08 апреля 2008
2606

Павел Гутионтов: Кадыров как зеркало российской журналистики

В начале 60-х был такой замечательный грузинский фильм-короткометражка, о том как богатый сосед подарил кусок свежей говяжей печенки соседу-бедняку, обремененному большой семьей, и потом к месту и не к месту несколько лет подряд при каждом удобном (а чаще - неудобном) случае напоминал ему о своем благородном поступке. И достал облагодетельствованного до последней степени. И тот собрал последние свои крохи, купил в лавке этой самой печенки и понес возвращать богатому соседу. А тот и сам ему навстречу. "А, - говорит, - привет тебе, сосед. Что, решил семью печенкой побаловать? А ведь тот кусок, который я тебе когда-то подарил, пожалуй, был побольше, да?.." И бедняк швыряет ему в лицо этот несчастный свой кусок и кричит в истерике: "Печенка!.. Печенка!.. Печенка!.."

Александр Минкин из "Московского комсомольца", конечно же, этот фильм видел.

И уж пусть меня извинит, мне он все больше и больше напоминает этого самого благородного соседа.

Я к тому, что, может, хватит, наконец, снова и снова рассказывать о своем мужественном поступке, когда обозреватель "МК" публично объявил о том, что сдает членский билет Союза журналистов в знак протеста против приема в Союз президента Чечни Рамзана Кадырова? Потом, как известно, секретариат СЖР отменил решение чеченских коллег об этом приеме, и обозреватель "МК", сообщив это своим читателям, скромно добавил, что и впредь будет помогать своему Союзу не совершать неверных поступков.

Спасибо ему за это - говорю безо всякой иронии.

Но потом он еще раз рассказал об этом... И еще... И еще...

Не отстали, кстати сказать, и другие достойные люди. Юлия Латынина, та дважды к самому Рамзану съездила и подробнейшим образом обсудила этот казус непосредственно с ним. Именно ей президент Чечни сказал, что вообще "всех журналистов ненавидит", а Юлия эти слова с удовольствием процитировала. Заметив, что подарки следует делать настоящие: ну, голову кровника прислать, а не билет какой-то никчемной организации. Она вообще полагает, что Кадыров для сегодняшней Чечни - безусловное благо, кажется, вполне искренне им восхищается, ну, это ее дело... Только в этой связи ее "расследование" по делу Союза журналистов приобретает какой-то странный характер - будто дружить с Рамзаном имеет право только она лично. Да ради Бога, никто ведь и не спорит...

Честно говоря, все это ни я, ни мои коллеги в руководстве Союза обсуждать публично очень и очень не хотели. Не только потому, что сами поставили себя в неловкое положение, но и потому что обязаны как-то просчитывать последствия своих слов и поступков. Минкину с Латыниной, может быть, и наплевать, что в Чечне сейчас живут семьи более чем тридцати наших коллег, убитых за последние годы. Им нужна помощь. Оказывать ее, никак не контактируя с существующей сегодня в республике властью, невозможно, и совершив очевидную глупость, приняв президента в члены Союза, а потом исправив эту глупость, мы предельно осложнили эти контакты.

Поясню еще одним примером. Наполненная благородным гневом заметка Минкина в "МК", за каждой строкой которой встает мужественный борец с ложью и приспособленчеством, заверстана бок о бок с очевидной заказухой, подписанной никому не ведомой фамилией. Но это Минкина не возмущает, удостоверение обозревателя главному редактору вернуть он не грозит. И я понимаю - почему. Потому что метать громы и молнии за две тысячи километров от своей редакции гораздо легче, чем совершить иной тихий поступок внутри нее.

Ведь так же?

А Елена Рыковцева собрала на радио "Свобода" целый круглый стол, который озаглавила "Рамзан Кадыров как стимул к переменам в Союзе журналистов", причем перемены она предлагает самые радикальные, надо будет над ними подумать. Другое дело, что обсуждая этот вопрос со своими гостями, она постоянно что-то передергивает или что-то недоговаривает. Например, несколько раз со вкусом цитировала "Интерфакс", сообщивший о том, что председатель Союза Богданов специально слетал в Грозный, чтобы принести извинения Кадырову "за действия своих коллег". А на робкое замечание о том, что неизвестно еще, что и как там Богданов на самом деле говорил, пояснила, что никаких опровержений на сообщение "Интерфакса" от Богданова не поступало, значит так оно и есть. Рыковцева непростительно ошиблась (или захотела ошибиться): опровержение как раз последовало и немедленно (см. тот же "Интерфакс" за 26 марта): Богданов категорически утверждает, что его слова в Грозном были искажены и вырваны из контекста, еще раз (уже лично, без вполне недобросовестных посредников) повторил свое видение ситуации... Да и вообще, как-то не по-людски выглядит обсуждение целой организации в прямом эфире, когда ни одного ее представителя принципиально не пригласили. "Нам их отчеты не нужны", - заметила Рыковцева. Ну что ж, не нужны и не нужны. Но тогда тем более не надо обсуждать, что да почему говорилось на заседании секретариата, на котором решался (повторяю, более чем деликатный) вопрос об отмене решения о приеме Кадырова. Никого из участников передачи там не было, озвученные ими версии - ерунда полная. Решение было принято единогласно, Богданов на секретариате присутствовал... И вообще, вся невеселая история с Кадыровым, как мне кажется, свидетельствует в том числе и о том, что Союз журналистов России в настоящее время представляет собой организацию, которая не только способна совершать ошибки, но и оперативно исправлять их. Это по нашим временам тоже немало. Ордена за это мы, конечно же, не заслуживаем, и все-таки.

Все-таки надо учитывать, что в нашем Союзе - более ста тысяч человек, а не четверо собравшихся на "Свободе". У них могут быть разные взгляды на то, что, например, Рыковцева полагает единственно верным. И нам, в отличие от Рыковцевой, необходимо это учитывать.

Но говорит Рыковцева слушателям, что СЖР превратился в некую "прокремлевскую" структуру и в подтверждение тезису сообщает о награждении премией Союза "государственника" Максима Шевченко. Скажу по секрету, мне тоже не очень нравится то, что делает на ТВ журналист Шевченко, но в том-то опять же и штука, что СЖР - организация, объединяющая разных людей, с разными представлениями о прекрасном, и мне даже кажется, что в этом (наряду с очевидными для Рыковцевой минусами) есть и некоторые плюсы... Кстати, она могла бы (из любви к справедливости) и оговориться, что награждаем мы не одного Шевченко. Так, в этом году "одним списком" с ним прошли Сергей Курт-Аджиев ("за мужество и принципиальность в отстаивании принципиальных позиций издания"), Алексей Тарасов, Лидия Графова, Сергей Бунтман, Андрей Колесников (не "коммерсантЪ", впрочем "коммерсантЪ" нашу премию получил тоже, но раньше)... Всего главную нашу премию в этом году получили девять человек, и, если я правильно понял, к восьмерым из них у Рыковцевой претензий нет, что ж тогда она это скрыла от слушателей? Более того, рядом в студии сидел (все тот же) Саша Минкин, тоже в свое время получивший от нас "Золотое перо" - и как раз за "Письма президенту", о которых много во время передачи говорили...

Я это к тому, что хотя, называя лауреатов, мы всякий раз стараемся максимально уходить от "политики", политика, тем не менее, неминуемо бросает свою тень на любое наше решение. Это нас как раз искренне огорчает. Так что совершенно напрасно стараются нас дополнительно с кем-то поссорить, кому-то противопоставить. Даже тогда, когда (как в случае с Кадыровым) мы сами даем для этого повод.

...Что же до перемен в Союзе, о которых сейчас так оживленно заговорили, то они, конечно же нужны, и все о чем я здесь пишу, свидетельствует об этом. Но - не только в Союзе. Вся наша журналистика нуждается в этих переменах, как в глотке свежего (простите за банальность) воздуха.

22 апреля, очень уже скоро, у нас будет съезд. Там и поговорим поподробнее.

08.04.2008
http://www.ruj.ru/authors/gut/080409.shtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован