О фальсификациях в науке или как ученые США получили очередную Нобелевскую премию за открытие гравитационных волн

 

                   

                                                В.А. Лекомцев.

 

Наука, как одна из форм проявления человеческой глупости бесконечна в своем развитии.

 

Ошибки в науке так же неисчерпаемы, как и черные дыры.

Папа поучает сына:
- Запомни, сынок, умный человек всегда во всем сомневается.
Только дурак может быть полностью уверенным в чем-то.
- Ты уверен в этом, папа?
- Абсолютно.

Квалифицированные ученые утверждают, что Черные дыры были созданы, когда Эйнштейн  разделил пятимерное пространство на ноль.

У каждого свой мир, и у этого мира свои черные дыры.

«Черные дыры». - А вы астроном, экономист, проктолог, дантист или гинеколог?

Черные ящики знают, почему падают самолеты. Почему падают нефть и рубль знают только черные дыры экономики.

Из всех гипотетических объектов Вселенной, предсказываемых научными теориями, черные дыры производят самое жуткое впечатление. И, хотя предположения об их существовании начали высказываться почти за полтора столетия до публикации Эйнштейном Общей теории относительности, убедительных свидетельств реальности их существования еще не получены. 

Черные дыры - это космические унитазы для утилизации отходов эволюции галактик ...

Одних интересуют черные дыры, а других – черные дырки. 

Астроном спрашивает уличную проститутку: 
- Что ты знаешь про черные дыры, милочка? 
- Одной из них я зарабатываю на жизнь, - отвечает та.

Изучение черных дыр на интерферометре LIGO обошлось бюджету США в 370 млн. долл.

Каждый учиться зарабатывать на своих черных дырах и дырках.

Как бы выглядели ученые после таких затрат, если бы они не обнаружили гравитационные волны.

Британские ученые выяснили, что на Большом адронном коллайдере (БАК) наилучшие черные дыры получаются из российского сырья.

Австралийские астрономы поймали из космоса сверхмощный радиосигнал.
Сверхмощный выброс был зафиксирован в регионе космоса, где находятся две черные дыры. Однако, исследователи считают, что сами черные дыры не являются его источником.

Товарищи российские ученые, раз вы такие умные, почему вы такие бедные?

Мы бедные, потому что мы честные. (Американские индейцы и российские ученые).

Мало кто знает, что австрийский физик—теоретик Эрвин Шрёдингер обожал русские сказки. Особенно его радовали фразы "долго ли, коротко ли", "видимо—невидимо" и, конечно же, "ни жив, ни мёртв".

Если человек нарушит законы уголовного кодекса, он попадет в тюрьму. Если человек нарушит законы Божьи, он попадет в Ад. Если человек нарушит законы физики, он попадет в Швецию и получит Нобелевскую премию.

Основными критериями при получении Нобелевской премии по физики, судя по последним лауреатам, являются объемы освоенных капиталовложений, и возраст претендентов.

 

Пригласили биолога, статиста и физика, чтобы каждый за 100 тыс. долларов придумал способ предсказания исхода скачек. Результаты:

Биолог: 
- Я разработал таблицу, по которой, зная биологические данные коней, можно предсказать победителя.

Статистик:


- Я построил регрессию, по которой, зная предыдущие забеги, можно предсказать коня-победителя.

Физик: 
- Мне нужно для работы еще два года и 1 млн. долларов, а к настоящему моменту я построил модель, позволяющую предсказать победу сферического коня в вакууме.

 

О небходимых и достаточных условиях достижения выдающихся успехов в науке.

  1. Исследования должны проводиться на сверхдорогих установках, чтобы у прочих исследователей при всем их желании не было средств и возможностей  повторить эти эксперименты.

  2. Объект исследования должен находиться на расстоянии не меньшем, чем миллион световых лет, и  «там не знаю где».

  3. Объект не должен быть видимым не простым не вооруженным взглядом, т.е. «видимо – не видимо»

  4. Исследуемое явление должно происходить не чаще, чем один раз в тысячу лет, т.е. «тогда – не знаю когда».

  5. Исследуемое явление не должно повторяться, т.е. «ни долго, ни коротко»

  6. И результаты этих исследований были бы нафиг никому не нужны, т.е. «не живы-ни мертвы», и в силу предыдущих причин не подлежащих экспериментальному подтверждению.

Открытие гравитационных волн и бозона Хигса вполне удовлетворяет этим требованиям.

 

Многие учёные полагают, что проводимые ими разработки уникальны. Во избежание подобного рода ошибок советуем почитать специальную литературу.

 

Детектор гравитационных волн (гравитационный телескоп) — устройство, предназначенное для регистрации гравитационных волн. Согласно ОТО, гравитационные волны, образующиеся, например, в результате слияния двух чёрных дыр где-то во Вселенной, вызовут чрезвычайно слабое периодическое изменение расстояний между пробными частицами, вследствие колебания самого пространства, которое и будут регистрировать детекторы.

Наиболее распространены два типа детекторов гравитационных волн. Один из типов, впервые реализованный Джозефом Вебером (Мэрилендский университет) в 1967, представляет собой гравитационную антенну — как правило, это металлическая массивная болванка, охлаждённая до низкой температуры. Размеры детектора при падении на него гравитационной волны изменяются, и если частота волны совпадает с резонансной частотой антенны, амплитуда колебаний антенны может стать настолько большой, что колебания можно детектировать. В пионерском эксперименте Вебера антенна представляла собой алюминиевый цилиндр длиной 2 м и диаметром 1 м, подвешенный на стальных проволочках; резонансная частота антенны составляла 1660 Гц, амплитудная чувствительность пьезодатчиков — 10−16 м. Вебер использовал два детектора, работавших на совпадения, и сообщил об обнаружении сигнала, источником которого с наибольшей вероятностью был центр Галактики. Однако независимые эксперименты не подтвердили наблюдений Вебера. Из действующих в настоящее время детекторов по такому принципу работает сферическая антенна MiniGRAIL (Лейденский университет, Голландия), а также антенны ALLEGRO, AURIGA, EXPLORER и NAUTILUS.

Как видим, Вебер тоже якобы обнаружил высокочастотные гравитационные волны, но ему никто не поверил, но метод зарабатывания денег на колебаниях черных дыр кое-кому понравился. И ученые так и не смогли объяснить, что зафиксировал Вебер в своих экспериментах. Попробую предположить. Примерно 2-3 раза в год Солнце выбрасывает потоки плазмы очень большой массы. Где-то на уровне 1Е16 кг. У этого потока частиц есть центр масс. Гравитационное воздействие такого потока способно сдвинуть Землю с орбиты на расстояние 1Е-16 см. Если это произошло, то детекторы Вебера были способны зафиксировать такое смещение Земли. Что, по-видимому, и произошло. Но к огорчению Вебера, такое событие – столкновение Земли с центром масс солнечного ветра происходит примерно раз в два три года. Повышение чувствительности такого датчика могло бы увеличить число регистрации таких процессов до 2-х 3-х раз. Но Вебер пытался обнаружить гравитационные волны. И его убедили, что он не прав.
 

В другом типе экспериментов по детектированию гравитационных волн измеряется изменение расстояния между двумя пробными массами с помощью лазерного интерферометра Майкельсона. В двух длинных (длиной в несколько сот метров или даже километров) перпендикулярных друг другу вакуумных камерах подвешиваются зеркала. Лазерный луч расщепляется, идёт по обеим камерам, отражается от зеркал, возвращается обратно и вновь соединяется. В «спокойном» состоянии длины подобраны так, что эти два луча после воссоединения в полупрозрачном зеркале гасят друг друга (деструктивно интерферируют), и освещённость фотодетектора оказывается нулевой. Но стоит лишь какому-нибудь из зеркал сместиться на микроскопическое расстояние (причём речь идёт о расстоянии на порядки меньше световой волны — о тысячных долях размера атомного ядра), как компенсация двух лучей станет неполной и фотодетектор уловит свет.

 

Отсутствие сигнала о гравитационных волнах расширяет пределы 

Представьте себе инструмент, который может измерять движения в миллиард раз меньше атома, который живет миллионную долю секунды. Holometer от Fermilab — в настоящее время единственная машина, способная проводить настолько точные измерения пространства и времени, и собранные за последнее время данные улучшили пределы для теорией об экзотических объектах юной Вселенной. Непонятно? Сейчас разберемся.

Наша Вселенная настолько же таинственна, насколько и огромна. Согласно общей теории относительности Альберта Эйнштейна, все, что ускоряется, создает гравитационные волны — возмущения в ткани пространства-времени, которые движутся со скоростью света и распространяются бесконечно в пространстве. Ученые пытаются замерить все эти возможные источники вплоть до начала Вселенной.

Эксперимент Holometer, проводимый кафедрой энергетики лаборатории Ферми, чувствителен к гравитационным волнам на частотах в диапазоне миллиона циклов в секунду. Таким образом, он обращается к спектру, который не покрывают такие эксперименты, как LIGO, ищущие более низкочастотные волны для обнаружения массивных космических событий — столкновений черных дыр и слияний нейтронных звезд.

«Это огромный прогресс в чувствительности по сравнению с тем, что было проделано до этого», — говорит Крейг Хоган, директор Центра астрофизики частиц в лаборатории Ферми.

Уникальная чувствительность позволяет Holometer искать экзотические источники, которые не могут быть найдены как-то еще. Сюда входят крошечные черные дыры и космические струны, два возможных феномена ранней Вселенной, которые могут производить высокочастотные гравитационные волны. Крошечные черные дыры могут быть меньше метра в диаметре и вращаться друг вокруг друга миллион раз в секунду; космические струны — это петли в пространстве-времени, которые вибрируют на скорости света.

Holometer состоит из двух интерферометров Майкельсона, которые разбивают лазерный луч по двум 40-метровым рукам. Лучи отражаются от зеркал на концах рук и возвращаются, чтобы воссоединиться. Проходящие гравитационные волны изменяют длины путей, по которым проходят пучки лучей, вызывая флуктуации в яркости света лазера, которые регистрируют физики.

Команда Holometer провела пять лет, создавая аппарат и минимизируя источники шума в процессе подготовки к эксперименту. Теперь Holometer непрерывно принимает данные, и по данным, собранным за час, физики смогли подтвердить, что нет никаких высокочастотных волн в искомом диапазоне.

Отсутствие сигнала предоставляет ценную информацию о нашей Вселенной. Хотя этот результат не доказывает существование экзотических объектов, он прячет область Вселенной, где их можно было бы обнаружить.

«Это означает, что если первичные космические струны или крошечные бинарные черные дыры существуют, они должны быть намного дальше, — говорит Хоган. — Накладывает ограничение на то, сколько всего этого может быть там».

Обнаружение высокочастотных гравитационных волн — вторичная цель Holometer. Его основная цель заключается в определении того, действует ли наша Вселенная как двумерная голограмма, в которой информация закодирована в двумерных битах в масштабах Планка, длиной в десять триллионов триллионов раз меньше атома. Это исследование все еще продолжается.

«Мне приятно внести что-то новое в науку, — говорит исследователь Holometer Бобби Ланца. — Это часть постепенного уничтожения всей картины Вселенной».

И отрицательный результат в науке, тоже результат.

 

Откуда и когда возник интерес к гравитационным волнам. В 1993 году за их косвенное открытие Нобелевскую премию уже получили Хаас и Тейлор по регистрации сокращения времени периода пульсаций радиоизлучения пульсаров в отдаленной галактике. Подробный анализ результатов этой фальсификации, а также информацию о том, что должен знать и уметь квалифицированный  ученый, чтобы убедить научный мир, что это туфта, и гадание на кофейной гуще приведен в весьма интересной и полезной работе

 

Сергея Юдина «  Скорость гравитации»,

 

размещенной в Интернете. Усиленно рекомендую. Он приводит вполне обоснованные выводы, что скорость распространения гравитации не может быть меньше 100 с, т.е. должна превышать скорость света раз в 100.

 

Со своей стороны хочу добавить, что если рассматривать распространение сигнала в темной материи и знать, что такая материя состоит из квантов гравитационного поля – связанных электрон-позитронных пар, то при столкновении с тяжелой частицы такие кванты должны иметь скорость ~ (M/2me) c, где М – масса самого тяжелого элемента таблицы Менделеева, а me- масса электрона, т.е.  100х1840/2   C или примерно 105с.

 

При этом следует учесть, что в волне продольного сжатия темной материи будет спектр волн  в диапазоне скоростей от 105 с до с, связанный со столкновениями всех частиц первичной волны разлета объекта, причем со скоростью света будет связана только продольная гравитационная волна взаимодействия частиц темной материи с гамма-квантами.   И такая продольная волна сжатия темной материи будет нести полную информацию о всех процессах взрыва.

 

В добавлению к этому можно привести вполне аргументированные данные Ю. Борисова, приведенные  в его работе «Расчет скорости гравитации», где приведена формула для расчета этой скорости.

 

bor11.wmf. (17)

Здесь rа и rя – радиусы атома и ядра атома водорода соответственно. Напомним, что доля интенсивности (Iд) при взаимодействии гравитационного поля Солнца с ядром атома водорода приводит к гашению его второй космической скорости (υk), что отражено в уравнении (14).

Подставляя в (17) данные, получим:

bor12a.wmf

bor12b.wmf.

 

И если попытаться зафиксировать гравитационную волну от любого источника на основании сравнения с гамма –излучением, то в лучшем случае можно зафиксировать вторичное излучение гравитации от взаимодействия гамма излучения с веществом на пути распространения потока энергии от процесса, которые ни коим образом не будут связаны с излучателем. И тем более с гравитационными волнами искривления пространства времени.

 

В средствах массовой информации усилено рекламируется  последнее достижение американских ученых.

 

 

Об обнаружении гравитационных волн.

Пресс-конференция, на которой будет объявлено об открытии гравитационных волн, состоится в четверг, 11 февраля 2016 года, в 18.30 по московскому времени в Национальном пресс-клубе в Вашингтоне, сообщает информационное агентство Rambler News Service со ссылкой на пресс-релиз Американского астрономического общества. 

В пресс-конференции будут участвовать ученые из коллаборации LIGO, Калифорнийского технологического института и Массачусетского технологического института. 

После того как в сентябре были запущены модернизированные детекторы обсерватории LIGO (Laser Interferometer Gravitational-Wave Observatory), в научном мире начали расползаться слухи об обнаружении гравитационных волн. Сообщалось, что детекторам лаборатории в США удалось зафиксировать прохождение одной или нескольких гравитационных волн. Об этом писал в своем микроблоге в сети Twitter известный космолог из Университета штата Аризона Лоуренс Краусс. Правда, пресс-служба LIGO не стала подтверждать тогда его сообщения. 

Что же смогли зафиксировать детекторы LIGO? 

Детекторы, установленные в LIGO, могут улавливать гравитационные волны с частотами более 10 Гц. Значит, если сигнал действительно пойман, то он соответствует финальной стадии столкновения черных дыр, когда дыры вращаются со скоростью более 10 оборотов в секунду. 

Согласно современным представлениям, при вращении вокруг общего центра масс система из двух черных дыр теряет энергию за счет излучения гравитационных волн. На заключительном этапе происходят столкновение и несимметричный гравитационный коллапс. Этот процесс длится доли секунды, и за это время в гравитационное излучение — рябь пространства-времени — уходит энергия, составляющая, по некоторым оценкам, более 50% от массы системы. 

В письме Клиффорда Бурджесса говорится о том, что коллаборация LIGO зафиксировала гравитационное излучение, вызванное слиянием двойной системы черных дыр с массами 36 и 29 солнечных масс в объект массой 62 массы Солнца. 

Что будет означать открытие гравитационных волн? 

Поиск гравитационных волн — это одна из крупнейших проблем современной физики. Согласно общей теории относительности (ОТО) Альберта Эйнштейна, любая материя, движущаяся с ускорением, создает возмущение пространства-времени — гравитационную волну. Это возмущение тем больше, чем выше ускорение и масса объекта. Ввиду слабости гравитационных сил по сравнению с другими фундаментальными взаимодействиями эти волны должны иметь весьма малую величину, с трудом поддающуюся регистрации. 

Из всех гравитационных телескопов, работающих на Земле, наибольшей чувствительностью обладает расположенная в США лазерно-интерферометрическая гравитационно-волновая обсерватория LIGO. 

Эта обсерватория состоит из двух Г-образных систем, образованных двумя плечами по 4 км каждое. 

Гравитационная волна обладает свойством изменения метрики, то есть, попав на прибор, она изменит длину плеча каждой из систем, и лазерный интерферометр зафиксирует это изменение.

 

Судя по сообщению, эти ученые, похоже, смутно представляют себе что такое черные дыры и какие параметры по массе должны они иметь, чтобы считаться именно черными дырами, а не обычными  нейтронными ядрами потухших звезд. Попробуем воспользоваться информацией, которую нам недавно предоставила продвинутая цивилизация о черных дырах в виде кругов на полях.

Пиктограмма от  22.08.2017 года. Голаандия.

crop circle at Hoeven | August 22 2017

Далее рассматривается процесс столкновения двух черных дыр.


 

Пиктограмма от 9.09. 2017 года.

crop circle at Booschenhoofd | September 9 2017

При рассмотрении движения многих тел в суммарном гравитационном поле используется понятие центра масс, т.е. для того чтобы рассчитать траектории орбит для каждого тела мы заменяем их одним виртуальным телом суммарной массы, и рассчитываем движение в поле тяжести этого тела. Самого центрального тела нет, но все прочие тела как-бы ощущают его присутствие. По мнению авторов пиктограмм – гравитационная черная дыра – это именно такое виртуальное  тело. Оно как- бы есть, если анализировать траектории движения всех окружающих тел, но его как- бы и нет, т.е. его имитируют все окружающие тела, т.е. это центр масс. Это участок пустого пространства, к которому как- бы притягиваются все прочие тела. Именно так, по-мнению продвинутой цивилизации, выглядит гравитационная черная дыра.

Пиктограмма от 17.09.2017 года. Голландия.

crop circle at Booschenhoofd | September 17 2017  

Для Солнечной системы существуют условия, при которых центр масс нескольких планет может находиться   вне объема Солнца. И при последующем их расхождении этот центр масс  «упадет» на Солнце. И мы, возможно, сможем наблюдать явления поглощения

« черной дыры» Солнцем. И я не исключаю вероятности, что при этом будут возникать гравитационные волны.

Пиктограмма от  24.09.2017 года. Голландия.

crop circle at Booschenhoofd | September 24 2017  

Процесс падения черной дыры центра масс планет может спровоцировать выбросы масс на Солнце, что мы и наблюдали в сентябре месяце как на самом Солнце, так и на Земле в виде интенсивных полярных сияниях. Каждый такой поток может иметь несколько центров масс в виде последовательных взрывов из одной точки, или после несколько взрывов из разных точек. И вот такие центры масс потоков могут рассматриваться как маленькие черные дыры.  При их виртуальном слиянии они вполне могут генерить  и высокочастотные гравитационные волны. Это гораздо ближе и доступно для наблюдения с поверхности Земли. И этими пиктограммами продвинутая цивилизация пытается привлечь к альтернативной версии применения полученных результатов на интерферометре LIGO. Я так думаю. И степень доверия к этим процессам и рекомендациям у меня выше, чем к тому, что опубликовано нашими учеными.  

И я не исключаю вероятности регистрации колебаний Земли на своей орбите в результате этих выбросов детекторами LIGO в соответствии с этими рекомендациями продвинутой цивилизации.

Что касается понятия столкновений черных дыр, то для меня это столкновение двух дырок от бубликов центров масс каких- то астрономических объектов.

И убедительная просьба к нашим ученым, пусть, правильно выяснят за какое время эти черные дыры или нейтронные ядра звезд упадут друг на друга, и куда исчезнет их импульс и момент импульса. Какие секунды. Простые звезды взрываются годами. А сам процесс разлета наблюдается месяцами. И с какой скоростью эти «черные дыры» - виртуальные центры масс  движутся по своим орбитам.  Правильные «черные дыры» порождают Галактики. Оставим на их совести физическое понимание поставленной задачи. И покинув бесконечные просторы Вселенной спустимся на нашу грешную Землю.  

Что увидели американские ученые.


Два наложенных сигнала от двух установок. Картинка из презентации

Рис. 1. Два наложенных сигнала от двух установок. Картинка из презентации

Колборация LIGO (Laser Interferometric Gravitational Observatory) объявила о первой прямой регистрации [1] гравитационных волн, сто лет назад предсказанных Альбертом Эйнштейном. Об открытии стало известно в ходе трансляции пресс-конференции. Зарегистрированные гравитационные волны испущены двумя сливающимися черными дырами (общей массой около 60 солнц) 1,3 млрд лет назад. Около месяца ушло на проверку. Слухи о возможном открытии уже давно циркулировали в научном сообществе.

 

Воспользуемся рассуждением специалистов, которые попытались проанализировать полученные результаты.

Что увидели детекторы LIGO?

Увидели сигнал, выглядящий именно так, как предсказывалось для слияния пары черных дыр (см. рис 1). Изображено относительное растяжение интерферометра под действием гравитационной волны. Масштаб по вертикали 10–21, что значит растяжение четырехкилометрового плеча интерферометра на 2,5 x 10–15 см (умеют мерить растяжения до 10–17 см, какой бы фантастикой это ни казалось). На рисунке — растяжения и сжатия двух детекторов (показано разными цветами), находящихся на расстоянии 3000 км. Сначала идет шум, в котором начинают проявляться явные волны, которые идут всё чаще, а потом резко заканчиваются. Каждая волна – пол-оборота системы двух черных дыр. Они быстро сближаются, поэтому время между пиками уменьшается. Последняя волна – это уже практически одна черная дыра, хотя и сильно деформированная.

Как определили массу сливающихся объектов? Грубо говоря, по конечной частоте колебаний (чем больше масса, тем ниже частота – близко к обратно пропорциональной зависимости). Она оказалась весьма низкой – 350 герц. Значит, массы велики – в сумме больше 60 масс Солнца. Из асимметрии пиков можно вытащить индивидуальные массы черных дыр – 36+5-4 и 28 ± 4 масс Солнца, масса конечной дыры 62 ± 4 солнечных. Около трех масс Солнца ушло на излучение гравитационных волн. Столь мощного излучения (1056 эрг/с) никто никогда не регистрировал. Выше я писал «грубо говоря», а если говорить точнее, то все эти параметры были определены подгонкой теоретической кривой, которая получается численным моделированием процесса слияния к реально наблюдаемой.

 

(До этих экспериментов никто никогда не наблюдал столкновения черных дыр. Не было инструментов. Лет 30 назад ученые на гипотетическом уровне зафиксировали поглощение нейтронной звездой простой звезды, т.е. это достаточно редкое событие даже на гипотетическом уровне.

Я полагаю, что такое столкновение черных дыр в воспаленных умах наших ученых произошло в первый и в последний раз. Хотя они уверенно заявляют, что такое событие должно происходить раз в год в одном кубическом гигапарсеке на основании регистрации единственного события, которое случилось примерно через месяц после модернизации интерферометра, который до этого пытался на протяжении 15 лет зарегистрировать хоть како-то событие. И это сильно настораживает.)

 

Как определили расстояние?

Тот же самый теоретический расчет, который дает правильную частоту и форму кривой, дает и амплитуду искажения пространства на месте происшествия. Зная, что амплитуда убывает обратно пропорционально расстоянию, видя конечную амплитуду, зная начальную и размер «излучателя», определяем расстояние. Получается около 400 мегапарсек, правда, с большой ошибкой.

Как определили положение события на небе? Для того, чтобы картинки с двух детекторов совместились, одну из них пришлось сдвинуть на 7 миллисекунд – разница во времени прибытия фронта волны. Так определили угол между направлением на источник и линией, соединяющей детекторы. Но знание этого угла дает лишь кольцо на небе. Дополнительную информацию можно вытащить из разницы амплитуд в двух детекторах. Которые по-разному ориентированы. Гравитационная волна поперечна, поэтому плечо интерферометра направленной поперек волны дает больший сигнал. Таким образом удалось вырезать часть кольца; область, откуда мог прийти сигнал, приняла форму полумесяца площадью около 600 квадратных градусов – что-то найти на такой площади с помощью телескопов весьма проблематично.

 

( Для того, чтобы сделать такое умозаключение надо постулировать, что гравитационная волна движется со скоростью света, что она не затухает и что у нее нет дисперсии, т.е. у нее идеальная передаточная функция на длине распространения в 1 млрд. световых лет).

Как, глядя на рис.1, самому прикинуть массу слившихся черных дыр и расстояние до них?

Надо оценить период вращения сливающихся объектов в последний момент. Смотрим на рисунок и видим, что расстояние между последними пиками примерно в десять раз меньше, чем между рисками, то есть где-то 5 миллисекунд. Это полпериода вращения еще сильно деформированной черной дыры. С какой линейной скоростью вращается ее поверхность? Сравнимой со скоростью света, но меньше, примерно треть (предельная керровская дыра) – независимо от размера.

Тогда полуокружность вращения будет примерно 500 км, делим на π, получаем радиус 170 км. Радиус черной дыры солнечной массы – 3 км, значит, масса системы – около 60 солнечных. На самом деле – 62. Поразительная точность, особенно если учесть, что время между пиками мы прикидывали на глазок.

Теперь попробуем оценить расстояние. Это чуть сложней. Амплитуда гравитационной волны (относительная деформация пространства) обратно пропорциональна расстоянию до источника. В источнике деформация огромна, ну не единица, конечно, но 0,1 – вполне реально (расчеты дают именно такой порядок величины). Мы имеем у себя 10–21 (см. единицы по вертикальной оси), значит, мы находимся примерно в 1020 раз дальше от источника, чем его размер – 170 км (см. выше). Получаем 1,7 x 107 см x 1020= 1,7 x 1027 см = 0,6 гигапарсека (на самом деле 0,4 гигапарсека). Опять замечательное попадание при том, что есть еще неопределенность в ориентации экваториальной плоскости системы относительно луча зрения.

 

Что еще увидела LIGO?

Еще три! подобных события, но меньшей амплитуды и потому менее достоверных. Видимо, о них будет сообщено позже.

Что увидели детекторы «Ферми»?

Команда космического гамма-телескопа «Ферми», естественно, проверила данные за 14 сентября. К сожалению, сам гамма-телескоп в нужный момент смотрел в другую сторону. Но «Ферми» имеет еще и детекторы жесткого рентгена, которые видят бОльшую часть неба. Они предназначены для регистрации гамма-всплесков и называются «монитор гамма-всплесков», сокращенно GBM.

Через 0,4 секунды после гравитационных волн детекторы GBM зарегистрировали секундный всплеск жесткого рентгеновского излучения. Он не вызвал триггера на гамма-всплеск, будучи для этого слишком слабым. Его статистическая значимость – 3 сигма, что соответствует вероятности случайного выброса 0,002. В целом такая значимость считается низкой, но всё зависит от контекста. Если искали непонятно что в произвольном месте и нашли выброс на 3 сигма – это низкая значимость. А если смотрели в заданном месте и нашли именно то, что искали, – это серьезно. К тому же, хоть у GBM плохое угловое разрешение (градусов 20-30 для столь слабого всплеска), направление согласуется с направлением на источник гравитационных волн, что добавляет уверенности. Команда «Ферми» проверила другие возможные источники этого всплеска (солнечные, атмосферные, магнитосферные) и отвергла их. Событие очень похоже на слабый гамма-всплеск короткого класса, которые предположительно тоже испускаются при слиянии, но не черных дыр, а нейтронных звезд. Похоже как продолжительностью, так и спектром.

Энергия всплеска, если он действительно был связан с GB 150914, около 1049 эрг – в несколько сот тысяч раз меньше энергии, излученной в виде гравитационных волн. В принципе, разумное соотношение. Конечно, если черные дыры слились в стерильном пространстве, никакой рентгеновской вспышки бы не было. Но если вокруг обеих или вокруг одной из них болталось какое-то количество вещества, то рентгеновское излучение с небольшой задержкой через формирование ударных волн вполне вероятно. Как именно это могло произойти, сейчас вряд ли кто-нибудь скажет (толком неизвестен даже механизм излучения гамма-всплесков), но наверняка появится большое количество статей на эту тему.

В мире существует еще несколько гамма телескопов, и ни один из них не подтвердил данных гамма- телескопа Ферми. И это также настораживает.

 

Что нам это дает? 

Регистрация гравитационных волн ничего не даст народному хозяйству – никаких гравицап и новых способов перемещения. Это также ничего не добавляет к триумфу Эйнштейна – все теории гравитации, которые «дружат» со Специальной теорией относительности, предсказывают гравитационные волны. Причем все вменяемые теории после 1913 года говорят, что эти волны должны быть поперечными. Все современные теории гравитации, кроме быть может каких-то совсем маргинальных, описывают происходящее при слиянии двух астрофизических черных дыр одинаковым образом. Во всяком случае, я спросил Валерия Рубакова, который следит за ситуацией, не отвергает ли результат каких-то рабочих версий теории гравитации. Он ответил, что ему ничего такого в голову не приходит. Есть теории, отличающиеся от эйнштейновской на каких-то масштабах (в частности, так называемые теории f ( R ), которыми у нас занимается, например, Алексей Старобинский), но все отличия проявляются вдалеке от того, что имеет место в данном случае. То есть для фундаментальной физики, как ее воспринимают профессиональные физики, результат ничего не дает – все и так были уверены в том, что получилось.

И все-таки значение эксперимента огромно, но оно лежит в другой плоскости – во взаимоотношении науки и общества. Обнаружение гравитационных волн лишний раз демонстрирует мощь науки: предсказывали и открыли. Вычисляли сложнейший процесс, проистекающий при огромном искривлении пространства – всё оказалось правильно. Так наука и утверждается в головах широких масс.

Какие возможности для астрономии открывают гравитационные волны? 

Регистрация слияния двух черных дыр массой около 30 солнечных – уже вызов для астрофизиков. Дело в том, что такие тяжелые черные дыры в современной Вселенной в обычных галактиках не образуются. Мешает обилие тяжелых элементов, которые уменьшают теплопроводность звезды. Звезда с низкой теплопроводностью, не имея возможности сбросить тепло, сбрасывает свои внешние слои, так что у них есть предел на массу (десятки масс Солнца) и предел на массу черной дыры, которая останется после коллапса такой звезды – 20–25 масс Солнца. Все известные черные дыры в двойных системах имеют массы 10–15 масс Солнца. А тут сразу две по тридцать!

Это говорит о том, что эти черные дыры либо от очень старых звезд, образовавшихся в те времена, когда тяжелые элементы еще не наработались в звездах, либо в одной из маленьких галактик современной Вселенной, задержавшихся в своем развитии, – там тяжелых элементов меньше.

Как образуются пары черных дыр?

Исторически первый сценарий таков: образуется пара тяжелых звезд. Такие пары наблюдаются, их много, понятно, как они образуются. Потом по очереди эти звезды коллапсируют и становятся парой черных дыр. По дороге происходит еще много чего интересного: перетекание вещества с одного объекта на другой, образование общей оболочки, в которой кружатся черная дыра и звезда, теряя угловой момент. Если в результате образуются две черные дыры ближе, чем 0,2 астрономических единицы (радиус земной орбиты), то за время существования Вселенной они успевают потерять энергию за счет излучения гравитационных волн и слиться.

Приятно отметить, что в разработке этого сценария лидирующую роль сыграли наши астрофизики (в алфавитном порядке): Владимир Липунов, Константин Постнов, Михаил Прохоров, Александр Тутуков и Лев Юнгельсон. Но всё равно там остается масса неопределенностей, и оценки темпа слияния черных дыр разбросаны на два порядка величины.

Итак, событие GW 150914 может быть объяснено эволюцией тесной пары массивных звезд, образовавшихся в среде с малым количеством тяжелых элементов. И все-таки пара удивительна: звезды и остающиеся от них черные дыры имеют падающие распределения по массе. Сразу две рекордные черные дыры дают малую вероятность в квадрате. Не получится ли вероятность обнаружения такого события исчезающе малой? Возможно, хотя это весьма сложно оценить. Но есть еще и другой путь.

В плотных звездных скоплениях (скорее всего шаровых) самое тяжелое тело за счет многократных взаимодействий садится в центр скопления. Второе по величине прибудет туда же, но чуть позже. Там они продолжают терять энергию и, в конце концов, образуют гравитационно связанную пару. После чего пара, «толкаясь локтями», наоборот, выкарабкивается из центра и вообще вылетает из скопления. Через какое-то время, которое вполне может укладываться в срок жизни Вселенной, пара сливается. По мнению автора данной заметки, второй механизм куда больше подходит для данного конкретного случая: здесь нет никакой квадратичной малости для тяжелой пары, наоборот, есть механизм, работающий в пользу самых тяжелых черных дыр. С низким содержанием тяжелых элементов в древних шаровых скоплениях тоже всё в порядке.

Итак, единичное событие уже ставит множество вопросов и заставляет теоретиков напрячься. А когда появится приличная статистика? Сразу прояснится множество вопросов, связанных с эволюцией массивных звезд – парных и одиночных, сразу исчезнут неопределенности в два порядка величины и появятся новые вопросы, о которых мы еще не догадываемся. Короче, произойдет очередное прозрение. Особенно когда вступит в строй третий детектор (VIRGO), который позволит хорошо определять направление прихода сигнала и возрастет чувствительность всех трех.

  1. B. P. Abbott et al. Observation of Gravitational Waves from a Binary Black Hole Merger, Phys. Rev. Lett. http://dx.doi.org/10.1103/PhysRevLett.116.061102

Борис Штерн


 

Даны ориентировочные параметры интерферометра, а именно длина измерительного плеча 4 км.

Хороший интерферометр. И если допустить, что он позволяет измерять смещения равные длине  10-19 см, то действительно, с помощью него можно измерить параметры  какого-нибудь высокочастотного гравитационного возмущения, которое на поверхности Земли способно произвести смещение Земной коры . И если на поверхности Земли происходит такое смещение, то оно также способно произвести гравитационное возмущение. Землетрясение в 1-2 балла в любой точке Земли производит именно такое гравитационное возмущение.

Но известно, что

Землетрясений магнитудой от 0 до 2 происходит 8 тысяч ежедневно.

Землетрясения силой от 2 до 3 бывают в среднем одна тысяча в день.

От 3 до 4 баллов – 49 тысяч в год.

От 4 до 5 – 6200 в год. Когда землетрясение магнитудой больше 4, оно уже ощущается людьми, особенно если эпицентр недалеко.

Землетрясений магнитудой от 5 до 6 баллов – 800 в год, такие уже способны разрушать ненадежно сконструированные и построенные дома.

И как на фоне этих гравитационных возмущений от землетрясений выявить гравитационное возмущение от столкновений черных дыр. Я бы еще поверил сейсмологам, если бы они провели корреляцию между  отдельными землетрясениями. Некоторые совпадающие землетрясения действительно могли быть спровоцированы гравитационными воздействиями, но я все же и в этом случае связал эти возмущения с процессами, происходящими в пределах Солнечной системы, например с выбросами массы на Солнце размером с хорошую планету. И если центр масс этих выбросов пролетает в непосредственной близости от Земли, то можно зарегистрировать гравитационное возмущение, вызванное этим процессом. Я полагаю, что этот интерферометр на это способен. И как отличить этот процесс от процессов в далеких Галактиках. А так эти ученые пытаются убедить нас, что в Америке способны зарегистрировать столкновение  двух поездов в Баварии или запуск любой космической ракеты на орбиту. Масштабы явлений соизмеримы, если учитывать расстояния, на которых происходят процессы столкновений звезд. Вот если они способны зарегистрировать гравитационное возмущение от подобных явлений, то я бы им поверил, что они научились регистрировать гравитационные волны. Но тогда, пусть они попытаются доказать, как они выявляют факты регистрации своих волн, на фоне всех подобных явлений на Земле.  И как они отличают сигнал гравитационных волн хотя бы от регулярных разрядов молний на территории США, где- нибудь в Аризоне или Иллинойсе. А такие события случаются гораздо чаше, чем землетрясения, и должны аккуратно регистрироваться этими детекторами. И еще такие детекторы должны регистрировать падения всех метеоритов, а также их пролет в непосредственной близости от Земли.  

Если ученым удалось убедить научную общественность в существовании гравитационных волн, то следует ожидать ежегодных подобных открытий. Механизм фальсификации отработан.

 

Ученые впервые в истории зафиксировали гравитационные волны от слияния двух нейтронных звезд — сверхплотных объектов массой с наше Солнце и размером с Москву, сообщает сайт N+1.

Возникшие затем гамма-всплеск и вспышку килоновой наблюдали около 70 наземных и космических обсерваторий — они смогли увидеть предсказанный теоретиками процесс синтеза тяжелых элементов, в том числе золота и платины, и подтвердить правоту гипотез о природе загадочных коротких гамма-всплесков, сообщают пресс-служба коллаборации LIGO/Virgo, Европейской Южной обсерватории и обсерватории Лос-Кумбрес. Результаты наблюдений могут пролить свет на загадку строения нейтронных звезд и образование тяжелых элементов во Вселенной.

Гравитационные волны — волны колебаний геометрии пространства-времени, существование которых было предсказано общей теорией относительности. Впервые об их достоверном обнаружении коллаборация LIGO сообщила в феврале 2016 года — спустя 100 лет после предсказаний Эйнштейна.

Как сообщается, утром 17 августа 2017 года (в 8:41 по времени Восточного побережья США, когда в Москве было 15:41) автоматические системы на одном из двух детекторов гравитационно-волновой обсерватории LIGO зарегистрировали приход гравитационной волны из космоса. Сигнал получил обозначение GW170817, это был уже пятый случай фиксации гравитационных волн с 2015 года, с момента, когда они были впервые зарегистрированы. Всего за три дня до этого обсерватория LIGO впервые "услышала" гравитационную волну вместе с европейским проектом Virgo.

Однако в этот раз уже через две секунды после гравитационного события космический телескоп Fermi зафиксировал вспышку гамма-излучения на южном небе. Почти в этот же момент вспышку увидела европейско-российская космическая обсерватория INTEGRAL.

Автоматические системы анализа данных обсерватории LIGO пришли к выводу, что случайное совпадение этих двух событий крайне маловероятно. В ходе поиска дополнительной информации было обнаружено, что гравитационную волну увидел и второй детектор LIGO, а также европейская гравитационная обсерватория Virgo. Астрономы всего мира были подняты "по тревоге" — охоту на источник гравитационных волн и гамма-всплеска начали множество обсерваторий, в том числе Европейская Южная обсерватория и космический телескоп Hubble.

Задача была непростой — комбинированные данные LIGO/Virgo, Fermi и INTEGRAL позволили очертить область площадью в 35 квадратных градусов — это примерная площадь нескольких сотен лунных дисков. Только через 11 часов небольшой телескоп Swope с метровым зеркалом, находящейся в Чили, сделал первый снимок предполагаемого источника — он выглядел как очень яркая звезда рядом с эллиптической галактикой NGC 4993 в созвездии Гидры. В течение последующих пяти дней яркость источника упала в 20 раз, а цвет постепенно смещался от синего к красному. Все это время за объектом наблюдали множество телескопов в диапазонах от рентгеновского до инфракрасного, пока в сентябре галактика не оказалась слишком близко к Солнцу, и стала недоступна для наблюдений.

Ученые пришли к выводу, что источник вспышки находился в галактике NGC 4993 на расстоянии около 130 миллионов световых лет от Земли. Это невероятно близко, до сих пор гравитационные волны приходили к нам с расстояний в миллиарды световых лет. Благодаря этой близости мы и смогли их услышать. Источником волны было слияние двух объектов с массами в диапазоне от 1,1 до 1,6 масс Солнца — это могли быть только нейтронные звезды.

Сам всплеск "звучал" очень долго — около 100 секунд, слияния черных дыр давали всплески длительностью в доли секунды. Пара нейтронных звезд вращалась вокруг общего центра масс, постепенно теряя энергию в виде гравитационных волн и сближаясь. Когда расстояние между ними сократилось до 300 км, гравитационные волны стали достаточно мощными, чтобы попасть в зону чувствительности гравитационных детекторов LIGO/Virgo. Нейтронные звезды успели совершить 1,5 тысячи оборотов вокруг друг друга. В момент слияния двух нейтронных звезд в один компактный объект (нейтронную звезду или черную дыру) происходит мощная вспышка гамма-излучения.

Такие гамма-вспышки астрономы называют короткими гамма-всплесками, гамма-телескопы фиксируют их примерно раз в неделю. Короткий гамма-всплеск от слияния нейтронных звезд, о котором сообщается, длился 1,7 секунды.

Если природа длинных гамма-всплесков более понятна (их источники — вспышки сверхновых), то единства мнений насчет источников коротких всплесков не было. Существовала гипотеза, что их порождают слияния нейтронных звезд.

Теперь ученые смогли впервые подтвердить эту гипотезу, поскольку благодаря гравитационным волнам мы знаем массу слившихся компонентов, что доказывает, что это именно нейтронные звезды.

"Десятилетия мы подозревали, что короткие гамма-всплески порождают слияния нейтронных звезд. Теперь, благодаря данным LIGO и Virgo об этом событии у нас есть ответ. Гравитационные волны говорят нам, что слившиеся объекты имели массы, соответствующие нейтронным звездам, а гамма-вспышка говорит, что эти объекты вряд ли могли быть черными дырами, поскольку столкновение черных дыр не должно порождать излучение", — говорит Джули МакЭнери, сотрудник проекта Fermi Центра космических полетов НАСА имени Годдарда.

Но у меня есть не смутные подозрения, что правильные гравитационные волны от этого столкновения пришли к нам 130 миллионов лет назад, да и то, только те, которые распространялись со скоростью 2 с. А настоящие гравитационные волны пришли гораздо раньше. Кто это сможет подтвердить. Только отдаленное будущее. И правильное понимание картины мира и темной материи.

Сфальцифицированные эксперименты проведены, Нобелевская премия получена, тысячи участников эксперимента и расчетов не остались без работы.  Результаты экспериментов якобы подтвердили справедливость ОТО к 100 летию существоания этой не подтвержденной за 100 лет теории, которая в свое время специально была придумана для обоснования необходимости проведения подобных работ. Что тормознули эти эксперименты. Развитие средств связи на сверхсветовых скоростях. И возможность общения с инопланетными цивилизациями. И в качестве информации к размышлению могу в свою очередь привести схему генератора и приемника гравитационных волн, которую предоставила нам продвинутая цивилизация  в 1994 году в аккурат после предыдущего открытия гравитационных волн Хаасом и Тейлором в 1993 году. Но пока  принципы работы этих устройств выше уровня нашего понимания. Но возможно, кто-то уже способен с ними разобраться. От себя могу предположить, что  в качестве усилителя гравитационных волн используется весь объем Земли, а в качестве источника энергии разряд ионосферы. В свое время я даже попытался предположить возможность использования гравитационных волн в качестве перспективного источника энергии в своей публикации

О техническом назначении мегалитов.

Гравитационные волны существуют, их не может не быть. Но пока мы не получили убедительного экспериментального подтверждения их существования.

А вот когда правильные ученые  разберутся с принципом работы этого устройства, то создадут и генераторы, и приемники гравитационных волн, работающие в земных условиях. И отпадет необходимость вешать лапшу на уши экзотическими космическими объектами .

jul94en-3.jpg

            ( Размер этой пиктограммы 1994 года равен 756 метрам).

И, по мнению С. Юдина, это открытие гравитационных волн в любом случае так и останется статистической случайностью и возможно, что уже через несколько лет, когда научная общественность разберется в тонкостях работы этих детекторов и программ обработки сигналов, также как это случилось и с Вебером, и с  Хаасом и Тейлором, эта регистрация гравитационных волн тоже будет опровергнута, как и существование бозона  Хигса.

Все у нас есть: земля плодородная,
Недра богатые, "сильная" власть ...
Есть нищета большая народная,
Инфляция снова оскалила пасть!

Предкам кошмары "такие" не снились -
Земля заросла! За державу - боюсь:
"Черные дыры" вверху появились ...
В них и исчезанет огромная Русь!

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован