25 мая 2009
3155

Переводчик с японской ментальности

Первая частная российская компания, пришедшая в Японию пять лет назад, сегодня помогает налаживать контакты бизнесменам двух стран

Глава и владелец инвестиционно-промышленной группы "Метрополь" Михаил Слипенчук - один из самых колоритных отечественных бизнесменов. Выпускник географического факультета МГУ, когда-то начинавший с уличной торговли, теперь он владеет крупной инвесткомпанией с индустриальными и девелоперскими активами суммарной стоимостью более миллиарда долларов.

Слипенчук - самый отъявленный романтик из всех олигархов: затевая новые бизнес- и благотворительные проекты, он зачастую отправляется в весьма отдаленные места. То в Забайкалье (где строит горно-обогатительный комбинат), то в Шотландию (где открывает памятник легендарному крейсеру "Варяг"), то на Северный полюс летит на воздушном шаре. Так, занимавшийся японским видом спорта карате Слипенчук в свое время добрался и до Японии. Его компания "Метрополь" оказалась первой частной российской бизнес-структурой, которая смогла открыть в стране свое представительство и завязать партнерские отношения с японскими коллегами. Чего в этом было больше - хобби или бизнеса и как русского первопроходца приняла Страна восходящего солнца, мы решили узнать у самого Михаила Слипенчука.

Десять лет на притирку

- Вы первым из крупных российских бизнесменов решились заниматься бизнесом в Японии. Что вас толкнуло в "малообжитые" россиянами края?

- Изначально причин было две. Первая - моя увлеченность карате. Вторая - меня, как настоящего географа, всегда тянуло путешествовать. В марте 2003 года оба этих интереса сошлись. Мой учитель по карате собирался в Японию и предложил поехать с ним. Для меня это была отличная возможность попасть в интересную страну. Ведь тогда (да, по большому счету, и сейчас) Япония была очень закрытым для россиян государством: деловых связей особо не было, визу давали по культурной линии, или тем, кто изучает язык, либо тем, кто профессионально занимается восточными единоборствами. Короче говоря, я оказался вместе со своим сэнсэем в Японии. И там произошло уникальное событие! Руководитель международной организации кёкусин-кан карате Хацуо Рояма пригласил нас к себе домой на юбилей - ему исполнилось 55 лет. Вообще, у японцев не принято праздновать день рождения. Более того, оказаться иностранцу у них дома почти нереально, в гости там редко зовут даже хороших знакомых. На том юбилее Хацуо Рояма подарил мне свою книгу "Моя жизнь - карате", а я, будучи сыном писателя, тут же предложил: "Позвольте мы ее переведем и издадим; в России огромный интерес к вашей стране и к восточным единоборствам". Он согласился, но не ожидал, что мы очень быстро свое обещание выполним. Через пять месяцев мы уже презентовали переводное издание на Международной книжной ярмарке на ВВЦ. Пригласили на это мероприятие самого Рояму, организовали показательные выступления каратистов.


В октябре того же 2003 года Хацуо Рояма позвонил мне и предложил стать его представителем в России, а в ноябре на чемпионате мира по карате в Японии мне вручили сертификат, удостоверяющий, что я являюсь президентом Федерации кёкусин-кан карате-до в России. Но такой федерации на тот момент у нас фактически не существовало! На развитие этой структуры я тогда потратил немало средств и сил.

Но я в любом увлечении пытаюсь найти что-то такое, на чем можно еще и заработать. В какой-то момент я и подумал: не совсем правильно получается - вклад большой, а отдачи нет. Тогда я стал размышлять, как бы совместить свое японское увлечение с основным бизнесом "Метрополя", не организовать ли в Токио представительство? Но, как оказалось, в Японии иностранцам продвинуться в бизнесе практически невозможно...

- Без рекомендаций?

- Без того, что в вас поверят. А на это, как правило, уходит лет десять. Японцы очень осторожны, долго присматриваются, особенно к русским.

Я обратился к Хацуо Рояме. Говорю: "Я понимаю, что пробить японскую стену в одиночку невозможно. Не могли бы вы меня познакомить с серьезными людьми, чтобы я смог получить их рекомендации и начать работать в вашей стране?"

Он меня порекомендовал одному из своих учеников, известному политику из Хиросимы. Тот в свою очередь - своему хорошему знакомому, уважаемому человеку, депутату местного парламента. И мы пошли знакомиться с людьми из местной финансовой компании.

Первая беседа прошла нормально, но я честно признался: "Эта компания - как наш "Метрополь" лет пять назад. Слишком маленькая для нас. Может, с кем-то покрупней меня познакомите?" И через три месяца меня привели к председателю совета директоров одной из трех крупнейших финансовых корпораций Японии. Я выступил с целой серией презентаций: про Россию в целом, по отдельным компаниям и так далее. Тот меня послушал и говорит: "Нет, это неинтересно. Вы бы лучше рассказали про то, что поближе. Про Владивосток, про Хабаровск, например. Европейскую часть России мы совсем не понимаем". Тут уж мне стало немного обидно, я и спросил: "Может быть, у вас на Россию просто глаза закрыты?" "Молодой человек, - ответили мне, - у нас вообще глаз нет". А в конце беседы мой собеседник разоткровенничался: "Раз уж вы ко мне по рекомендации пришли, хочу дать совет. Японец, переходя через мост, простукивает каждый камешек, прежде чем наступить на него. Приготовьтесь к тому, что вы минимум два года будете просто разговаривать, никаких сделок у вас не будет".

- И что было дальше?

- В сентябре 2004 года мы первыми из российских компаний зарегистрировали собственное представительство в Японии. Последовав совету японца, я каждые несколько месяцев прилетал в страну и методично ходил по одним и тем же адресам, много рассказывал про то, как мы развиваемся. Надо отдать должное вежливости японцев, они ни разу не отказали мне во встрече и с удовольствием слушали. Но было видно: они тогда очень боялись работать в России - не понимали нашего менталитета, налоговой, таможенной системы. Россия в японской прессе преподносилась исключительно негативно. К примеру, раз пришла налоговая в российское представительство Japan Tobacco, значит, искореняют японский бизнес. В этом смысле очень полезным оказался визит в Японию Владимира Путина в конце 2005 года.

- В ходе этого визита какие-то договоренности были достигнуты?

- Нет. Путин просто приехал, пообщался. Но этого шага было достаточно. Именно тогда, по моему мнению, наметился перелом в сознании японцев. До этого мы для них были чем-то далеким, непонятным и страшным. После его визита говорить о России мне стало намного проще.

И в ноябре 2006 года у нас состоялась первая сделка с японцами. Совместно с компанией United World Securities мы открыли Российский рублевый фонд - фонд частных инвестиций в инструменты российского фондового рынка. Объемы средств были небольшие, но сделка стала поворотной точкой в развитии нашего японского бизнеса. Тот человек из совета директоров крупной финансовой корпорации, о котором я уже говорил, мне тогда еще один совет дал: "Не стремитесь налаживать связи с крупными компаниями; мы большие, неповоротливые, нам нельзя ошибаться. Работайте с маленькими. Если увидим, что у вас все получается, либо купим эту компанию, либо начнем делать то же, но уже в больших объемах".

Вторым знаковым событием в ходе моих "маятниковых миграций" в Японию стало установление деловых отношений с одной из ведущих (109 лет на рынке!) архитектурно-инжиниринговых компаний страны - Nikken Sekkei, которая заинтересовалась Россией.

Две эти сделки обеспечили нам половину успеха. Дальше оставалось методично ходить и разговаривать. По моим подсчетам, если сложить все мои поездки в Японию, получится, что я там уже где-то девять месяцев прожил. Многие из моих тогдашних собеседников со среднего уровня выросли до топ-менеджеров крупных корпораций, а я с ними сейчас говорю, как со старыми знакомыми.

Порой получается, что представительство "Метрополя" работает как своеобразный переводчик с японской ментальности на российскую и обратно.

Мост "Метрополя"

- Японская деловая этика серьезно отличается от европейской?

- Западный и восточный стили общения разнятся кардинально. Японцы очень дотошны, внимательно вас будут слушать, все себе запишут, а потом могут неожиданно сказать: а вот тут у нас на 145-й странице написано иначе, нестыковочка выходит. В Японии нельзя давить, надо оставлять собеседнику возможность самостоятельно принимать решение. С самурайских времен, когда за грубость можно было поплатиться жизнью, японцы предельно вежливы. Если на Западе любят конкретный разговор, то в Японии беседа больше напоминает знакомство, словесную игру, там вряд ли кто-то позволит себе прямой отказ.

Один из моих сотрудников, который первый раз был в стране, в ходе короткого разговора с местным бизнесменом предложил ему: мол, давайте встретимся, посидим в ресторане, поговорим о делах. Для Европы это нормально, для японцев выглядит так, как будто вы напрашиваетесь. Бизнес ему тогда быстро ответил: "Ой, знаете, не могу, уезжаю в командировку до среды" - это на их языке фактически означает отказ. Наш же предложил встретиться в четверг. Но японец ему тут же: "Вы знаете, я опять сразу же уеду". Пришлось объяснять коллеге смысл местных выражений.

А вообще мы уже во многом там поднаторели. Когда я приезжаю в Японию, то сразу перенастраиваюсь, у меня как бы тумблер включается. А когда возвращаюсь обратно, то отходить приходится несколько месяцев. Порой в России автоматически при встрече кланяюсь.

- Какими конкретно бизнес-направлениями вы занимаетесь в Японии?

- "Метрополь" - инвестиционно-финансовая и промышленная группа. Прежде всего мы видим себя на японском направлении в роли своеобразного моста, причем как по финансовому, так и по научному и культурному обмену. Например, мы продаем финансовые услуги и аналитику японцам, желающим работать на российском рынке.

Недавно по моей инициативе "Метрополь" стал финансовым консультантом по размещению облигаций "Газпрома" в Японии. Мы помогали получить доступ к современным технологиям Орскому заводу холодильного оборудования.

С другой стороны, мы используем свое японское представительство для привлечения средств и технологий под проекты других подразделений Группы "Метрополь".

- Японские инвесторы получили доступ к онлайн-торговле российскими акциями на фондовой бирже ММВБ через "Метрополь". А российские инвесторы смогут через вас получить доступ к Токийской бирже?

- Это вообще не проблема. Но мы не занимаемся помощью в выборе местных акций. Япония - страна с очень высоким уровнем конкуренции в бизнесе. На японской бирже "Метрополь" будет всегда проигрывать местным игрокам.

Зато мы можем вывести наших бизнесменов на японские инвесткомпании. В общем-то, наши клиенты могут все это делать и сами, но у россиян и японцев на взаимную адаптацию, на то, чтобы пройти все те ступени, которые прошли мы, может уйти лет десять. Чтобы не ждать так долго, можно сделать с нами совместное предприятие или взять нас в роли комиссионера.

- Помимо выхода на ММВБ и сотрудничества с "Газпромом" какие-то еще значимые японские проекты вы могли бы перечислить?

- Приходили банки, которые искали в Японии дешевые деньги, российские компании приходили за технологиями. Но если говорить о крупных проектах, то это пока, надо признаться, в планах.

К примеру, у нас уже есть договоренность о создании фонда на 500 миллионов долларов (капитал будет вкладываться по частям) для инвестиций в российские ценные бумаги. Есть также план по созданию совместно с японцами фонда недвижимости; дешевые деньги, которые у них имеются в изобилии, особенно интересны именно для этого сегмента российского бизнеса. Наконец, у нас есть глобальный проект по созданию делового центра "Метрополия" в Москве, на месте выкупленной нами площадки завода "Москвич". Там предполагается возвести 1,5 миллиона квадратных метров офисов, торговых и жилых площадей. Предполагаемые инвестиции - около четырех миллиардов долларов. Мастер-план проекта уже выполнила Nikken Sekkei, рассчитываем, что в финансировании этого строительства японский капитал также примет участие. Если все удастся, наш проект станет переломным в отношениях двух стран. Японский бизнес в каком-то смысле "стадный", и после первого крупного успеха в нашу недвижимость и другие сегменты экономики придет масса крупных компаний.

- Звучит красиво. Но реалистично ли? Те направления, на которых сконцентрировался "Метрополь", - майнинг, девелопмент, вложения в недвижимость, причем элитную, - от нынешнего кризиса страдают сильнее всего. Застройщики сидят без работы и без денег, металлурги вдвое сократили производство... Не придется ли отложить мечты до лучших времен?

- "Метрополь" не занимается добычей. Не занимается строительством. Мы занимаемся тем, что создаем проекты. С нуля. С пустой площадки. Причем берем только крупные проекты, где присутствует первоначальный серьезный риск вложения, где требуются большие кадровые ресурсы, дорогие специалисты, где нужно использовать недешевые консультации и работу целых институтов... Где, наконец, стратегия вырабатывается не на один месяц, а на несколько лет и даже десятилетий вперед. Затем мы эти проекты доводим до ума, а точнее - до состояния, в котором они понятны стратегическим инвесторам. И только после этого мы их продаем. Дорого продаем.

При таком подходе кризис для нас - вещь неприятная, но не критичная. Бизнес мы развивали в основном на свои средства. Сейчас ничего продавать не собираемся. Ну будет у нас после восьми лет роста пара лет кризиса, за которые никто ничего не построит, - а через три года опять вырастет спрос на ту же бизнес-недвижимость. Моя задача - за два года получить все разрешения, чтобы к этому времени на рынке в готовом виде появился наш проект. И я вас уверяю, тогда к нему очередь из потенциальных инвесторов стоять будет.

А вообще, у нас нет проблем с ликвидностью. С начала нынешнего года мы перешли от стратегии выживания к стратегии развития, которая обеспечит нам пятикратный рост капитализации за два года. Второго такого шанса может не выпасть.

- Будете все скупать по дешевке?

- Будем "скупать" людей. С опытом, идеями, клиентами. На мой взгляд, позитив кризиса для России в том, что он дает уникальный шанс перейти от экономики сырьевого плана к экономике инновационной, в том числе и с помощью японских технологий и специалистов.

- Если вернуться к Японии, можете сказать, насколько прибыльным является это направление для вас сегодня?

- На японское направление мы потратили шесть лет и вложенных средств пока не "отбили". Прибыльность для меня сейчас не является первоочередной целью.

- И тут работаете "вдолгую"? Репутационное десятилетие, о котором вы говорили, еще не закончилось?

- Не закончилось. Но я чувствую, мы выбрали верное направление, наша функция моста между двумя странами точно будет востребована.


"Обзоры стран" N5 (37) /25 май 2009

http://expert.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован