Эксклюзив
18 июля 2012
16889

Новые лица российской политики. Дмитрий Гудков

Дмитрий Гудков - личность заметная. На митингах он - самый высокий в толпе. Говорит красиво и убедительно, его не переспоришь. В 32 года стал депутатом Госдумы, вошел в один из основных комитетов - по конституционному законодательству и государственному строительству. Кроме того, председатель Общероссийской молодежной палаты и лидер молодежного крыла "Справедливой России". Что еще добавить? Спортсмен, мастер спорта по баскетболу, офицер запаса, красавец и сын депутата Госдумы Геннадия Гудкова.

С Дмитрием Гудковым беседует журналист Ирина Мишина.

Ирина Мишина: Дмитрий, вы пришли в политику по примеру отца или по его "наводке"?

Гудков: И то, и другое. В 1999-м году я еще учился на третьем курсе журфака МГУ и работал внештатником в газете "Сегодня", когда мой отец решил баллотироваться в Госдуму по одномандатному округу. Единственный журналист, которого он тогда знал, был я. В его избирательном штабе я стал одновременно агитатором, наблюдателем и пиарщиком. После этого участвовал во многих избирательных кампаниях - от федерального уровня до областного и городского. Все политические кампании теперь уже и не припомню...

Ирина Мишина: Выходит, вы так и не работали по профилю как журналист?

Гудков: После журфака я окончил еще Дипломатическую академию при МИДе. Политическая журналистика и политика - очень близкие вещи. Сначала я организовал "Региональный вестник Подмосковья", писал там тексты, но потом очень быстро занялся политтехнологиями.

Ирина Мишина: Как состоялся ваш переход из политтехнолога в публичного политика?

Гудков: Это произошло в 2005 году. Я тогда принимал участие в избирательной кампании Ходорковского, который баллотировался по одномандатному округу. В его избирательном штабе было много известных людей: Говорухин, Шендерович, например, много молодежи. Вскоре после этого мы создали "Молодежную общественную палату".
Туда пришли Навальный, Маша Гайдар, Яшин. Нам удалось объединить молодых политиков с разными взглядами, которых тогда еще никто не знал. Сейчас они известны всей стране.

Ирина Мишина: Вы создали свое молодежное объединение в пику Общественной палате?

Гудков: В Общественную палату назначали и назначают в соответствии с Законом, по Указу Президента и его рекомендациям людей, лояльных власти, а наш принцип - инициатива снизу плюс активная гражданская позиция.

Ирина Мишина: Ваши политические взгляды сформировались под влиянием отца?

Гудков: В том числе под его влиянием, естественно. И умение работать с "улицей" мне тоже по генам передалось.

Ирина Мишина: Вы считаете, что навыки "уличной политики" обязательны для депутата?

Гудков: Сейчас - да. После 10-го декабря мы получили совершенно другую Россию, в которой многое поменялось. Центр тяжести переместился из залов заседаний и кабинетов на площади и бульвары. К тому же я считаю, что народный депутат должен быть действительно народным, уметь общаться с народом, быть вместе с ним в ответственный момент и иметь поддержку на улице. Вообще, мне, если честно, комфортнее на улице. Это не значит, что мне в Думе плохо, нет: я активно участвую в работе комитета.

Ирина Мишина: В последнее время часто приходится слышать критику в адрес Думы. Обвинения разные - от нелегитимности до консервативности и неэффективности. Как вы, человек левых взглядов, с этим миритесь? Или "втянулись" уже?

Гудков: Я не исключаю, что лет через 10-15 парламент вообще отомрет. Все зависит от формата перемен, которые неизбежно произойдут в стране и в мире и от технической революции. Сегодня мои избиратели напрямую общаются со мной в ЖЖ и Твиттере, а если надо - я прихожу на митинг, где мы общаемся напрямую, без депутатских запросов. Но посмотрите, в США Интернет отлично развит, доступнее и дешевле, чем у нас, но там есть Парламент , причем весьма эффективный. .
Вообще, я не сторонник президентской республики. Сейчас мы живем в соответствии с Конституцией 93-го года, которую писали "под Ельцина" и по которой у президента , по сути, неограниченная власть. Но один человек не может в "ручном управлении" рулить страной. Он не может один тушить пожары, испытывать самолеты, вылавливать амфоры, доить коров, проводить телемосты, назначать на ключевые посты...

Ирина Мишина: Вы сейчас пересказываете "Теркина на том свете".?

Гудков: Просто я - за парламентскую республику. Система должна быть выстроена очень просто. Парламент участвует в формировании правительства, имеет функцию парламентского контроля. Если это смешанная республика, президент ограничен двумя сроками по 4 года подряд и участвует в лучшем случае в назначении силовиков. Тогда мы получим разделение властей: независимую судебную, сильную законодательную и президентскую исполнительную. Все эти ветви власти должны конкурировать друг с другом. Если бы у нас сейчас была такая система, не было бы перманентного протеста, накрывшего страну. Его ликвидируют при помощи полиции, а для этого нужно совсем другое: свободная дискуссия в парламенте, отмена цензура в СМИ, на телевидении в первую очередь, реформа судебной системы. Вот и все. И не надо тратиться на повышение окладов полицейским.

Ирина Мишина: Вы верите в то, что власть способна пойти на такие реформы?

Гудков: Путин сейчас - как всадник у большого камня. Налево пойдешь - коня потеряешь, направо пойдешь - головы лишишься. Коня потерять - это пойти на уступки. Если на них не пойти, будет арабский сценарий. Точка невозврата уже пройдена.

ИМ: Вы считаете, что протест не "сдуется"?

Гудков: Вы видите, не успеют разогнать один лагерь оппозиции, как появляется другой. Людей сажают, а они выходят и снова участвуют в протестах. Люди перестали бояться задержаний. Они вообще перестали бояться. А власть, вместо того, чтобы услышать свой народ, продолжает его обманывать. Например, нас опять обманули с Законом о выборах губернаторов. На самом деле никаких свободных выборов не будет, вы в курсе? В сентябре пройдут выборы в четырех регионах, не сильно важных для власти. При этом реальный кандидат от оппозиции не сможет даже зарегистрироваться, потому что там муниципальный фильтр. Пройти его невозможно без "отмашки" сверху . Судебная система абсолютно несправедливая, судьи работают по прейскуранту, либо в рамках телефонного права. И каждый день люди сталкиваются с этим беспределом - в судах, в полиции, везде. В результате обычные законопослушные аполитичные люди превращаются в гражданских активистов.

Если власть будет продолжать действовать так же, не далеко до гражданской войны. И дело не в "подстрекателях" из числа лидеров оппозиции. Давайте поспорим: если никто из лидеров оппозиции не выйдет на трибуну, пусть даже не будет этой трибуны вообще - народ все равно будет выходить на улицы и протестовать.

Ирина Мишина: Многие говорят, что протест - это удел "московских бездельников", а "соль земли", народ в провинции, живет и думает по-другому.

Гудков: Путина у нас знаете, как называют? Президент Чечни, Дагестана, Татарстана, Бурятии и еще нескольких национальных окраин. В Москве в других крупных городах его на выборах не поддержали. А революции, как показывает история, происходят в столице. Вся остальная Россия потом присоединяется. Помните, как было в 91-м?

Я много раз убеждался: какое-то явление, мода, которая возникает в Москве, через полгода неизбежно приходит в регионы. В составе баскетбольной сборной я объехал всю страну и много раз видел: когда в Москве появлялась популярная рок-группа, через полгода ее начинали "крутить" в провинции на танцплощадках. Сейчас проще, появился Интернет. Люди заходят в сеть и видят, что телевидение им врет.

Ирина Мишина: Но в деревне Дубки, например, нет Интернета...

Гудков: А деревня Дубки ни на что и не влияет. Ее обитатели сегодня смотрят Первый канал и обсуждают на кухне, какой хороший Путин. А завтра вместо Путина по Первому каналу будут показывать кого-то другого. И обитатели Дубков так же будут обсуждать на кухне, какой хороший этот "кто-то".

Пока у президента рейтинг в районе 30-35 процентов, его еще можно считать относительно сильным. Но когда его рейтинг будет ниже 20-и процентов, от него отвернется элита, начнется раскол наверху. При этом расколе армия может неожиданно поддержать оппозицию.

Ирина Мишина: Вы говорите это как офицер запаса?

Гудков: Я говорю это как депутат, который занимается вопросами поддержки военнослужащих. Я помогаю бесквартирным офицерам и знаю настроения в армии. Армия сейчас настроена резко против Сердюкова и обижена на власть за то, что ей навязали такого министра.

Ирина Мишина: Допустим, министра скоро поменяют...

Гудков: Новый министр будет умным человеком и реалистом, я в этом уверен.

Ирина Мишина: Допустим, оппозиция добьется смены власти. Что в результате? Вы не боитесь хаоса и безвластия?

Гудков: Безвластия не будет точно. У нас по Конституции председатель Совета Федерации исполняет обязанности в случае досрочного ухода президента. Дальше - конституционная реформа, чтобы судьи у нас не назначались, как сегодня, а были бы выборными. А когда у нас Президент представляет кандидатуры судей в СовФед, а сам СовФед на сто процентов состоит из назначенных президентом губернаторов, это уже не демократия, а всевластие чиновников. Эту систему надо ломать и проводить свободные выборы.

Ирина Мишина: На которых будут баллотироваться наверняка "лидеры из 90-х". .. Знаете, недавно политолог Леонид Радзиховский мне сказал: " Всероссийская политическая стачка никогда не состоится, если к ней призовут Немцов, Явлинский, Каспаров и Шендерович".

Гудков: Поэтому в лидеры и выдвинулись Удальцов, Гудков и Навальный. Линейка лидеров уже поменялась, вы не замечаете? В политику пришло новое поколение, которое не любят и всячески "затирают" "политические ветераны". Можно конечно прикрываться конфликтом интересов, но на самом деле они испугались нашей молодости и того, что за нами - улица и политически активная молодежь.
Нет, мы не вычеркиваем "стариков" из политики, пожалуйста, участвуйте в выборах. Но мы хотим построить такую систему, при которой народ выбирает лидеров, а не принимает навязанные ему кандидатуры. Может быть, избиратель и не отдаст предпочтение Навальному с Удальцовым, такое вполне возможно. Может быть, появятся вообще другие лидеры. А может, народ Путина выберет. Но только это должны быть честные выборы, когда все кандидаты имеют равный доступ к СМИ, к телеэфиру в первую очередь. Пусть все кандидаты участвуют в дебатах, пусть Явлинский, Удальцов, Навальный и Путин встречаются и спорят в прямом эфире на равных основаниях. А народ у нас умный, он сам разберется, кто есть кто. И при этом нее Чуров с учителями результаты должен считать. Подсчет должен быть под контролем общества и проводиться в Интернете. Я не исключаю, что Путин победил бы на таких выборах. Только он набрал бы не 63 процента, а 30, максимум 35. Но у нас "политическую поляну" "зачистили", и в результате Путин стал лидером Лиги политических ветеранов. А мы не хотим Лигу ветеранов, мы хотим Лигу чемпионов! Отправьте Лигу ветеранов на чемпионат мира - она займет там последнее место. А мы хотим видеть нашу страну первой.

Ирина Мишина: Вы хотите сказать, что ситуация в наших нынешних политических партиях копирует политическую модель страны в миниатюре?

Гудков: Проблема в том, что все наши политические партии за прошедшие полгода очень сильно устарели. Появился спрос на новые лица и новые идеи. Чтобы произошло обновление, должны быть прямые выборы лидера партии. Надо создать нормальный Устав, демократический, который позволял бы любому человеку выдвигать свою кандидатуру в лидеры. В "Справедливой России" я выступаю за такую реформу. Обязательно нужно дать свободу региональным отделениям. Сегодня у нас невозможно стать региональным лидером, если тебя не поддержит Бюро Президиума. Это бред. Такая модель устарела.

Ирина Мишина: У вас, Дмитрий, довольно радикальные взгляды. Не из-за резких ли ваших высказываний под угрозой оказался семейный бизнес Гудковых? Не из-за этого ли пострадала ваша бывшая жена и мать двоих ваших детей Софья Гудкова, которая уволилась с НТВ, с престижной должности шеф-редактора итоговой программы?

Гудков: Да, семейный охранный бизнес, судя по всему, будет парализован. 16 лет не было проверки, а сейчас она вдруг понадобилась. И выявила эта проверка "страшные" вещи: стена, за которой хранится оружие, имеет толщину не 3 сантиметра, а 291 миллиметр!

С Соней Гудковой все печальнее. В итоговой программе был определенный "заказ": "мочить" Дмитрия Гудкова. А она отказалась и уволилась. В этой программе меня уже один раз назвали "внутрипартийным радикалом", после этого и пошло. Вообще, журналисты из редакции "правового вещания"НТВ уже давно не рукопожатные в приличном обществе. Это временщики, у них нет будущего в профессии.

Ирина Мишина: Как вы видите свое политическое будущее?

Гудков: Я вижу себя одним из лидеров социал-демократической объединенной партии. Должна быть система сопредседателей, это будет правильно и демократично.

Мы обязательно добьемся всего, чего хотим. На нас работает время.

Cайт "Наша Версия"
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован