28 июня 2007
2988

Особое мнение Рафа Шакирова. 28.06.2007

Передача : Особое мнение
Ведущие : Оксана Пашина, Наталия Шопен
Гости : Раф Шакиров


О. ПАШИНА: Добрый день и добрый вечер, мы приветствуем всех слушателей "Эха Москвы" и зрителей телеканала RTVI, Оксана Пашина и Наталья Шопен.

Н. ШОПЕН: Здравствуйте.

О. ПАШИНА: И сегодня в нашей студии Раф Шакиров, добрый день.

Р. ШАКИРОВ: Добрый день.

Н. ШОПЕН: Я напомню, что свои вопросы вы можете присылать на номер + 7 985 970 4545.

О. ПАШИНА: И начнем мы с темы, не слишком веселой. Конституционный суд признал законным отказ в выдаче родственникам тел террористов. Мотивирует он это следующим образом, в конкретных исторических условиях, в которых сейчас существует Россия, выдача тел террористов способна создать угрозу общественной безопасности других людей, спровоцировать массовые столкновения и сделать могилы террористов предметом культа. Как вы расцениваете такое решение?

Р. ШАКИРОВ: Все было бы хорошо, в принципе, как хорошо, в общем, это решение можно было бы считать мотивированным, если бы, при одном условии, что террористами, таковых признал бы суд. В таком случае, а не просто спецслужбы кого-то объявили во время спецоперации террористами, убили и потом родственники не имеют права их получить. Я вовсе не сторонник террористов, я понимаю, что в данном случае, если посмотреть на американский опыт, там есть аналогичная процедура, когда отъявленных террористов, которых там признает суд таковыми, во время операции, если они убиты, то, безусловно, их кремация и прочие операции производятся в тайне, безусловно. И они не становятся предметом культа, безусловно, т.е. их могилы. Но поскольку у нас в стране такая конкретная обстановка, борьба с экстремизмом, как вы заметили, не заканчивается какими-то серьезными результатами, я имею в виду, объявляют у нас, у нас одних правых рук Хоттаба, наверное, можно было, как у Шивы насчитать, так же, как и левых. В этой связи, конечно, возникают большие сомнения в том, что такая процедура остается не в смысле отношения к террористам как таковым, но нужно доказать, что человек - террорист, доказательства эти должны быть убедительные.

О. ПАШИНА: Но я хочу сказать, что это норма...

Р. ШАКИРОВ: Для суда.

О. ПАШИНА: Эта норма прописана в законе, который одобрил КС, там говорится о том, что только по решению суда, если человек признан террористом, его тело не выдается. Как вам кажется, с моральной точки зрения, это так некрасиво, воевать с мертвыми людьми. У нас власть расписалась в полном бессилии бороться с живыми террористами?

Р. ШАКИРОВ: Да, к сожалению, готов согласиться с тем, что о борьбе с живыми террористами мы слышим, скорее, реляции, знаете, обнаружен схрон, 50 базук и еще чего-нибудь такое, никто этого не видит, не слышит, при этом слушаешь и остается только верить на слово уважаемому господину Патрушеву, но никто этого не видит. Все в тайне как-то так происходит. Я понимаю, есть тайные операции. Но раньше, если вы помните, все-таки телевидение снимало. Но как только телевидение приезжает, выясняются всякие нехорошие подробности, что схрона вроде и не было, а оружие какое-то не то.

О. ПАШИНА: А в доме блокированы мирные жители.

Р. ШАКИРОВ: Все это довольно странно, да, довольно странно. И кроме того, если вы посмотрите на эти операции, ведь убийственная статистика. Как только осадили двух террористов в каком-то доме, вдруг я слышу, что число погибших наших спецслужб, представителей наших спецслужб - двое, трое, четверо и т.д. Это же, в принципе, удивительно, это такая тема, которую у нас очень не любят обсуждать, я понимаю, но у американской армии и у тем более спецслужб есть, извините меня, нормативы на погибших в боевых действиях. И если вдруг операция проходит в таких условиях, что число погибших превышает во много число захваченных или убитых террористов, то это встает вопрос о профессионализме тех, кто действовал против них. Люди блокированы абсолютно, вооружены автоматами и гранатами, не более, а против них все спецслужбы. И кстати говоря, это вопрос, который мы очень часто поднимали, о специальных средствах в борьбе с террористами. Почему-то у нас используются армейские средства. Первое, я хотел бы отметить, у нас абсолютно нет нормативов в этом смысле, и боевой устав действует, абсолютно как во время военных действий. В этом уставе нет очень существенной детали, сколько должен командир, т.е. имеет право, я понимаю, это кощунственно звучит, но, тем не менее, это есть. Если он превышает эту норму, то он плохой командир, это встает вопрос о его личной ответственности. У нас вообще этот вопрос выпадает из боевого устава абсолютно, к сожалению. Второй вопрос, это очень важный вопрос, в борьбе с терроризмом сейчас, мы смотрим американские боевики, только что сейчас вышел "Орешек" очередной и т.д., мы смотрим на спецсредства, которые используют спецслужбы американские. Где эти разработки? Почему нельзя, есть электромагнитные импульсы, есть система видения через стену и т.д., где все эти наработки? Почему-то, к сожалению, в борьбе с терроризмом у нас бюджетирование идет опять нахрапом, т.е. побольше на армию, на спецподразделения.

О. ПАШИНА: Живой силы побольше.

Р. ШАКИРОВ: Да, живая сила, к сожалению, это так.

О. ПАШИНА: Но все-таки, возвращаясь...

Р. ШАКИРОВ: То же самое, кстати, Ле Бурже закончился. Представьте себе, наш журнал написал сейчас статью о Ле Бурже. Вы можете себе представить, что нашу страну представлял один пилот и тысяча чиновников? Тысяча. При этом мы представляли один боевой самолет, который, к сожалению, во время взлета испытал проблемы с двигателем и т.д.

Н. ШОПЕН: При этом, по-моему, количество денег, потраченных на это мероприятие, оно совершенно не было оправдано.

Р. ШАКИРОВ: Абсолютно, абсолютно, к сожалению.

О. ПАШИНА: Но все-таки, возвращаясь к закону об отказе в выдаче тел террористов, как вы считаете, КС считает, что выдача тел может спровоцировать массовые столкновения, а не получим ли мы обратный вариант?

Н. ШОПЕН: ...что это может за собой повлечь?

О. ПАШИНА: Дети тех людей, чьи тела не выдадут, это же, в общем, прежде всего, удар по родственникам, по детям, по женам, по близким. Они возьмутся за оружие, чтобы отомстить, тем более мы знаем менталитет людей, которые живут на Кавказе.

Р. ШАКИРОВ: Вы знаете, проблема лежит, к сожалению, могу сказать, не в области морально-этической, не в области закона и т.д. Такая практика есть, еще раз повторяю, она лежит в плоскости политической. И для того, чтобы эти фигуры не превращать в знамя борьбы террористических...

Н. ШОПЕН: Да, в неких идолов.

Р. ШАКИРОВ: Да, к сожалению, человек, который выбирает себе такой путь, террор, в конце концов, это не террор против боевых подразделений, это террор, не забываем, против мирных жителей, против москвичей, против жителей Волгодонска, против. Они убивают мирных детей и женщин. Потом не надо забывать, мне кажется, в этом смысле норма эта оправдана.

Н. ШОПЕН: Давайте перейдем к следующей теме.

О. ПАШИНА: У нас втайне происходит не только борьба с терроризмом.

Н. ШОПЕН: Да.

О. ПАШИНА: Но и торжественные мероприятия.

Н. ШОПЕН: Узнать, такой несколько личный вопрос задать вам, скажите, отреагировал ли Кремль каким-то образом, поступил ли долгожданный ответ на тот официальный запрос, с которым вы обратились и где представили данные по поводу вашего журналистского расследования, которое провели репортеры вашей газеты, журналисты, убийства Александра Литвиненко?

Р. ШАКИРОВ: Вы знаете...

Н. ШОПЕН: Если не ответ, то какая-то реакция была ли?

Р. ШАКИРОВ: Дело в том, что, действительно, когда выходил первый номер нашего журнала, это в середине февраля было, мы вынесли эту тему на обложку, "Кто и зачем убил Литвиненко", Илья Барабанов, наш автор...

Н. ШОПЕН: И у вас ведь были сенсационные данные, на самом деле.

Р. ШАКИРОВ: Да, у нас были данные из разных источников, повторяю, в том числе, из спецслужб.

Н. ШОПЕН: И не раз проверенных.

Р. ШАКИРОВ: Да, что, в общем, достаточно уникально в наших конкретных условиях. И должен сказать, что, конечно, материал был очень сильный. Во всяком случае, та версия, которую мы изложили после встречи с послом Британии, который, кстати, посетил нашу редакцию, сэр Энтони Брентон, практически де-факто подтвердил те самые данные, которые, во всяком случае...

Н. ШОПЕН: В частности, что заказчиком убийства...

Р. ШАКИРОВ: Английская прокуратура...

Н. ШОПЕН: ...был Сечин, что полоний был производен в России.

Р. ШАКИРОВ: Нет, до такой степени, естественно, господин Брентон не мог это подтвердить, во всяком случае, исполнители этого убийства, а также мотивы...

Н. ШОПЕН: Силовики, Луговой, да?

Р. ШАКИРОВ: Да...

Н. ШОПЕН: Т.е. все эти фигуранты, о которых мы как раз сейчас слышим. И что потом, что потом последовало за этим?

Р. ШАКИРОВ: Мы сделали, безусловно, запросы и в прокуратуру, и, в том числе...

Н. ШОПЕН: А зачем вы сделали запрос, что вы ожидали?

Р. ШАКИРОВ: Простите, я понимаю, что мы живем в особых условиях. Иногда мне журналисты говорят - зачем спрашивать кого-то, ведь они же все равно ничего не ответят.

Н. ШОПЕН: А вы спрашивали о разрешении или вы просто надеялись, что Генпрокуратура обратит внимание на ваше расследование?

Р. ШАКИРОВ: Нет, мы всегда, и это железное правило, которое, к сожалению, стали забывать, это правило, при котором журналисты должны опрашивать все заинтересованные стороны, в том числе, может быть, совершенно точно зная, что ответа не последует. Но формально мы такие запросы, не формально, во всяком случае, официально мы такие запросы делаем.

Н. ШОПЕН: Не боялись?

Р. ШАКИРОВ: Что тут страшного, это совершенно очевидно. По закону такие органы государственные, по закону о СМИ, имеют право на месяц для того, чтобы дать ответ.

Н. ШОПЕН: Прошло уже больше времени, да.

Р. ШАКИРОВ: Нужно ли говорить, что месяц уже давно прошел, а ответов как не было, так и нет.

Н. ШОПЕН: Вас не пугает это молчание, что оно может означать?

Р. ШАКИРОВ: Что вы, ответ, молчание на запрос является рутинной процедурой, вам любой даже адвокат скажет, что это. Пугают другие вещи, конечно. Когда нашим корреспондентам угрожают анонимные источники по телефону, как у нас был с Наташей Морарь и т.д. по поводу дела об отмывании денег из России. Это уникальное тоже исследование, которое перепечатали все мировые газеты, и "Wall Street Journal", и "Financial Times", и "Times", и "Economist" об этом написал, т.е. практически такой резонанс это дело имело. В Австрии возбуждено уголовное дело. А у нас при этом абсолютная тишина.

Н. ШОПЕН: Абсолютное молчание.

Р. ШАКИРОВ: Абсолютное молчание.

Н. ШОПЕН: Такой штиль перед бурей или что это такое?

Р. ШАКИРОВ: Да, и мы в последнем материале...

Н. ШОПЕН: Или просто вас мало читают?

Р. ШАКИРОВ: Я понимаю, что у нас...

Н. ШОПЕН: У вас половина Кремля - подписчики, насколько я знаю.

Р. ШАКИРОВ: Насколько я понимаю, читают, конечно, судя по реакции, но я могу сказать, что мы в последнем материале как раз попросили руководителя центра, Наташа Морарь делала такой материал, она просила руководителя центра по борьбе с коррупцией, бывшего, кстати говоря, капитана ФСБ, который, конечно, в теме. Он оценил, по данным прокуратуры, зам. прокурора нашего, рынок коррупции в России оценивается в 280 где-то миллиардов долларов в год. По экспертным оценкам, где-то в 300 млрд. долларов в год. И представьте себе, дело, которое стало предметом внимания "New Times", которое мы засветили и расследовали, и продолжаем, кстати говоря, на эту тему писать, это дело об отмывании через банк "Дисконт", который, кстати говоря, зам. пред. ЦБ господин Козлов пытался тоже остановить, этот процесс отмывания денег.

Н. ШОПЕН: Да, я читала эту статью.

Р. ШАКИРОВ: И был убит, кстати говоря, довольно в краткие сроки. Но вы можете себе представить объем таких схем, как говорят нам эксперты, таких схем не одна сотня. Только по этому делу прошло где-то за 8 месяцев, сумели отмыть 5 млрд. долларов. Представьте себе объем этого явления? В то время, когда мы на питерском форуме, например, говорим, что удалось привлечь иностранных инвестиций, рассчитывали на 3-4 млрд. долларов, дали больше, остальное оказалось государственные инвестиции. Но, тем не менее, вы можете представить себе, что 5 млрд. долларов отмываются даже за 8 месяцев по одной только схеме?

Н. ШОПЕН: А с чем вы связываете этот отток капитала из России перед выборами 2008 года? Ведь как раз большинство этих денег, большая часть, принадлежит чиновникам нашим, в том числе, окружению нашего уважаемого Владимира Владимировича?

Р. ШАКИРОВ: Увы, так, но это вполне естественно. Возникает ситуация, при которой, будет преемник, не будет преемника, все это очень...

О. ПАШИНА: О своем будущем надо позаботиться.

Р. ШАКИРОВ: Да, о своих детях и о своем будущем надо позаботиться. Поэтому, конечно, значительная часть этих средств, именно, кстати говоря, даже по официальным данным, которые, безусловно, занижены, вчерашние данные ГУВД о том, что поток отмываемых денег резко вырос. Резко вырос, просто в разы, но абсолютные цифры, которые они приводят, абсолютно не имеют никакого, ничего общего с настоящей жизнью, потому что, конечно, чиновники стараются обезопасить себя, увести эти деньги. Это, кстати говоря, одна из самых больших проблем у нас, потому что, к сожалению, несмотря на такую патриотическую риторику и прочее, увы, дети их учатся за границей, это неплохо, слава богу, но просто они, видимо, очень не верят в будущее своей собственной страны.

Н. ШОПЕН: Одна из главных проблем российского общества.

О. ПАШИНА: Это что означает, что третьего срока не будет, раз Путин и его окружение потихонечку готовят себе финансовую базу на Западе?

Р. ШАКИРОВ: Я не сказал, что Путин уводит деньги, у нас таких доказательств нет, это сразу могу сказать. А что касается остальных, то, конечно, да, наверное, все это происходит. Но одно могу сказать, что, безусловно, к сожалению, все думают о том, к сожалению, это известно, что у нас чиновники и все эти временщики, и прекрасно понимающие, что в дальнейшем, вполне возможно, им придется потерять свой пост.

О. ПАШИНА: Т.е. команда сменится?

Р. ШАКИРОВ: Команды, безусловно, будут менять. Даже, кстати говоря, если Путин останется.

Н. ШОПЕН: Хотя я случайно совершенно вчера наткнулась на интервью Путина в 2005 г., он беседовал с западными журналистами и сказал им о том, что он ни в коем случае не оставит свое государство, ни в коем случае...

Р. ШАКИРОВ: Заботами.

Н. ШОПЕН: Да, он все равно будет до последнего заботиться и не передаст государство...

О. ПАШИНА: Заботиться можно и за границей, правда же?

Н. ШОПЕН: Конечно. В руки человека, который...

Р. ШАКИРОВ: Нет, боюсь, что не совсем так. Во всяком случае, если говорить о сценариях, сценариев достаточно много, есть все возможности, как вы видите, сейчас...

Н. ШОПЕН: Вы человек, наиболее информированный, что будет делать Путин?

Р. ШАКИРОВ: Господь с вами, наиболее информированы, наверное, все-таки другие люди, которые принимают решение на эту тему.

Н. ШОПЕН: Один из наиболее информированных людей среди журналистского сообщества, я бы так сказала.

Р. ШАКИРОВ: Это тоже спасибо, конечно, за комплимент, но, на самом деле...

Н. ШОПЕН: Хорошо, просто примите, согласитесь, ладно, скажите спасибо.

Р. ШАКИРОВ: Спасибо, но могу сказать, что, конечно, вариантов слишком много. Кстати говоря, никто не может здесь претендовать на истину в последней инстанции просто по той простой причине, что господин Путин, я думаю, будет принимать решение в последний момент. И схема, по которой он будет гарантировать...

Н. ШОПЕН: В последний момент? Сейчас идет такая явная предвыборная кампания, настолько мощная, с разных сторон.

Р. ШАКИРОВ: Где-то жмет, жжет, кто-то давит.

Н. ШОПЕН: Конечно...

Р. ШАКИРОВ: Ничего подобного, нет, я думаю, что именно в последний момент будет выстроена глубоко эшелонированная оборона линии Маннергейма, по которой господин Путин сможет гарантировать себе, даже если он формально отстранится от должности на какое-то время, гарантировать себе реальные рычаги власти. Но не надо забывать историю России, она такова, что, в общем, всякий, кто реально теряет власть, с трудом к ней возвращается, точнее, даже не припоминаю случая.

О. ПАШИНА: Чтобы такое произошло.

Р. ШАКИРОВ: Чтобы такое произошло, да.

О. ПАШИНА: Ну что же, давайте продолжим обсуждение наших журналистских проблем, скорее, это радостный повод, я так думаю. Президент Путин наградил телевизионных журналистов с формулировкой - за большой вклад в развитие отечественного телевидения, многолетнюю плодотворную работу. Награды получили сотрудники ВГТРК, НТВ, ТВ-Центра, все это замечательно. Но ничего об этом мы не знали, хотя это произошло еще накануне. Произошло это тайно, почему? Чего тут, не знаю, стесняться, почему скрывать?

Н. ШОПЕН: А наши, между прочим, слушатели даже спрашивают, а вас случайно не наградили?

Р. ШАКИРОВ: Меня? Нет, господь с вами.

Н. ШОПЕН: Не печальтесь.

Р. ШАКИРОВ: Я могу сказать одно, что, конечно, удивительно, точно так же, как закрытые награды были по Беслану и т.д., никто не знал об этом, спустя какое-то время только ушлые журналисты об этом прознали. А так, это, да, действительно, удивительно. Если вспомнить слова господина Эрнста, который возглавляет Первый канал, который недавно признался, что там от 20, а по некоторым данным неофициальным, до 30% аудитории просто перестали смотреть телевизор, то, конечно, это удивительно, за развитие, что награждаются люди за развитие телевидения. Я не хочу никоим образом поставить под сомнение профессиональные заслуги награжденных, но, в целом, эта таинственность и награды, и непонятно кого, непонятно где и непонятно, за что наградили, она, конечно, очень такая характерная. Знаете, они же не сотрудники ФСБ, правильно, они не проводят специальных операций.

Н. ШОПЕН: Но их тоже надо похвалить.

Р. ШАКИРОВ: Хотя иной раз, знаете, возникает ощущение, смотришь некоторые каналы, и видно, что, действительно, спецоперация продолжается прямо на экране.

Н. ШОПЕН: А как вы определяете, по профилю, по взгляду?

Р. ШАКИРОВ: Нет, просто я считаю, что, знаете, при всем уважении...

О. ПАШИНА: По содержанию.

Р. ШАКИРОВ: По содержанию, да, чрезвычайные происшествия и т.д., кровь льется, при этом нас пытаются убедить в том, что не хватает позитива. Посмотришь на всю эту расчлененку, прямо скажем, жить не очень хочется. Причем она такая, весьма, вы знаете, есть целый ряд программ, где вдруг показывают человеческие уродства и т.д., я, честно говоря, никогда не был поклонником такого, знаете, передвижного цирка.

О. ПАШИНА: Об ограничениях на телевидении мы поговорим чуть позже. А пока наш слушатель Иван Демидов пишет, что когда-то Ельциным была изобретена формула отношений власти с прессой, шакалы лают, караван идет, формула эта действует и сейчас, так считает Михаил Демидов, может быть, свобода слова - это всего лишь фикция?

Р. ШАКИРОВ: Иван Демидов или Михаил?

О. ПАШИНА: Михаил Демидов, извините, оговорка по Фрейду, да. Может быть, свобода слова - это всего лишь фикция, спрашивает Михаил Демидов?

Р. ШАКИРОВ: Когда мне говорят о свободе слова, о том, что были олигархи, господин Путин очень любит вспомнить о том, а что, Березовский был лучше, чем то, что сейчас мы имеем, я могу сказать только одно, что при той схеме существования СМИ в эпоху Ельцина, все-таки была определенная конкуренция. Да, никто не сомневается, что были какие-то и заказы, и все прочее, но у вас было право выбора, переключиться на другой канал и увидеть другую точку зрения. Государственники гнали государственную точку зрения, частные каналы - свою точку зрения. Так вот, задача...

О. ПАШИНА: Сейчас у нас правильная точка зрения, какой бы канал мы ни включили, мы знаем, как надо.

Р. ШАКИРОВ: Я могу сказать, что в этом смысле мне гораздо больше нравится система антимонопольная. Она ровно такая же, почему-то мы всегда, когда говорим на бытовом уровне, могу спросить слушателей, вы видели какого-нибудь чиновника ЖЭКа, который печется о том, чтобы у вас вовремя была вода и т.д.? Он печется о вас, да? Если на него ничто не давит, то он, конечно, будет сидеть, и вы будете скандалить сколько угодно. Когда таких чиновников несколько или, точнее, игроков, я могу пройти к одному, а могу заказать у другого, то, безусловно, вы выиграете, то почему же, когда мы говорим о таких глобальных вещах, как государственное управление, почему-то все думают, что хорошо, когда есть государство, да?

Н. ШОПЕН: Наверное, людей просто нужно воспитывать, чтобы была некая точка зрения, некая идеология.

Р. ШАКИРОВ: Господь с вами, это наше глубочайшее заблуждение.

Н. ШОПЕН: Тогда, может быть, у людей будет больше уверенности в завтрашнем дне.

Р. ШАКИРОВ: Нам нужен лидер, который обладает нравственными основами, не спорю, но, знаете, все-таки демократия именно заключается в том, что мы не выбираем лучшее из лучших, мы не выбираем какой-то оптимум, какого-то чисто нравственного и абсолютно забывшего про себя, про семью и про всех других человека, который просто горбатится с утра до ночи, вы такое встречали? Может быть, но я могу сказать, демократия дает, позволяет вам выбрать того, кто на данном этапе оптимальный. И кроме того, она позволяет его сдерживать. Если мы говорим о СМИ, то мы имеем государственные каналы, которые контролируются государством. Между ними нет конкуренции и быть не может. Они хотят в Кремль получать инструкции, что будет на следующей неделе, как это освещать.

О. ПАШИНА: Мы не готовы, мы не хотим выбирать, мы не переживаем, что нас лишили возможности выбирать.

Р. ШАКИРОВ: Этот тезис мне больше всего нравится.

О. ПАШИНА: Губернаторов, выбирать мэров, мы не хотим.

Р. ШАКИРОВ: А вы спросите просто любого обывателя на улицах, вы готовы что-нибудь выбрать? Они скажут - я не готов, дайте мне готовое решение, я готов вас слушать.

О. ПАШИНА: А как быть с тем, что сколько, 60% наших избирателей готовы проголосовать за преемника Путина, кем бы он ни был, не зная конкретной фамилии?

Р. ШАКИРОВ: Знаете...

Н. ШОПЕН: Не 60%, там около 30%.

Р. ШАКИРОВ: Заметьте, если раньше на экзит-пулах люди выходили и говорили, за кого голосуют, то на последних не говорят, боятся.

Н. ШОПЕН: Это очень интимная информация.

Р. ШАКИРОВ: Конечно, зачем мне проблемы?

Н. ШОПЕН: К слову об интимном. Сегодня два депутата ГД выступили с таким предложением, что необходимо ограничить количество информации о сексе в СМИ. Т.е. не больше 15%.

Р. ШАКИРОВ: У них, видимо, серьезные проблемы.

Н. ШОПЕН: А если чуть больше, то это уже будет эротическое издание.

Р. ШАКИРОВ: Что вы говорите.

Н. ШОПЕН: Продавать его уже не стоит в выходные дни и в праздники в местах общественного, массового скопления людей.

О. ПАШИНА: Эта тема уже не первый раз всплывает в стенах ГД.

Н. ШОПЕН: И как вы считаете?

О. ПАШИНА: Беспокоит наших парламентариев.

Р. ШАКИРОВ: Конечно, если посмотреть, например, фильм "Ромео и Джульетта", то там просто надо все повырезать, я считаю.

О. ПАШИНА: Эту душещипательную тему мы продолжим.

Р. ШАКИРОВ: Понимаете, столько секса в этом фильме, что же делать?

О. ПАШИНА: Мы продолжим буквально через несколько минут после новостей и рекламы. Я напомню, что в нашей студии журналист Раф Шакиров, мы поговорим о том, как, возможно, изменится наше телевидение через некоторое время.

Н. ШОПЕН: Без секса.

НОВОСТИ

О. ПАШИНА: Мы продолжаем, у нас в студии Раф Шакиров, и до того, как покинуть вас, мы говорили о таком важном деле, как секс. Российские депутаты хотят ввести квоту на секс в российских СМИ. Честно говоря, меня удивляет то, что речь идет не о порнографии, а именно об эротике, о сексе.

Н. ШОПЕН: Разговорах на эту тему.

О. ПАШИНА: Прежде всего, что я вижу, какую опасность, очень трудно объяснить, что такое сексуальность, давайте тогда, не знаю, Микеланджеловского Давида во Флоренции, его копию в Пушкинском музее закроем, не знаю, чем, набедренной повязкой. Будем открывать ее с часу ночи до четырех утра.

Н. ШОПЕН: Подожди, не отвечай за Рафа. Пусть он ответит.

Р. ШАКИРОВ: Роспись Микеланджело, между прочим, задрапировали, никто до сих пор еще и не открыл, потому что изначально эта роспись была...

Н. ШОПЕН: С другой стороны, в Советском Союзе не было секса, но все равно же дети появлялись, рождались и будут рождаться.

Р. ШАКИРОВ: Знаете, мне кажется, что все это такой пиарочный ход, очень такой популистский и т.д. Мне кажется, у депутатов достаточно реальных проблем, чтобы заниматься этими глупостями, если честно, потому что удивительно, не хватает людям лекарств, они от этого, извините меня, умирают. При этом вдруг какие-то такие законопроекты идиотские, пардон, вносятся, что секс нужно ограничивать. И все вдруг схватились и побежали, буквально, знаете, как у Салтыкова-Щедрина в "Истории одного города" - Ивашку утопили, а потом поняли, что зря. Так примерно мы и живем, от случая к случаю. Подобного рода законопроекты говорят о том, что, к сожалению, у нас депутатский корпус чрезвычайно не профессионален. Я вообще всегда считал, что целый ряд политиков, не все, конечно, очень большое количество испытывают, к сожалению, сексуальные проблемы, поэтому туда и лезут.

О. ПАШИНА: Нетерпимо относятся наши депутаты к сексу, зато значительно терпимее относятся к разжиганию межнациональной розни. Во всяком случае, такое складывается впечатление, потому что буквально сегодня завершается акция против мигрантов за рулем в Москве. Что любопытно, в сегодняшнем номере вашего журнала филологи опубликовали исследование. Они исследовали листовки, которые раздавались на улицах Москвы, призывали протестовать против мигрантов. В частности, филологи...

Н. ШОПЕН: Против мигрантов-водителей.

О. ПАШИНА: Против мигрантов-водителей, да, в частности, филологи выяснили, что такое мигрант, сказали, что миграцией можно назвать, например, перемещение значительного числа бывших сотрудников КГБ из Санкт-Петербурга в Москву, а мигрантом - президента Путина. Кроме того, эта листовка, по мнению, специалистов напрямую разжигает межнациональную рознь и оскорбляет достоинство представителей кавказских народов, потому что помимо текста там еще имеется фотография, где за рулем, извините за устойчивое выражение, лицо кавказской национальности. Как с этим быть, почему никто не запрещает, ГД молчит, это раздается на наших улицах?

Р. ШАКИРОВ: Вот видите, заключение есть, есть повод для уголовной статьи. Поскольку это прокремлевское молодежное движение распространяет листовки, то я более, чем убежден, что ничего, к сожалению, не воспоследует по этому поводу. А что же касается проблем национальных, опять же, извините, что вспоминаю Салтыкова все время, но что-то, говорил он, на патриотизм стал кто-то там напирать, не иначе как проворовался. Все эти чиновники, которые нам кричат о том, что смотрите, китайская угроза и т.д., ведь это они же за взятки их запускают сюда, несмотря на все решения по миграционной политике. Это они же получают взятки, это они же контролируют рынки, на которых якобы засилье кавказцев и т.д., они получают взятки, они допускают эту историю.

О. ПАШИНА: Получается, что власть одной рукой борется...

Р. ШАКИРОВ: Это они позволяют строить...

О. ПАШИНА: ...другой рукой разжигает.

Р. ШАКИРОВ: Да, дачи на берегах водных массивов, это они потом берут людей, которые потратили последнее на то, чтобы построить дачи, начинают их вдруг публично выселять. Так никогда почему-то не встает вопрос, что где же этот самый чиновник, который это допустил, никогда, почему-то все в Кондопоге, как и везде, как это всегда было в истории. Достаточно это вспомнить. Чиновник, первое лицо, неважно, какой национальности, чиновник, первое, особенно ворующий, заинтересован в том, чтобы переместить все с больной головы на здоровую и разжигать именно национальную рознь. Потому что именно это движение он готов возглавить, будет по-прежнему брать, по-прежнему у нас будет и китайская проблема, у нас будет масса и масса других проблем.

О. ПАШИНА: Т.е. у нас межнациональную рознь разжигают власти?

Р. ШАКИРОВ: А вы сомневались, что, это общественники какие-то стараются?

О. ПАШИНА: Они говорят о том, что это безобразие, с этим надо бороться.

Р. ШАКИРОВ: Говорить - безобразие и говорить, знаете...

О. ПАШИНА: С различных трибун.

Р. ШАКИРОВ: ...у нас власти говорят...

О. ПАШИНА: Высоких и не очень.

Р. ШАКИРОВ: Вы знаете, они говорят с самых высоких трибун, что коррупция - это чудовищное безобразие. Пардон, тут у нас в общественных организациях коррупцией занимаются, у нас что, где-то она от государства отделена?

Н. ШОПЕН: Конечно, прозападные общественные организации, которые получают деньги.

Р. ШАКИРОВ: Да, это отдельная тема. Это, кстати говоря, по отношению к национальной проблеме абсолютно зеркальная ситуация. Чиновники, которые воруют и хапают, вдруг хватают уважаемого журналиста, который, пусть, конечно, незнание закона не освобождает от ответственности, я согласен, что она должна понести штраф, административное наказание.

Н. ШОПЕН: Вы говорите о Манане Асламазян.

Р. ШАКИРОВ: Абсолютно.

Н. ШОПЕН: Она совершенно согласна была с этим, готова была понести ответственность.

Р. ШАКИРОВ: Это штраф, изъятие средств и т.д. максимум, но никакого уголовного преследования с отмыванием денег, господь с вами, кто в таких масштабах?

Н. ШОПЕН: В результате, человек...

Р. ШАКИРОВ: Я вам сказал, как отмывают деньги чиновники, в каких масштабах, да, в каком масштабе сейчас это дело. Понятно, что это мессадж, понятно, что кто это делает и для чего это делает.

Н. ШОПЕН: Она прямо говорит, что ей страшно. Собственно, для этого и было сделано.

Р. ШАКИРОВ: Я ее могу понять.

Н. ШОПЕН: Чтобы журналисты испугались.

Р. ШАКИРОВ: Потому что страшно, сейчас страшно тем, кто остался здесь.

Н. ШОПЕН: А вы не боитесь? Между прочим, у нас очень много слушателей, которые написали вам огромную благодарность за журнал, просят пригласить Явлинского, Иваненко. Наша слушательница Галина Лагина, пенсионерка, спрашивает вас, она говорит, что ей очень нравится ваш журнал, вы поднимаете очень острые темы. В сегодняшней России, говорит она, это равносильно подвигу. Вы такой смелый или у вас спецразрешение на оппозицию?

Р. ШАКИРОВ: Спецразрешения на оппозицию, знаете, опять же, такого разрешения нет и никогда не было. Если кто-то хочет получить, пожалуйста, я готов в любое время уступить это место. Но, к сожалению, таких нет. Но не в этом дело. Глаза боятся, руки делают, что у нас остается, у нас, собственно, кроме профессии ничего нет.

Н. ШОПЕН: Вы просто бесстрашный человек?

Р. ШАКИРОВ: Кто, я страшный человек?

Н. ШОПЕН: Бесстрашный человек.

Р. ШАКИРОВ: Нет, конечно, я боюсь.

Н. ШОПЕН: Вы уверены в завтрашнем дне, что завтра ваш журнал будет существовать?

Р. ШАКИРОВ: А кто у нас сейчас вообще уверен в завтрашнем дне?

Н. ШОПЕН: А как вы тогда работаете? Просто пока есть?

Р. ШАКИРОВ: Мы живем сегодняшним днем. Выпустили номер - здорово.

Н. ШОПЕН: Исключительно так. Скажите, после как раз вашей скандальной этой публикации по поводу дела Литвиненко, к вам обращались?

Р. ШАКИРОВ: Почему она скандальная, она не скандальная, она просто...

Н. ШОПЕН: Она сенсационная, во многом, тем более что вам было известно об этом буквально спустя пару месяцев после убийства Литвиненко.

Р. ШАКИРОВ: Слово "скандальное", знаете, это к желтой, скорее, прессе.

Н. ШОПЕН: Хорошо, хорошо.

Р. ШАКИРОВ: Да-да.

О. ПАШИНА: ...своей версии, которую он развивал, которая была изначально понятна...

Р. ШАКИРОВ: Под давлением фактов все-таки...

О. ПАШИНА: А выдвинуть новую версию, сами понимаете, это уже поступок.

Н. ШОПЕН: К вам обращались журналисты из российских СМИ?

Р. ШАКИРОВ: Нет.

Н. ШОПЕН: Потому что, по большому счету, это горячая новость.

Р. ШАКИРОВ: Это было удивительно. Должен вам сказать, что в момент смерти Литвиненко, я специально проанализировал все издания-конкуренты. За редким, за редчайшим, я бы даже сказал, исключением, русский "Newsweek", "КоммерсантЪ", за редчайшим исключением все посвятили этому событию не более 40 строк. В советское время это называлось "тассовочка". Притом, что это была мировая сенсация, вне всякого сомнения.

Н. ШОПЕН: По данным союза журналистов России, 92% СМИ в России, так или иначе, прямо или косвенно, контролируются Кремлем сегодня.

Р. ШАКИРОВ: Я так, до такой степени процентной, наверное, не могу отследить, как раз к вопросу о свободе. Вопрос не в том, что кто-то один честный, как-то работает, и мы должны ему верить. Конечно, всегда, чтобы получить объективную информацию, нужно иметь несколько источников такой информации. И здесь, конечно, очень важно антимонопольное законодательство. А что мы видим, мы видим в экономике, что происходит, это, кстати, неотрывные процессы, в экономике выстраиваются монополии, в том числе, и монополия, кстати говоря, на СМИ, на доступ к информации. Мы практически не имеем сейчас, если я сейчас пропущу все телевизионные новости, это не значит, что я что-то вообще существенное пропустил.

О. ПАШИНА: Потерял.

Р. ШАКИРОВ: Да, вспомните, буквально несколько лет назад, когда существенные новости, в том числе, экономические, вы могли, безусловно, на новостях НТВ увидеть, еще где-то, без этого просто нельзя было жить, потому что утром это все обсуждали. А сейчас это абсолютно такой факультатив, разновидность сериала, если хотите. Могу смотреть, а могу и не смотреть, новости по выбору, что называется.

О. ПАШИНА: Спасибо, я напомню, что в нашей студии сегодня был Раф Шакиров, а наш сериал под названием "Особое мнение" продолжится завтра, до свидания.

Н. ШОПЕН: Всего вам доброго.



28.06.2007
http://echo.msk.ru/programs/personalno/52740.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован