духовных, а с другой стороны, в простой «участок потребления» – часть производственного процесса. Как личность он никому не нужен, он интересен капиталистическому производству только как производитель и как потребитель. И чем больше человек производит и потребляет, тем лучше для капитализма. А на собственное духовно-нравственное развитие у человека времени уже не остаётся, да и кому это нужно? В бешеном круговороте производства и потребления материальных и культурных благ у современного европейца не остаётся времени на продление своего рода. 

Либерально-демократическое европейское государство служит лишь для обеспечения высоких темпов экономического развития, для научно-технического прогресса – чем и гордится – но не для человека, который тем самым обречён на вымирание через депопуляцию низкой рождаемости. Именно западное общество и государство, принимая установки либерально-демократической европейской идеологии, превращает человека в механический винтик процесса капиталистического производства. Идеалом европейского «прогрессивного» мира стал человек-потребитель, кто может потребить много продукции передового капиталистического производства.

Но не из-за успешного развития экономики, не из-за высокого уровня жизни вымирают европейцы, а из-за навязанных им стандартов европейского образа жизни, основанных на европейской идеологии, обслуживающей капитализм и обеспечивающей развитие европейской экономики. Рождаемость коренных европейцев падает не «с повышением благосостояния общества», а с внедрением в их головы принципов европейской идеологии. Не научно технический прогресс виноват в исчезновении европейцев, не капитализм с его развитой экономикой, а европейская идеология, извращающая человеческое существование в мире.

Если человек разумный понимает, что смысл жизни не в том, кто больше в этом мире произведёт и потребит товаров и услуг, а в том, чтобы самому человеку становиться совершеннее духовно и телесно, тогда он заинтересован в продолжении жизни на земле и вопрос о депопуляции просто не возникает. Но если человек видит себя только в роли потребителя разнообразных товаров, временно оказавшегося в этом мире, значит, смысл его существования сводится только к интенсивному потреблению этих товаров – а дети при таком образе жизни просто не нужны. В этом и заключена причина депопуляции, её «тайна».

 

Вы никогда не задумывались над тем, что с каждым годом автомобили, произведённые европейской цивилизацией, становятся всё лучше, мощнее, красивее, надёжнее, в то время как сидящие в них люди в лучшем случае остаются прежними? Внутри прекрасных новых автомобилей люди ссорятся и дерутся, оскорбляют и ругают друг друга, совершают подлости и преступления ничуть не меньше, чем тогда, когда они пользовались только гужевым транспортом.

Гонка за материальным благополучием, облегчающим быт человека, не делает его лучше, нравственнее. Наоборот, в более мощных автомобилях сидят менее мощные духовно и физически, по сравнению со своими отважными предками, слабые и безвольные, но «гордые и свободные» нынешние коренные европейцы, получившие материальные блага героической борьбой своих предков, и не способные сейчас даже к сохранению своего народа в истории.

Люди европейской цивилизации не становятся терпимее друг к другу, добрее, честнее, уважительнее. Об этом говорит количество разводов, превышающее уже количество свадеб – им теперь стало гораздо труднее уживаться друг с другом под одной крышей. Человек разучился жить с другим человеком и принимать его таким, каков он есть, насколько естество другого человека стало ему противно. Людям стало просто невыносимо жить вместе друг с другом – о каких детях может тогда идти речь?

Отличительной чертой современных европейцев считается постоянная улыбка, обращённая ко всем людям. Но за этой внешней доброжелательностью скрывается полное неприятие другого человека, неспособность ужиться с другим человеком. Даже любовь не может помочь коренным европейцам – они стали слишком эгоистичными, чтобы прощать ближнего, несмотря на всю их европейскую толерантность.

Мало прокричать на весь мир о своей толерантности – надо ещё и подтвердить это. А как можно подтвердить свою толерантность, если европейцы терпеть не могут себе подобных, чтобы ужиться с ними под одной крышей, в одной семье. Поэтому и разводятся больше, чем живут в согласии в браке, поэтому и вымирают из-за депопуляции низкой рождаемости.

 

СУЩЕСТВУЮТ ЛИШЬ ДВА СПОСОБА ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ДЕМОГРАФИЧЕСКУЮ СИТУАЦИЮ.

 

Первый способ воздействия – всячески поощрять население к рождению детей экономическими, материальными мерами. Это разного рода пособия, отпуска, вспомоществования, облегчения проживания и так далее. Это развитие экономики и повышение уровня жизни населения. Это развитие науки и техники, и забота о физическом существовании человека.

Демографические спекулянты твердят: «Любая женщина реагирует на множество сигналов извне. Например, когда повышаются цены на продукты, когда невозможно устроить ребенка в детский сад, когда оставляет желать лучшего качество здравоохранения - это явно не стимулирует рождаемость. Или же если у вас маленькая квартира... Женщина должна получать как можно больше позитивных сигналов! Одного материнского капитала тут явно недостаточно. Когда говорят, например, что во Франции рождаемость по сравнению с Россией относительно высокая, то надо помнить: там и общий климат другой! Там экономические, гуманитарные, жилищные условия, система пособий – иные».

В этом пассаже, кроме раболепного преклонения перед Европой, спрятаны две неправды.

Первая ложь в том, что материальные факторы как стимулы повышения рождаемости вообще мало работают, иначе в африканских странах рождаемость была бы мизерной, а в развитой Франции огромной, раз в ней так заботятся о том, чтобы доставлять женщине «как можно больше позитивных сигналов».

И вторая ложь – говорить, что «во Франции рождаемость по сравнению с Россией относительно высокая». Демографический спекулянт при этом «забывает» сказать, что рождаемость во Франции складывается из мизерного взноса в неё коренных французов, подверженных депопуляции низкой рождаемости, и подавляющего взноса в показатель рождаемости паспортных «французов» иноплеменного происхождения.

Высокоразвитые страны европейской культуры могут позволить себе тратить огромные суммы на поддержку семьи, но эта поддержка ничего не даёт. Богатейшая Европа до конца использовала материальную сторону мер воздействия на рождаемость коренного европейского населения, но ничего не добилась именно потому, что ментальность европейцев, сформированная европейской идеологией, отрицает высокую и нормальную рождаемость, достаточную для самовоспроизведения населения. Какие бы деньги ни выделяли европейские правительства, население в их странах сокращается, несмотря на высокие показатели по продолжительности и качеству жизни.

Интеллектуальное бессилие европейской идеологии в том, что она обрекает коренное европейское население на самоуничтожение посредством депопуляции низкой рождаемости.

 

Другой способ воздействия на демографическую ситуацию в стране – через формирование духовно-нравственных установок, способствующих возрождению семейных ценностей. Но беда в том, что современная европейская идеология в корне противоречит этим ценностям. Правительства Европы, действующие в рамках европейской идеологии, полностью отказались уже давно от любых попыток воспитания духовной нравственности у своих граждан.

Человек – существо духовно-материальное. Создав идеальные условия для физического существования человека с помощью научно-технического и экономического прогресса, и отбросив заботу о его духовно-нравственном развитии, западное общество погубило себя через депопуляцию низкой рождаемости. Материальное изобилие не может подменить отсутствие духовно-нравственного климата в обществе, обрекая современного западного человека на самоуничтожение. Вот почему никакие меры материального воздействия на рождаемость не могут дать положительных результатов.

 

В своих работах российский мыслитель И. А. Гундаров на многих примерах доказывает, что основной причиной современной российской демографической катастрофы является «духовное неблагополучие» в стране.

Не ухудшение социально-экономического благосостояния, не различные злоупотребления (алкоголь, табак, наркотики), не экологическое неблагополучие в стране вносят определяющий вклад в ухудшение демографической ситуации. И соответственно, экономические усилия государства по борьбе с этими явлениями не исправят ситуацию. «…в Москве, где уровень жизни в два раза выше общероссийского, вымирание идет более интенсивными темпами в сравнении с остальной страной».

«Все прогнозы народонаселения, выполненные в отношении России ведущими демографическими центрами, пессимистичны…». Это происходит потому, что сейчас государство российское основную причину сокращения рождаемости видит в социально-экономической сфере, тогда как вопрос избавления от депопуляции низкой рождаемости находится в сфере духовной. В самые суровые времена, когда воскресал дух народа российского, повышалась и рождаемость населения. И неважно, сколько долларов на душу населения тогда приходилось!

 

Европейский ум в соответствие с современной европейской идеологией занят чем угодно – секс, самосовершенствование личности, раскрытие своего творческого потенциала, карьера, учёба, бизнес, спорт и так далее – только не продолжением народа. Догма о гражданских свободах и правах человека не позволяет либеральному европейскому государству активно воздействовать на убеждения человека, заботясь о его духовно-нравственном развитии, ибо это означает прямое нарушение прав личности, за которые долгими десятилетиями боролись европейские либералы.

Способ воздействия на депопуляцию с помощью духовно-нравственного развития человека просто неприменим в странах европейской идеологии. Вот почему европейское либерально-демократическое государство бессильно остановить вымирание коренного населения, и потому обречено на самоуничтожение.

Это же происходит сейчас и в России, по мере внедрения европейских либерально-демократических ценностей – вот оно, то «счастье», к которому так стремятся российские демократы и либералы.

 

Европейская цивилизация стала жертвой преступной европейской идеологии. Почему преступной? Да потому, что она повинна в вымирании коренного европейского населения и, в конечном счёте, повинна в погибели европейской цивилизации. Европейская либеральная идеология создала невыносимый для продолжения жизни общественный климат среди коренных европейцев, обрекая их на добровольный уход.

Что же в результате? Какие перспективы? Если ничего не изменится, Европа просто потеряет своё население, она обезлюдит коренными европейцами настолько, что переселенцы из других стран станут со временем правящим большинством, не желающим воспринимать европейские ценности (что уже происходит сейчас). И европейцы станут гонимыми в своих собственных странах.

Мы этого хотим и для коренных народов в России?

 

Нынешняя депопуляция полностью зависит только от одного единственного фактора – низкой рождаемости населения. Значит, и возрождение России и Европы тоже зависит только от решения одной единственной проблемы. А она не решается ни борьбой за «мир во всём мире», ни борьбой с пьянством и наркоманией, ни повышением материального благосостояния, ни развитием системы медицинского обслуживания населения, ни повышением продолжительности жизни, ни через увеличение свобод, ни эмансипацией женщин и извращенцев. У наших европейских предков ничего этого не было, а рождаемость всегда была сверхвысокой.

Возможно, всё дело в том, что у предков современных европейцев было нормальное мировоззрение, основанное на естественных духовных ценностях? И только потеряв это мировоззрение в ходе «прогрессивного» развития – духовно деградировав, россияне вместе с другими европейцами вступили на путь вымирания. Поэтому нынешнее явление вымирания коренного европейского населения нужно называть не просто депопуляцией, смешивая тем самым её с естественной видовой депопуляцией, а именно депопуляцией духовной деградации населения. Значит, только преодолев духовную деградацию общества можно преодолеть современную депопуляцию. Иного пути нет – это и доказывает столетний опыт бесполезных попыток преодоления европейской депопуляции.

Сначала происходит духовная деградация человека, меняется человеческая ментальность, а затем она проявляется депопуляцией населения. Ответ на вопрос о современной депопуляции «спрятан», таким образом, в ментальности человека, в духовных основах его существования.

Депопуляция в человеческом обществе вследствие низкой рождаемости в мирное и комфортное время есть результат духовной деградации человеческого существования. Это происходит, когда эгоизм становится сутью человеческой жизни, когда общество начинает жить по придуманным искусственным схемам, отрицающим духовную природу человека.

 

В демографии используется термин «естественная убыль населения» – разница между родившимися и умершими за отчётный период. К сожалению, этот термин используется демографическими спекулянтами для того, чтобы скрыть от населения процесс вымирания населения. Этот термин ничего не даёт в понимании процесса современной депопуляции.

В самом деле. Показатель «естественной убыли населения» для страны, где смертность высока, но высока и рождаемость будет тем же самым и для страны, где смертность низка, но низка и рождаемость. Но в первой стране высокая рождаемость приведёт к росту населения с улучшением медицинских услуг, например. А вторая страна обречена на исчезновение, так как низкая рождаемость не позволяет населению восстановиться после обвального роста смертности, который неминуемо произойдёт, потому что люди смертны и рано или поздно поколения уходят. И если в первом случае можно говорить о естественной убыли населения, то во втором – ни о какой естественности говорить нельзя. Вымирание из-за низкой рождаемости в либерально-демократических странах с самым высоким уровнем благосостояния на земле – это не естественный процесс (в смысле его независимости от воздействий человека). Этот процесс есть следствие европейского образа жизни, навязанного коренным жителям Европы европейской идеологией, поощряющей человека к отказу от рождаемости, а общество к вымиранию.

 

Когда европейцы столкнулись с депопуляцией, они долгое время вообще старались не замечать её. А заметив, постарались отмахнуться от казалось бы ничтожной проблемы, «затыкая» её чем попало. Попадали под руку, как правило, деньги. Улучшили социальную защиту населения – не помогло. Повысили уровень жизни – не помогло. Обеспечили всех жильём и работой – не помогло. Увеличили продолжительность жизни населения – не помогло. Сократили детскую смертность – не помогло. Установили либерально-демократический режим – не помогло. Дали женщинам равные с мужчинами права – не помогло. Дали полную свободу прерывания беременности – не помогло. Учредили различные свободы – не помогло. Стали защищать права человека – не помогло. Произвели сексуальную революцию – не помогло. Стали признавать извращения нормой – не помогло. Короче – ничего не смогли сделать европейцы за сто лет, чтобы остановить депопуляцию своего населения.

Вот и мы сейчас в России пытаемся делать то же самое… Неужели умные европейцы не в состоянии понять за сто лет простую истину: проблема вымирания коренного европейского населения – это не материальная проблема. Это проблема смысла и образа жизни, это проблема мировоззрения.  Это идеологическая проблема.

Причина депопуляции низкой рождаемости заключена в европейском образе жизни. А европейский образ жизни основан на европейской идеологии. Значит, европейская идеология полностью ответственна за депопуляцию коренного европейского населения.

 

«ЕСЛИ ТЫ ТАКОЙ УМНЫЙ, ТО ПОЧЕМУ ТЫ ТАКОЙ БЕДНЫЙ?»

 

Этот сногсшибательный вопрос ставится либерально-демократическим обществом потребления перед всеми людьми без исключения. Раз деньги в обществе потребления есть высшая ценность, идеал, к которому надо стремиться, и получается, что ум человеку необходим только для того, чтобы эти деньги получить в как можно больших количествах. Ум, оказывается, дан человеку только и исключительно для того, чтобы добывать деньги. И чем больше, значит, по этой либеральной логике, человек получил денег, тем больше у него ума. Деньги становятся мерилом ума.

В этой схеме полностью отсутствует мораль – получение денег ничем не ограничено. Значит, подходят абсолютно любые способы получения денег. Неважно, каким путём вы получили деньги. Но если они у вас есть, значит, вы – умный человек. И если вам повезло родиться в богатой семье, тогда вы получаете приличное образование и вступаете легально в управление отцовским капиталом. И вы можете демонстрировать при этом благородство и широту взглядов, милость и благодетельство.

Но если вам не повезло, и вы родились в семье бедной, тогда у вас только один путь для признания вас умным человеком – добыть много денег. Добыть любым путём, даже через преступление. Выбившиеся раньше других в богачи преступники, ставшие легальными образцами поведения, с помощью законов защищают своё богатство от посягательств всех прочих, объявляя посягающих преступниками. Вот почему система наказания в западных странах так милостива к преступникам, создавая для них комфортные условия отсидки и запрещая смертную казнь. Ведь все нынешние богачи – суть сами преступники, или потомки преступников, которым посчастливилось легализовать капитал, добытый нечестным путём.

Европейский мир, гордый своими материальными достижениями, считает, в соответствие с западной идеологией, что эти достижения смогли явиться только вместе с демократическим развитием общества. А это в свою очередь означает, что мерилом прогресса становится развитие демократии в мире. А демократия развивается в соответствие с идеологией либерализма. Так «в одном флаконе» прогрессивного общества сливаются вместе либерализм, демократия и материальный прогресс.

Отсюда выводится рецепт благоденствия для любой страны: либерализация и демократизация общества ведут к росту его материального благосостояния. И теперь количество прогресса в любой стране мира оценивается по тому, насколько она продвинулась по этим шкалам: насколько развиты в стране демократические институты, насколько свободна пресса, насколько высоки стандарты материального обеспечения и так далее. И западные политологи менторским тоном указывают той или иной стране, как ей вести себя, чтобы соответствовать прогрессивным западным стандартам. Этому же служат разнообразные шкалы, рейтинги, опросы, исследования, призванные «выстроить» весь мир по западному шаблону.

 

Результат правления европейской идеологии наглядно демонстрируют демографические данные по миру. По данным ООН, за последнее столетие население мира и регионов Земли менялось следующим образом (в миллионах человек):

Весь мир:  1900 - 1.634,  2000 - 6.085,  2030 (прогноз) - 8.199

Европа:    413,    745,    715

Африка:    117,    812,    1.463

Азия:    949,    3.664,    4.864

Латинская Америка:   67,   522,   722

 

Население Африки и Латинской Америки за столетие выросло больше, чем в десять раз, в то время как население Европы не выросло и в два раза. Если бы темпы роста коренного европейского населения были на уровне «хотя бы» азиатских стран, тогда её население к началу XXI века составило бы 2 миллиарда человек. Таким образом, цена европейской идеологии для европейцев составила, по крайней мере, полтора миллиарда человек за сто лет.

И не надо здесь взваливать вину на революции, войны и тоталитаризм. На других континентах всего этого было в избытке, вместе с гораздо более низким уровнем жизни, чем в Европе, тем не менее, люди справлялись и с трудностями быта, и с трудностями жизни. Было бы желание в обществе – правильная идеология – и никакой депопуляции низкой рождаемости нет места. Вот цена пятисотлетнего господства европейской идеологии – вымирание коренных европейских народов.

 

 

5. И ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ ПРОГРЕССОМ.

 

«Все прогрессы реакционны, если рушится человек».   Андрей Вознесенский.

 

Факт европейской депопуляции означает, что европейцы построили мир, который обрекает их собственное население на вымирание. Может ли называться прогрессивным мир, который уничтожает сам себя?

 

Если бы современный европейский мир не вымирал от депопуляции низкой рождаемости, тогда он мог бы претендовать на роль образца для всех народов земли. Но если коренные европейцы безудержно вымирают и сокращение населения может прекратить их существование к концу текущего века – это означает, что европейская цивилизация со всеми её достижениями порочна, лжива и античеловечна по своей сути. 

 

Значит, так, получается, что чем вольготнее живут в Европе люди – тем активнее вымирают? Чем больше у них свободы и демократии – тем быстрее они вырождаются? Чем «цивилизованнее» народ – тем меньше он рожает детей? Чем больше материальных благ в обществе – тем увереннее депопуляция косит население? Чем экономически более развито общество – тем быстрее идёт к самоуничтожению?

И ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ ПРОГРЕССОМ!?

Разве быть прогрессивным, значит, быстрее вымирать?

Разве свобода слова нужна для того, чтобы восхвалять депопулирующие народы?

Либерально-демократическое западное общество самоуничтожается путём депопуляции низкой рождаемости и называет себя при этом прогрессивным. Вот уж действительно на Западе утвердилось общество Оруэлла – самоуничтожение теперь называется прогрессом! Приехали!

Всё смешалось в человеческом сообществе – самые свободные и обеспеченные люди на земле, коренные европейцы, активно вымирают, но всему миру рекламируют себя в качестве образца для подражания. Путь к смерти у европейцев называется прогрессом! Становитесь европейцами, чтобы быстрее вымирать! Приобщайтесь к европейскому образу жизни, чтобы быстрее исчезнуть с лица земли!

Коренные европейцы не хотят рожать, а провозглашают себя учителями человечества. ИДУЩИЕ В МОГИЛУ тащат за собой всех людей планеты, увлекая их игрушками материально-технического прогресса. Великий исход европейцев обставляется как веселый карнавал, чтобы не задумывались коренные европейские народы о своей предстоящей гибели.

 

Вот поразительный образчик европейского бахвальства и самовосхваления:

«Независимая (???) международная гуманитарная организация «Save the Children» (Берегите детей) выпустила очередной, восьмой по счету, доклад «Положение матерей в мире». В докладе 140 стран мира ранжированы в зависимости от того, насколько благоприятными в них являются условия для материнства. От качества жизни матерей, по мнению авторов, напрямую зависит здоровье, безопасность и благополучие детей.

Список наилучших с точки зрения материнства стран, как и в прошлые годы, возглавляют Скандинавские страны. На сегодняшний день самые благоприятные условия для того, чтобы стать матерью, созданы в Швеции, Исландии и Норвегии. За ними следуют Новая Зеландия и Австралия. В первую десятку стран попали также Дания, Финляндия, Бельгия, Испания и Германия. И далее идут Нидерланды, Великобритания, Франция, Швейцария, Канада, Словения, Австрия, Италия, Португалия, Ирландия, Греция, Чехия, США, Венгрия, Словакия, Япония».

Какая прелесть! Но если мы посмотрим на данные по рождаемости, представленные ООН, то увидим, что как раз эти же страны имеют самую низкую в мире рождаемость. То есть, получается, что самые «наилучшие с точки зрения материнства страны», вымирают наиболее быстрыми темпами, потому что народ там НЕ ХОЧЕТ ПЛОДИТЬСЯ. Да здравствует Оруэлл!

Так в чём же тогда заключается западный прогресс? В том, чтобы создавать «наилучшие с точки зрения материнства» условия для женщин и вымирать из-за низкой рождаемости? – Абсурд!

Коренные народы всех вышеперечисленных экономически развитых стран обречены исчезнуть до конца текущего века с планеты, и коренное европейское население должно молить Бога, если, конечно, хоть капля веры осталась в нынешней языческой Европе, за то, чтобы это исчезновение не сопровождалось чрезмерным насилием.

 

НЕ ЗАГОВАРИВАЙТЕ НАМ ЗУБЫ, ГОСПОДА!

 

Самая большая ложь состоит в том, что людям предлагают обсуждать и говорить о чём угодно, только не о самом главном. Обсуждают безработицу, финансово-экономический кризис, доходы, оптимизацию расходов, проблему преступности, проблему терроризма, наркотрафик, СПИД, глобальное потепление и массу других вопросов. Но ведь все эти вопросы, в конце концов, лишь заслоняют главную проблему современности – ПРОБЛЕМУ ВЫМИРАНИЯ КОРЕННЫХ ЕВРОПЕЙСКИХ НАРОДОВ.       

Давайте спросим европейских политиков прямо: как вы думаете решать проблему депопуляции коренного европейского населения, господа? И думаете ли решать её вообще?

Ведь это же нонсенс! Европейское население сокращается, словно идёт война, а политики болтают о чём угодно, только не об этом. Действительно, на протяжении многих лет европейскому населению не говорят всей правды о том, что его ждёт в скором будущем, не говорят, что коренное население Европы постепенно тает, не говорят о том, что скоро наступит день, когда коренные европейцы перестанут быть хозяевами в своих странах, когда они исчезнут.

Европейское коренное население сплошь вымирает, а ООН публикует год за годом традиционный «Индекс Развития Человеческого Потенциала» (официально документ называется «Доклад о развитии человека»). Индекс оценивает уровень средних достижений той или иной страны по трем основным критериям: долголетие на основе здорового образа жизни, доступ к знаниям и достойный уровень жизни. Рейтинг охватывает 175 стран - членов ООН, а также Гонконг и Палестинскую Автономию.

В первую десятку стран за 2005 год, например, которые обладают наиболее высоким уровнем развития человеческого потенциала, по мнению экспертов ООН, вошли: Исландия, Норвегия, Австралия, Канада, Ирландия, Швеция, Швейцария, Япония, Нидерланды и Франция.

Поразительный факт! Все перечисленные в докладе страны имеют низкие показатели уровня рождаемости коренного населения! То есть, коренное европейское население в этих странах вымирает рекордными темпами, а миру они выдаются как примеры для подражания! Сколько же можно лгать людям!

Если народ в стране не желает размножаться, значит, страна обречена на самоуничтожение – этот закон природы и есть европейский путь развития. Это и есть прогресс?

Дорога, которая ведёт в могилу, не может называться прогрессивным путём развития!

        

КРИТЕРИИ ОБЩЕСТВЕННОГО ПРОГРЕССА.

 

Современные либералы, либеральные средства массовой информации занимаются ничем иным, как «затуманиванием мозгов» гражданам всех стран мира. Они всячески пропагандируют ценности европейского общества, либеральные ценности, западный образ жизни. Они стараются убедить всех, что «цивилизованные» европейцы представляют собой передовую, прогрессивную часть человечества. A европейский либеральный путь развития – единственно верная дорога в будущее. Они превозносят развитую западную инфраструктуру, прекрасные дороги и автомобили, передовую науку и технику. Либералы яростно оплёвывают всё, что не вписывается в понятия западной идеологии, западных норм жизни, западной культуры.

Современные западные учёные (к счастью, далеко не все), несмотря на всё более тревожную ситуацию, складывающуюся на планете, продолжают считать, что именно западный мир является передовой частью человечества. Они по привычке выдвигают на первый план показатели научного, производственного, экономического развития, тыча всему остальному миру в нос своими достижениями по производительности общественного труда, по материальному производству, по продолжительности жизни,  по комфорту, в котором живут граждане европейского общества.

Европейский мир по праву гордится своими достижениями, но пора внести, наконец, полную ясность в понятия, затуманенные европейской идеологией. Пора точно определить, что делает общество цивилизованным, что даёт обществу право называть себя цивилизованным, какое общество можно считать образцом для подражания, к построению какого общества должны стремиться люди.

 

Речь идёт о критериях общественного прогресса.

В настоящее время такими критериями считаются показатели экономического развития общества. Рост потребления и высокий уровень производительности труда, накопленное обществом богатство и валовой продукт. Очень тесно с экономическими показателями связан научно-технический прогресс, без которого невозможно сейчас эффективное экономическое развитие. Достижения медицины в обслуживании людей, низкая смертность и долгая продолжительность жизни также являются следствием экономического и научно-технического прогресса. Высокий уровень развития западной культуры, политические права и свободы тоже являются, скорее всего, следствием самых высоких экономических показателей, достигнутых западным обществом. Недаром считается, что современный передовой западный мир с его общественно-экономическими показателями начинается где-то с 20 тысяч долларов валового продукта, приходящегося на человека в год.

Но есть, пожалуй, один единственный показатель, который сводит на нет всё достигнутое западной цивилизацией. Этот показатель называется «уровень рождаемости коренного населения», и этот показатель превращает западное общество буквально в ничто!

 

Скажите, можно ли считать здоровым общество, где люди по своей воле перестали рожать детей, обрекая тем самым своё общество на вымирание?

Можно ли завидовать обществу, которое превращается в общество пожилых людей и постепенно исчезает?

Можно ли называть общество успешным и благополучным, если оно сокращается численно из-за того, что люди, живущие в комфорте, перестают размножаться?

Какой смысл строить свободный, комфортный мир, если общество, живущее в этом мире, обречено на вымирание?

Для кого стараться, если детей не будет? Только для удовлетворения своих прихотей? Общество апофеоза эгоизма!

Если всё человечество воспримет и реализует западную модель развития, тогда человечество обречено на постепенное самоуничтожение, вослед европейцам – неужели это и есть прогресс человечества?

Разве может быть прогрессивным вымирающее, пусть и в комфорте, общество?

Западный мир – мир, зовущий в могилу!

Погибая сам, западный мир увлекает и другие народы вслед за собой, привлекая высоким уровнем потребления, свободами и правами человека.

 

Европейский мир умирает на наших глазах. Это уже не «рассуждения по поводу» отдельных кабинетных мыслителей, не дальние пророчества социологов – это реальный факт повседневности. Это то, что может увидеть и почувствовать каждый, если захочет, достаточно пройтись по улицам европейских столиц. Это то, что поддаётся учёту, математическому моделированию, это материальный факт, от которого уже не отвертеться изощрённым европейским идеологам и журналистам. Сокращение численности коренных европейцев идёт быстрыми темпами, и нет никаких признаков того, что процесс можно остановить.

Умирающий европейский мир пока ещё очень силён физически. Он ещё может многое сотворить. И хорошее, и плохое. Но единственное, чего он не может, это сохранить себя. И его неизбежное крушение основательно затронет всех на земле.

 

Цель наших размышлений сейчас не столько в том, чтобы окончательно определиться с понятием прогресса, сколько в том, чтобы поставить вопрос о его сути. Потому что европейская цивилизация спекулятивно использует этот термин, присвоив себе право называться носителем и генератором прогресса. Однако, в свете продолжающейся более ста лет европейской депопуляции, понятие прогресса нуждается в ином определении, потому что смерть европейской цивилизации из-за депопуляции самоистребления несовместима с прогрессом.     

В современном мире, благодаря усилиям западной идеологии, всё прогрессивное ассоциируется с развитыми капиталистическими странами. Считается, что если страна прогрессивна, то она должна иметь высокий уровень экономического развития, включающий в себя высокий уровень душевого потребления. Высокий уровень экономического развития обеспечивает капиталистический способ производства, а высокий уровень душевого потребления обеспечивает режим либеральной демократии.         Бесспорно, что в сфере материального производства западный мир рекордно преуспел за последние века, что является результатом дегуманизации (безнравственности) капиталистического производственного процесса. Основываясь на этом факте, западные идеологи делают вывод о том, что страны, достигшие первых показателей в развитии своих экономик, являются странами прогрессивными. Подразумевается, что прогрессивные страны по определению должны иметь самую успешную экономику. Таким образом, успешное экономическое развитие становится критерием прогрессивности общества, его культуры, идеологии.

(В царский России, например, высокий материальный достаток населения европейских стран всегда воспринимался подавляющей частью российской интеллигенции за критерий прогрессивности Европы и отсталости России. И все помыслы российской интеллигенции всегда были направлены на то, чтобы сделать Россию такой же материально обеспеченной, как и процветающая Европа. И для этого российские интеллигенты (атеисты и нигилисты) предлагали россиянам перенимать европейскую культуру, справедливо полагая её ответственной за европейский материальный достаток.)

Развитые капиталистические страны рекламируют себя как прогрессивные, задавая остальному миру образец для подражания. Опьянённые своим достигнутым высоким уровнем жизни, европейские страны считают себя передовым отрядом человечества. Вот откуда идут их претензии на роль учителя для остального мира.

Присвоив себе роль учителей прогресса, европейцы пропагандируют западный образ жизни, западную культуру, искусство как необходимые условия вхождения в группу «цивилизованных» стран.

Но разумно ли переносить неоспоримый прогресс (хотя и достигнутый безнравственными методами) в области материальной, экономической, научной и технической жизни на общество? Разумно ли на основании материально-технического прогресса говорить о прогрессе культурном, социальном, о развитии человека?

 

С понятием прогресса связывается, прежде всего, всё передовое, новое, положительное во всех смыслах. Когда мы говорим о научно-техническом прогрессе, определить его критерии достаточно просто. Например, «прогресс в технике – есть увеличение мощности механизмов на единицу веса» – и подобных определений можно дать сколько угодно.

Но проблемы с пониманием сути прогресса появляются, как только мы начинаем применять достижения науки к человеческому обществу. Например, у биологов появилось мнение, что, работая над более эффективными лекарствами, то есть «двигая» прогресс, специалисты создают тем самым благоприятные условия для появления более жизнеспособных штаммов опасных для человека микроорганизмов. То есть, учёные способствуют своими исследованиями отдалению человека от природы и возрастанию его зависимости от искусственной среды, во-первых, и созданию более опасных возбудителей болезни, во-вторых. И что здесь называть прогрессом?

 

Что касается общественного прогресса, то здесь установить его критерии ещё сложнее. Тем не менее, различные философские школы пользуются понятием социальный прогресс, понимая под этим то демократизацию общества, то наличие у гражданина определённых политических прав и свобод, то достигнутый обществом уровень жизни и потребления и так далее.

Если признать, что общественный прогресс есть повышение уровня благосостояния, обеспеченность общества материальными ресурсами, повышение материальной обеспеченности человека, улучшение медицинского обслуживания населения. Если считать, что прогрессивное развитие общества заключается в уменьшении смертности населения, в увеличении продолжительности жизни человека, в обеспеченности медикаментами и докторами. Если полагать, что рост уровня свободы в обществе, наличие политических прав и свобод у человека есть проявления прогресса. И ограничиться только этим. Тогда надо однозначно признать, что европейский мир – это мир прогрессивного развития человечества. Это мир, принадлежать к которому должна стремиться каждая уважающая себя страна. Это мир – образец для подражания для всех народов.

Долгие века в истории человечества прогрессивным миром является европейский мир. С европейского мира предполагалось брать пример всем людям, учиться у Европы, как жить, как работать, как отдыхать. Если вы, читатель, согласны с такими критериями прогресса, тогда Европа для вас безусловный объект для поклонения и подражания.

 

Однако, по мнению Владимира Якунина, «демографическая ситуация лучше, чем какая-либо иная сфера жизни общества свидетельствует об его жизнеспособности, наличии предпосылок устойчивого развития государства, уровне социального комфорта и уверенности граждан в завтрашнем дне. Стремление к продолжению потомства есть важнейшее свидетельство желания людей жить на родной земле, на своей родине».

Демографические данные – это, вероятно, самый точный показатель качества жизни людей. В самом деле. Продолжительность деятельной жизни с одной стороны и контролируемый рост населения – с другой, дают интегральный показатель благосостояния населения страны.

Политика государства должна быть направлена на ускорение роста населения в периоды его резкого сокращения (войны, стихийные бедствия), либо на сохранение приемлемого показателя прироста – в периоды спокойствия и благоденствия.

Наверное, следует признать, что, если в обществе, несмотря на всю мощь его экономического развития, несмотря на отличные дороги и машины, несмотря на прекрасную медицину и социальную защиту, несмотря на полную свободу самовыражения, несмотря на расцвет искусств и культуры, несмотря на полнейшую толерантность и политкорректность, несмотря на всё это, дети не рождаются в необходимых для сохранения общества количествах, такое общество не может называться прогрессивным.

В интегральный показатель общественного прогресса необходимо включить показатель рождаемости. Он должен иметь главное значение по сравнению со всеми другими показателями современного европейского мира, ибо КАКОЙ ПРОГРЕСС ВОЗМОЖЕН БЕЗ ЛЮДЕЙ!?    

Общественный прогресс заключается в том, чтобы сохранить общество в постоянно меняющемся мире. Чтобы оно не выродилось, чтобы не распалось, чтобы продолжало генерировать из себя выдающихся людей, способных сохранять общество и постоянно повышать его благосостояние.

Общественный прогресс выражается в том, что общество сохраняется не только в условиях войн, примитивного хозяйства, стихийных бедствий и болезней, но и в условиях высокого материального производства и потребления, при развитой науке и технике, в условиях мира и благоденствия, в условиях свободы и демократии.

 

Умственные способности человека в истории остаются постоянными, растёт только информированность человека о мире. Можно сказать, что человек – существо неизменное на протяжении многих тысячелетий.

Человек в истории не изменяется, но меняется рукотворный мир вокруг человека. В результате человеческой деятельности возрастает материальная мощь человека, повышается уровень жизни человека, его защищённость от разрушительных факторов природы, растёт его опытность и умение «разруливать» опасные для мира политические события. Материальный, научно-технический прогресс постоянно меняет среду обитания человека, взаимоотношения людей друг с другом.

Человек вооружает свой ум новыми знаниями о мире, и задача человека заключается в том, чтобы суметь выжить в новых материальных условиях. А выжить человек данной культуры может только путём сохранения своего культурного окружения – общества, к которому принадлежит. В этом и заключается историческая роль человека – уметь приспособить себя к постоянно меняющемуся внешнему миру таким образом, чтобы общество могло сохраняться и продолжать далее материальное развитие.

Общество, осуществляющее научно-технический прогресс, должно так использовать полученные в результате этого материальные выгоды, чтобы они не шли во вред самому обществу. И показателем прогрессивности общества является, таким образом, отсутствие депопуляции низкой рождаемости.

Прогрессивным является не тот, кто много знает, кто пользуется достижениями научно-технического прогресса, производства, культуры, но тот, кто правильно использует свои знания и материально-технические возможности для сохранения общества, к которому принадлежит, а значит, для сохранения самого себя. Сохранение общества при повышении его жизненных характеристик – материальное обеспечение, свободы и права – и есть  критерий правильности использования производительных сил общества.

Страна перестаёт быть прогрессивной, как только суммарный показатель рождаемости опускается ниже заветного числа 2,2 рождения на женщину. Этот порог некоторые европейские страны стали переходить ещё в XIX веке. Научно-технический прогресс, прогресс материального производства, высокий уровень производства и потребления, высокий уровень материального обеспечения жизни, высокие социальные стандарты жизни и так далее – всё это не оправдывает низкий уровень рождаемости, так как такое общество обречено к добровольному самоубийству.

 

Наличие в обществе депопуляции самоистребления показывает на регрессивное развитие такого общества, каким бы высоким ни был в нём уровень жизни, уровень экономического развития или уровень достигнутых прав и свобод.

Именно с уменьшением популяции, с уменьшением численности особей,  в биологии мы связываем понятие регресса. И если в человеческом обществе на фоне прекрасных условий для существования происходит абсолютное сокращение особей, тогда такое общество обречено на вымирание, исчезновение, самоуничтожение – это ли не регрессивное развитие?

 

Развивая науку и технику, развивая промышленность, увеличивая политические права и свободы, европейское общество, провозглашая на словах заботу о человеке, на самом деле напрочь забыло о человеке, забыло о сохранении человека вообще. Факт депопуляции европейских народов говорит о том, что европейская цивилизация создана не для человека, а для чего-то иного, для научно-технического прогресса, например, для умножения капитала. Но кому нужен научно-технический прогресс, кому нужны все эти богатства и свободы, если общество вымирает?

Развивая экономику, люди забыли, для кого они всё это делают, забыли о своих детях, о самих себе, о своей природе. И природа жестоко мстит человеку за пренебрежение её законами, мстит тем, что общество становится обречённым на самоуничтожение. Происходит своеобразный апоптоз либерального общества, нарушающего естественные условия жизни человека.

Депопуляция населения в условиях материального благоденствия есть результат неправильного общественного развития. Если европейский путь развития – прогресс, то кому нужен такой прогресс, после которого остаётся безлюдная пустыня? 

 

Что-то явно не то происходит в головах людей, если они умирание нации считают прогрессом. То, что страна имеет высокие показатели по долголетию, по достойному образу жизни, по доступности знаний говорит только об уровне её научно-технического, экономического и политического развития. Честь ей за это и хвала! Но эти факты не говорят о прогрессе социальном. Остаётся небольшой нюанс: хотят ли люди, живущие в таких комфортных условиях, чтобы их дети тоже пожили в таком распрекрасном мире, или нет?

 

Так в чём же заключается общественный прогресс? В том, чтобы иметь высокий рейтинг по шкале Развития Человеческого Потенциала и вымирать? Или в том, чтобы иметь высокие показатели уровня жизни и хотя бы поддерживать в обществе уровень рождаемости, необходимый для сохранения численности коренного населения на одном уровне? И можно ли в принципе совместить эти два условия: высокий уровень материального и политического развития общества и отсутствие депопуляции коренного населения в условиях господства либерализма?

Конечно, страны, находящиеся в конце списка Индекса ООН, очень далеки от создания приемлемых условий для человеческого существования, но они показывают огромную, по европейским меркам, рождаемость. Значит, выходцы из этих стран в следующем веке и станут хозяевами европейских земель, именно им принадлежит будущее.

Так можно ли не считать больным общество, в котором всё имеется для благополучной жизни, но у членов этого общества отсутствует желание эту жизнь дать своим детям? Значит, это больное общество и болезнь этого общества смертельна для всех, кто попытается слепо следовать по европейскому пути.

Бывший украинский президент, например, заявляет в ходе предвыборной гонки, что Украина, чтобы сохраниться, имеет лишь две возможности: либо вступить в Европейский союз – «присоединиться к Европе», либо распасться. Присоединение к Европе, рекламирует президент, спасёт Украину. То ли он не знает о процессах европейской депопуляции низкой рождаемости, то ли не понимает, что такое депопуляция самоистребления вообще и чем она угрожает Европе и миру. Только вряд ли рождаемость на Украине повысится с присоединением её к умирающей Европе. Пропагандировать сейчас вступление в Европу, присоединение к европейским ценностям – это всё равно, что предлагать спасаться от наводнения, сев на чумной корабль – к спасительному берегу прибудут одни мертвецы.

Главнейший вопрос земной цивилизации сейчас заключается в том, чтобы попытаться совместить достигнутые высоты научно-технического прогресса, достигнутый материальный потенциал человечества с отсутствием депопуляции низкой рождаемости.

 

ДВОЙСТВЕННЫЙ РЕЗУЛЬТАТ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА.

 

Научно-технический прогресс – результат человеческой деятельности по познанию окружающей среды и приспособлению её под нужды человека.

Создавая орудия труда и воздействуя этими орудиями на природу, человек изучает мир с тех пор, как появился на земле. Познавая природу, человек приспосабливает мир под свои нужды.

С одной стороны, постоянно возрастает сила воздействия человека на природу – это проявляется, в том числе, и в экологических проблемах. А с другой стороны, человек всё больше живёт в искусственных условиях, созданных с помощью научно-технического прогресса.

Отдаляясь всё больше от природы, человек оказывается в искусственном мире, где начинает жить не по законам природы, а по придуманным им самим теориям. И если придуманная человеком идеология не соответствует природе человека, человек обречён на вырождение, потому что природа неизмеримо сильнее любого человеческого прогресса, что и происходит сейчас с европейской либеральной цивилизацией.

 

АПОЛОГИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ПРОГРЕССА.

 

Положительная сторона научно-технического прогресса заключается в том, что он позволяет человеку создать комфортный и относительно безопасный для проживания мир.

Предельно глупо тормозить научно-технический прогресс. Именно ему человечество обязано избавлением от смертельных эпидемий. Именно научно-технический прогресс позволил европейцам жить и трудиться в комфортных условиях. Научно-технический прогресс сократил расстояния, позволил общаться людям планеты, где бы они ни находились. Прогресс позволил большей части человечества приобщиться к мировой культуре. Именно прогресс позволил резко сократить смертность среди людей и позволил увеличить продолжительность деятельной жизни человека. Прогресс позволяет предугадывать смертельные землетрясения, позволяет предугадывать погодные изменения, заранее предупреждая людей об опасности непогоды. В конце концов, именно научно-технический прогресс позволит когда-нибудь защитить планету и всё человечество от самой большой смертельной опасности, какая только может быть – от столкновения Земли с крупным небесным телом.

 

Именно Европа стала колыбелью научно-технического прогресса. Именно европейцам должно быть благодарно человечество за прогресс и за все связанные с ним блага. В конце концов, именно деятельность европейцев, их сумасшедшая гонка за материальными показателями научно-технического развития, способствовала созданию необходимых средств защиты цивилизации на Земле.

Всё человечество должно склонить голову в знак благодарности многим поколениям европейцев, потом и кровью создавших современную цивилизацию. Мы должны быть благодарны европейцам за их достижения, но не нынешним европейцам, которые сами себя воспроизвести не в состоянии, а их героическим предкам.

Современные европейцы, нравственно изуродованные догматическим либерализмом, уже мало похожи на своих предков, завоевавших когда-то весь мир. Они живут только текущим моментом и покорно следуют в могилу. Их дни сочтены.

Нет! Мы поём славу и благодарность тем европейцам, что открыли мир, которые создали науку и технику, кто по-христиански заботился обо всех людях земли. Не преступникам, обворовывавшим и истреблявшим народы, но всем тем, кто внёс посильный и нравственный вклад в европейскую цивилизацию. Помянем их добром!

 

БЕЗДУХОВНЫЙ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС ВЕДЁТ К ДЕПОПУЛЯЦИИ.

 

Однако, как мы видим сейчас, научно-технический прогресс может привести и к деградации жизни человека и общества. Прогресс в науке и технике может привести к регрессу человека, к его вырождению, как это случилось с европейскими народами.

Европейский прогресс оказывается топкой, в которой сгорают либеральные народы.

Научно-технический прогресс в том виде, в котором он сейчас существует в цивилизованном мире, нивелирует людей, приводя все культурные различия к общему знаменателю.

Богатство человечества, однако, заключается не только в накопленных материальных ценностях, даруемых научно-техническим прогрессом, не только в количестве автомобилей, приходящихся на душу населения, но и в культурном разнообразии народов. Разнообразие народов и культур – вот подлинное богатство человечества.  И прогресс человечества, вероятно, заключается в том, чтобы культурное разнообразие не уменьшалось с ростом материальных возможностей, по крайней мере.

Современный же капиталистический прогресс стирает это разнообразие, внедряя единую для всех людей культуру бездумного потребления. Национальные особенности народов постепенно стираются под прессом современной массовой евро-американской культуры.

Посмотрите на жителей развитых стран мира. Они общаются на одном языке-слэнге, слушают одну популярную музыку, одеваются в одинаковые одежды, едят одинаковую «быструю» пищу, исповедует одинаковую потребительскую идеологию. В конце концов, это нивелирование приводит к формированию мирового европейского культурного мира. Всё бы ничего, если бы при этом люди рождали достаточное количество детей, чтобы коренные европейские народы не вымирали.

Всё бы ничего, если бы в основе этого культурного феномена не лежала европейская идеология, приводящая к депопуляции, то есть к самоуничтожению человечества.

 

БОЛЬШАЯ ПРАВДА И БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ.

 

Большая Правда заключается в том, что коммунистический режим стоил народам СССР многие десятки миллионов загубленных жизней, брошенных в горнило истории ради мировой революции, в то время как западные народы Европы, народы «цивилизованных» стран успешно строили свой комфортный материальный мир.

Результатом этих процессов к концу ХХ века стало падение Советского Союза, идеологическое развенчание идеи коммунизма среди народов мира и высочайший уровень общественного потребления и материального благополучия, достигнутый народами развитых стран.

Но, к сожалению, Большая Правда, с которой все согласны, и которая не вызывает у нормальных людей ни малейшего сомнения, стала источником Большой Лжи. Из осмысления Большой Правды многие люди сделали неверные выводы, прямо приведшие мир к развивающемуся сейчас Системному кризису XXI века.

Из правды несомненного экономического падения Советского Союза, из факта весьма скромного материального обеспечения советского народа, из правды социальной защищённости и материальной обеспеченности жителей развитых стран последовал вывод о том, что западноевропейские народы последовательно идут по пути прогресса, в то время как народы «лагеря социализма» всё больше впадали в регресс.

Действительность оказывается несколько иной. Европейские народы, сотни лет идущие по пути капиталистического развития, оказываются сейчас в не менее трагичной ситуации, чем народы бывшего лагеря социализма. Вымирание, ставящее предел европейскому пути развития, одинаково поражает всех коренных европейцев, и на Западе и на Востоке Европы, да и во всём либеральном мире.

Депопуляция самоистребления, начавшаяся в развитых странах лет на 50 раньше, чем в СССР, стоила Европе человеческих жизней, не родившихся на свет, гораздо больше, чем отняла у народов Советского Союза гулаговская машина уничтожения. Так что «стоимость» социализма и капитализма, выраженная в человеческих жизнях, в ХХ веке, наверное, одинакова. Только «лагерь социализма» терял живых людей, а «лагерь капитализма» терял население исключительно из-за добровольного «недорода». И самое главное, депопуляция самоуничтожения продолжает отбирать у европейцев не родившиеся жизни, безжалостно сокращая европейское коренное население.

 

Можно ли считать благополучным тот край, в котором его жители вымирают? Что же это за цивилизация, которая не в состоянии самовоспроизводиться. Что же это за комфорт, который ведёт к самоуничтожению? Проблема депопуляции стоит перед всеми странами европейской культуры, в том числе и перед Россией, значит, есть что-то в европейской цивилизации, в европейской культуре, что толкает её народы на вымирание.

Депопуляция – есть приговор самоуверенному «передовому человечеству», решившему жить не так, как предлагает природа, а по своим «разумным» установкам. «Вернуться к природе» – сейчас это означает остановить и обратить депопуляцию вспять. Вернуться к природе – это означает, что надо переосмыслить всю ту идеологию, что привела европейские народы к вырождению.

Экология человека означает в первую очередь не заботу о сохранении окружающей человека среды, не сохранение здоровья человека, а сначала заботу о сохранении собственно человека на земле. ЧЕЛОВЕК СНАЧАЛА ДОЛЖЕН ПОСТО РОДИТЬСЯ. 

ПРОСТО НАДО БЫТЬ НА ЗЕМЛЕ!

 

Ещё со времён Советской власти российские демографы начали бить тревогу по поводу падения уровня рождаемости в Советском Союзе. Тогда эти сведения не были особо доступны широкой общественности, чтобы не огорчать жизнь простого советского человека мрачными мыслями. Предполагалось, с точки зрения дилетантского коммунистического руководства, что это временные трудности, связанные, скорее всего, с недостаточным экономическим развитием страны. Вот как только жизнь в стране наладится, тогда и рождаемость автоматически повысится. Но год проходил за годом, десятилетие за десятилетием, а рождаемость в стране необратимо падала. И когда Советский Союз рухнул, тогда проблема депопуляции стала перед общественностью России в полный рост.

 

Россия обречена. Россия обречена на вымирание и исчезновение в XXI веке. Обречена сгинуть в истории, как сгинули до неё многие государства и народы, не найдя в себе сил и воли для жизни. Обречена потому, что крайне низкий уровень рождаемости коренного населения России обрекает её на вымирание в XXI веке.

Россия умирает, уже умирает, путём сокращения рождаемости. И нет способов преодоления этого умирания во всём «цивилизованном» мире. Могут ли служить утешением народу российскому разглагольствования либеральных демократических правозащитников о том, что Россия вымирает вместе с самыми развитыми, демократическими и прогрессивными странами Европы и Америки?

Что же это за мир такой? Как же так, создали люди процветающую жизнь и вдруг начинают вымирать? Почему с повышением уровня жизни населения происходит неизбежно его депопуляция?

У европейской науки на это ответа нет. Значит, нет выхода и у «прогрессивного» либерально-демократического человечества. Нет выхода у народов запада и востока, идущих по пути капиталистического развития, составляющих «золотой миллиард» человечества. Впереди у них смерть и уничтожение, впереди у них унижение и исчезновение.

Можно посочувствовать их беде, но вместе с ними умирает и Россия.

И её жаль несравненно больше.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ ДЕПОПУЛЯЦИИ.

        

Депопуляция оказывает резко отрицательное воздействие на человечество из-за сокращения генофонда. Это сокращение означает ослабление приспособляемости вида к условиям жизни. С уменьшением генофонда, например, человечество в целом становится беззащитнее к постоянным атакам биологического микромира.

Депопуляция имеет следствием сокращение культурного разнообразия человечества. С уменьшением количества носителей конкретной культуры, она неизбежно гибнет, забывается под напором других культурных ценностей. Культурное разнообразие человечества неизбежно сократится с умиранием носителей европейской культуры и это вряд ли обогатит человечество.

Депопуляция низкой рождаемости говорит о том, что человечество подвергается опасности уничтожения не только от внешних материальных факторов. Не менее грозная опасность уничтожения человечества находится внутри человека, в его мышлении, в его способности адекватно понимать мир. Правильно ли человек понимает мир, в котором живёт, если, преобразовывая мир под свои потребности, своей деятельностью по преобразованию мира человек ставит себя в условия добровольного вымирания?

Депопуляция самоистребления вследствие низкой рождаемости показывает, какую огромную, определяющую важность имеет для человечества идеология, в соответствие с которой строится повседневная жизнь. Пренебрежение идеологическими вопросами во время бурного развития материальных возможностей человечества за последние двести-триста лет привело к тому, что существование европейского мира поставлено под угрозу. Соответствует ли тогда современная европейская идеология, ответственная за вымирание, достигнутым материальным условиям существования человека на земле?

Значение депопуляции самоуничтожения огромно: она является своеобразным ТЕСТОМ НА ИСТИНУ. Она показывает, правильно ли живёт современный человек, верно ли он построил свой дом.

Депопуляция низкой рождаемости есть следствие образа жизни, построенного на принципах идеологии, согласно которой живёт европейское общество. И современное неумолимое сокращение численности коренного европейского населения говорит о том, что общество выбрало в качестве основы своей жизни лживую идеологию, ведущую его в могилу. 

Депопуляция ставит вопрос как об ответственности государства, устремившегося в погоню за материальными ценностями, и забывшего о необходимости развития гуманитарных знаний, так и об ответственности гуманитарных наук, «просмотревших» коренное изменение жизни человечества в ХХ веке. Люди всего мира словно ослепли от блёсток материальных достижений современного научно-технического прогресса. Идеологи ХХ века будто поглупели от восторга перед материальными достижениями человечества, подобно американским индейцам XV века, восхищенно рассматривавшим стеклянный бисер достижений европейской цивилизации средневековья.

Как можно говорить о «конце истории», предвещая всему миру либерально-демократическое мироустройство, наблюдая столетнюю европейскую депопуляцию, которую невозможно остановить? Как можно было поверить в деидеологизацию, понимая, что жизнь человека духовна? Как можно заниматься философией вообще, не переосмысливая, во-первых, сами основы человеческого существования?

Депопуляция низкой рождаемости ставит вопрос о самом существовании человечества – она ведёт к самоистреблению всего человечества, прими оно ценности европейской идеологии. Возможно ли вообще совместить материальное развитие человечества, необходимое для его безопасного развития, и нормальную рождаемость, необходимую для полноценного воспроизводства населения? Возможен ли научно-технический прогресс без депопуляции самоистребления?

И наконец, депопуляция самоистребления ставит под вопрос разумность человека, допускающего собственное вымирание в условиях самых благоприятных для полноценной жизни. Неужели люди, называющие себя разумными существами, понимая человеческую природу, не в состоянии остановить смертельную депопуляцию? Или всем накопленным человечеством знаниям грош цена?

Наличие депопуляции самоистребления говорит о том, что человек и общество, к которому он принадлежит, настолько деградировали умственно, что уже не в состоянии использовать достижения материального прогресса для собственного благополучия.

Современное вымирание из-за депопуляции низкой рождаемости говорит о том, что европейское общество настолько развращено материальным прогрессом, что не может даже осознать своё исчезновение с лица земли. Коренные европейцы не достойны своих предков, не жалевших ни себя, ни других людей ради достижения материального достатка, не достойны собственного научно-технического прогресса, потому что могут использовать его результаты только во вред себе.

Значение депопуляции коренных европейских народов в том, что она показывает, даёт сигнал, она означает, что необходимо, настала пора, что-то радикально менять в жизни людей, если человечество хочет и дальше жить на земле.

Депопуляция низкой рождаемости – это знак беды, знак близкой смерти народа, знак неправды, воцарившейся в европейском обществе.

Смысл депопуляции в том, что она показывает ошибочность жизненных установок, по которым живут европейские народы.

Смысл депопуляции для народов Земли в том, что так, как живут европейские «цивилизованные» народы, жить нельзя.

Смысл в том, что природа лишает жизни народы, живущие по извращённым понятиям, предупреждая этим человечество о неправде, и сохраняя, таким образом, шанс человечества на выживание.

Смысл депопуляции низкой рождаемости в очищении человечества от лжи.

 

Пытаясь объяснить причины нынешней низкой европейской рождаемости, западные учёные говорят о возросшем чувстве ответственности современных европейцев за судьбу своих детей. Мол, современные европейцы хотят дать своим детям более комфортную жизнь, прекрасное образование и так далее.

Возможно, так оно и есть. Но только западные учёные при этом забывают отметить у современных европейцев чрезвычайно низко упавшее чувство ответственности за судьбу своего народа, своей страны, мира, в котором мы все живём. Прикрываясь заботой о судьбе своих детей, современный европеец готовит для них, которым придётся жить в абсолютном меньшинстве в собственных странах, страшное будущее. Странное какое-то чувство ответственности, оруэлловское.

Да Оруэлл просто отдыхает, когда современные европейцы объявляют себя передовой частью человечества, заявляя, что путём массовой ассимиляции создают новую общность людей. Национальные различия, мол, это прошлый век цивилизации, надо якобы стирать все расовые, национальные отличия и становиться свободными от всяких предрассудков жителями мира, «кочевниками», лишенными корней, вырванными из контекста национальной и религиозной традиции (Жак Аттали).

Что ж, идея всеобщего братства людей заслуживает уважения и она должна вести за собой человечество. Но не за счёт вымирания народов!

Интересно, как бы к идее вымирания коренных англичан и заменой их иммигрантами отнеслись Эдуард III или Генрих V? А что сказал бы Анри IV по поводу исчезновения коренных французов?

Не обесценивается ли полная трудностей и невзгод жизнь предков современных коренных европейцев нежеланием потомков размножаться? Ради кого мужественно боролись за лучшую долю наши предки, если их потомки так безвольно вымирают, освобождая место на своей земле иммигрантам из всех стран мира?

Депопуляция низкой рождаемости обесценивает прошлую историю человечества и ставит предел будущему человечества. Это плевок в историю человечества.

Вымирающее из-за низкой рождаемости современное коренное европейское население своим нежеланием продолжать историю своего народа как бы заявляет, что все деяния их героических предков были бессмысленны.

«Спасибо вам, конечно, милые предки, что вы своим потом и кровью создали для нас такой свободный и комфортный мир, но рожать детей мы не будем, а будем лишь наслаждаться добытым вами комфортом и жить в своё удовольствие. Вы, конечно, были героями, но очень наивными, если полагали, что такими же героями будем и мы, ваши потомки. Действительно, вы терпели лишения и мучались, убивали и умирали, чтобы создать теперешний комфортный мир. И вот вы его создали, зачем же требовать от нас такого же героизма? Кому-то ведь надо насладиться вашими трудами – вот мы и будем наслаждаться за себя и за вас. А то, что при этом наша нация будет вымирать, так мы воспитаны так, что нам наплевать не только на усилия предков, но и на судьбу потомков – мы достаточно развращены, чтобы жить только сейчас и только для себя».

Стоило ли насмерть стоять на Каталаунских полях, или при Пуатье, защищая европейский путь развития, чтобы спустя тысячу лет начать процесс замены коренных европейцев теми же арабами? Не слишком ли «глупо» выглядят наши «дикие» предки, отстаивавшие свою национальную идентичность в кровавых битвах, если их «цивилизованные» потомки запросто отдают свои страны под контроль иностранцев и иноверцев?

Достойны ли современные европейцы своих героических предков, если позволяют депопуляции низкой рождаемости сокращать коренных европейцев до нуля?

Любая нация достойна уважения, но только тогда, когда она сама хочет жить на земле. Достойна ли уважения нация, вымирающая добровольно из-за депопуляции низкой рождаемости, и живущая в самых комфортных условиях, когда-либо существовавших на земле?

 

Современная европейская цивилизация обречена на самоуничтожение вследствие невозможности преодоления депопулирующих факторов в рамках существующей европейской идеологии. И что поразительно: чем выше уровень материального потребления, тем больше цифры депопуляции. Чем больше людей творческих профессий в Европе, тем ниже рождаемость в обществе. Чем больше автомобилей у населения, тем меньше рождается детей. Чем больше эмансипация овладевает обществом, тем больше количество разводов. И никто не знает, как можно переломить убийственный ход событий! Весьма вероятно, изменить ситуацию просто невозможно в рамках современной либеральной европейской цивилизации.

 

У европейцев самый высокий уровень жизни, самые высокие стандарты потребления – но они вымирают.

У европейцев больше, чем у кого бы то ни было свободы и демократии, толерантности и политкорректности – но они вымирают.

У европейцев больше всех автомобилей и самые лучшие в мире дороги – но они вымирают.

У европейцев самые лучшие показатели в области здравоохранения, продолжительности жизни и детской смертности – но они вымирают.

У европейцев самое утончённое и распрекрасное музыкальное и изобразительное искусство – но они вымирают.

Современные коренные европейцы вымирают из-за депопуляции самоистребления – это ставит жирный крест на всей европейской цивилизации, её достижениях и её полезности для других народов. Главный урок, который даёт европейская цивилизация народам мира – так жить нельзя, так можно только вымирать! И чем быстрее усвоят этот урок остающиеся пока ещё европейцы, тем больше у них шансов сохранить свои народы на планете. Необходимо как можно скорее отбросить всё либерально-европейское – только тогда можно будет говорить о преодолении вымирания.

 

В связи с депопуляцией коренного европейского населения и предстоящим вскоре полным его удалением, все идеологические ценности европейской цивилизации приобретают совершенно новый смысл.

Что такое патриотизм, например? «Убежище для негодяев», как считают либеральные интеллигенты в России? В свете депопуляции не означает ли патриотизм политику, направленную на сохранение коренного населения европейских стран? Если принять либеральную точку зрения на патриотизм и оставаться в рамках современной европейской идеологии, тогда мы должны смириться с вымиранием собственного народа. Принятие каким-либо народом европейской идеологии ведёт к самоуничтожению этого народа путём снижения рождаемости до уровня ниже простого воспроизводства. Значит, европейская идеологическая позиция ведёт к вымиранию населения, и неприемлема для патриота – человека, заботящегося, по крайней мере, о сохранении своего народа в истории.

Европейские идеологические либерально-демократические ценности: свобода слова, печати, собраний и другие – зачем всё это, если народ обречён на исчезновение в депопуляции? Если европейские идеологические ценности приводят к депопуляции, то не значит ли это, что эти ценности антигуманны, античеловечны? И не следует ли в таком случае пересмотреть радикально всё здание европейской идеологии, чтобы избавить его от догматического либерализма?

 

Существует лишь две возможности логичного объяснения того, почему европейская мысль не может однозначно ответить на вопрос о причинах снижения рождаемости коренного европейского населения.

 

Первая возможность предполагает полную умственную импотенцию современных европейских мозгов. Действительно, сто лет наблюдать процесс депопуляции из-за низкой рождаемости в Европе и не найти способа противостоять этой напасти, не найти причины происходящего, противодействуя которой, можно было бы повернуть процесс вымирания вспять, – это надо быть очень «умными».

Но позволим себе не согласиться с такой возможностью, потому что Европа всей своей историей не раз доказала, что именно здесь находились когда-то лучшие мозги планеты.

Но как же тогда всё-таки объяснить факт нерешённой проблемы европейской депопуляции из-за низкой рождаемости?

 

И вот этому отвечает другая возможность. Она заключается в том, что европейское мышление, европейская идеология содержат в себе некие положения, которые не позволяют европейцам правильно решать возникающие задачи.

В самом деле, если в основание научного знания закралась ошибка, маленькая ложь, тогда она долгое время может быть не видна – о ней можно даже забыть на какое-то время. Но приходит срок, и маленькая ложь превращается в гигантскую проблему, решения которой нет в рамках построенного на лжи здания науки. Возможно, проблема депопуляции европейского населения не может найти своего решения в европейской науке именно потому, что в европейском мышлении, в европейской идеологии сокрыта «маленькая ложь», которая и не даёт возможности это сделать.

Тогда единственным способом дойти до истины и найти ответ на проблему современной депопуляции, можно лишь после того, как проверив всё здание европейской идеологии. Надо снова проговорить правду о тех вещах, которые якобы проверены временем. Надо снова обратиться к корням современной европейской цивилизации.

Если современная проблема не находит решения, значит, надо в поисках истины уходить всё дальше в глубь веков, потому что именно там может быть сокрыта ложь, которая не проявлялась долгие века, но проявилась именно сейчас, когда резко изменились условия жизни людей. Не в прошлых ли веках сокрыты проблемы современности?

Давайте разбираться!

 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ к ПОГИБЕЛИ НОВОГО МИРА.

К смене общественной парадигмы.

 

Приход Нового времени стал закономерным итогом тысячелетней католической формализации веры, тотальной регламентации всей жизни в католической Европе, жестокости церкви по принуждению человека к беспрекословному послушанию, подмены божественной воли человеческим беспределом. Перевод духовно-нравственных отношений в католической религии на материально-денежную основу, замена воли Бога волей денег, не мог не привести к появлению либеральной идеологии Нового времени.

И вот теперь история Нового времени подходит к концу. Погибель Нового мира случится уже в текущем XXI столетии от Рождества Христова. Возрожденческая парадигма Нового времени, подразумевавшая независимость человека от Бога и способность по своему желанию переустраивать мир, оформившаяся в либеральную идеологию эпохой Просвещения, полностью раскрылась и исчерпала себя. Западный мир догматического либерализма стал генератором появления в ХХ веке важнейших проблем современности, решения которых не существует в рамках духовно-нравственной парадигмы Возрождения.

 

Главнейшая европейская проблема – депопуляция коренного европейского населения. Эта проблема не может быть решена в рамках европейской антидуховной идеологии либерализма. Либо надо менять всю европейскую идеологию, а вслед за ней и весь европейский образ жизни, возвращаясь к евангельскому христианству, либо ничего не делать, и пусть европейская цивилизация идёт по пути естественного вымирания.

 

Главнейшая экологическая проблема – исчерпание природных ресурсов и загрязнение планеты в результате быстрого развития мировой капиталистической экономики, направленной на получение прибыли путём эксплуатации человеческих потребностей, естественных и развитых искусственно. Европейская идеология либерализма втянула весь мир в безумную гонку за высокими экономическими показателями. Мир и не заметил, как в экономической гонке за лидерством, он оказался на пороге мирового экологического кризиса. Либеральный образ жизни  несовместим с разумным ограничением потребления, значит, приближающаяся мировая экологическая катастрофа в принципе не может быть устранена в рамках существующей европейской идеологии массового потребления.

        

Главнейшая экономическая проблема. Нещадная эксплуатация планеты европейцами привела к становлению мощной европейской экономики и к нищете всего остального мира. Европа, говоря прямо и просто, ограбила всю планету, население земли для того, чтобы европейцы могли жить лучше всех в мире. «Золотой европейский миллиард» смог стать таким богатым только при условии нищенского существования остальных миллиардов жителей планеты. И современный мировой финансово-экономический кризис как раз вызван эгоистическим желанием «золотого миллиарда» и дальше продолжать жить за счёт остальных жителей планеты. Без упразднения либерализма невозможно избавиться от экономического кризиса, от экономического неравенства мирно.

 

Главнейшая международная проблема. Либерализм создал крайне несправедливый мировой порядок. «Бремя белого человека», провозглашённое самоуверенными европейцами, отказавшимися от евангельского христианства, заключалось в том, чтобы подчинить своей воле все народы планеты, держать их в повиновении с целью наживы. Снятие с себя всех морально-нравственных ограничений позволило европейцам создать за счёт многовековой эксплуатации жителей планеты свою «передовую» цивилизацию. Так была создана европейская система мирового неравенства, которую невозможно сломать без отказа от либерализма. И либо европейцы найдут в себе мужество покончить с либерализмом, либо многовековая ненависть народов земли к европейским угнетателям сметёт европейский мир вместе с либерализм.

 

Каждая из этих проблем грозит грандиозными потрясениями в судьбе человечества и ни одна из этих проблем не имеет решения в рамках парадигмы Эпохи Возрождения. Для того, чтобы справиться с этими проблемами, необходима смена ментальности современного человека, в первую очередь коренного европейца, в силу выдающегося экономического положения в мире Европейской цивилизации.

Парадигма Возрождения привела европейский мир к вымиранию, следовательно, она должна быть заменена новой парадигмой, направленной на воскресение Европы. Изменение ментальности возможно только вне рамок возрожденческой парадигмы, завёдшей мир в тупик. Новая парадигма – парадигма воскресения Европы и мира от вымирания и катастрофы – это текущая жизненная необходимость, поскольку процессы самоуничтожения европейской цивилизации уже запущены и действуют неумолимо.

Преодоление этих проблем будет возможным только после появления новой духовно-нравственной парадигмы, совмещающей в себе высокую нравственность человека и общества и разумное общественное потребление.

 

Никто не против миграции. Никто не против демократии и либерализма. Никто даже не против голубых, розовых и зелёных.

Но нужно быть категорически против вымирания коренных европейских народов! Если бы европейская цивилизация обеспечивала хотя бы простое воспроизведство своего коренного населения, чёрт с ними, с либералами и либерастами, пусть бы были. Но если население сокращается и невозможно остановить этот процесс самоустранения европейской цивилизации, тогда извините. Надо срочно принимать меры, несовместимые с существующим в Европе общественно-политическим строем, и строить новое общество невзирая на возможные трудности.

Сейчас происходит «проверка наций на жизнеспособность» – способны ли они сохранить себя в истории, или обречены исчезнуть навсегда под напором новых  народов и их ценностей. Способны ли коренные европейцы в Европе и Америке отстоять свою идентичность, или уже навсегда потеряли способность сопротивляться своему вымиранию?

Политические ценности современного либерально-демократического мира вступают в жёсткое противоречие с необходимостью сохранения коренных народов Европы.

 

Факт современной европейской депопуляции отмечает действительный «конец истории» Нового времени. В Новое время полностью раскрылась и реализовалась духовно-нравственная поведенческая парадигма эпохи Возрождения, погубив европейского человека сначала духовно, заставив поверить в отсутствие Бога, а затем физически, посредством депопуляции низкой рождаемости. Только через воскресение веры в Бога, через воскресение евангельской духовно-нравственной поведенческой парадигмы, на смену эпохе самоистребления коренных европейцев может придти эпоха воскресения человека. Нужна новая европейская парадигма, чтобы на её основе создать новую идеологию, которая бы изменила в корне европейский образ жизни – вот путь избавления от вымирания.

 

СМЕРТЕЛЬНАЯ БИТВА.

 

Наступают времена решительной битвы. Эта битва будет идти не между людьми, она будет идти в головах людей. В голове каждого человека разразится битва, результатом которой будет не непосредственная гибель данного человека, но постепенная гибель его народа.

Наступает смертельная битва идеологии вымирания с идеологией жизни. Эти две идеологии несовместимы друг с другом. Они находятся в смертельном противоборстве, и полем их битвы является сознание человека. Победа одной из них повлечёт за собой смерть, исчезновение народов, всего человечества. Победа другой обещает жизнь, возможно, полную трудностей, лишений и неимоверных усилий, но – жизнь.

Наступают времена, когда решение должен принять каждый человек. Теперь уже не отвертеться, не отсидеться за спиной других – надо каждому принимать решение, ибо от решения каждого человека будет зависеть будущее всех людей. Каждому человеку придётся решить для себя вопрос о том, на чьей стороне он, потому что от его решения будет зависеть не только качество его дальнейшей жизни, но и жизнь его народа. Выберет человек более комфортную, приятную и лёгкую жизнь для себя любимого – и погибнет народ его. Выберет человек жизнь для себя скудную, суровую и нелёгкую – и продолжится род его в веках.

Настала пора определиться человеку кто он: патриот своей страны и своего народа, человек воли и разума, который отвечает за судьбу человечества и планеты, или человек без рода и племени, человек-перекати-поле, которому наплевать на то, будет ли жить его страна, его народ, его дети, его планета. Да и само понятие «патриотизм» наполняется теперь новым содержанием.

Патриотизм означает уже не только ни к чему не обязывающую абстрактную «любовь к отечеству», не только отказ на словах от западной либеральной идеологии, но конкретные усилия и действия, определённые шаги, которые человек обязан будет сделать, если он хочет быть патриотом. Эти шаги связаны с изменением стиля жизни человека, с изменением его привычек и предпочтений. Эти шаги приведут к усложнению повседневной жизни, к усилению ответственности человека за свои поступки. Это шаги в более суровый, но честный мир, в менее материально обеспеченную, но в более нравственную жизнь. Это шаги по направлению к сильной и светлой любви. Это шаги к возрождению правды, суровой и честной. Правды, которая потребует разума и воли от человека.

Патриотизм – это не только восхищение красотами «своего края», это не только песня о том, «какие мы хорошие, красивые и добрые». Патриотизм есть суровая правда о выживании своего народа в сложном и безразличном к человеку мире природы.

«В поте лица будешь есть хлеб свой, человек», говорит библейская мудрость. Европейская цивилизация посчитала, что может преодолеть эту заповедь. С помощью достижений научно-технического прогресса европейцы попытались построить для себя рай на земле за счёт других народов. В результате они загубили природу земли, и пришли к вымиранию. Вот плата за их эгоизм и самомнение, за то, что пытались «обмануть Бога».

Создание материально благополучного мирка для избранных есть надругательство над абсолютным большинством жителей планеты, есть надругательство над Богом, над природой. По существу, европейская цивилизация впала в язычество, которое подразумевает природное изначальное неравенство между людьми. Единобожие подразумевает деятельность по устранению неравенства, материального и духовного. Отказ европейцев от Бога ради «свободы» привёл их к языческому эгоизму – ради своего благополучия они загубили природу земли и природу человека. Но, отказавшись от веры в Бога, от единобожия, от борьбы за благо всех людей на земле, как равных друг другу перед Богом, они обрекли себя на вымирание через депопуляцию низкой рождаемости.

 

Единственная возможность остановить падение рождаемости – это изменение сознания человека. Современная Европа на это пойти не может, потому как заниматься изменением сознания человека – значит вторгаться в его внутренний мир, а это противоречит европейским либеральным, демократическим, политическим, нравственным нормам. Для стареющей Европы это был бы единственный шанс переломить ход истории, но, кажется, она уже не в состоянии предпринять что-нибудь радикальное для собственного спасения.

Как и у всякого дряхлеющего человека, одряхлела и воля Европы, и она способно только вымирать. Правда вымирать она будет в комфорте, по крайней мере, до тех пор, пока пришельцы со всего мира не поменяют грубой силой все европейские придумки. Вряд ли они будут церемониться с оставшимися в меньшинстве европейскими аборигенами.

 

Закон общественного развития, указанный в откровениях Бога и вновь открывшийся человечеству посредством депопуляции низкой рождаемости, гласит: невозможно сберечь человечество, строя комфортный мир для избранных – либо все люди земли будут жить в экономическом равенстве, либо погибнут от сокращения рождаемости, экологической катастрофы, истощения ресурсов, разделённые неравенством.

 

Мир меняется… 

Меняется? Нет, мир почти неизменен сам по себе. Его меняет человек своей деятельностью. Осмысливая постоянно окружающий мир, мы строим города, прокладываем дороги, возводим пирамиды, прорубаем скалы.

Мы создаём себе окружающую обстановку в практически неизменном мире, миллионы лет пребывающем в «летаргическом сне», опираясь на свои знания, на своё отношение к миру. И эта обстановка, созданная нами нашей деятельностью, изменяет нас самих – мы «делаем» сами себя.

Тот комфортный мир, что построила для себя европейская цивилизация, привёл коренные европейские народы к вымиранию из-за депопуляции низкой рождаемости. Это предостережение для всего человечества – ЕВРОПЕЙСКИЙ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ОПЫТ ЧРЕВАТ САМОУНИЧТОЖЕНИЕМ. Им опасно пользоваться народам, если они не хотят покончить с собой.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован