Москва и крушение социалистического содружества.

Размышления о провале перестройки и внешней политики Горбачева.

 В.Л.Мусатов - Чрезвычайный и полномочный посол, Заслуженный работник дипломатической службы Российской Федерации, кандидат исторических наук

                                   Оглавление

 Вместо предисловия.       Стр. 3-18

 

Гл.1.  «Второе освобождение» Восточной Европы. Отказ от « доктрины Брежнева», переход    М.С. Горбачева к «новому мышлению»  в отношениях с  социалистическими  странами.        Стр. 19-101

Гл.2.  Как  «исправляли»  венгерскую реформу… Закрытая встреча Л.И.Брежнева и Я.Кадара в Завидово в феврале 1972 года. Стр.103-179

Гл.3. Н.Чаушеску и советская перестройка. Гибель диктатора.  Стр. 180-214

 Гл.4.  Оппозиционные движения и протестные выступления в СССР и европейских социалистических странах в 1970-80 –е годы.  Стр. 215-247

Гл.5.  О сборнике архивных материалов «Советско-венгерские экономические  отношения. 1948-1973. ». Стр.248-288

Приложение. Рецензия на книгу Магдолны Барат «В тени Кремля. Очерки по истории отношений Венгрии и Советского Союза, 1944-1990».  Стр.289-299

                                       Вместо   предисловия

    Перед  тем,  как начать работать над этой книгой я задумался, а кого интересуют сейчас  взаимоотношения Советского Союза и бывших социалистических стран,  особенности их позиций  по  международным и внутренним проблемам. Наконец, кому интересны причины распада СССР и социалистического лагеря  и т.д. Современное поколение, выросшее после 1985г., не интересуется историческими проблемами. Молодые люди не знают историю, однако  и интереса к ней   не проявляют. Но   70-летие Победы всколыхнуло патриотические чувства населения, ярким их проявлением  была массовая акция «Бессмертный полк». Что же  касается событий    1989-91гг., то они  ничего,  кроме огорчения, не вызывают у наших людей. В результате провала перестройки распался  Советский  Союз.  Скоро четверть века как нет КПСС, возглавлявшей после революции 1917 года    строительство нового общества и создание социалистического многонационального  государства.  Прекратила свое существование коалиция социалистических стран - Организация  Варшавского Договора, объединявшая СССР и европейские соцстраны в единый военно-политический блок. Между тем  Варшавский Договор, подписанный в мае 1955г. в ответ на вхождение ФРГ в НАТО,  сыграл важную роль в сохранении мира в Европе и мире, он обеспечивал безопасность СССР и государств – членов ОВД.  В 1991г. был распущен также и   СЭВ, созданный еще  в далеком 1949 г.  для оказания  взаимопомощи и выравнивания экономических уровней стран народной демократии, будущих  соцстран. Евросоюз,возникший  позже и  имеющий в отличие от СЭВ  наднациональные полномочия и общую валюту евро , проявляет тенденцию  решать   аналогичные проблемы в отношении новых своих членов -  бывших социалистических стран и советских республик Прибалтики, более решительно, не церемонясь с суверенитетом и стремясь обеспечить  конвергенцию  новых участников.  Но евроскептики не без основания заявляют, что в ЕС существует несколько уровней  интеграционных процессов, для его коренных, первоначальных  членов и для остальных. Вообще для политики Евросоюза характерно проявление мифов и реальностей, что зримо ощущают государства – участники из региона Центральной  и Юго-Восточной Европы. Греческий кризис высветил многие проблемы функционирования еврозоны и европейских институтов.  Это касается  и всякого рода ограничительных мер,  применения санкций против России. В 60-70 годы   Советский Союз и страны – члены  СЭВ сталкивались, причем не единожды, с политикой эмбарго, проводимой Западом. Но в конечном итоге западные ограничения удавалось преодолевать.   В любой сфере – в политике, экономике,  в области обороны,  в сфере культуры и науки -   у Советского Союза и соцстран имелся   богатый опыт полувекового общения  и  совместных выступлений. Не все в этом опыте безупречно, есть вещи, неприемлемые для современной политики, но   без знакомства с накопленным  политическим опытом    затруднительно   строить сотрудничество в современных условиях  между Россией и Европой, между Россией и  государствами Восточной Европы.  Все разговоры о связях с «чистого листа» не более, чем легковесная болтовня. В российской внешней политике, в нашей внутренней политической практике постепенно  изживается  пренебрежение к советскому опыту. Во всяком случае не слышно больше  заявлений на высоком уровне  о том, что советский период – это аномалия, его следовало бы вычеркнуть из российской истории.

     За 70 лет существования Ялтинско-Потсдамской системы наблюдалось много кризисных  моментов, но даже «холодная война» не переросла в новый мировой конфликт.  Советская дипломатия  оставила нам  богатое наследство, особенно по части разруливания критических ситуаций.  При планировании внешнеполитических мероприятий должен изучаться не только зарубежный, но и    советский   подход к глобальным, на уровне содружества  и региональным объединениям, а также к  вопросам поддержания международной  безопасности, борьбы с терроризмом, с наркотрафиком  и преодоления религиозного экстремизма.  Это касается и проектов  взаимодействия   России   и других государств СНГ, завершения формирования Евразийского Союза и его взаимоотношений с ШОС, БРИКС и ЕС. Нельзя строить стратегические отношения с Китаем, не зная и не учитывая уроков прошлых десятилетий в сотрудничестве двух стран.

       На первых этапах постсоветского периода  страны Центральной и Юго-Восточной Европы,  вступив на тропу евроатлантизма и присоединившись к НАТО и ЕС,  пытались как-то координировать свои действия, например, через региональное  объединение - Вишеградскую группу. В этом объединении  пыталась  верховодить Польша,  ее претензии оспаривала Австрия, но особой роли в европейской политике  эта группа не  играет. ЕС пытается сейчас приблизить к себе  страны СНГ, ослабить их связи с Россией, действуя через т.н. «Восточноевропейское партнерство». Но пока, кроме обещаний, и  небольшой кредитной помощи для Украины, Европейский Союз ничем другим, даже снятием визовых ограничений на поездки,  похвастать не может.  Экономические итоги  интеграции восточноевропейских стран  с Европой не  слишком впечатляющие,  финансово-экономический кризис 2008-2009 годов  наглядно это продемонстрировал. Существует много иллюзий относительно равноправного участия стран ЦВЕ в определении направлений политики «большой Европы». Президенты и премьер-министры  бывших соцстран  регулярно участвуют в работе высших форумов  ЕС и НАТО, но внутри этих группировок они относятся к категории «заднескамеечников». Их голос чуть слышен. Кризис на Украине нарушил  многие каналы общеевропейского и регионального взаимодействия. Вооруженный конфликт на юго-востоке был   порожден  узколобой,  националистической  политикой Киева, но нынешние правители Украины, пришедшие к власти в результате государственного переворота, сразу же  получили поддержку Вашингтона.  Имперско-диктаторское   поведение США толкает ЕС и его восточноевропейских участников  к усилению противостояния с Россией. О единой Европе – от Атлантики до Тихого океана (от Лиссабона до Владивостока) забыто.  Западные санкции против России  отравили атмосферу сотрудничества.  Наши ответные шаги (продуктовое эмбарго) также  задевают  интересы европейских стран. Объемы  торговли стран Восточной Европы  с Россией серьезно уменьшились. В целом потери стран ЕС от введения санкций  по некоторым подсчетам превышают 100 млрд. евро.  Но  тем не менее в июне 2015 г. продление санкций против России одобрили все страны ЕС. Параллельно США наращивают свое военное присутствие в ЦВЕ, усиливают потенциал быстрого реагирования НАТО, ссылаясь  на российскую угрозу. Мало кому нравится перспектива  взвинчивания напряженности на континенте. США пытаются под предлогом кризиса на Украине оттеснить Россию и одновременно прочнее  привязать к своей колеснице европейские страны, увидевшие больше  свободы после завершения «холодной войны». Поведение США – свидетельство их намерения сохранить все атрибуты сверхдержавы.  Но европейцам жаловаться на США некому, к тому же критиковать гегемона    в Брюсселе   не принято.  Во всяком случае публично. А ведь в свое время «наши братья» спорили  с Москвой (громогласно или  в закрытом порядке),  а конфликт СССР с Китаем почти до 1989г. ослаблял позиции мирового социализма. История повторяется, американцы  делают те же ошибки, что в послевоенный период  и Советский Союз.   Так что воспоминания ветеранов,  с одной стороны, вроде бы не очень нужны современной публике, их прочитают, как можно надеяться, прежде всего родственники и бывшие   сотрудники,  а с другой стороны, кто кроме ветеранов -дипломатов и отдельных исследователей  помнит фактуру политики прошлых лет. В любом случае нельзя допустить, чтобы  все это предавалось забвению.  Выводы из  опыта  прошлого (ведь даже отрицательный опыт имеет свою ценность ! ) могут   понадобиться России при разработке внешнеполитических шагов, направленных на приостановку опасных тенденций в международных отношениях, на разворот к созидательному направлению в мировой политике.

 

                                                

 

                                          *******************

 

  Моя служебная, дипломатическая деятельность (до 1991г.) была связана с Восточной Европой, с бывшими социалистическими странами, членами Варшавского Договора,  особенно с Венгрией. Работе   в этой красивой, своеобычной  стране  было  отдано – в три захода - 18 лет моей жизни.  В советское время по окончании МГИМО в 1964г. мне довелось работать сначала  в МИД СССР, в том числе в  посольстве СССР в Венгрии, но сравнительно недолго,  затем  в аппарате ЦК КПСС - семь лет в венгерском секторе Отдела ЦК.  Потом опять  вернулся в  систему  МИД, с 1973г. работал советником  в совпосольстве в Будапеште  (всего проработал там  одиннадцать лет, из них с 1979г. по 1984г. на должности советника-посланника. С января 1984г. я  снова трудился  «в штабе ленинской партии», в Отделе ЦК КПСС по связям с коммунистическими  и рабочими партиями  социалистических стран. С конца 1988г., когда были объединены все международные структуры аппарата ЦК, отдел наш стал называться Международным.  

      Должен сказать, что в отличие от нынешней моды и критических высказываний отдельных  бывших коллег я не склонен бранить порядки и стиль работы Отдела ЦК. Это был квалифицированный коллектив специалистов, отличавшийся   большой работоспособностью, слаженностью действий, пониманием долга   и высокой дисциплиной. У Отдела ЦК было свое вполне определенное место, свои задачи  в рамках политики КПСС,  Советского Союза в отношении социалистических стран, включая Китай. Активность Отдела зависела и от его руководителей .  На разных стадиях истории  Отделом после ХХ съезда КПСС  руководили  Ю.В.Андропов , К.Ф.Катушев,К.В. Русаков и В.А.Медведев. Из заместителей  заведующего выше других я поставил бы  О.Б.Рахманина  и Г.Х.Шахназарова.   Экспертный и научный потенциал Отдела был  на весьма приличном уровне. Состав  работников Отдела  оставался в основном  стабильным, а пополнения шли чаще всего  за счет кадров  МИД,  научных учреждений , реже - КГБ , Минобороны и  СМИ. В годы перестройки член Политбюро, секретарь ЦК  Е.К.Лигачев и его последователи пытались ввести правило, что в аппарат ЦК принимают на работу только людей, побывавших на выборной партийной работе. Но применительно к двум международным отделам ЦК эта норма нередко  нарушалась.   Могу сравнивать  уровень работы в Отделе ЦК  и в МИД ( как в советское , так и в постсоветское время). Сравнение говорит в пользу Старой площади.  К сожалению,  такой степени компетентности и ответственности, как в былые времена, сейчас в госучреждениях  нет .

        Что касается вопроса, чем я занимался на Старой площади, то хотел бы сказать  следующее.   В 1984-91гг. в аппарате ЦК КПСС    в круг моих обязанностей сначала  как заведующего сектором Отдела ЦК КПСС (Венгрия,Румыния  , затем еще Польша и Чехословакия)  а c 1989 г. заместителя заведующего Международным отделом ЦК КПСС ( с весны  1991г. – первого заместителя )   входили  двусторонние (партийные и межгосударственные ) связи, региональные и общие  проблемы стран  Восточной Европы. Это касалось Польши, ГДР, Чехословакии , Венгрии, Румынии , Болгарии , Югославии и Албании.   Позже к моему   рабочему  участку  прибавились Куба, азиатские соцстраны и регион  Ближнего  Востока. Приходилось выезжать в эти страны – или в составе делегаций или самостоятельно. В соцстранах катилась волна перемен, надо было быстро знакомиться с новыми кадрами, причем не только у коммунистов или социалистов,  искать возможности для сотрудничества. Наш Отдел представил руководству КПСС несколько записок с предложениями относительно возможностей  сотрудничества с нашими соседями в Европе.

     Какая была иерархия должностей  в Международном  Отделе ? Референт, ст. референт, руководитель группы ( по-старому заведующий сектором ) , зам.заведующего Отделом, первый заместитель заведующего Отделом (всего примерно 270 чел.). Заместители заведующего  могли по поручению руководителя Отдела подписывать записки в ЦК КПСС или в адрес  отдельных членов  руководства КПСС,  присутствовать на заседаниях Секретариата ЦК и представлять интересы Отдела, отвечать на вопросы участников заседания, выступать в прениях.

       В 1989-90 гг. в аппарате ЦК, как и во всей партии, под влиянием неудач перестроечного процесса усилились разброд и шатания. Проводилось сокращение штатов.  Люди, в том числе авторитетные и  ответственные, уходили со Старой площади. Кто-то уходил в знак протеста, кто-то по шкурным соображениям.  Наш заведующий, секретарь  ЦК КПСС  В.М.Фалин предпринял попытку спасти часть кадров, в том числе  устроить некоторых своих заместителей (Р.П.Федорова, Г.С. Остроумова, В.Л.Мусатова  и др.) послами в страны Восточной Европы и Азии. М.С.Горбачев одобрил представленный небольшой  список имен. Но вмешался Шеварднадзе и всю затею поломал. Так я не попал в 1990г. послом  в Венгрию, мне было велено ждать новых распоряжений.   Но становилось очевидным, что путь в МИД будет закрыт.   До конца 1990г., до отъезда в ФРГ на работу  корреспондентом журнала «Свободная мысль», моим куратором по вопросам социалистического содружества   был Р.П.Федоров, занимавший пост первого заместителя заведующего Международным Отделом ЦК.   Другим  первым заместителем по капиталистическим странам был К.Н. Брутенц, перешедший в 1991г., как ранее и В.В.Загладин , в аппарат президента на должность советника. Мне предлагалось   совместить эти два направления, что представлялось непростым делом в кризисной обстановке тех лет, когда шло отстранение КПСС от власти.  Что касается перспективы, то впереди были сплошные неясности. Опросы общественного мнения показывали, что политику КПСС поддерживают  примерно 30% советских  граждан. Мне тогда казалось ,что КПСС  (или, вероятнее всего,  другая по названию левая партия ) сможет пройти через парламентские выборы и будет  играть, даже без отмененной  6 статьи Конституции , важную роль в общественно-политической жизни. Хотя в стране и в партии ощущался сильный антикоммунистический дух (о чем я, например, говорил в ряде  интервью во время визита в Ливан в 1990г.),  не верилось, что политическое устройство страны, его опорные конструкции   будут разрушены. Действительность оказалась несравненно более сложной, чем наши «мечтания».

       После распада Советского Союза и прекращения существования КПСС наступила вынужденная  пауза в моей работе, с горестными размышлениями и душевными терзаниями. Затем после самокритичных  раздумий  я начал подыскивать себе  работу в сфере научных исследований, защитил кандидатскую диссертацию  по истории политических кризисов  в Восточной Европе в 1956-81 гг.    С  1994г.   работал  в Дипломатической  академии МИД. Но  не счел необходимым  присоединяться к новым политическим  партиям. Решил, что можно оставаться человеком левых, социалистических убеждений и без членства в партии, тем более что КП РФ –это далеко  не КПСС.

    В 1996г.  по приглашению первого  заместителя министра иностранных дел  Б.Н.Пастухова (очевидно, с согласия министра Е.М.Примакова (1929-2015)  я вновь вернулся на Смоленскую площадь, где требовались кадры для работы на новом  направлении - СНГ.  В  МИД России я проработал  с 1996 г. по 2000 г. во 2-м Департаменте стран СНГ  (отношения с Украиной, Белоруссией и Молдовой), занимая должности зам. директора и директора департамента. Был членом коллегии МИД РФ. По предложению министра иностранных дел И.С.Иванова был рекомендован послом в Венгрию. Пять  с половиной лет,  на последнем витке своей  дипломатической карьеры, я трудился на посту посла РФ в Венгрии и одновременно являлся представителем России в Дунайской Комиссии. В 2003г. по указу президента РФ В.В.Путина мне было присвоено звание «Заслуженный работник дипломатической службы Российской Федерации».  После выхода на пенсию в 2006г. работал по договорам в различных научных и государственных  учреждениях, написал три книги научно-мемуарного характера --«Предвестники бури.Политические кризисы в Восточной Европе(1956-1981)» , М.1996. ; «Россия и Восточная Европа. Связь времен», М.2008.; «Россия в паутине глобализации», М.2010. --   и подготовил  ряд публикаций в тематических научных сборниках, а также  журнальных   статей.  Сейчас написал четвертую по счету  книгу,   подводящую итоги жизненного пути и представляющую плод размышлений о том, как и почему произошло крушение  нашей некогда великой страны  и распад ее союза с  друзьями – соседями .

                                                    ********************

        На рубеже 80-90-х годов ХХ века в Советском Союзе и социалистических  странах Восточной Европы, составлявших международную  военно-политическую группировку – Организацию Варшавского Договора, которая была сердцевиной более широкой неформальной коалиции -   социалистического  содружества,  развернулся процесс политической и социально-экономической трансформации, призванной  согласно  ожиданиям ее инициаторов, прежде всего   нового генерального секретаря ЦК КПСС М.С.Горбачева (с 1990г. ставшего одновременно первым (и, как оказалось , последним)  президентом  СССР),   динамизировать экономику  и улучшить ее качественные параметры,  поднять народное благосостояние, расширить гласность,   демократизировать политическую систему и общественную жизнь. Тем самым предполагалось укрепить позиции и престиж мирового социализма. Попытки обновления «реального социализма» предпринимались в различных социалистических  странах и Советском Союзе и ранее – так было  после смерти Сталина в 1953 г., после  ХХ съезда КПСС  в 1956г. и особенно    в 60-е годы, но они терпели неудачу главным образом  из-за негативного отношения догматических, консервативных сил в руководстве  КПСС и других компартий.   На этот раз мощный   импульс процессу перемен, а в их необходимости мало кто уже сомневался,  наблюдая нарастание трудностей в развитии социалистических стран,  дала Москва своей перестройкой с ее лозунгами ускорения, гласности, демократизации  и нового мышления. Но  довольно   быстро  на фоне  затяжного социально-экономического и  политического кризиса во всех европейских соцстранах, который приобрел к 80-годам  системный характер,  и под влиянием перемен во внешней политике  Советского Союза, прежде всего,   провозглашенной «свободы выбора»,  обстановка начала коренным образом меняться  - вместо обновления социализма и демократизации  общества, вместо модернизации экономического базиса  во  всех европейских соцстранах  произошло дальнейшее  обострение кризисных процессов, нарушение стабильности и управляемости развития, ослабла роль  компартий, являвшихся долгие годы единоличной  руководящей силой  государственного и  общественного устройства, и соответственно активизировались и легализовались  оппозиционные, антисоциалистические силы.    В обстановке быстрого  перехода к рыночной экономике и политическому  плюрализму, на фоне  активизации оппозиционных движений, поощряемых с Запада, развернулся демонтаж существовавших политических и социально-экономических  систем, что в итоге закончилось тотальной  сменой общественного строя  в этих странах.  В потоке кардинальных перемен, который затронул и институты сотрудничества, в том числе коллективные организации соцстран – ОВД и СЭВ,   каждая  социалистическая страна была занята своими проблемами, все больше искала помощи на Западе, не надеясь уже на советских «братьев».   О союзнической, интернациональной   солидарности, о совместном поиске путей перехода на новые орбиты развития, о чем говорилось вначале, было начисто  забыто. Пример подобного отношения демонстрировал  Советский Союз, который  ранее провозглашал  приоритет своих отношений с социалистическими странами, призывал к совместной защите социалистических завоеваний, а теперь  фактически отстранился от забот и трудностей содружества социалистических государств и  все более терял интерес к Восточной Европе.  Основное внимание  советского руководства во главе с президентом М.С. Горбачевым было  направлено на формирование новых, неконфронтационных  отношений с США и крупными западноевропейскими  странами в духе нового мышления  и деидеологизации международных отношений. М.С. Горбачев выдвигал разнообразные предложения по разоружению, прежде всего ракетно - ядерному, а также по  выводу советских войск из Афганистана, из стран Восточной Европы, Монголии и Кубы. Помимо демонстрации миролюбивого курса, к таким шагам Москву подталкивал  экономический и финансовый кризис, поразивший в годы перестройки  советскую экономику. Прекращение «холодной войны» позволяло, как казалось,  насытить потребительский рынок, сократить вооруженные силы и снизить военные расходы, ставшие непосильными для народного хозяйства. Но эти меры не могли дать быстрого результата.  По мере радикализации перестройки, а фактически  ломки плановой системы и хозяйственного механизма нарастал хаос в экономике и усиливалась  зависимость Советского Союза  от западных партнеров  в финансово – экономической сфере, что стало определять  многие ключевые положения внутренней и внешней политики страны.   Идя на уступки во внешнеполитической  сфере, отказываясь от традиционных  позиций в сфере международной безопасности,  которых придерживались советские вожди - И.В.Сталин, Н.С.Хрущев, Л.И.Брежнев,  Ю.В.Андропов и многолетний  глава дипломатии Советского Союза А.А.Громыко, опиравшиеся на    победоносные  итоги второй мировой войны и на достигнутый ракетно-ядерный паритет, М.С.Горбачев,   пытался  договориться  с США и западными  странами,  добиться от них   поддержки политики перестройки, абстрагируясь от идеологических расхождений.  Подвергаясь резкой  критике в собственной стране и партии за провал перестроечных преобразований, ощущая  развал системы управления и наблюдая рост националистических,  сепаратистских тенденций в союзных республиках, он видел выход в  изменении конструкции  СССР как федерации и одновременно  пытался   спасти собственные позиции  как общегосударственного лидера,   хотя в условиях  все более обостряющегося противостояния с Б.Н.Ельциным и стоявшими за ним   силами, подталкивающими  распад СССР,   шансы М.С.Горбачева на лидерство  неуклонно уменьшались. Всего  Генеральный секретарь ЦК КПСС (1985-91) – Президент СССР(1990-91)  находился  у власти в течение шести лет, но преуспел много с точки зрения развала некогда мощного государства.  После провала попытки открытого выступления сил, стоявших за сохранение СССР, что получило в истории название  «путча ГКЧП», дело быстро пошло к развязке -  Горбачев терял властные функции, он  отказался  от функций генсека ЦК, фактически порвал  с КПСС, а  с подписанием Беловежских договоренностей  в декабре 1991 года был вынужден  уйти в  отставку и с поста президента. Советский Союз перестал быть субъектом международного права.

    М.С.Горбачев, как правило, ссылается на то, что его политика перестройки повернула Россию на путь демократии, свободы и гласности , что благодаря новому мышлению  было покончено с «холодной войной». Но следует разобраться, кого, как  и куда «повернуло»? Советского Союза уже нет. Вместо некогда мощного и единого государства, в котором  начиналась перестройка,  после 1991г.  возникли новые независимые государства, причем процесс их формирования сопровождался кровопролитными конфликтами на территории бывшего Союза ССР. Простой перечень этих конфликтов говорит сам за себя – Карабах, Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Таджикистан, Баку,  Сумгаит, Фергана. Не надо забывать и  о событиях октября 1993г. в Москве, апофеозом которых был расстрел из танковых орудий здания Верховного Совета России. И как можно говорить о мирной трансформации нашего государства, когда по неофициальным подсчетам в конфликтах, порожденных распадом бывшего СССР, погибли от 100 до 600 тысяч человек , а примерно 5 000 000 человек стали беженцами[1].

 

       Погиб ли мировой социализм?  Конечно, нет. Идеи  не умирают.  После 70 лет существования потерпела поражение модель сталинского, государственного социализма, а эксперименты с его реформированием и демократизацией оказались неудачными. Идея «демократического социализма» не получила в нашей стране  практического воплощения,  оставшись только упомянутыми  в документах последнего, ХХVIII съезда КПСС.  Однако  в  новых,  более сложных  геополитических условиях продолжается строительство социализма  в трех странах - в Китае, Вьетнаме и на Кубе, которые не ангажировались с советской перестройкой и сохранили  основы социалистического строя (китайские авторы добавляют в этот перечень Лаос и КНДР). О приверженности социалистическим идеям заявляют руководители ряда стран Африки и Латинской Америки. Современный социализм развивается на модифицированной социалистической базе с учетом  конвергентных тенденций, национальной  специфики  и особенностей современного глобализма,  но, разумеется,  и  с учетом уроков поражения государственного социализма в 80-90-х  годах в   Восточной Европе и Советском Союзе. 

      Если присмотреться предметно к турбулентным   процессам 1989-90 годов, то при общности кризисной экономической базы и стремлений народов  к свободному волеизъявлению, к демократии  революционные перемены проходили в различных формах и на различных уровнях: на «круглых столах» и закулисных переговорах представителей  власти и оппозиции,  где достигались принципиальные договоренности, перемены закреплялись  на первых многопартийных, свободных выборах  и  в ходе массовых демонстраций и забастовок. Западные, в первую очередь, американские политики пристально следили за характером перемен в «коммунистических государствах».  В целом перемены шли мирным,  эволюционным путем, хотя темп их был ошеломительным.     В Румынии, где Н.Чаушеску до последнего цеплялся за свою диктаторскую власть, отдавал приказы о расстрелах демонстрантов,  произошло народное  восстание вкупе  с заговором части  бывшей политической и военной элиты. В Болгарии социалисты, преемники компартии, пытались приспособиться к новой обстановке,  даже выиграли первые парламентские выборы в 1990г., собрав 48 % голосов, но затем быстро  уступили президентскую власть оппозиции. Весьма болезненным и кровавым был процесс распада СФРЮ, бывшей Югославии и отделения Косово от Сербии. США и НАТО довели дело до военных действий, до гибели многих сотен мирных граждан.    До сих пор ведутся дискуссии о сути событий в той или иной стране. Сами революции не получили еще строгой дефиниции, хотя чаще всего их определяют как «демократические», «антибюрократические»,  «антикоммунистические» и  «антитоталитарные». Очевидно,   справедливо мнение  российских исследователей из Института славяноведении и балканистики РАН, что «в  какой-то степени эти революции были одновременно и контрреволюциями, т.к. не только ликвидировали существующий строй, но и реставрировали предыдущий,  пусть и на совсем другой стадии развития»[2]. 

   Распад Советского Союза – это самостоятельный  крупный вопрос, но на эту крупнейшую  геополитическую   катастрофу, как назвал ее президент В.В.Путин, не могли не повлиять события в Восточной Европе.  Можно сказать, что  «feedback» сработал. Поистине тектонические   перемены в соседних союзнических странах повлияли на общественное мнение и активность критиков социализма  в Советском Союзе и   приблизили  бесславный конец, фактически  распад    первого в мире «социалистического государства рабочих и крестьян», ускоренного бурными дискуссиями вокруг политики  перестройки,  проекта нового Союзного  договора и  бесславной  попытки ГКЧП остановить разрушение государства. Сыграла свою роль слабость КПСС, отягощенная двурушничеством и  предательством многих ее руководителей.  Распад Советского Союза породил крупнейший сдвиг  в международной обстановке, в мировом раскладе сил.  Ведь в одночасье развалилась  вторая супердержава мира, причем без военного поражения, разрушения экономики  и  других катаклизмов.  Баланс сил и интересов изменился  однозначно  в пользу Соединенных Штатов Америки. Исчерпывающих объяснений этого геополитического и идеологического феномена по сей день нет, если только  не считать за них американские заявления о победе США в «холодной войне», об историческом провале коммунизма и о преимуществах современного  капитализма. Процессы, порожденные распадом СССР, исчезновением биполярного мира, отнюдь не завершились, о чем свидетельствует острейший кризис на Украине и попытки «цветных революций» в других странах.

 

     В настоящей книге,  написанной на основе изучения российской и зарубежной научной и мемуарной литературы, знакомства с материалами отечественных и зарубежных архивов,  с учетом   личных впечатлений автора, накопленных за годы работы в системе МИД СССР и аппарата ЦК КПСС, и общений  с коллегами – дипломатами, международниками и учеными,    предпринята попытка осмыслить кардинальные перемены в нашей стране и у наших восточноевропейских соседей на переломе двух столетий,  разобраться в их истинных - объективных и субъективных- причинах . Не мне судить, насколько удалось разрешить эту нелегкую задачу или приблизиться к ее выяснению.

        Хотел бы выразить сердечную  благодарность своим коллегам - международникам  по аппарату  ЦК КПСС и МИД, ветеранам – дипломатам и  работникам  советских спецслужб, а также  ученым из Института Экономики  (ОМЭПИ) РАН, Института славяноведения и балканистики РАН, Росархива, Дипломатической Академии МИД, МГИМО (У) МИД РФ  и  моим друзьям из бывших социалистических стран за помощь в работе над этой книгой,    за советы и  критические замечания.    И, конечно,  было бы трудно написать эту книгу без поддержки моей семьи.        

 

 

 

Второе «освобождение» Восточной Европы. Политика Горбачева в отношении стран социалистического содружества.

 

В начале 80-х годов в мире было две сверхдержавы – США и Cоветский Союз, каждая из которых являлась  самостоятельным полюсом мировой политики и международных отношений. От их конфронтации или  диалога  в вопросах безопасности и разоружения, от степени  их сотрудничества и партнерства в вопросах мировой политики и торговли  зависел мир на земле.   Глобальная роль СССР сформировалась постепенно  в течение ряда десятилетий, она  была подтверждена и выстрадана советским народом, внесшим решающий вклад в разгром гитлеризма  в ходе  второй мировой войны, она была защищена и усилена в результате многолетней борьбы и труда всего советского общества в послевоенный период, в годы «холодной войны». Большим достижением Советского Союза  было обеспечение паритета ракетно-ядерных вооружений с Соединенными Штатами Америки, что было официально признано    Вашингтоном в начале 70-х годов.    В любой сфере – военно-политической, экономической, научно-технической, культурной и идеологической наши противники и соперники, прежде всего, США и ведущие западные державы, вынуждены были считаться с СССР.

Если обращаться к истории, то Россия проделала гигантский путь после двух  революций 1917 года и гражданской войны. В условиях огромных внутренних и внешних  трудностей, ценой  трагических ошибок и заблуждений, приведших к  многочисленным  людским и материальным потерям, в нашей стране был создан новый строй, осуществлена  ускоренная  модернизация народного хозяйства, созданы  индустриальный фундамент и крупнотоварная аграрная  база. Именно под лозунгами социализма в короткие исторические сроки на территории бывшей царской империи, где  с 1922 г. существовало новое многонациональное государство – СССР, состоялся переход к индустриально-аграрному  обществу, на основе дружбы народов  сложилась новая общность – советский народ.  Процесс перемен был неимоверно  тяжелым. Но как отмечал известный историк Э.Хобсбаум, «в истории ХХ века нет лучшего  примера того, как отсталая страна превратилась в передовую».[3] В конце 30-х годов  государство диктатуры пролетариата, руководимое компартией – ВКП (б), окрепло, свидетельством чего явилось принятие в 1936 г.  демократической  по всем параметрам конституции. Однако  режим власти в стране оставался авторитарно-командным, под руководством «вождя» И.В.Сталина сложился симбиоз государства-партии.   Но в  обстановке, когда в Германии и Италии при потворстве западных демократий  усиливался фашизм, нарастал милитаризм в Японии и в целом   надвигалась угроза нового передела мира,  новой мировой  войны, существование СССР, его пример (при всех ошибках и изъянах в его политике)   несли   миру позитивные импульсы, давали надежду  людям прогрессивных, демократических  убеждений. Именно  Москва внесла большой вклад в образование  антигитлеровской коалиции  и играла активную роль в военно-политической деятельности этого уникального союза. Вклад  Советского  Союза в разгром гитлеровской Германии  и ее союзников  огромен, это вынуждены признавать даже недруги нашей страны. На Москву, особенно после победоносного  1945 года,  ориентировались многие политические силы в мире, что способствовало победе народно-демократических, социалистических революций в ряде стран Восточной Европы  и в Китае. Успехи  антиколониальных движений были неразрывно связаны с антиимпериалистической политикой Советского Союза и социалистических стран. 

В то же время в 60-е годы  для советской правящей элиты, да и для серьезных зарубежных аналитиков, не являлось секретом, что мобилизационные ресурсы сталинской системы управления  почти исчерпаны,   выдерживать экономическое соревнование и конфронтацию  с империализмом,  поддерживать ракетно-ядерный паритет с американцами и вкладывать огромные средства в  дальнейшую гонку вооружений становилось для нашей страны все труднее и труднее. Возникал вопрос, куда приведет нас и весь мир такая траектория движения.

С конца 50-х годов в народном хозяйстве СССР нарастало напряжение, связанное с постоянным  увеличением расходов   на оборону, на ракетно-ядерное вооружение  и необходимостью изыскания средств для  подъема сельского хозяйства и роста народного благосостояния. Попытки преобразований, призванные поднять экономическую эффективность,  в том числе экономическая  реформа 1965г.,  связанная  с именем  А.Н.Косыгина, тормозились догматизмом верхушки, трениями между ведущими членами Политбюро  и  идеологическим фактором. (Авторское примечание. Реформу критиковали многие. Но есть свидетельства того, что, например,  «серый кардинал» советской верхушки М.А.Суслов  отнюдь не случайно критически оценивал экономическую реформу. Якобы, он сказал А.Н.Косыгину, что возражает потому, что в стране нет кадров, способных осуществить  такое крупномасштабное мероприятие. Нельзя без тщательной подготовки браться за реформу.) 

 Темпы прироста национального дохода за три последние советские  пятилетки снизились более чем вдвое. В декабре 1969г., выступая на Пленуме ЦК КПСС, Л.И.Брежнев попытался дать анализ успехов и трудностей, отнеся к числу объективных трудностей не только климатические условия, но главным образом   осложнения в международной обстановке: «Это – агрессия США во Вьетнаме, война на Ближнем Востоке, обострение отношений с Китаем, серьезные трудности, с которыми столкнулся социализм в Чехословакии. Вы знаете, что все эти события были не только политическим испытанием для нашей страны, но возложили немалую и тому же, конечно, не предусмотренную планами дополнительную нагрузку на советскую экономику». Генеральный секретарь пояснил  членам ЦК: « …уклониться от такого рода расходов мы не могли – и не только потому, что это значило бы уклониться от выполнения своего революционного интернационального долга. Все это также дела, непосредственно затрагивающие государственные интересы нашей страны,  национальные интересы советского народа»[4].     

  В 80-е годы,  когда резче  проявлялись  как объективные трудности, так и субъективные просчеты все более стареющего партийно-государственного руководства,  Советский Союз вступил с грузом серьезных проблем. По сути дела в стране  разворачивался системный кризис. Динамика развития  по-прежнему уменьшалась, экономика была сверхзатратной, она  была перенапряжена военными расходами, милитаризация страны  была недопустимо высокой. Развиваться дальше только  за счет военно-промышленного комплекса становилось невозможным,  хотя американцы все время пытались нарушить военно-стратегический паритет при помощи новейших военных технологий, вынуждая советское руководство принимать вызов более сильного противника и  идти на новые бюджетные затраты[5].   В гражданских отрослях падали темпы технического прогресса, уровень жизни стагнировал.  Повторить показатели «лучшей» -  девятой пятилетки 1971-75гг. (а ведь это были годы «брежневского застоя», как считают теперь  критики социализма) не удавалось,  но все-таки ежегодный прирост ВВП составлял примерно 3%. Наши союзники по Варшавскому Договору, европейские социалистические страны, связанные внутриблоковой дициплиной, держались в строю.  В их политической элите однако возникали вопросы насчет дальнейшего пути. Реформаторски настроенные политики использовали благоприятные  изменения в мировой обстановке, атмосферу разрядки для расширения связей с западноевропейскими  странами и проведения частичных  реформенных преобразований.   Но у каждой из соцстран имелись немалые экономические  трудности, росла внешняя задолженность, отмечалось падение темпов развития, а ведь  их высокими показателями  всегда гордился мир социализма. Степень политической и идеологической  конфронтации в мире  благодаря разрядке уменьшилась, но в целом она  оставалась серьезным тормозящим фактором.  Вместе с союзниками мы втягивалась в сложный  этап своего развития и мировой истории.

 Вне всякого сомнения, возникала потребность глубокого анализа,  проведения крупных реформ и вскрытия дополнительных резервов развития. Об этом говорил еще Ю.В.Андропов, ставший после Л.И.Брежнева лидером страны, к сожалению,   только на короткое время.  Он подчеркивал необходимость разобраться в том, какое общество мы построили и какую имеем экономику. Но в тот момент Советский Союз был еще единой и мощной страной, общность советских людей была реальной. Союзническая система функционировала в целом удовлетворительно, у нее был определенный запас прочности. Большинство западных наблюдателей, анализировавших развитие Советского Союза, были убеждены, как отмечал  Е.Гайдар[6], что советская экономическая и социально – политическая система утратила динамизм, она неэффективна, но стабильна. Они полагали, что эта система будет жить долго. Советские экономисты, лучше западных понимавшие как функционирует советская система,  в подавляющем большинстве были согласны с тем, что хотя эта система неэффективна, но она тем не менее устойчива.     «Понадобилось, - как писал наш известный дипломат, депутат Госдумы Ю. Квицинский (1936-2010),- всего несколько лет так называемой «перестройки», чтобы СССР сначала перестал быть великой державой, а затем и вовсе прекратил свое существование как субъект международного права. Этот удивительный феномен требует своего исследования и осмысления. Речь не идет о коллапсе некоего случайного, искусственного образования, а о трагедии тысячелетней России, существовавшей последние 70 лет под именем Советский Союз и достигшей при правлении КПСС наивысшего могущества и влияния в мире за всю историю нашего государства.» [7]

              Весной 1985г. после смерти генерального секретаря ЦК КПСС К.У. Черненко  к власти в Москве пришел молодой и амбициозный политик М.С. Горбачев, который с 1978 г. работал в Москве секретарем ЦК КПСС по сельскому хозяйству, а после избрания в 1980г.  членом Политбюро стал выдвигаться на ведущие партийные роли. На фоне стариков он смотрелся неплохо. Его избрание Генеральным секретарем (в возрасте 54 лет) было встречено с надеждой  как в партии, так и в народе, хотя было немало и сдержанных оценок.

 Каковы были его долгосрочные планы и вообще имелась ли у Горбачева продуманная политика?  Какое значение в своей политике модернизации и обновления Советского Союза новый руководитель придавал внешнему фактору, в частности,  сотрудничеству с социалистическими странами?  

Ответ на эти вопросы уже дала история – вот уже  24 года, как  нет Советского Союза, нет КПСС, нет Организации Варшавского  Договора (ОВД) и Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), рухнули социалистические режимы в странах Центральной – Восточной Европы, причем наиболее драматическим образом, с кровопролитием,   в Румынии и Югославии.  Но социалистические идеи живут, в мире существует несколько социалистических проектов. Прежде всего,  они  реализуются на практике в соответствии с национальной спецификой и общемировым опытом   в Китае, Вьетнаме и на Кубе.

Во многих странах, в том числе в России, действуют коммунистические партии. Компартия РФ, являющаяся парламентской,  насчитывает примерно 160 тыс. членов. Недавно  у нее появился оппонент - партия  «Коммунисты России», которая заявляет, что КП РФ во главе с Зюгановым неспособна пробиться к власти. Но  на выборах 2013г.  эта новая  партия сумела получить только несколько мест в местных законодательных собраниях.

 На съезде Компартии  РФ  в феврале 2013 г. присутствовали представители 90 коммунистических и рабочих партий. Конечно, это в основном небольшие партии. Нет прежнего  коммунистического движения, много лет опиравшегося на поддержку КПСС. Трудно подсчитать, сколько сил и денег  было истрачено Москвой в послевоенный период на поддержку «левых сил». Например, в одном только  1990г. Секретариат ЦК  КПСС планировал выделить помощь левым рабочим организациям за рубежом в сумме 22 млн. долларов[8]. Советские,  да и китайские коммунисты стремились поддержать своих подопечных. Подобная практика всегда существовала в мире.  Россия, насколько известно, не финансирует зарубежные  левые, прокоммунистические партии и группы. Но в мире  по-прежнему  существуют политические силы, приверженные марксистским идеям.

   Однако  ответ на вопрос, возможен ли возврат в бывший «реальный социализм», очевидно, будет отрицательным. Возврат к однопартийности, к командно-административной системе, к всеобъемлющему директивному планированию и централизованному распределению ресурсов вряд ли может состояться, хотя сторонники такого пути существуют.  Приведу мнение российского исследователя из Института экономики РАН  Ю.Князева:  «О полном возвращении не мечтают даже коммунисты. Они выступают за национализацию предприятий, эксплуатирующих принадлежащие всему народу недра, леса, водные ресурсы и выпускающие социально значимую продукцию типа алкоголя, табачных изделий и др. Об изъятии из частной собственности основной массы бизнеса речь не ведется, ибо это практически невозможно»[9].  

Но в программе КП  РФ   задача мирного перехода к социализму не снята с повестки дня - «несмотря на временные отступления революционного движения, современная эпоха представляет собой переход от капитализма к социализму». В документах ХV съезда компартии России отмечено, что « в окружающем нас мире складывается все больше факторов для развертывания революционной по своей сути борьбы за социализм». Г.А.Зюганов в докладе на октябрьском (2014)  пленуме ЦК своей партии поднял вопрос о том, а какое общественнное устройство хочет население России. Ответ был сформирован на основании опроса, проведенного  учеными Института социологии РАН: 7% опрошенных (их считают правыми либералами) - сторонники «чистого капитализма», частной собственности и свободной рыночной конкуренции. Сторонники смешанной экономики (левые либералы) -21% -выступают за капитализм с  элементами планирования или за социализм с немалой долей капиталистического рынка. 10% опрошенных россиян – за сочетание сильного государства и рыночных отношений.  Коммунисты  относят их к   правым  государственникам, выступающим  за укрепление роли государства во всех сферах жизни, за национализацию крупнейших предприятий и стратегических отраслей, но с сохранением капиталистического жизнеустройства. Наиболее массовая группа -57%,  это – приверженцы сильного государства и социалистического жизнеустройства. Часть их допускает элементы рынка, другие – нет. Но эти левые государственники, как их назвали социологи,  мечтают об обществе, напоминающем советский социализм. По оценке Зюганова, сторонники социализма доминируют среди двух третей наименее обеспеченного населения[10].

  В современном  мире имеется  множество социалистических, социал-демократических правительств, политическая практика социал-демократии, в частности, в сфере социального регулирования очень обширная. А в экономической теории, особенно под влиянием мирового финансового кризиса 2008-2009гг., оживился интерес к марксизму. Кризис показал, что неолиберальные теории на практике провалились. Об этом у нас в России убедительно заявляли видные ученые и политики  - академики О.Богомолов, Е.Примаков, Ж.Алферов и др.  Красноречивый факт - в сильнейшей стране ЕС - Германии, согласно социологическому опросу населения, проведенному  в  августе 2010г. по заказу фонда Бартельсманна , 88% населения высказались за установление нового экономического порядка,   отличного от капитализма. В созидательную,  самовосстанавливающуюся силу рыночных механизмов верила только треть опрошенных [11].

Но существовали ли альтернативы той политике в отношении мирового социализма и социалистических стран,  которую с 1985 года начал  проводить Горбачев со своим  окружением? Эта политика вначале пользовалась поддержкой членов партии, особенно интеллигенции, привлекая призывами к более критичному подходу, к реализму  и  прагматизму.    В современных дискуссиях высказывается    несколько точек зрения на политику М.С.Горбачева.  Кто-то считает, что политика Горбачева не имела альтернатив, что он был прав, начав ломку «реального социализма», причем, как полагают сторонники этой точки зрения,  итог его политики был предопределен, так как социализм был обречен, страна все равно пришла бы к тому,  что мы пережили в 1991 г.  Социализм (его советская модель) отступал,  терпел поражения в соревновании с капитализмом,  в «холодной войне» выиграли США и Запад. Горбачев до сих пор жалеет об упущенных шансах перестройки и провале его идеи создания вместо старого Советского Союза нового объединения республик  на базе Союзного договора. О своем идейном облике М.С. Горбачев в 2005г. говорил следующее: «Я много прожил, о многом передумал, через многое прошел и, в конце концов, пришел к социал-демократическому видению социализма. Для меня ближе всего сейчас свобода (это, кстати сказать, либеральная ценность), солидарность, социально ориентированная экономика и связанная с этим роль государства. Дальше я прокладываю путь к понятию «новая цивилизация»[12].

 Многие полагают, что Горбачеву не следовало предпринимать столь  радикальных перемен. Можно было бы ограничиться определенным минимумом,  не нарушающим динамическое равновесие общества и государства. Вспоминают Ю.В. Андропова, который говорил об осторожном, постепенном переходе к демократии в нашей стране. Он же говорил о нерешенности национального вопроса (точнее, о его решении только  в том виде, в каком он был унаследован от царизма). Советское общество имело еще запас прочности, его хватило бы лет на 10-15   (кстати,это признавал позднее  и сам Горбачев), а за это время можно было бы во всех странах социализма основательно разработать реформы и начать их осмысленное осуществление.  После провала попыток  реформ 60-х годов и с учетом их опыта, особенно «Пражской весны», советский и восточноевропейский социализм  в 80-годы еще сохранял определенную способность к  реформированию   в направлении демократического социализма. Опросы того времени показывали, что большинство советских людей считало, что необходимо изменение созданной системы «реального социализма», очищение его от деформаций и антиобщественных проявлений. Сторонники перехода к капитализму находились в меньшинстве. Но обновление и создание новых форм общественного устройства  должно  было проходить под руководством авторитетной политической силы или коалиции политических сил,  должно было  быть постепенным, без отрыва политики от  экономики,  без «шоковой терапии» и  на базе широкой народной поддержки. Но Горбачев, поддержанный доморощенными либералами,  отверг эволюционный путь, связанной с именем Андропова, считая его «консервативной модернизацией».

Есть и  такое мнение, что перестройка как социалистический проект содержала набор правильных идей, но отсутствовала четкая программа действий, не было системы приоритетов, не учитывались международные реалии. И не было команды достойных и способных руководителей, замена кадров проходила хаотично. Как лидер перестройки Горбачев шарахался из стороны в сторону, много импровизировал, не имел ясной программы, а став Президентом СССР, уверовал в свою непогрешимость. От поста генсека ЦК КПСС он  боялся отказываться, так как опасался отпустить КПСС в свободное плавание, но все более тяготился партийными  обязанностями, тем более что сталкивался с сопротивлением партийной элиты и партаппарата.   Не добившись ничего существенного в главной сфере – экономике, где от реформ  люди ждали положительных перемен, прежде всего улучшения уровня и качества жизни народа, наполнения потребительского рынка, он начал ломать политическую структуру, отказываясь от ведущей роли КПСС, которая при всех своих изъянах являлась каркасом всей политической системы.

                                          ***

Ряд  сторонников или  оппонентов, точнее противников  М.С.Горбачева (Г.Шахназаров, А.Черняев, Е.Лигачев, Н.Рыжков, В.Воротников, В.Болдин, К.Брутенц, Н.Биккенин), а также ученых, уже после 1991г. пытавшихся более трезво и объективно  разобраться в балансе объективных факторов провала  и личных просчетов бывшего президента Советского Союза, отмечали, что политическая  деятельность М.Горбачева, имеющего университетское образование, складывалась под влиянием  чрезмерного оптимизма, самоуверенности, аппаратной ловкости, приобретенной за годы работы в комсомоле и в КПСС,  и в то же время  провинциальной  наивности. На определенной стадии отрицательную роль сыграли  его непредсказуемость, неспособность планировать на перспективу и отвращение к традиционным методам и приемам властвования.  «Это была личность, которая никогда не сомневалась в своем успехе», - пишет русско-американский исследователь В.Зубок[13]. Даже поклонники Горбачева отмечают, что некоторые черты его личности сыграли роковую роль в период обострения кризиса, когда нужно было быстро  наметить и реализовать программу действий,  преодолеть разброд и идеологический раскол в партии и  обществе. Вместо этого М.Горбачев колебался, постоянно лавировал.

Авторская вставка. Мое отношение к М.С.Горбачеву достаточно сложное. С одной стороны,  мне как заведующему сектором    Отдела ЦК КПСС в 1984-1988 гг., а позже с 1989 года  как заместителю и первому заместителю заведующего Международным Отделом ЦК  довелось работать под руководством  Генерального  секретаря , готовить вместе с коллегами   материалы к его  переговорам, присутствовать на беседах с зарубежными социалистическими партнерами, сопровождать во время  поездок  в некоторые соцстраны. Не скрою, что на первом этапе перестройки  у нас, работников международных структур аппарата  ЦК, преобладало воодушевление, хотя скептицизм  начал усиливаться, особенно когда пошла  бездумная ломка всего под предлогом обновления.

  Конечно, Горбачев  был талантливым и харизматическим руководителем, он умел быть  обаятельным человеком. Но в нем ощущалось тщеславие и самовлюбленность.  Горбачев буквально «таял» от похвал на Западе, от криков толпы: «Горби, Горби!». Михаил Сергеевич отличался говорливостью и был  мастером витиеватых, нередко двусмысленных выражений.   Президент и генеральный секретарь был властолюбив, но в мире социализма править без партии и массовой опоры  не удается никому. Не удалось это и Горбачеву, который в конце своей карьеры остался в окружении кучки  лично преданных ему людей, вроде  А.С.Черняева. Его ближайшие единомышленники - Э.А.Шеварднадзе, А.Н. Яковлев и  В.А.Медведев  отдалились от него. Целая группа политиков, начинавших с Горбачевым перестройку, включая Н.И.Рыжкова, А.И.Лукьянова  и Е.К. Лигачева, превратилась в его врагов.  Но  была еще Р.М. Горбачева, имевшая сильное воздействие на мужа. По-человечески можно понять переживания  Горбачева, потерявшего в сентябре 1999 года свою жену и друга.  Однокурсник Горбачева и Раисы Максимовны  по МГУ Зденек Млынарж (умер в 1997г.),  которого я отыскал по поручению генсека в ноябре 1989г. в Праге и помог добраться до Москвы, рассказывал мне, что повстречавшись с четой Горбачевых   в декабре 1989 года в «перестроечной» Москве после 22-летнего перерыва их дружеских связей,  он был поражен тем,   в каком одиночестве находится эта пара.  Горбачев и Млынарж  несколько раз беседовали о перестройке, причем Млынарж,  который в 1968 г.  в период «пражской весны» был секретарем  ЦК КПЧ, а  затем во время «нормализации»  был исключен из партии и  вынужден эмигрировать в Австрию, доказывал необходимость глубоких экономических преобразований и повышения уровня жизни, призывал к осторожности в ломке государственных структур. З. Млынарж присутствовал на церемонии принятия М.С.  Горбачевым присяги в качестве президента СССР и нужно отметить, что он был отнюдь не в восторге от открывающейся политической перспективы.  З. Млынарж и его однокурсник «Мишо» успели издать в 1995 году небольшую  книжку, содержавшую   их диалоги  о  судьбах социализма. Ее название было весьма характерное - «Не бывает счастливых реформаторов».

( Случилось так, что мне первому передали из Праги  о смерти З.Млынаржа и попросили известить Горбачева. В Фонде Горбачева я нашел только консультанта А.А.Галкина, который и сообщил Горбачеву, находившемуся в Америке,  эту печальную весть.)

Но  с другой  стороны, память хранит много положительного и одновременно негативного или по крайней мере двусмысленного  из политической практики тех лет. Например, провели в Москве рабочую встречу лидеров соцстран в ноябре 1986г., но сразу же забыли о том, что нужно не «галочки» ставить в политическом календаре, а последовательно работать над реализацией договоренностей. С большим трудом в 1988-89 годах  наладили отношения с Китаем, но в июне 1989г.  были почти готовы осудить жесткий, с применением танков   разгон демонстрантов в Пекине. Горбачев стал гораздо сдержаннее, чем раньше, говорить о китайском опыте, что однако  не помешало ему принять предложение Цзянь Цземина о китайском кредите  в 1991году. Китайцы сейчас Горбачева иначе ,как «могильщик социализма» ,не называют.

 Много было других странностей. Бухарест , 8  июля  1989 года. Встреча руководителей стран Варшавского Договора. Образно говоря, у  нас дом горит, у соседей пошел оползень, шатаются стены,  в Польше к власти пришла «Солидарность», а руководитель КПСС и  Советского Союза разглагольствует:  «Необходимо, оценивая происходящие в Советском Союзе перемены, приподняться с насиженных кресел, взглянуть на события с более высоких – исторических, философских позиций. Очень важно под таким углом зрения подойти к реальности, и тогда можно будет понять и теорию перемен, и политику перемен»[14].

Красноречивым примером колебаний Горбачева, ухода от ответственности было затягивание в 1989-90 гг.  с определением позиции по Катыни, хотя архивные документы находились буквально под боком у генсека. То же самое относилось и к вводу войск пяти соцстран в Чехословакию.

Наблюдая равнодушное  отношение Горбачева  к окружавшим его людям, не могу считать его демократом.  Не знаю, насколько искренним было  отрицание Горбачевым роли насилия в политике.  Например, В.И.Болдин, многолетний руководитель аппарата Горбачева, писал: «Те, кто знал его близко, никогда не могли понять, где начиналась и кончалась его искренность»[15].   В этой связи  вспоминается, как 7 июля 1989г.   М.С.Горбачев, прилетевший  из Парижа на встречу руководителей соцстран в Бухаресте, пригласил нас с Р.П. Федоровым к себе. Во время чаепития,  на котором присутствовали   Раиса Максимовна и Г.Х.Шахназаров, Генеральный секретарь на наш  вопрос, не следует ли применить более строгие меры, может быть, даже силу для наведения порядка у нас дома, резко ответил, что ни при каких условиях он не пойдет по этому пути. Но реальные факты свидетельствует о том, что опасаясь массовых протестных  демонстраций, Горбачев дважды давал  согласие на ввод войск в Москву – в феврале и марте 1990г. Чрезвычайное законодательство разрабатывалось с подачи Горбачева Применение спецназа и  вооруженных сил в Вильнюсе, Тбилиси,  Баку и Фергане, сопровождавшееся человеческими жертвами,  вызвало резкие протесты населения, что еще более усилило критику перестройки и лично Горбачева. В условиях обострения политической борьбы М.С.Горбачев, по моему мнению,  не выдержал напора как оппозиционных, так и просоциалистических сил.  Как руководитель государства и как ведущий партийный   политик, он не проявил силы воли, мужества,  патриотизма и веры в победу. Он постоянно лавировал, отступал,   успокаивая себя и соратников, что выход в  политике центризма, в поиске компромиссов. На последней стадии кризиса СССР, уже после Фороса, он пытался договориться с Ельциным, но президент России, набравший силу и почти перехвативший власть, пошел на договоренность с Горбачевым  насчет подписания нового  союзного договора - (а точнее говоря, договора о союзе суверенных государств (ССГ), что уже было уступкой со стороны Горбачева)- только  из тактических соображений. После провала  путча ГКЧП Ельцин последовательно лишал Горбачева власти, концентрируя у России все прерогативы СССР. Но верхом беспринципности Горбачева стали сложение  с себя 24 августа 1991г. полномочий Генерального секретаря ЦК КПСС и выраженная им  рекомендация о самороспуске ЦК КПСС. Компартия, в том числе КП РСФСР, была фактически запрещена на территории России вплоть   до решения судом вопроса о причастности КПСС  к ГКЧП. Но Горбачев не выступил в защиту своей партии ни тогда, когда Ельцин в его присутствии 23 августа на заседании Верховного Совета демонстративно подписал указ о запрете деятельности компартии, ни позднее, когда шли судебные заседания по «делу КПСС», на которые бывший генсек ни разу не явился, отделавшись письмом в СМИ.  Отказ Горбачева от КПСС возмутил как членов партии, так и большинство народа.

  (Вспоминаю, как нас, работников аппарата ЦК, выгоняли из зданий на Старой площади. Прозвучало объявление по внутренней радиосети, что необходимо всем  покинуть здание. Уточнили, что Горбачев дал на это согласие. Затем срочно собрали совещание  у  секретарей ЦК В.И. Купцова и А.С.Дзасохова, где руководителям отделов или их заместителям    были разъяснены условия ухода и обещано со ссылкой на префекта Центрального округа Москвы,  что позднее представится возможность заглянуть на свои рабочие места, чтобы забрать личные вещи. А пока под улюлюканье толпы  и досмотр сотрудниками охраны (из состава  все того же 9 управления  КГБ)  мы покидали здание  через задние ворота. Меня ждала на улице в толпе взволнованных родственников дочь Дина. В какой-то момент она закричала: «Папа, отвернись, телевизионщики тебя снимают!». По гроб жизни буду добрым словом вспоминать нашего водителя  Сергея К., который ждал нас на улице Разина и  отвез на дачу в Успенском. Вместе с женой Тамарой и дочерью Диной мы быстро начали  собирать  наши вещи, а Сережа вечером  отвез их  на городскую квартиру. Утром нас уже  отрезали от цековского автотранспорта. Но помогли родственники. Когда мы в  тот день  уезжали, хотя пребывание на даче было оплачено по октябрь включительно, принимавшая от нас  ключи работница хозотдела  сказала:  «Все восстановится, вот увидите.  КПСС не исчезнет». Через пару дней  начались другие волнения – телефонные звонки и приезды домой нарочных, вручавших повестки с вызовом на допрос в прокуратуру РСФСР.  Господа следователи  спрашивали, чем занимался Отдел,  где был и что делал В.М.  Фалин и   попутно  искали «золото партии».  А затем для меня  начались мучительные поиски работы. О  командировке послом  и думать не приходилось, это стало ясно еще в середине 1990г., когда Шеварднадзе возразил против предложения Фалина о назначении послами в восточноевропейских странах  ряда работников аппарата ЦК. Позднее департамент кадров МИД уходил от любых  обещаний, хотя ряд наших товарищей в 1990 г. все-таки перешел на работу  в МИД.  В августе 1991г. новый мининдел  Козырев, временно занявший секретарский  кабинет в 3 подъезде здания ЦК, «промурыжил» меня в приемной в течение часа, а потом отказался встречаться. Ничем мне не помог и первый заместитель министра иностранных дел В.Ф.Петровский, с которым мы общались в советские времена.  После долгих блужданий, в том числе  попыток заниматься бизнесом, мне   удалось устроиться на работу в Дипакадемию, где  в 1995г. я защитил кандидатскую диссертацию на тему политических кризисов в Восточной Европе в 1956-81годах (не мог сделать  это раньше, так как Е.К.Лигачев запретил работникам ЦК защищать диссертации).  С благодарностью вспоминаю настоятельные  советы  своего отца, посла СССР в отставке  Л.Н.Мусатова (1921-2001) , а также усилия  заместителя министра иностранных дел С.Б Крылова и ректора Дипакадемии   С.К. Романовского, помогавших мне вернуться к  своей профессии.)

   В отличие от экс- президента СССР   Ельцин шел к намеченной цели, не считаясь с потерями и моральными ценностями. Как теперь считается, сепаратизм шел сверху, дорогу ему прокладывал Ельцин. Сложилась беспрецедентная история:  империя, Россия, фактически выталкивала колонии, союзные республики. Ельцину  надо было развалить Союз по одной причине - устранить Горбачева. Очевидно, были и другие варианты, например, победа на выборах, но избрали более «простой путь»[16].    Ради  получения верховной  власти он  был готов на все, даже на сговор с Кравчуком и Шушкевичем  о прекращении существования СССР, а в 1993г.  - на разгон и  расстрел мятежного парламента. Осмысливая эти события,  Президент Казахстана Н.А.Назарбаев в 1992 г. заявил : «Без России Союз не распался бы». Есть все основания говорить и о « черной роли» президента Украины Кравчука ( кстати, бывшего секретаря ЦК КПУ по идеологии ), который подталкивал Ельцина к тому, чтобы новый Союз был как более аморфным, иначе ,мол, Киев не подпишет договор. По некоторым данным, Кравчук раньше Ельцина известил президента США о готовящейся встрече в Беловежской Пуще.

 Конечно, в новой России Горбачеву не нашлось места. Его попытка создать социал-демократическую партию, которую он когда-то    замышлял вместо КПСС,  провалилась. Народ давно уже ему не верил. Ельцин мстил экс-президенту до конца. Когда канцлер  Г.Коль начал просить за   Горбачева, утверждая, что тот  бедствует, Ельцин  показал ему  документы о размере пенсии экс-президента, о его даче, охране и других льготах. Горбачеву однако  пришлось уйти из здания бывшего Института общественных наук при ЦК КПСС  (Международная Ленинская школа) и   строить на Ленинградском проспекте новую-штаб квартиру  для своего Горбачев-фонда.  

 У бывшего президента СССР сохранились, как я понимаю, обиды на Буша и других западных лидеров. Он переоценил их отношение к нему лично и к перестройке, вернее он не понял, что их  интересовал не демократизм советской системы, а  развал Советского Союза. Особенно его задел прохладный прием на встрече с «семеркой» в Лондоне летом 1991года. Они выбросили  свыше 100 млрд. долларов на войну в Персидском заливе, говорил Горбачев,  а ему, отцу перестройки, не нашли 20 млрд. долларов. Но американскую «Медаль Свободы» из рук президента США он принял в 2008г.  равно, как и чек на 100 тысяч долларов.

 Подводя итог, в  целом по всей совокупности деяний политическая деятельность М.С.Горбачева, по моему убеждению,  не заслуживает особо  высокой  оценки. Когда говорят об окончании конфронтации, о прекращении  «холодной войны» и о  сокращении ракетно – ядерных вооружений, то позиция руководства СССР, конечно, играла важную, даже нередко  инициативную  роль, но не будем забывать, что речь все-таки  идет  о двусторонних советско – американских договоренностях.Но даже если считать, что «изменение внешнеполитического курса, разоружение и сближение с Западом стали самыми большими достижениями Михаила Горбачева», то сам факт,  что «сегодня разворачивается вторая холодная война указывает на то,-отмечает известный политолог В.Иноземцев,- что и здесь что-то пошло не так»[17].      Что же касается реформаторской деятельности бывшего президента в нашей стране, то  вместо обновления страны, ее модернизации и роста народного  благосостояния  наступил экономический и социальный  кризис, вместо свободы пришла анархия,  а затем   произошел всеобщий крах, причем в одночасье распалось мощное  единое  государство. Народ, разуверившийся в Горбачеве и перестройке, уставший от его речей о свободе, демократии, гласности   и правах человека, безмолствовал.Не было демонстраций в поддержку как Горбачева ,так и КПСС.    Дискуссия о роли Горбачева, о его ответственности за развал СССР  продолжается. Если бы в 1991г. в ходе т.н. путча  победили представители традиционной партийно-государственной элиты, противники Горбачева, то неминуемо возник бы вопрос о его политической и уголовной ответственности. Но победу одержал Б.Н.Ельцин, который ненавидел Горбачева, но сам он  был выходцем из КПСС и к нему тоже имелось немало претензий. Может быть,   у Ельцина чесались руки, но западные деятели, прежде всего американские, явно  не позволили поднимать вопрос о судебном преследовании Горбачева. Он был их партнером по изменению соотношения сил в мире, он довел Советский Союз до исчезновения, а КПСС до запрета. Российскому руководству заниматься «разборками» прошлого,  явно сейчас  не с руки, есть вещи поважнее.    Другое дело, что нынешнему руководству России практически  во всех государственных  делах приходится сталкиваться с последствиями ошибочных решений того времени, с  нерешенными  или  сознательно  отложенными  проблемами.

Сейчас кое-кто, даже отдельные депутаты Госдумы,  поднимают вопрос об организации  суда над Горбачевым. Основания для этого, конечно, имеются , но тогда уж надо идти до конца и ставить вопрос об ответственности и  Ельцина. Они оба несут ответственность за развал прежней великой страны. Но, по всей видимости, этот вариант с судом  выглядит  бесперспективным.

                                              ******

Что бы ни говорили сейчас сам Горбачев и его окружение об отношениях с соцстранами, Президент - Генеральный секретарь, нуждаясь в международной поддержке перестройки, фактически подталкивал союзные социалистические страны, правда, чаще всего не напрямую, а скорее косвенными методами, к переменам в духе советской перестройки, к смене руководителей, к расширению гласности и демократии, к изменению характера взаимоотношений и сотрудничества с Советским Союзом. В вихре перемен, вызванных горбачевской  перестройкой, первыми рухнули социалистические  страны в Восточной Европе, поскольку их системы были менее устойчивыми, они не отличались гибкостью и стабильностью, хотя были моложе советской модели на 30 лет,   они находились  в разной степени готовности к радикальным изменениям, переживали предкризисную стадию в экономике, увязли в  долгах Западу. Руководители  соцстран не смогли приспособиться к меняющейся обстановке, причем замены  «старой гвардии», проведенные в 1988-89 гг. в ряде стран  не без подачи Горбачева, не дали результата как с точки зрения  качественных характеристик  новых лидеров, их калибра , так и по причине  явных промедлений с обновлением кадрового состава руководства.  Без политической и экономической  помощи и без военной поддержки Москвы правящие компартии европейских соцстран, отпущенные Горбачевым в свободное плавание,  не могли удержать власть, что нашло подтверждение в ходе демократических, антибюрократических  революций 1989–1990гг.

 Как это все происходило? Став Генеральным секретарем ЦК КПСС, Горбачев получил неограниченную власть, он мог, как никто другой, оказывать огромное влияние на внутреннюю  и внешнюю политику СССР. Но на первых порах он был вынужден оглядываться на влиятельных членов Политбюро – А.А. Громыко, М.С. Соломенцева, Н.А. Тихонова, В.В. Гришина и Г.В. Романова. Из новых членов руководства он опирался на Е.К. Лигачева и Н.И. Рыжкова, которые активно поддержали его избрание на высший пост, а также на  В.М. Чебрикова и А.И.Лукьянова. Затем М.С.Горбачев перекроил  на свой лад состав руководства, добавив близких по духу партнеров, прежде всего А.Н.Яковлева, В.А Медведева  и Э.А.Шеварднадзе.  За шесть лет правления М.С.Горбачева сменились весь состав Политбюро ЦК КПСС, три премьер-министра и практически все союзные министры.

  В  деятельности Горбачева вначале проявились два подхода – стремление к обновлению политики, к отмене всего отжившего и консервативного и одновременно привязанность к традициям послевоенного периода, желание сохранить преемственность политической линии. Как отмечал помощник Генерального секретаря ЦК КПСС Г.Х. Шахназаров, политика Горбачева на первом этапе была без изменений, «оставаясь в традиционных рамках и проводилась привычными устоявшимиcя методами, хотя и здесь динамичная личность нового советского лидера вносила оригинальные элементы»[18]. Но по мере формирования политики перестройки и гласности (а весной 1985г. не было еще никакой концепции, имелись лишь общие  замыслы  обновления и ускорения развития страны)  усиливался отход от традиционных форм и начиналось «творчество», причем на эклектической основе, в обстановке усиливавшейся критики развития страны и деятельности партии на всем протяжении нашей истории.

М.Горбачев в 1995 г. так рассказывал о своих замыслах в международной сфере: «Представления о необходимости серьезного изменения внешней политики сформировались у меня под воздействием многих факторов еще до моего избрания генсеком. Не стану утверждать, что к этому моменту в портфеле лежал детально разработанный план действий, но была достаточно ясная цель и, в общем виде, наметки первых шагов. Так что перестройка начала продвигаться сразу внутри и вовне, успех на одном направлении подталкивал движение на другом, неудача, соответственно, тормозила дело на обоих»[19]. Во внешней политике намечался поворот почти на 180 градусов. В необходимости этого надо было убедить членов коллективного руководства партии, а кого-то, кто возражал,  просто поменять. Значительные персональные изменения в составе ЦК и Политбюро, первых секретарей обкомов партии были проведены в 1986 – 1987 гг. Венцом кадровых перетасовок явился вывод из состава ЦК в 1989г. 110 заслуженных, авторитетных работников «по собственному желанию», перед последним съездом КПСС. Есть основания полагать, что кадровая чехарда была одной из главных ошибок творца перестройки.

Концепция перестройки, как она была сформулирована в докладах Горбачева на съездах и пленумах, выступлениях и в его вышедшей в 1987 году  книге  «Перестройка для нашей страны и всего мира», переведенной на многие языки в количестве 5 млн. экземпляров, представляла смешение постулатов марксизма-ленинизма,  идей современной европейской  социал-демократии, американского либерализма и выводов, почерпнутых из докладов Римского клуба, комиссий Пальме, Брандта и Трехсторонней комиссии (международной неправительственной организации из авторитетных политических деятелей США, Европы и Азии). Уже в наши дни, анализируя итоги и последствия перестройки, Горбачев-фонд в докладе, посвященном 20-летию перестройки, определял ее как «реформы сверху с целью кардинального обновления системы, которые переросли в массовое движение снизу. В концептуальном плане магистральную линию перестройки составила идея перехода от авторитарно-бюрократического социализма к его гуманистической модели, чьи контуры были очерчены в мировой социалистической мысли. Пик демократических преобразований в СССР пришелся на конец  80-х годов. Именно тогда общественная самодеятельность стала приобретать массовый, нередко спонтанный характер[20]. Необходимо добавить, что первоначально программа перестройки строилась по принципу «больше социализма, больше демократии», но затем акцент был перенесен на демократию, а политика отодвинула в сторону экономику. Провал в этой сфере повлек за собой провал всей перестройки.

 Одна из центральных позиций в философии перестройки выражалась в том, что приоритет отдавался глобальным, общечеловеческим ценностям, классовые интересы отводились на задний план. Провозглашался отход от конфронтации, отказ от применения силовых решений в пользу политических методов. Выдвигался лозунг деидеологизации международных отношений и внешней политики. Миру было представлено новое политическое мышление. В Европе предлагалось распустить военные блоки и  построить «общеевропейский дом».  Во всем чувствовалось сильное идеализированное начало, которое было позднее  усилено нарочитыми восторгами на Западе, прежде всего в адрес творца перестройки и нового мышления, поскольку Москва на глазах - и самостоятельно!? - меняла прежнюю  политику.

В области внешней политики М.С. Горбачев намеревался прервать конфронтацию, притормозить гонку вооружений, снять угрозу ядерного конфликта, восстановить доверие, установить нормальные отношения с Западом, прежде всего с США. На базе равноправия и паритета, провозглашения широковещательных мирных инициатив это сделать было трудно. «Угроза ядерного апокалипсиса побуждала искать неординарные пути выхода из этой ситуации. Развязать гордиев узел можно было, лишь изменив сложившийся конфронтационный порядок»[21]. В выступлении Горбачева на активе в МИД СССР в мае 1986 г. и в докладе на XXVII съезде КПСС было изложено множество предложений. Речь шла о том, чтобы создать «принципиально новую концепцию всеобъемлющей безопасности, охватывающей все стороны отношений между народами и государствами, включая их человеческое измерение»[22], осуществить ядерное разоружение к 2000 г., сократить ракетные арсеналы, запретить и уничтожить химическое оружие, отказаться от создания других видов оружия массового уничтожения, снизить уровни военных потенциалов государств до пределов разумной достаточности, а также распустить военные блоки и не создавать новые, сократить военные бюджеты. ( Надо ли говорить, что эти предложения были сырыми, так сказать, непропеченными). Выступая в МИД, генсек сказал, что остановить роковой ход событий (сползание к ядерному конфликту) способен только Советский Союз. Невольно возникает вопрос, почему только Советский Союз? И так ли был неминуем ядерный конфликт, как это рисовала наша пропаганда? Например, авторитетный дипломат В.М.Фалин в записке на имя Генерального секретаря в мае 1988 г. писал по данному вопросу более корректно: «Не все, естественно, зависит от советской стороны. Многое физически невозможно и впредь сделать без взаимности США и их союзников. Но отныне всем известно или должно быть известно: объем и уровень разоружения зависит всецело от Запада»[23]. Стратегия и тактика нашей внешней политики, по мнению Горбачева, должна была заключаться в том, чтобы избежать ядерной опасности, но одновременно оградить интересы Советского Союза. Было подчеркнуто, что без ускорения невозможно сохранить мировые позиции социализма, без придания динамики развитию страны у нас нет перспективы, ибо нами создано отсталое общество. Горбачев ориентировал советскую дипломатию на достижение успеха на всех крупных переговорах. Он считал, что «дипломатическая телега» двигается со скрипом, по старой наезженной колее. Нужно, дескать, настраиваться на компромисс и не думать, что другая сторона глупее нас. Очевидно, изначально Горбачеву развязки крупнейших проблем безопасности и разоружения виделись в определенных уступках на базе доверия и взаимной ответственности, в отказе от некоторых позиций, особенно в области разоружения. Рассуждая с позиций дня сегодняшнего, можно отметить, что советская внешняя политика, конечно, нуждалась в переменах, но не в такой кардинальной степени, как это наблюдалось в 1985 – 1991 гг.

Вначале генсек подчеркивал, что когда наметится перелом к лучшему во внутренних делах, то начнется перелом к лучшему и в делах внешних. Но катастрофой для нашей страны явилось то, что потерпев неудачу во внутренней перестройке, Горбачев попытался компенсировать  это успехами и высокой активностью на внешнеполитической арене, тем более что там он встречал признание. В спешке и достаточно бессистемно из Москвы выдвигались предложения, которые привели к сдаче многих наших исторических позиций. Запад выслушивал «лекции» о новом мышлении, но в практической области уступал нам гораздо меньше, чем добивался от советской стороны. Фактически Горбачев осуществил коренной поворот во внешней политике, внешне третий по счету в истории Советского Союза после И.В. Сталина и Н.С. Хрущева. Но этот принципиальный поворот был «сопряжен с окончательным отказом от революционно-государственного прозелитизма». [24].  Поворот, как полагает большинство специалистов, во многом совершался под прямым воздействием острейшего  финансово-экономического кризиса, поразившего экономику и внешнеэкономические связи Советского Союза.   В результате поражения перестройки и беловежского сговора Советский Союз утратил статус сверхдержавы и распался, а Россия, пережив эту геополитическую катастрофу, превратилась в региональную державу, которая пытается восстановить положение одного из ведущих государств мира. Запад настолько привык после 1991г. задвигать Россию, что речь президента Российской Федерации  В.В.Путина в Мюнхене в 2007г., когда он сказал, что Россия – великая держава, у нас есть свои интересы и Москва будет проводить свою политику, вызвала переполох и изумление  западных партнеров. 

Вряд ли сам Горбачев,  взойдя на командирский  мостик,  предполагал, что его инициативы по реформированию внешней политики, в частности, в отношении стран социализма, приведут к таким неоднозначным результатам, впрочем, как и вся политика перестройки, первоначально нацеленная на обновление социализма в духе ленинизма, а потом сведенная к социал-демократической модели. Перестройка была задумана для модернизации и продления жизни социализма в Советском Союзе, а на деле она его похоронила. В этом отношении перестройка, как и хотел того Горбачев, стала необратимой – она «разрушила как коммунистическую систему, так и советскую империю»[25]. Таким образом, поражение перестройки затронуло не только сферу марксистско-ленинских  идей, но и привело к потере советской государственности, советской федерации.  Нечто подобное произошло и с союзными нам соседними государствами в Восточной Европе.

Как это происходило?  В 1985-86 гг. новому генеральному секретарю среди первоочередных задач предстояло освоить и наследие своих предшественников – тесные союзнические отношения  со странами социалистического содружества и государствами – членами Организации Варшавского Договора. Это направление  во внешней политике СССР считалось по традиции приоритетным, но судьбы войны и мира, глобальной безопасности решались, конечно, не здесь. Для нового советского лидера, разумеется, на первом месте стояли вопросы отношений с США и ведущими западными странами. «Понимая, что никакое улучшение в мировых делах невозможно без участия США – говорил Горбачев – мы, прежде всего, восстановили политический контакт с американским руководством».[26] В дальнейшем в политике Горбачева к 1989 г. наступит момент, когда страны Восточной Европы, фактически сателлиты Советского Союза станут разменной картой в торге с западными державами за благосклонность к его курсу, за поддержку перестройки и, в том числе, за получение финансово-экономической помощи.

Пока же по инерции в 1985г. решалась задача продления (без изменений) на 20 лет Варшавского Договора  (возражала только Румыния, но затем Н.Чаушеску согласился, получив от Москвы прибавку поставок нефти и расширение товарооборота). Позже была подновлена военная доктрина ОВД, причем в случае конфликта или войны все вопросы  решались бы советским командованием. Горбачев начинал по-старому, в духе доктрины «ограниченного суверенитета», правда, позже стал говорить об освобождении социалистических стран от великодержавных пут. А в деятельности ОВД после обновления военной доктрины было усилено по тактическим соображениям политическое начало. Но весной 1986 г. Генеральный секретарь на встрече  с активом МИД  заговорил о «новом этапе» в отношениях с социалистическими странами. Эти государства, по его мнению, давно прошли фазу своего формирования. Они стали зрелыми, обладают прочной экономикой и социальной сферой. Зачастую они живут лучше нас. И вывод – их больше нельзя водить за руку. Звучало все это неплохо, но если задуматься, то содержало и двусмысленность.

В деятельности М.С. Горбачева на социалистическом направлении в 1985 – 1988 гг. можно выделить три линии:

1. После первого посещения социалистических стран и знакомства с их лидерами он укрепился  во мнении о необходимости переводить отношения на новую основу, в том числе  попытаться вновь наладить отношения с Китаем. Это удалось сделать в 1989 – 1990 гг. М.Горбачев здесь разделяет с Дэн Сяопином заслугу  в восстановлении советско-китайских отношений. В мае 1986 г. в записке в Политбюро ЦК КПСС «О некоторых актуальных  вопросах сотрудничества с соцстранами» Генеральный секретарь изложил принципы отношений с социалистическими странами: подлинное равноправие, согласование позиций, совершенствование связей и общая ответственность за развитие мирового социализма при уважении суверенитета и самостоятельности каждой страны. Историческая часть записки не отличалась особой самокритичностью, но главное было в попытке обновить отношения, придать им новые импульсы и ослабить бремя, которое нес на своих плечах Советский Союз. Коллеги по Политбюро, рассмотревшие записку на заседании  в начале июля 1986г.,  поддержали Горбачева. Как он считал, «за редким исключением все в руководстве видели зияющие дыры в системе сотрудничества с соцстранами, в особенности по линии народно-хозяйственной. И первым практическим шагом стала реформа внешнеэкономического механизма, начатая в августе 1986 г.»[27]

Была ограничена государственная монополия внешней торговли. 20 министерствам и десяткам крупных предприятий разрешили самостоятельно выходить на мировой рынок. Всем предприятиям предоставили право установления связей с партнерами в социалистических странах. Вопросы ценообразования по кооперационным поставкам передали на рассмотрение сотрудничающих предприятий при соблюдении общих параметров. Был решен и целый ряд других вопросов, включая упрощение порядка деловых поездок за рубеж. По оценке секретаря ЦК КПСС В.А. Медведева, отвечавшего до конца 1988 г. за связи с соцстранами, такой поворот носил волевой характер, он представлял забегание вперед с точки зрения общей реформы советской экономики. Такую же оценку дает и бывший Председатель Совета министров СССР Н.И. Рыжков. Предприятия и объединения не обладали еще материальными возможностями для прямых связей с зарубежными партнерами. Но это, дескать, делалось сознательно для оказания влияния на ускорение внутренней реформы экономического механизма, чтобы право выхода на зарубежный рынок постепенно наполнялось реальным содержанием[28].

2. Важным моментом стала активизация политических контактов высших руководителей. С осени 1985 г. действовал институт регулярных неформальных встреч первых секретарей компартий европейских социалистических стран. Имелось в виду, что этот инструмент позволит лучше, чем на Крымских встречах эпохи Брежнева, согласовывать вопросы внешней политики, экономического сотрудничества, а также обсуждать проблемы развития мирового социализма. Поскольку трудно было находить время для отдельных встреч, они чаще всего стали привязываться к заседаниям Политического Консультативного Комитета (ПКК) Варшавского Договора. Именно так первая подобная рабочая встреча прошла в Софии осенью 1985 г. Поначалу этот механизм действовал, вызывая интерес партнеров, но затем, к сожалению, выродился в сугубо информационный, обычно в связи с советско-американскими саммитами.

3. В ходе своих контактов с руководителями союзных стран Горбачев уловил потребность в перестройке экономических связей с «братскими странами», в реконструкции работы СЭВ. На партийной встрече в Софии в 1985 г. советская сторона предложила разработать комплексную программу научно-технического прогресса стран – членов СЭВ в целях ликвидации отставания содружества в области науки и техники. Попытка социалистических стран подключиться к европейским программам, в частности к «Эврике», не удалась, поэтому пришлось действовать, опираясь на собственные силы. Ничего хорошего из этого, как известно, не вышло. Позже по инициативе Горбачева в Москве в ноябре 1986 г. была проведена Рабочая встреча высших руководителей стран – членов СЭВ для обсуждения вопросов взаимного сотрудничества. Некоторые руководители предлагали ограничить состав участников только странами ОВД, считая других слаборазвитыми, но советская сторона настояла на сэвовском характере, поэтому в Москву прибыли также Ф. Кастро, Ж. Батмунх и Чуонг Тинь. Горбачев, а вместе с ним в совещании участвовал Рыжков, во время этой закрытой встречи выступал три раза – по общему вопросу, о внешней политике Советского Союза и с заключительным словом.

Существо позиции, изложенной Горбачевым, сводилось к следующему. Перед социалистическими странами стоит  «неумолимая альтернатива»: либо социализм резко прибавит шаг, выйдет на самые передовые рубежи науки, техники, экономики, убедительно продемонстрирует привлекательность нашего образа жизни, и тогда упрочатся его позиции в мире, откроются новые перспективы мирового революционного процесса; либо – увязнем в трудностях и проблемах, утратим динамизм, и тогда начнут нас теснить, попытаются отбросить назад со всеми вытекающими отсюда последствиями для судеб социализма и мира. А с учетом той огромной роли и ответственности, которую несет на своих плечах мир социализма, это скажется и на судьбах человечества. Вот, по сути, какова цена нынешних решений и действий каждой из наших партий и всех нас вместе». По мнению Горбачева, все братские партии едины в том, что надо активизировать такой «могучий фактор прогресса», как сотрудничество соцстран. Он заявил, что перестройку в Советском Союзе следует рассматривать не только как внутреннюю советскую потребность, но и как вклад в решение проблем мирового социализма. Остановлюсь на этом моменте. Горбачев провозглашал самостоятельность и независимость социалистических  стран, но практической политикой он навязывал им свою концепцию перестройки, независимо от их состояния и готовности. В  этом вопросе я не могу согласиться с Г.Х.Шахназаровым, который в своей замечательной книге «Цена свободы» написал, что якобы «необоснованны утверждения, будто Горбачев намеренно пытался перенести перестройку на почву всех социалистических стран. Это выдумка»[29]. Какая выдумка, когда здесь крылась причина его  стычек и трений  с лидерами стран Варшавского Договора?  Некоторые руководители  испытывали и личную антипатию к Горбачеву. Он действительно говорил, что главный инструмент воздействия на союзников – это  сила примера перестройки. Но попыток вмешательства, направления указаний послам (или другим представителям) о корректировке при встречах с лидерами соответствующих стран  некоторых вопросов в желательном для Москвы ключе, навязывания встреч советского президента-генсека  с полным составом руководства партий, поскольку их  руководители № 1 придерживают часть информации, идущей от Горбачева, не все  доводят до сведения  остальных членов руководства,  было немало.  Наконец, Горбачев счел, что стареющие  лидеры, даже те,  к кому он демонстрировал уважение, нуждаются в замене  Естественно, что у этих руководителей   проявлялось простое чувство самосохранения.

Давая на Рабочей встрече (ноябрь 1986г.) характеристику ситуации в мире социализма, Горбачев был осторожен, чтобы не наткнуться на возражения партнеров. Он сказал, что новый строй доказал свою прочность, выдержал кризисы, усугубленные действиями империалистов. Но надо, дескать, дать правильную, бескомпромиссную оценку и возникшим проблемам. «Во  второй  половине 70-х – начале 80-х годов развитие мировой социалистической системы замедлилось». ( По данным Отдела ЦК КПСС среднегодовой прирост национального дохода в странах СЭВ сократился с 6,5% в 1971-75 гг.  до немногим более 2% в 1981-82гг.  Не только в кризисной Польше или в Венгрии, но и в ряде других стран произошло абсолютное  падение используемого национального дохода. В СССР наблюдался нулевой прирост ВВП. Лишь в Китае происходило заметное ускорение в экономике, но социальная обстановка оставалась напряженной.) Горбачев отмечал, что «появились неблагоприятные тенденции в экономике и социально-политической сфере. Не удалось вовремя и с должным размахом соединить достижения научно- технической революции с преимуществами планового социалистического хозяйства. Запоздали со структурной перестройкой экономики, переводом ее на рельсы интенсификации. Конечно, и в этот сложный период социалистические страны не стояли на месте, а некоторые сумели сохранить неплохие темпы роста. И  все же, если брать содружество в целом, приходится признать: произошел спад динамики»[30].

М.С.Горбачев указал и на негативные последствия широкого применения отдельными странами  западных кредитов и технологий. По его мнению, необходимо налаживать связи с Западом, но  сотрудничество должно быть свободно от попыток использовать его в  неблаговидных политических целях. Горбачев не мог не затронуть такой деликатный вопрос, как роль СССР в становлении соцстран после второй мировой войны и вместе с тем его ответственность за создавшееся к 80-м годам положение. Советскому Союзу, как он сказал, пришлось выступать в роли «своего рода опекуна в мире социализма (хорошо ли это делалось или плохо, удачно или неудачно, я сейчас не говорю)». Сложившийся тип сотрудничества (фактически патернализм, нередкое вмешательство во внутренние дела, копирование советского опыта и др., хотя Горбачев об этом прямо не сказал) был объясним на начальной стадии, но по мере укрепления братских стран, роста их экономической мощи и политической стабильности он все меньше оправдывал себя. Постепенно, по словам Горбачева, такого рода отношения стали превращаться в «тормозящий фактор нашего развития». Самокритично было отмечено, что некоторые советские товарищи считали себя, чуть ли не единственными хранителями учения марксизма-ленинизма, проявляли подозрительность к творческим  поискам других стран. Но проявлялась и другая тенденция – отдельные страны стали замыкаться, искать решения не на коллективной основе.

Что же предложил лидер Советского Союза после таких оценок, которые впервые прозвучали на форуме высших руководителей соцстран? М.С.Горбачев изложил принципы взаимоотношений стран социалистического содружества, которые  означали отказ от так называемой доктрины Брежнева (без прямого указания на это в тексте выступления) и перестройку сотрудничества со своими социалистическими партнерами. (В ряде научных работ указывается, что руководители соцстран не поняли, о чем идет речь. Сам Горбачев дал такую оценку в выступлении на конференции в Горбачев-Фонде в ноябре 1995г.)[31].

На рабочей встрече 1986г. говорилось о том, чтобы политические отношения строились на основе равноправия и взаимной ответственности. Никто в соцсодружестве не может претендовать на особое положение. Безусловные принципы – самостоятельность каждой партии, право суверенно решать вопросы развития страны, каждая партия несет ответственность за свою политику перед собственным народом. (Опытные руководители «братских партий» уловили этот нюанс – они отвечают за свои решения перед своими народами, а не перед Москвой и мировым коммунистическим движением). Горбачев постарался смягчить данный резкий поворот, он пояснил, что успехи содружества невозможны без заботы каждой партии и страны не только о собственных, но и об общих интересах, без уважительного отношения к друзьям и союзникам, обязательного учета их интересов и опыта. В центр сотрудничества надо  поставить обмен опытом социалистического строительства. Позже у Горбачева новая настроенность выражалась так: вы, дорогие товарищи, сами отвечаете за свои дела, сами ищите выход. Иногда он добавлял: в рамках социалистического выбора.

В экономических  отношениях рекомендовалось последовательно соблюдать принципы взаимной выгоды и взаимной помощи. Естественная основа социалистической интеграции – эквивалентный обмен продуктами национального труда. Но Горбачев отметил необходимость оказания коллективной помощи странам с менее развитой экономикой – Кубе, Вьетнаму, Монголии с целью включения их в систему социалистического разделения труда. Это не вызвало положительных откликов у «европейцев», никто не хотел помогать, хотя руководители этих стран просили дополнительной помощи. Помогать опять должен был Советский Союз. 

В международных делах Горбачев в выступлении сделал акцент на сочетании инициативы каждого с общей согласованной линией. Ни одна страна, включая Советский Союз, сказал он, не может решать свои национальные задачи на международной арене в изоляции от общего курса. И точно так же согласованная внешняя политика может быть эффективной только в том случае, если учитывается вклад каждого государства в общее дело.

В сфере сотрудничества предлагалось закрепить практику проведения Рабочих встреч высших  руководителей, повысить эффективность контактов глав правительств, совещаний секретарей ЦК компартий, активизировать связи парламентов, профсоюзов, молодежных организаций и т.д. Вопрос о реформе СЭВ решено было проработать дополнительно. Горбачев говорил о необходимости ускорить ход интеграционного процесса. По его мнению, СЭВ должен сконцентрироваться на согласовании экономической политики, разработке долгосрочных программ сотрудничества и различных проектов. А другой задачей явится разработка и согласование нормативных основ интеграционного механизма, правовых и экономических условий прямых связей предприятий. Но это были замыслы. По линии СЭВ состоялись две сессии, но без особого результата. В частности, на 43-й внеочередной сессии СЭВ в октябре 1987 г. было решено разработать коллективную концепцию социалистического разделения труда на 1991 – 2005 гг., а также программы многостороннего сотрудничества европейских стран – членов СЭВ с Вьетнамом, Кубой и Монголией. Понятное дело, что все это осталось пустым пожеланием.

 На Рабочей встрече в Москве (ноябрь 1986) руководители социалистических стран в целом поддержали Горбачева.  Особо ему понравилась позиция В. Ярузельского, а также, хотя в меньшей степени – Я. Кадара и Ф.Кастро. Было замечено, что Г. Гусак и Т. Живков поддержали Горбачева с оговорками. Т.Живов позднее прямо говорил, что в предложениях Горбачева не было ничего нового по сравнению с тем, что выдвигали в свое время Хрущев и Брежнев.  Горбачев  в своем кругу критиковал выступление Н. Чаушеску («он, оказывается, все сделал до нас, и перестройка в Румынии началась в 1965 году», «позиция Румынии, особенно по международным вопросам, часто не совпадала с общим мнением»). Но подобные заявления делал и Э. Хонеккер. Следует отметить, что  Чаушеску и Хонеккер, поддерживая идею улучшения сотрудничества на межгосударственном уровне, негативно отнеслись к предложению о расширении прав и самостоятельности предприятий, особенно установлению  прямых связей с партнерами.

 По мнению Горбачева, выраженному в его мемуарах,   Рабочая встреча в Москве (ноябрь 1986г.) «была серьезной попыткой сообща найти пути преодоления нараставших во всех странах СЭВ экономических и социальных трудностей. Они грозили перерасти в непредсказуемый по силе и последствиям кризис, но всей глубины его тогда еще никто не осознавал. Вроде бы рассуждали основательно, не уходили от болезненных, «неприятных» проблем, а у меня все-таки осталось впечатление некоторой теоретической отстраненности от жизни. Не слишком верилось, что наши дебаты дадут импульс к неотложным действиям»[32]. Но на заседании Политбюро 13 ноября 1986г. Горбачев выступал иначе. Как отмечает в своих рабочих записях член Политбюро ЦК  КПСС В.И.Воротников, генсек   был доволен итогами встречи: «Встреча очень продуктивная, откровенная, конструктивная. Концепция ускорения, перестройки, человеческого фактора поддержаны ими. Наши оценки КПСС, ее роли и места нашли понимание. Согласились с тем, что следует укреплять связи в области организационно-партийной работы, культуры и идеологии, международных отношений. Ввести в практику регулярные встречи секретарей ЦК по этим вопросам. Шел разговор о необходимости серьезной перестройки деятельности СЭВ, ее совершенствовании. Они готовы сотрудничать, но больше на двусторонней основе. Поддержана друзьями идея о совместной встрече с участием стран Европейского сообщества (СЭВ и ЕЭС). Высказались за разработку специальной программы». [33]

Главное было в другом. Перестроить экономические отношения, фактически на рыночной основе, не удавалось. И времени было мало, и механизм связей был не проработан. Принятая в конце 1985г. комплексная программа научно-технического прогресса стран – членов СЭВ осталась на бумаге. Из 93 тем, сгруппированных по 5 направлениям, только третья часть предусматривала выход на мировой уровень. Не была доработана проблема финансирования, отсутствовал общий экономический механизм. Многие разработки оставались на уровне проектов и не были доведены до производства.

Партнеры были скептически настроены в отношении способности перестроить СЭВ, они скорее были готовы развивать двусторонние отношения с Советским Союзом. В.А. Медведев отмечал, что как только СССР внес предложения о реконструкции СЭВ, наши партнеры задумались. А до этого сами говорили о переменах. Не были созданы ни объединенный рынок, ни таможенный союз, не удалось приблизиться к конвертируемости, прежде всего рубля. Об общей валюте речи не шло. Авторитет СЭВ упал. Очень трудно проходила координация народнохозяйственных планов на следующую пятилетку 1991-1995гг. Возможности Советского Союза были ограниченными, товарооборот падал. Нарастала задолженность соцстран западным странам (порядка 120 млрд. долл., без СССР и КНР). Но новым моментом было появление задолженности Советского Союза «братским странам», поскольку советские предприятия, занятые лихорадочной перестройкой, срывали поставки. Отрицательное сальдо внешней торговли со странами СЭВ составило в 1989 г. 2,6 млрд. рублей (а  с развитыми капстранами  - 4,1 млрд. рублей). Партнеры - соцстраны  отказывались от закупки военной техники в СССР. Критической была ситуация с экспортом советской нефти и энергоносителей  из-за падения цен на мировом рынке. Москва  срезала  в 1980г. на 10 % поставки нефти в соцстраны, но не решилась  пойти на эту меру в отношении Польши, где внутренний кризис подошел к последней черте.  Советское руководство в 1986г. еще не забывало об обязательствах обеспечивать политическую стабильность европейских соцстран, поэтому  довело затем  поставки нефти в соцстраны до 85,3 млн. тонн (в 1980г.- 84,8 млн. тонн ). Но после уменьшения впервые в советской истории добычи нефти в 1985г. ( на 12млн. тонн)  пришлось сократить экспорт нефти  в капстраны до 37,6.млн.тонн ( в 1983г. их объем составил  44,8 млн. тонн)[34], что отрицательно сказалось на поступлении валюты.  

 Ставка на создание совместных предприятий с соцстранами не принесла положительных сдвигов. На первое января 1989 г. их насчитывалось 191,  на первое  апреля 1990г. уже 1483[35] , но  доля их продукции была маленькой. Нужно отметить, что  надвигавшийся финансово-экономический кризис в Советском Союзе, а руководство социалистических стран ощущало его приближение, накладывал тень на всю систему сотрудничества и отрицательно сказывался на внутреннем положении в социалистических странах.

Углубление кризиса в Советском Союзе не было секретом  ни для кого. В Основных направлениях стабилизации народного хозяйства и перехода к рыночной экономике, одобренных Верховным Советом СССР 19 октября 1990г., прямо говорилось о «глубоком экономическом кризисе в стране». И далее: «Положение в народном хозяйстве продолжает ухудшаться. Снижаются объемы производства,  рвутся хозяйственные связи. Усиливается сепаратизм. Опустошен потребительский рынок. Дефицит бюджета и платежеспособность государства достигли критических величин. Нарастают антисоциальные явления и преступность. Все более трудной становится жизнь людей ,падает их интерес к труду, рушится вера в будущее. Экономика находится в крайне опасной зоне - старая административная система разрушена, а новые стимулы работы в условиях рынка еще не созданы. Нужны энергичные меры, основанные на общественном согласии, для стабилизации положения и ускоренного продвижения по пути к рыночному хозяйству».[36]

Под давлением ближайших соратников (после слабого выступления Горбачева на сессии Верховного Совета 16 ноября члены  Полибюро и секретари ЦК  на ночном заседании уговорили генсека – президента выступить на другой день более решительно).  М.С.Горбачев 17 ноября 1990 года внес восемь предложений по укреплению основ исполнительно-распорядительной власти, предложив, в частности,  учредить вместо Совмина Кабинет министров (его возглавил  В.С. Павлов, заменивший в январе 1991г.  заболевшего и ушедшего в отставку Н.И. Рыжкова), ввести пост вице-президента (по настоянию президента со второй попытки им стал Г.И.Янаев )  и провести референдум о сохранении Союза как обновленной федерации равноправных суверенных государств. IV Съезд народных депутатов в декабре принял эти предложения, предоставив Горбачеву новые большие полномочия: непосредственно руководить Кабинетом министров, возглавлять Совет федерации и Совет безопасности.

На референдуме 17 марта 1991г.  большинство населения (76% из 80% граждан, внесенных в списки для голосования), высказалось за сохранение СССР. Отказались участвовать в референдуме три республики Прибалтики, Грузия, Армения и Молдавия. Референдум имеет обязательную силу, но союзные власти, прежде всего, президент   Горбачев не предприняли энергичных шагов по сохранению союзного государства. Время было потеряно. Советский Союз распадался, а его руководитель все больше терял авторитет. В конце  1990 года рейтинг его популярности составил примерно 20% и продолжал падать[37].  Два красноречивых факта: на съезде народных депутатов СССР в декабре 1990 года  депутат от КПСС Сажи Умалатова предложила вынести недоверие Гобачеву, заявив, что «менять надо не только курс, но курс и главу государства». Министр иностранных дел Э.А.Шеварднадзе на том же съезде  подал в отставку, протестуя якобы  против грядущей диктатуры. Позже он вышел из КПСС. Его шаг свидетельствовал о расколе в верхушке. Шеварднадзе, которого Горбачев  сначала планировал избрать   вице-президентом,   и  не скрывал, что не доверяет Горбачеву.

А следующий   «бунт» против Горбачева произошел на апрельском (1991) пленуме ЦК при обсуждении доклада В.С. Павлова,   когда группа членов ЦК  потребовала отставки генерального секретаря. А до этого  отставки потребовала депутататская группа «Союз».  Конфликт был улажен с большим трудом. 

( Авторский комментарий[38]. Горбачев был вне себя.  Думаю ,что именно тогда он решил на всякий случай разработать меры чрезвычайного порядка. Мне как первому заместителю заведующего Международным Отделом ЦК довелось   присутствовать на этом пленуме в качестве приглашенного. Отчетливо помню, как нарастала критика Горбачева в прениях  от выступления  к выступлению (таких выступлений насчитывалось 22). Генсек сидел в президиуме  с багровеющим  лицом.  А когда один выступавший сказал, что Горбачев завел страну в тупик, генсек не выдержал и заявил, что поскольку 70% выступающих критикует генсека,он  подает в отставку. Был объявлен большой перерыв. Часть товарищей, с кем я общался, считали, что надо проводить Горбачева, поблагодарив за его перестроечные  усилия. Другие полагали, что необходимо  избежать раскола партии  и скандала с отставкой. Это, мол, усугубит кризис власти и партии.  А в это время члены Политбюро ЦК во главе с  В.А.Ивашко пытались примирить   протестующих и генсека, замять весь этот инцидент. Насколько мне помнится, в т.н. группе поддержки Горбачева, обрабатывавшей участников пленума и собиравших их подписи в поддержку Горбачева, весьма  активными были А.И.Вольский и пресс-секретарь президента А.С.Грачев. Долго заседало Политбюро.  В итоге Горбачева уговорили (а он, вероятно, особенно и  не сопротивлялся), вопрос о замене генсека сняли с рассмотрения, «исходя из высших  интересов  страны, народа и партии». За это решение проголосовали 322 человека, против было 13, воздержались 14 человек.

В общем члены ЦК КПСС, понимая, что генсек теряет  популярность, а его усилия по выходу  из кризиса подвергаются критике, тем не менее согласились оставить его на прежнем посту. Почему? Куда делся запал против Горбачева?  Во – первых, номенклатура всегда предпочитала откладывать решения, а тут  приближался новый  съезд партии, где предполагалось обсудить все назревшие  проблемы и избрать новый состав ЦК. Естественно, каждый думал о себе; во-вторых, Горбачева только недавно  по предложению КПСС  избрали президентом СССР ; в - третьих , у членов ЦК в тот момент  не было авторитетного и надежного кандидата на пост генсека.  Рыжков отпал, Яковлев и Лигачев бились друг с другом, Ивашко и Шенин не были настолько известными политиками. Оставался Ельцин, набиравший популярность , но он вышел из КПСС и вообще вел свою игру. Правда состоит в том, что по существу  никто в партийном «хурале»  по – серьезному не хотел общепартийной дискуссии, все боялись  развала,  хотя партия уже не была единой, внутри нее  плодились платформы и клубы. Вот так в апреле 1991г.  Горбачев одержал пиррову победу. До августа осталось четыре месяца.

  Слух о том, что Горбачев едва не слетел с власти,  быстро  разошелся. У Спасской башни толпились журналисты, атакуя вопросами расходящихся участников пленума. )

Как на заседаниях в ноябре-декабре 1990г., так и в первой половине 1991г. М.С.Горбачев все время получал сигналы и обращения  от обеспокоенной партийно-государственной элиты о необходимости принятия срочных мер по выправлению ситуации.   Усиливавшиеся сепаратистские проявления в союзных республиках, направленные на выход из-под контроля Москвы, на демонтаж единого политического, административного,   экономического и финансового пространства, перечеркивали все попытки стабилизации обстановки. Прибалтийские республики без всяких референдумов провозгласили независимость, США и западные державы их поддержали, причем президент США Дж.Буш –старший уделил этой теме приоритетное место еще  в переговорах с М.С.Горбачевым на Мальте.   Но главные деструктивные процессы, влиявшие на судьбу СССР,   проходили в России и на Украине.  С избранием Б.Н.Ельцина на пост председателя Верховного Совета РСФСР его борьба за власть  с М.С.Горбачевым приобрела новое  грозное звучание, способствуя краху советской федерации. Шансы Б.Н.Ельцина усилились в июне 1991года,  когда он был избран президентом России, получив 57,3% голосов. Два политика потратили много сил на согласование проекта нового Союзного договора, причем Ельцин  добивался своих целей. Планировалось начать поэтапное подписание договора  20 августа, хотя не все республики были согласны с проектом договора.

 А экономическая ситуация в стране продолжала обостряться. У правительства не было валютных резервов,  значительно уменьшились запасы золота, которые приходилось тратить на оплату импорта, прежде всего продовольствия,  и процентов по полученным кредитам.  Только в конце января 1991года Кабинет министров направил в Верховный Совет СССР расплывчатую программу действий по выводу экономики СССР из кризиса. В.С Павлов провел денежную реформу и повышение цен. На этом энергия правительства иссякла. Руководство России использовало эти меры для обвинения союзного центра в проведении антинародной политики, усугубляющей обнищание населения.   

В бывших  социалистических странах завершались свои мирные  революции, но их новые руководители с тревогой наблюдали происходящее в Советском Союзе.  Больше всего их беспокоило то,  как бы их страны  не задели  «осколки» от неизбежного  крушения СССР. Выражалась обеспокоенность перспективами торговых отношений, а  также финансовых, платежных  расчетов с Советским Союзом. Горбачев оценивал контакты с новым демократическим руководством соседних стран, как возрождение их интереса к сотрудничеству с Советским Союзом в новых геополитических условиях. Дескать, они одумались и без связей с Москвой не могут обойтись. На самом деле скорее  действовала инерция прежних отношений.  Во всех бывших соцстранах созрел стратегический  вывод о переносе акцентов во внешнеэкономических связях на Запад. И прежде   зависимые в торговле и в кредитной области от западных держав, европейские страны СЭВ начали активнее поворачивать в другую сторону. На очереди был вопрос о самороспуске Варшавского договора и СЭВ. Таким образом, из первоначальных  планов Горбачева, предусматривавших  сближение социалистических стран и Советского Союза в политике и в экономике, обновление «реального социализма», интернационализацию этого процесса,  ничего не было реализовано.  Не дошло дело и до «исторической встречи» обновленной Восточной Европы  с обновленной  же Западной Европой на общем европейском пространстве, как это предполагалось по схеме Горбачева. Позднее такая «встреча» состоялась, а точнее сначала поглощение ФРГ, государством - членом НАТО, Германской Демократической Республики, которая была самым сильным союзником Советского Союза в Европе,  а затем по сценарию западных держав  произошло поэтапное  втягивание  (через программы типа  «партнерства ради мира») всех бывших социалистических  стран Центральной и Восточной Европы и государств Балтии в НАТО.

Предчувствовал ли это Горбачев? Конечно, да. Даже заявлял, что первопричина ослабления союза  соцстран  в недостатках  интеграционных процессов в экономике.    Но в практической области он  ничего сделать не смог.    Бывший председатель КГБ  В.А.Крючков неоднократно заявлял, что Горбачеву докладывалась вся информация о положении в соцстранах и о планах западных партнеров. По свидетельству Э.А.Шеварднадзе, Горбачев был плохим экономистом, но о ситуации в экономике и в сфере сотрудничества он был полностью информирован. Однако многие его коллеги по Политбюро считали, что хватит кормить «братьев». С одной стороны, в советской правящей элите было понимание того, что сохранение военно-политического союза соцстран требует материальных жертв, что имело место в разных формах в течение всего периода с момента создания СЭВ в 1949г. и ОВД в 1955г.   По некоторым подсчетам, на льготных ценах на сырье и топливо для союзников Советский Союз терял ежегодно  до 20 млрд. долларов. Эта цифра встречается в мемуарах Н.И.Рыжкова и М.С.Горбачева. Но с другой стороны, в середине 80-х годов возможности Советского Союза по предоставлению льготных цен, валютных кредитов и прежних объемов сырьевых поставок иссякли. Более того, после 1987г. Советский Союз остро нуждался в западных кредитах и пошел на получение политически мотивированных кредитов, что меняло всю картину отношений с Западом.  Горбачев не мог не знать об этом.   В 1995г. на встрече в Горбачев – фонде бывший президент СССР назвал цифры из «баланса сотрудничества», вошедшие в отчет комиссии Политбюро, изучавшей этот вопрос: мы получали от соцстран валютной продукции на 3- 4 млрд.долларов , а сами поставляли им валютных товаров, включая военную технику ,  на 17 млрд.долларов[39].  «Идеолог перестройки» А.Н.Яковлев считал ,что Советский Союз не извлекал каких-то привилегий и экономических выгод из существования социалистического содружества. Советские люди жили плохо, хуже, чем во многих странах соцсодружества. Дело было не  в сотрудничестве с соцстранами. Коренные пороки были связаны с дорогостоящей гонкой вооружений[40]. Тем не менее члены Политбюро в 1990г. убедили Горбачева принять решение о переходе в торговле со странами СЭВ на расчеты в конвертируемой валюте, наобещав выгоду в 12 млрд. долл. (!?).

 Президент принял указ № 372 от 24 июля 1990 г. «О внесении изменений во внешнеэкономическую практику Советского Союза», в котором говорилось: «В связи с переходом к рыночной экономике, курсом на открытость и более широкое участие в мирохозяйственных связях, а также реальным учетом социально-экономических и политических изменений, происходящих в странах –членах СЭВ, в мире в целом, постановляю :  1.Совету Министров СССР обеспечить переход с 1 января 1991года  в экономических отношениях с другими странами – членами СЭВ на расчеты по мировым ценам в свободно конвертируемой валюте ».[41] В этом  документе фактически содержится признание невыгодности для СССР перемен, происходящих в соцстранах. В результате перехода на расчеты в валюте была окончательно сокрушена вся система сотрудничества, поскольку ни у кого не было этой  валюты,   а Советский Союз стал должником многих социалистических стран. 

                                                ***

Но еще до этого в 1987-88гг. раздосадованный сопротивлением партнеров, их скептицизмом в отношении советской  перестройки, М.Горбачев склонился к мнению о необходимости замены некоторых высших руководителей соцстран. В аппарате ЦК это называли стремлением поставить у власти «маленьких горбачевых». Понятно, что такое должно было рано или поздно произойти.  Например, Я.Кадар еще весной 1985г. сказал Горбачеву, что ему как самому молодому руководителю будет трудно сработаться с коллегами-стариками. Нормальные отношения у Горбачева сложились только с В.Ярузельским и Я.Кадаром. Сложными были взаимоотношения с Э.Хонеккером, Н.Чаушеску и Т. Живковым. Внешне уважительным было отношение Горбачева к Г.Гусаку, но именно  он уговорил  Гусака освободить партийный пост. Формально подготовка  всех кадровых замен была поручена В.Медведеву и В.Крючкову. По своей привычке Горбачев лично вмешивался редко.

Интересной была история с уходом Кадара. Положительно восприняв перестройку в Советском Союзе, Кадар, наблюдая  трудности вокруг ее реализации, засомневался затем в успехе этой политики.  В 1987г. через закрытые каналы он предупреждал Горбачева о вероятном крахе перестройки. Об этом Кадар говорил в своем кругу, о чем сразу докладывалось Горбачеву. Под влиянием настойчивых  намеков с советской стороны и давлением молодых членов венгерского Политбюро, рвавшихся к власти, больной Кадар (1912-1989) в мае 1988г. перешел на чисто декоративный пост председателя партии. Перед уходом он позвонил Горбачеву, объяснил принятое решение и его мотивацию. Горбачев, разумеется, все давно знал, тем более что «Старика», как звали Кадара в ЦК ВСРП, пришлось подталкивать.  Но в разговоре Горбачев  счел нужным подчеркнуть, что этот шаг, как всегда, продуман Кадаром и делается с его согласия.

( Авторский комментарий. Мне довелось присутствовать на этом телефонном  разговоре Горбачева в его кабинете в Кремле. Там же находился В.А.Медведев. Для подстраховки перевода я  отслеживал разговор через  параллельную телефонную  трубку, но переводила  Надя Барта в Будапеште. Помню, что на Горбачева наибольшее впечатление произвела информация Я.Кадара о том, что в ВСРП упраздняется Секретариат ЦК, а остается только Политбюро. М.С. тогда сказал В.А.Медведеву: «Вот и нам надо сделать  то же самое. Пора кончать с двоевластием» - (это был явный намек на Е.К.Лигачева, доминировавшего на заседаниях Секретариата ЦК). Во второй половине  1988г. Лигачев был отстранен от ведения заседаний Секретариата, затем эта миссия была возложена на Медведева ,а позже –на Ивашко.

 Г. Гусака  с 1987г.    уговаривали уйти в отставку. И он на встрече с Горбачевым в ноябре 1987г.  обещал сделать это, но в 1988г заколебался. По этой причине перед решающим  пленумом ЦК КПЧ советскому послу В.Ломакину было поручено  еще раз переговорить  с Гусаком.  Кстати, замены руководителей  в Венгрии и в Чехословакии не были удачными. Новые партийные лидеры К.Грос и М.Якеш оказались не на высоте той большой и трудной задачи, которую предстояло решать их партиям. Приезжавшему в Болгарию В.А. Медведеву не удалось быстро заменить Т.Живкова, вопрос о его уходе затянулся до конца 1989г. Но в Болгарии более молодое поколение политиков-коммунистов (П. Младенов, А. Лилов, А. Луканов и др.) оказало существенное влияние на процесс мирной  трансформации общественного строя.

В ГДР время для перемен было катастрофически упущено. В Политбюро существовала группа политиков во главе с В. Штофом, которая выступала за отставку Э. Хонеккера, но действовали они, в том числе и «крон-принц» Э.Кренц,  нерешительно. Член Политбюро ЦК СЕПГ В. Кроликовский откровенно рассказал Е.К.Лигачеву, посетившему ГДР в сентябре, о нетерпимом положении в Политбюро и ЦК, о необходимости заменить Э.Хонеккера, ставшего тормозом развития.    В октябре 1989г. во время пребывания Горбачева на 40-летии республики окончательно выяснилось, что обстановка стала критической, население Восточной Германии теряло терпение. Несмотря на свою позицию невмешательства, советский лидер все-таки сказал на встрече с членами Политбюро ЦК СЕПГ,  что « того, кто опаздывает, наказывает жизнь». Когда Э.Кренц в кратком  разговоре с В.М.Фалиным при отъезде советской делегации начал жаловаться на то, что Э.Хонеккер ничего не понял из общения с Горбачевым, то секретарь ЦК КПСС сказал ему : «Советский гость сделал и сказал даже больше, чем положено ждать от гостя. Все остальное   зависит от вас  самих»[42]. В Берлине  Горбачев сказал членам своей делегации: «Готовимся к худшему? Все возможное мы сделали. То, что от нас ждут,- поддержка Э.Хонеккера с позиции силы – не дождутся»[43].  Фалин самокритично признает в своей книге, что тогда они с Шахназаровым уверяли генсека ,что если проводы Хонеккера не затянутся и стихия не захлестнет республику ,то «политический кризис еще может разрешиться политически». Но это были неоправданные расчеты.

Несмотря на свою позицию «невмешательства, М.С. Горбачев позднее   принял в Москве «гонца» из Берлина, члена политбюро ЦК СЕПГ Г. Тиша  (приезжавшего от имени Штофа,  Кренца и Мильке ) накануне заседания Политбюро ЦК СЕПГ, на котором решались ключевые кадровые вопросы.[44].

Но новые руководители не смогли остановить процесс гибели ГДР, чехарда политических временщиков только ускоряла конец, о социалистическом обновлении уже  не было и речи.  В Кремле в конце 1989г. еще обсуждался вопрос о перспективе сохранения ГДР как союзника СССР. По оценке КГБ, подготовленной генералами Н.С.Леоновым и А.Г.Новиковым, шансов на  сохранение ГДР «в качестве самостоятельного, суверенного государства – члена Варшавского пакта, нет, равно как практически нет шансов на сохранение в ГДР социалистического строя». Националистические страсти, подстегиваемые со стороны ФРГ, захватили полностью страну, политическое руководство, состоящее из новых людей, не может овладеть ситуацией. Авторы этого анализа рекомендовали избавиться от всяких иллюзий и думать о практических вопросах, связанных с пребыванием наших войск (Западная группа войск) и  с  торговыми  связями  с ГДР[45].  Документ был доложен Горбачеву. Сразу же в Берлин был послан А.Н.Яковлев, его выводы были уклончивыми и размытыми.

 В январе 1990г. на совещании узкого состава, созванном Горбачевым,  речь пошла о том, что СССР не будет препятствовать  объединению Германии (идеи «договорного сообщества» или конфедерации никто серьезно не вспоминал) и о том, как бы  сделать процесс мирным, учитывающим интересы всех сторон. Горбачев говорил о необходимости растянуть этот  процесс, сетовал на то, что в ГДР нам не на кого опереться. Но тогда он еще выступал против вхождения объединенной Германии в НАТО.

 Что касается Румынии, то попытки приблизить Н.Чаушеску (обмен визитами, награждение орденом Ленина, поставки советской нефти, знаки внимания  к жене Чаушеску Е. Чаушеску, куратору румынской науки, со стороны АН СССР и  т.д.) особых результатов не принесли. Чаушеску оставался яростным оппонентом перестройки, он критиковал уступки Горбачева Западу в сфере безопасности и разоружения. На семейном ужине в резиденции румынского лидера во время визита Горбачева в Бухарест в мае 1986 г. произошла прямая стычка. Чаушеску в менторском тоне по существу потребовал от Горбачева отказаться от реформистских планов, меньше заниматься международными делами, а больше внутренними. Горбачев на повышенных тонах ответил, что в советах не нуждается, а вот Чаушеску следовало бы идти в ногу со временем и подумать о назревших преобразованиях. «То, что вы выдаете у себя за общество благоденствия и гуманизма, на мой взгляд, не имеет ничего общего ни с тем, ни с другим, не говоря уж о демократии, - всю страну держите в страхе, изолировав ее от окружающего мира»[46]. Как рассказывал наш переводчик Н.А. Рембиевский, началась перепалка, в которую ввязались жены. Р.М. Горбачева дала отпор Е. Чаушеску, когда та начала утверждать, что советский народ живет хуже румынского. В Москве сложилось устойчивое мнение о политике Н.Чаушеску. Генсек сказал в своем кругу, что «Николае плохо кончит». Известно было о серьезных трудностях, переживаемых Румынией. Поступала информация об усилении оппозиционных настроений в партии, обществе и особенно в румынской армии. Об этом сообщали советским представителям генерал Н.Милитару и экс –посол ,бывший представитель Румынии в ООН С. Брукан.  Последний  приезжал в Москву  осенью  1988г.  В своих мемуарах Брукан   упоминает о встрече  с Горбачевым, во время которой якобы шла речь о социализме в Румынии без Чаушеску. Представляется   сомнительным  факт подобной встречи. С Бруканом в Москве  явно беседовали люди другого ранга.  В пользу такого вывода говорит один факт:  в апреле 2010 г. Горбачев  вновь посетил Румынию. Журналисты на пресс-конференции спрашивали его о многих вещах, в частности, приводили высказывания покойного  С.Брукана,  на что Михаил Сергеевич спросил « А  кто это  такой ?  Не знаю его».   В любом случае известно, что на обращение оппозиционных групп румынской элиты об оказании помощи в свержении Чаушеску советский лидер ответил отказом, мотивируя тем, что вмешательство во внутренние дела других стран противоречит принципам его внешней политики.

     Наблюдая кризисные процессы в соцстранах и опасаясь за свое положение, за свой режим, Чаушеску в 1988 г., а затем на коллективной встрече на высшем уровне в июле 1989 г. в Бухаресте и в своей последней беседе с Горбачевым в Москве 4 декабря 1989 г. предлагал обсудить ситуацию в социалистическом лагере  и разработать совместные меры по выходу из приближавшейся катастрофы. Горбачев тогда заявил, что все перемены проходят на базе демократии, без ущерба для дела социализма и нет причин опасаться краха социализма. Рабочую встречу для обсуждения кризисных явлений в экономике и международных отношениях  предлагал провести и М. Якеш, с ним согласились,  но в ходе «бархатной революции» в ноябре 1989 г. он сам лишился своего поста в КПЧ. В.А.Медведев в своей книге «Распад» самокритично признает, что замену руководителей в соцстранах надо было проводить энергичнее и пораньше. Горбачев говорит об этих проблемах скупо: «В научной дискуссии я, видимо, могу признать, что где-то мы могли поступить рациональнее, в чем-то ошибались. Как показало дальнейшее развитие событий, непродуманным оказался единовременный переход в торговых отношениях с восточноевропейскими странами на расчеты в свободно конвертируемой валюте. Ни нам, ни им это валюты не прибавило, зато привело к дезорганизации экономических связей. Были и другие неадекватные действия»[47]. Например, в мае 2015г. в связи с 30-летием антиалкогольной кампании Горбачев признал, что это была крупная ошибка, приведшая к подрыву бюджета . 

С поражением ПОРП на выборах в сейм летом 1989г. развернулся каскадный процесс демократических революций во всех социалистических странах ЦВЕ. Где-то они были «бархатными», где-то с кровопролитием. Почти повсеместно с судебными преследованиями «бывших». Вместо «революций сверху», как это предполагалось Горбачевым, в Восточной Европе прокатилась волна революций, инициированных снизу  оппозиционными силами. Советский руководитель был ошеломлен быстротечностью этих перемен.

Но в совокупности эта кризисная ситуация у наших союзников, да и в нашей стране  ни разу не была обсуждена на встречах лидеров соцстран или  на пленумах ЦК КПСС. М.С.Горбачев не пытался подводить итоги перестройки, не задавался вопросом, куда пришла страна и что нас ждет впереди.   Однако  критические выступления членов ЦК, народных депутатов имели место неоднократно. Особенно вспоминаются два  выступления с резкой критикой политики Горбачева на Пленуме ЦК  в феврале и марте 1990 г.  г. посла СССР в Польше В.И.Бровикова (бывший второй  секретарь ЦК компартии Белоруссии, бывший председатель Совета Министров Белорусской ССР),  который поставил вопрос о личной ответственности Горбачева за развал. По его мнению, Горбачев превратил  державу, которой восхищались в мире, в государство с ошибочным прошлым, безрадостным настоящим  и неопределенным будущим. Перестройка «за неполных пять лет ввергла страну в пучину кризиса, подвела к черте, у которой мы лицом к лицу столкнулись с разгулом анархии, деградацией экономики, гримасой всеобщей разрухи и падением нравов». В.И.Бровиков выступил против введения поста  президента, отметив, что «наша трагедия сегодня в том, что по-прежнему мы никак не можем отказаться от единоличной власти в государстве и партии».   На другом пленуме,  в марте, когда рассматривался вопрос об отмене 6-й и 7-й  статей Конституции, а также об избрании М.С.Горбачева президентом СССР,  Бровиков  выступил вновь, отметив, что «Вместо ускорения социально-экономического развития (а именно в этом состояла квинтэссенция решений ХХVII cъезда) идет его замедление. Вместо повышения уровня жизни людей труда наблюдается его снижение. Вместо реформирования системы государственного и хозяйственного управления во многом происходит ее деформирование…Словом, весь наш реформаторский пар уходит в гудок, в лозунги и бесконечные дебаты в этом зале и в смежных с ним… В крайне тяжелом положении оказалась сама партия, и мы это все понимаем. Ее поносят самыми последними словами… Создается впечатление, что наши руководители спешат поставить крест на партии как ведущей силе общества, а функции ликвидируемого Политбюро передать Президенту. Надо ли так спешить ?... И где, товарищи, гарантия, что президентская власть спасет от свалившихся на нашу голову бед? В обществе по сему поводу, кажется ,больше сомнений ,чем надежд…  Считаю, что за кризис в стране и партии обязаны лично ответить не только товарищ Лигачев, которого здесь называли  (выступавший перед Бровиковым  секретарь ВЦСПС В. Мишин предлагал Лигачеву уйти в отставку- МВЛ ), но и товарищи Горбачев, Медведев, Слюньков , Яковлев, Лукьянов. Они, мне кажется, не совсем оправдали оказанное им доверие и не полностью справились с порученными участками работы».[48]

 Бровиков провел зондирование настроений своих товарищей, он знал, что несмотря на бурные аплодисменты,  его поддержат не более трети членов ЦК. Видимо, по этой причине он не произнес последнее свое предложение - исключить Горбачева из партии, партийной группе КПСС на съезде народных депутатов солидарно выступить за освобождение Горбачева от должности Президента.  

Горбачев весьма болезненно воспринял выступление В.И.Бровикова тем более, что посол СССР в Польше исходил из свежих  уроков утраты власти  польскими  коммунистами. Кстати, на пленуме «о печальном опыте  ПОРП», который у всех перед глазами, говорил первый секретарь МГК КПСС Ю.В. Прокофьев.  На пленуме Бровикову пытался ответить академик, секретарь ЦК, гл. редактор «Правды» И.Фролов, призвав  его к самокритике. В речи И. Фролова содержалась одна хитрая уловка – зачем нам пугать друг друга опытом восточноевропейских стран? У каждого свои пути, свои особенности. Все, что началось у нас, подчеркнул оратор, прежде всего перестройка, «началось именно у нас  и развивалось  не под давлением каких-то внешних сил. Мы идем своим, присущим нам путем. Мы учитываем и то, что совершается, в том числе в странах Восточной Европы, но нельзя считать это каким-то фактором, который подталкивает нас».[49]  М.С.Горбачев не простил Бровикову два его конфронтационных, протестных  выступления на пленумах ЦК.  Реакция последовала быстро – Бровиков был отправлен на пенсию по состоянию здоровья, он был болен раком. Умер В.И.Бровиков в 1992г.

  Еще до Бровикова деятельность Горбачева публично  критиковал  первый  секретарь Кемеровского  обкома КПСС А.Г.Мельников, что также  вызвало обостренную реакцию генсека.

 Е.К.Лигачев как член высшего  партийного руководства обращался с письмами  в Политбюро,  на имя Горбачева, предлагая провести расширенный Пленум ЦК для принятия мер по выходу из кризиса. В частности, в его  письме от 28 мая 1990 года говорилось: «Многие коммунисты, трудящиеся требуют от ЦК КПСС реальной оценки политической обстановки, принятия эффективных мер, так как наше социалистическое Отечество в опасности.  Это же факт, что в СССР действуют силы против социализма. Они скоординированы,  имеют внешние связи. Сейчас главное – спасение СССР как целостного государства».  А ранее,  в феврале на пленуме ЦК Лигачев призывал принять меры по укреплению  единства партии,  не допустить ее превращения в политический клуб, как это происходило в  странах ЦВЕ.  

 ( Авторский комментарий. КПСС неуклонно теряла влияние, ее численность сократилась на 4,2 млн. человек. Но генсек утешал своих  товарищей тем, что только 3% из них ушли в другие партии. Внутри партии появились «платформы», налицо был раскол.  Выходы из партии имели место и в аппарате ЦК. Многие, в том числе и в международных отделах,   стремились  сменить  место работы. Людям надоели сокращения и реорганизации структуры центрального  аппарата. Надоело оправдываться перед членами партии и беспартийными   за политику  руководства КПСС.  Повышение зарплаты партаппарата,  проведенное Горбачевым и управделами ЦК  Н.Е. Кручиной   летом 1989г., не оказывало нужного воздействия.  В.В.Рябов, заведующий Гуманитарным отделом ЦК и одновременно секретарь парткома аппарата ЦК (на общественных началах), отмечал, что 75% сотрудников  аппарата ЦК (численность составляла в 1991г. примерно одну тысячу человек) выступали против генсека. Зная об этом, Горбачев,   ни разу не встретился с работниками аппарата, хотя давал такие обещания.[50].

 После отмены статьи 6-й Конституции о руководящей роли КПСС территориальные  партийные комитеты и ЦК КПСС  неуклонно теряли свое влияние. Что касается позиции МИД, то министр отменил рассылку в Международный отдел ЦК секретных документов, шифртелеграмм  посольств, за исключением касавшихся межпартийных связей.   КГБ СССР тоже стал весьма выборочно делиться своей информацией. Г.И.Янаев , имевший до избрания вице-президентом рабочий кабинет в 3 подъезде комплекса  зданий ЦК, часто выручал друзей –международников, давая на ознакомление шифровки на внешнеполитическую тематику. Некоторые  советские загранучреждения, прежде всего посольства, начали  демонстративно отказываться выполнять поручения или просьбы Международного Отдела, что вызвало бурное обсуждение на заседании Секретариата ЦК КПСС, но этим все  и ограничилось ).

В своих обращениях Е.К.Лигачев указывал на опасность распада Восточной Европы, угрозу поглощения ГДР ФРГ. В марте 1990 года Е.К.Лигачев в письме на имя М.С.Горбачева, в частности,   подчеркнул, что «Партия ждет от Центрального Комитета анализа событий в Восточной Европе. Социалистическое содружество распадается. НАТО укрепляется. На первый план вышел германский вопрос»[51]. Не надеясь на то, что  Горбачев доведет его соображения до членов ЦК, Лигачев в своем выступлении 16 марта 1990г. на завершающем заседании Пленума, помимо сложного положения в сельском хозяйстве,  затронул другую тему - в КПСС есть силы, которые хотят преобразовать партию в социал-демократическую, ввести частную собственность и реставрировать капиталистические отношения, как это наблюдается в странах Восточной Европы. По мнению Лигачева, в Восточной Европе налицо крупное отступление от социализма. Будучи оптимистом  он полагает, что в историческом плане это - временное поражение. «Говорят, что в силу изменений, произошедших в Восточной Европе, открывается возможность создания единой цивилизации. Возможно. Но происходит совсем другое. Я, конечно, за то, чтобы развивалось мирное сотрудничество различных государств, но не за счет свертывания социализма и укрепления международных позиций капитализма. Между тем все идет в этом направлении. Блок НАТО укрепляется, а социалистическое содружество распадается»[52]. 

 Реальные и фундаментальные оценки обстановки делал и глава правительства СССР Н.И.Рыжков, против которого вели борьбу сторонники Ельцина, «демократическая оппозиция», а также коммунистические радикалы  – реформаторы, за которыми была видна фигура Горбачева.    В частности, в ноябре 1990г, когда большинство  депутатов  Верховного Совета СССР требовали от президента не призывов и деклараций, а конкретных действий, выступая на сессии Н.И.Рыжков, к сожалению,  долго веривший  генсеку, был вынужден  согласиться с предложением Горбачева о создании Кабинета министров при Президенте  вместо полноправного  Совета министров СССР,  но отметил, что «страна ввергнута в политический и экономический кризис. Практически началось разрушение единой политической системы. Перестройка, как она задумывалась, захлебнулась. Хаос политический привел к хаосу экономическому. Надо отбросить политические амбиции во имя жизни страны»[53]. В декабре 1990 г.  на четвертом внеочередном Съезде народных депутатов СССР Н.И.Рыжков, уже понимавший, что Горбачев затеял радикальную ломку исполнительной власти и что его  правительству придется уйти,  вновь вернулся к вопросу об итогах пройденного пути: «Как член политического и государственного руководства несу ответственность и заявляю: перестройка в том виде, в каком она замышлялась, не удалась. Политические силы, развернувшие с мая этого года войну против правительства, начали недавно воевать и с Президентом. Их главная цель: нанести удар по государству, по общественно-политическому строю и сломать его окончательно. Идет замена социалистической идеологии на другую. Как и в прошлые годы, мы не смогли в ходе экономической реформы добиться приоритета экономики перед идеологией и перед политикой».[54] 

М.С. Горбачев отбивался, лавировал, скрывал свои замыслы. Западные политики ему помогали, в том числе выпустив к ХХVIII съезду КПСС мягкое по тону Лондонское  заявление НАТО об объединении Германии.

На ХХVIII съезде КПСС делегаты, которых, конечно, волновали в   первую очередь внутренние проблемы, судьба страны и партии,  тем не менее   задавали много вопросов по внешней политике. Не ослабляется ли безопасность страны односторонними уступками в сфере разоружения под лозунгом «разумной достаточности»? Насколько прослеживало руководство развитие событий, в частности в Восточной Европе, были ли адекватны вызовам принимаемые решения? Что происходит в социалистических странах  Европы ? Как мы должны к этому относиться?  Где позиция ЦК КПСС ? Во что нам обойдется вывод войск из стран Восточной Европы?  Причем эти и подобные вопросы звучали  после того, как М.С.Горбачев в отчетном докладе уже обрисовал свою позицию следующим образом: «Происходят глубокие перемены в Восточной Европе. Когда говорят, что это – « крах социализма », мы задаем встречный вопрос –« какого социализма »? Такого, который был, по существу, вариантом сталинской авторитарно-бюрократической системы, от которой мы сами отказались ? Нас даже упрекают, что мы «уходим оттуда без боя». Выходит, советуют прибегнуть к тому, к чему прибегали раньше, с чем мы решительно порвали и что решительно осуждаем.  Да, есть вопрос, куда пойдут эти страны в своем социально-  экономическом развитии. Но это вопрос выбора самих народов»[55].

 Зав. Международным отделом ЦК КПСС В.М.Фалин, доложивший съезду   о работе секции «Международная деятельность КПСС», отметил, что большинство критических высказываний касалось тактики реализации внешнеполитического курса. По его словам, надуманными являются попытки связать с перестройкой утрату компартиями руководящей роли в большинстве восточноевропейских стран. На съезде, говорил Фалин,  приводились факты, показывающие, что ЦК КПСС имел представление о подспудных процессах в этих странах и, насколько позволяли принцип невмешательства, уважение права народов на выбор, стремился воздействовать на ситуацию. Для иллюстрации данного положения Фалин привел такие цифры – с 1986 года состоялись 103 встречи  М.С.Горбачева и 147 встреч других руководителей ЦК КПСС с руководящими деятелями стран Восточной Европы. ( Но ведь эти цифры ничего не говорят об эффективности этой работы! – МВЛ.). Однако  В.М.Фалин все-таки  упомянул, что в работе с союзниками были недоработки, в частности,  не было достаточно заблаговременного правового обеспечения некоторых сторон нашего сотрудничества,  в том числе в области обороны. Сказал он и о преследованиях сторонников социалистических идей в ряде бывших социалистических  стран[56].

  А.Н.Яковлев же  твердил на съезде  свое: «Если народы отворачиваются от партий, значит,  политика этих партий не воспринимается ими как свое, родное. Когда обвиняют ЦК КПСС в развале социалистической системы, то надо вспомнить ,что происходило в 1953г.в Берлине ,в 1956г. –в Венгрии, в 1968г.-в Чехословакии. Я был там,  и мне до сих пор неловко за эту миссию. Не надо торопиться хоронить социализм в Восточной Европе. Я встречался с Гизи, Могоритой, Миллером, Лиловым. Положение у них нелегкое. Но надежда есть. Я категорически не согласен, когда говорят ,что мы развалили мировое коммунистическок движение, разрушили СЭВ и ОВД. Если СЭВ перестроит свою работу, он имеет будущее.[57]  Делегат съезда В.И.Воротников, коллега А.Н.Яковлева по Политбюро, писал об этом выступлении: «В зале шум, смех, выкрики. Для всех ясна обстановка в Восточной Европе… А такой матерый политик, как Яковлев, прошедший школу ЦК КПСС, видный дипломат, политолог, надеется на победу социализма в ГДР, на содружество СЭВ. Ну, лукавит же!».  В принятом съездом Програмном заявлении « К гуманному, демократическому социализму» было только отмечено, что  со странами Восточной Европы надо развивать новые формы политического и экономического сотрудничества[58]. Никакой детализации этого вопроса не последовало, хотя делегаты съезда предлагали шире осветить вопрос о Восточной Европе.

Авторский комментарий. Впервые на этом съезде КПСС не было иностранных гостей. Такое предложение внес в ЦК Международный отдел. С одной стороны, не хотелось, чтобы наши зарубежные друзья наблюдали бурный  всплеск внутренних споров и разногласий, свидетельствовавших о расколе КПСС, хотя за рубежами нашей страны это уже не было тайной. С другой стороны, наше руководство хотело полностью сосредоточиться на съездовских делах, не отвлекаясь на встречи и переговоры с иностранными гостями. Был еще и чисто  финансовый фактор. Такая позиция была одобрена в Политбюро, хотя Е.К.Лигачев подверг ее критике, усматривая в этом решении отступление от интернационализма.

Позже было решено провести в Москве в ноябре 1990 г.  встречу новых руководителей левых партий бывших соцстран. Горбачев принял их в Кремле, на рабочих заседаниях выступили В.А.Ивашко, Г.И.Янаев и др. Особого следа эта встреча не оставила . Д.Тюрмер , глава Венгерской рабочей партии ,назвал ее «похоронами КПСС».

       Для объективности следует отметить, что тогда первоочередной  проблемой для Горбачева уже стало удержание власти, спасение имиджа перестройки и предотвращение развала Советского Союза. Из того, что опубликовано в России бывшими сотрудниками Президента – А.С.Черняевым, Г.Х.Шахназаровым и В.А.Медведевым, понятно, что сам Горбачев вел счет своему правлению буквально  на месяцы[59]. Как рассказывает А.С. Черняев, социалистические страны чуть ли не с самого начала  являлись обузой для Горбачева, у него было желание «отпустить» их. Но, как считал другой советник президента  К.Н. Брутенц, Горбачев все-таки понимал важность наличия «дружественного окружения» в период бурных трансформаций в Советском Союзе[60]. Г.Х. Шахназаров отмечал, что в Москве видели усиление оппозиционных сил, в том числе внутри компартий восточноевропейских стран ЦВЕ, фиксировали разворот политики этих стран на Запад, наблюдали активизацию политики США и их союзников в регионе, но «советское руководство в условиях обострявшегося в стране кризиса и принимавшей все более острые формы политической борьбы не имело ни сил, ни средств этому воспрепятствовать. Откровенно говоря, Горбачеву просто было не до этого. В последний год – полтора своего пребывания у власти он лишь урывками занимался отношениями с соцстранами»[61].

В записках, которые направляли в 1988 – 1989 гг. в ЦК КПСС по поручению А.Н. Яковлева различные научные центры, высказывались соображения о том, что у Москвы есть два варианта действий: вмешаться или принять к сведению надвигающиеся перемены, т.е. примириться с ними. Но вмешательство будет означать потерю имиджа перестройки, неудачу ее внешней политики. Довольно оптимистически утверждалось, что ОВД может сохраниться, а экономические связи с Советским Союзом восточноевропейские страны вряд ли могут заменить чем-то другим. А к тому времени экономико-финансовый фактор приобрел важнейшее значение. Во всех беседах Президента СССР с руководителями ведущих стран мира, включая богатые арабские и азиатские, возникал вопрос о финансовой помощи Москве. Страна утратила финансовую самостоятельность, теряла политическую независимость.  Но, вероятно, Горбачева беспокоила и личная судьба, об этом есть свидетельства в воспоминаниях В.И. Болдина и сотрудников охраны бывшего президента.

В конце 1989 – начале 1990 г. для Москвы в сфере внешней политики неумолимо возникла задача установления отношений с новыми режимами власти в странах ЦВЕ – с правительством Т. Мазовецкого и «Солидарностью» в Польше, с президентом В.Гавелом и «Гражданским форумом» в Чехословакии, с И.Илиеску и Фронтом национального спасения в Румынии, чуть позже с правительством Й.Анталла и Венгерским демократическим форумом в Венгрии и, конечно, с коалиционными правительствами в ГДР (до тех пор, пока республика еще существовала).

 О подходах к решению этих задач свидетельствует документ Секретариата ЦК КПСС от 22 января 1991г. (ст-15/2) «О развитии обстановки в Восточной Европе и нашей политике в этом регионе». В нем, в частности,  подчеркивалось: «Советский Союз заинтересован в хороших, добрососедских взаимоотношениях с государствами региона. Весьма важно, чтобы эти государства проводили по отношению к нам дружественную политику, не были бы источниками антисоветизма, не играли роль внешнего катализатора национального сепаратизма и центробежных тенденций в Советском Союзе, не выступали проводниками политики сил, не оставивших планы перекройки политической карты Европы. Из восточноевропейского региона ни при каких обстоятельствах не должна исходить реальная или потенциальная угроза военной безопасности Советского Союза. При любом развитии событий страны региона должны оставаться свободными от иностранных баз и вооруженных сил. В   свою очередь вывод советских войск из стран Восточной Европы должен осуществляться с максимальным учетом нужд и интересов советских военнослужащих»[62].

Эти соображения, подготовленные в Международном Отделе,  представлялись реальными, но практические события разворачивались по-иному. У М.С.Горбачева уже не было влияния, да и отсутствовала воля отстаивать законные интересы своей страны. За полгода он полностью изменил советскую позицию в германском вопросе. Уступки были необъяснимыми.  Дело не в том, как говорит сейчас Горбачев, что нельзя было предотвратить объединение Германии. Он  утверждает: «Считаю, что мы можем гордиться выбором, который мы сделали, когда ускорился процесс германского объединения. Он дался  нам непросто, учитывая настроения части населения страны и позицию некоторых европейских кругов, пытавшихся руками Советского Союза помешать объединению Германии. Но история подтвердила правильность сделанного нами выбора – не мешать объединению, способствовать его мирному ходу и урегулированию его внешних аспектов. Кто знает, что могло бы произойти в Европе и мире, займи мы иную позицию…»[63]. Здесь М.С.Горбачев опять, как и  с  ядерным конфликтом, использует страшилки. Что могло бы произойти ? Да, ничего страшного. Столкновения НАТО и ОВД не произошло бы.   Да, исторически объединение было неизбежно. Но темпы его и условия для нашей страны могли бы быть более выгодными.  Советское руководство, персонально президент М.С.Горбачев и министр иностранных дел Э.А.Шеварднадзе обязаны были добиться более выгодных условий объединения в интересах собственной страны, чтобы ее безопасность была бы обеспечена системой международных договоров, вытекающих из наших прав как державы-победительницы, и связанных с интересами европейской безопасности. Этого сделано не было. Фактически были перечеркнуты итоги победы советского народа во второй мировой войне.

 Авторитетный дипломат, посол СССР при шести президентах США,  бывший секретарь ЦК КПСС и советник президента А.Ф. Добрынин отмечал: «Вначале Горбачев придерживался правильного подхода: объединение Германии должно быть синхронизировано с формированием новой структуры безопасности в Европе. Но он не проявил настойчивости в осуществлении этого важного стратегического плана, что было особенно необходимо в условиях, когда режимы в странах Восточной Европы стали распадаться и весь этот район быстро дестабилизировался. По существу Горбачев по-серьезному и не пытался предпринимать какие-то практические шаги по реализации такого плана. Его как бы парализовала волна перемен, которая прокатилась по странам Варшавского Договора. Его сбитые с толку коллеги по Политбюро наблюдали (одни с гневом, другие пассивно), как одна за другой бывшие соцстраны порывали с СССР союзнические отношения, которые их связывали в течение жизни целого поколения. Правда, ситуация в отдельных странах обсуждалась на Политбюро от случая к случаю, но это обсуждение носило хаотический характер. На этих заседаниях Горбачев гневно обвинял руководителей стран Восточной Европы в нежелании реформироваться и в неумении приспособиться к «новому мышлению». Встревоженный Генштаб бил тревогу по поводу дезинтеграции Варшавского Договора, обращая внимание Горбачева на проблемы обеспечения безопасности нашей страны в складывавшихся условиях. Однако у Кремля не было никаких планов на случай такого развития событий. Военная интервенция исключалась. Горбачев лихорадочно повторял свой основной тезис о взаимном с Западом поиске «новой системы безопасности для новой Европы». Но Запад не проявлял готовности к совместным практическим шагам, хотя на словах охотно поддакивал ему»[64].

Следует добавить, что исчезновение ГДР оказало особо пагубное воздействие на все бывшие соцстраны, на всех друзей Советского Союза, подорвало веру в советскую внешнюю политику. Что касается новых руководителей стран ЦВЕ, то первое время они еще заявляли о сохранении связей с Советским Союзом, но о приверженности к ОВД молчали или предлагали распустить коллективную оборонительную организацию. В этом направлении работали и западные партнеры. Ликвидация ОВД, а затем и СЭВ прошла быстро. Расчеты политиков и аналитиков из окружения Горбачева на то, что наши взаимоотношения сохранятся и будут опираться на новый баланс интересов, оказались иллюзорными. Не имели реальной основы и разговоры о возможной «финляндизации» стран Восточной Европы. После развала СССР России пришлось заново строить отношения со странами ЦВЕ, включая решение вопросов задолженности, пересмотра некоторых соглашений, урегулирования последствий пребывания советских войск и переоценку сложных проблем общего исторического прошлого. Долгое время, при  Б.Н.Ельцине, у нас не было никакой  концепции развития связей с регионом ЦВЕ, в основном мы посыпали свою голову пеплом за ошибки прошлого, виня во всех грехах руководство Советского Союза.   Сейчас эти отношения в основном отрегулированы, на сугубо прагматической основе. Прежнего доверия и прежних  «друзей» нет, как  нет и единого региона со своими интересами. Правда, Польша пыталась играть ведущую роль как в Вишеградской группе , так и в рамках Восточноевропейского партнерства ЕС , надеясь прежде всего  приблизить Украину к Брюсселю. Рижский саммит ВЕП (май 2015г.) показал отсутствие готовности ЕС идти на существенную финансово-экономическую помощь Украине или Грузии.     Экономические связи между Россией и бывшими европейскими  соцстранами  поддерживаются, но их объемы и качество уступают тому, что было до 1991 года. Западные санкции против России, принятые после воссоединения Крыма с нашей страной, способствовали дальнейшему снижению объема торговли со странами ЕС и вообще охлаждению связей.   Все бывшие союзные страны, а также прибалтийские республики в духе евроатлантизма следуют в фарватере политики США.  На их территориях растет число военных баз блока НАТО  или США. Можно констатировать, что США удается  поддерживать дисциплину среди своих союзников, хотя крупные европейские страны (Германия, Франция, Италия, Испания и др.) выражают недовольство американским диктатом и стараются  проводить  в отношении Российской Федерации более взвешенную политику, чем отдельные наши бывшие союзники и друзья, особенно Польша и государства Балтии.   Попытки американцев возложить ответственность за внутренний украинский конфликт   на Россию  и навязать  европейцам все новые и новые  витки   санкций против нашей страны не вызывают восторгов в странах ЕС.  Брюссель пытается  восстановить престиж своей внешней политики. С одной стороны, в Евросоюзе  удовлетворены  подписанием с Украиной соглашения об ассоциированном членстве, хотя ценой его стал государственный переворот и экономический кризис. Еэсовцы оказывают поддержку режиму  П.Порошенко. С другой стороны, в Брюсселе  не торопятся обсуждать вопрос о возможном вступлении Киева в ЕС и НАТО. Вопрос о присоединении Киева  к НАТО вообще считается нереальным.    У  Еврокомиссии, как представляется,  нет желания нанести непоправимый  урон политическим и экономическим связям с Россией, имеющим большое значение для  объединенной Европы. Но американское давление и блоковая дисциплина пока действуют.

 Вне всякого сомнения, воссоединение Крыма с Россией, а также несогласие населения  юго-востока Украины с националистической политикой Киева, принявшее форму вооруженной борьбы за самостоятельность, в защиту демократических  прав и свобод, существенно осложняет  сотрудничество России с западным миром, даже вопреки факту достижения  Минских договоренностей, чему наша страна весьма содействовала. Переходный период от конфронтации к конструктивному взаимодействию ради создания условий для равной безопасности может затянуться.  Администрация Обамы, теряющая международный  авторитет, прибегает к грубым приемам из арсенала «холодной войны»,  обвиняет Россию во всех смертных грехах, стремясь усилить разрыв Украины с нашей страной. Добившись своей политикой распада Советского Союза и изменения политического строя в  бывших социалистических странах , США и их союзники никоим образом не желают возникновения на постсоветской территории  сильных государств ,проводящих независимую политику и стремящихся к созданию полицентричной модели международных отношений.

                 ===========================================

Но вернемся к оценке событий 1989-91 годов. Необходимо отметить, что помимо влияния перестройки и гласности  в Советском Союзе и воздействия весьма противоречивой политики М.Горбачева в отношении социалистических стран Европы, находившихся в предкризисном состоянии, на процесс  тектонических перемен в регионе повлиял и фактор западной политики. «В известном смысле ценность Восточной Европы была занижена самой возможностью выхода СССР на новый уровень взаимопонимания с Западом»[65], отмечалось в одном документе Международного отдела ЦК КПСС. Помимо просчетов в политической области, существовали иллюзии насчет переноса акцента в экономических связях с Востока на Запад.   С провозглашением Горбачевым «нового мышления» США и их ближайшие союзники сознательно работали ради ослабления роли и влияния СССР в странах ЦВЕ, а также отстранения от власти правящих компартий. Конечно, при этом использовался и весь арсенал средств, применявшийся  в период «холодной войны», включая финансовый рычаг, разного рода приманки,  нажим на правительства, закрытые контакты с лидерами оппозиции и пропагандистские каналы. Об этом откровенно свидетельствует бывший директор ЦРУ Роберт М. Гейтс в своей книге «From the Shadows» (1996г.).    Цель американцев  была одна, используя возможности, предоставляемые политикой Горбачева, шаг за шагом раскачивать ситуацию, чтобы  добиться благоприятных политических  перемен. Говоря о советской политике  и целях США в те годы, бывший президент Дж. Буш-старший и его советник по вопросам национальной безопасности генерал Б.Скоукрофт пишут в своей книге, что на первом месте стояла «Восточная Европа, где наметившиеся шаги по пути реформ могли дать нам возможность извлечь выгоду из «нового мышления» в Советском Союзе, добиваясь ослабления хватки Москвы». На втором месте стоял «контроль над ядерными и обычными вооружениями»[66].

Американские политики того времени отмечают в своих мемуарах, что американская администрация неоднократно ставила тесты Горбачеву, проверяя его приверженность «новому мышлению» и пределы, до которых могла дойти его политика. Для американцев большое значение имело то, что Горбачев, который вначале считал Р.Рейгана человеком пещерного мышления и сугубым консерватором, все-таки начал переговоры с  президентом  США, а тот в свою очередь  увидел в генсеке партнера, поэтому между ними завязался диалог. Теперь Горбачев говорит о Рейгане как о великом президенте. Запад приветствовал  инициативы Советского Союза по разоружению и сокращению вооруженных сил, в том числе по выводу войск из  Центральной и Восточной Европы, что вело к ослаблению советского влияния. При президенте Дж.Буше-старшем , который не торопился давать авансы Горбачеву , американцы предприняли зондаж через Г. Киссинджера, прибывшего в январе 1989 г. в Москву с письмом от президента США. В  беседе с Горбачевым американец  предложил сделку: США пойдут на расширение политических контактов с Москвой, помогут облегчить бремя военных расходов и в других областях, но в обмен на  спокойные перемены в Восточной Европе. Киссинджер выдвинул идею, чтобы Буш договорился c Горбачевым о совместных действиях по либерализации обстановки в Восточной Европе на базе обязательства США не действовать против интересов безопасности Советского Союза[67]. Формально Горбачев не согласился, опасаясь ревности со стороны Западной Европы, но разговор на эту тему был продолжен затем официально с госсекретарем Дж. Бейкером, который  отказался от услуг Киссинджера и  замкнул эти вопросы на себя, придя к выводу, что советский Генеральный секретарь и его министр иностранных дел являются в этом деле перспективными партнерами. А для того, чтобы Москва не закрыла дверь в Восточную Европу, надо идти «через Москву», поскольку изменения  в регионе происходят под влиянием перемен в Советском Союзе и в  соответствии с его новой политикой и его новыми интересами. Одновременно Дж. Буш, да и М.Тэтчер, у которой были свои доверительные контакты с М.Горбачевым, заверяли советского лидера, что США не будут угрожать интересам СССР в Восточной Европе, не будут эксплуатировать внутренние трудности в социалистических странах. Запад выступает за то, уверяли они, чтобы это были сугубо внутренние процессы и вмешиваться в них, «подстегивать декоммунизацию Восточной Европы мы не станем».

Верил ли этому всему Горбачев? Очевидно, верил отчасти. Но во время встречи с президентом США на Мальте в декабре 1989г. Горбачев заявил, что доктрина Брежнева мертва,  подтверждая тем самым, что Советский Союз не будет, как в прошлом, вмешиваться в события в Восточной Европе. Дж. Буш потребовал не мешать процессам независимости республик Балтии, ослабить связи с Ф.Кастро, прекратить  поддержку  сандинистов в Никарагуа и других антиамериканских  движений в Латинской Америки. Горбачев в беседе с Бушем признал, что его критикуют за нейтральное поведение в подходе к проблемам соцстран, но, дескать, нет повода вмешиваться, поскольку никто не просит об этом, да и все перемены проходят в конституционном поле.

Не могу забыть, как после Мальты член Политбюро ЦК ВСРП Я. Берец спросил   меня: «Ну, что, продали нас?». Бывший генеральный секретарь  ЦК ВСРП К. Грос, ссылаясь на свои беседы в 1988 г. с Дж. Бушем и Ф. Миттераном, а также с В.А. Крючковым и Э.А. Шеварднадзе, писал в 1994г., что Запад тогда готовился к отмене Ялтинских договоренностей и смене расстановки сил в регионе, а Советский Союз готовился к ослаблению политических и экономических связей с социалистическими странами, вел торг с американцами[68].  Ранее подобную позицию о невмешательстве излагал А.Н.Яковлев во время своих рабочих визитов в Венгрию и Чехословакию в конце 1988г. Но начавшаяся дестабилизация в «братских странах» коренным образом все меняла, уменьшение присутствия Советского Союза в странах ЦВЕ, наметившийся уход из ГДР автоматически вели  к усилению роли США и НАТО. Вакуума быть не могло. Горбачева беспокоил данный вопрос. 10 ноября в посланиях Бушу, Колю, Тэтчер и Миттерану он заявил, что есть два германских государства и что Москва будет защищать свои интересы. Как отмечает Буш в своих мемуарах,   «Горбачев явно проявил подлинное беспокойство по поводу событий в Восточной Европе. До сих пор он казался безучастным, даже зачарованным убыстряющимся отходом региона от коммунизма и советского контроля»[69]. В мае 1990 г. в Москве советский лидер заявил Бушу:  «У меня есть данные о том, что вы в своей политике стремитесь отделить восточноевропейские страны от Советского Союза». Но это была запоздалая и беспомощная констатация. Решительной позиции советский лидер опять не занял. По оценке американских исследователей Бешлосса и Тэлботта (бывший первый заместитель госсекретаря США), Горбачев «никогда не предвидел, что в несколько месяцев Восточная Европа сойдет с советской орбиты и что Варшавский пакт рухнет. Из смелого инициатора революции он превратился в сбитого с толку свидетеля собственных действий»[70].

Оправдывая свою политику М.Горбачев, как правило, утверждает, что его напрасно обвиняют в том, что он, мол, отдал Восточную Европу, отпустил на свободу ее народы. В своей  книге «Наедине с собой»[71] он пишет: «Начав перестройку, смысл которой состоял в том, чтобы дать свободу своему народу, советское руководство должно было признать такое право и за другими странами. Я уже отмечал, что мы по принципиальным основаниям отказались от так называемой «доктрины Брежнева», от вмешательства в дела «братских стран» Варшавского договора. Это было одним из важнейших шагов по освобождению от наследия сталинизма. Москва до конца оставалась верной взятым обязательствам. Советское руководство, убежден, поступило правильно, не допустив вмешательства в те перемены, которые произошли в странах Центральной и Восточной Европы. Меня до сих пор упрекают в том, что будто бы я кому – то «отдал» эти страны. Но если мы кому-то их и «отдали», то только народам самих этих стран».

В то же время говоря об ошибках и просчетах Горбачева и его советников, не следует думать, что американцы, раскачивая ситуацию в странах Восточной Европы и нейтрализуя Советский Союз, предвидели все последствия своей политики. «Лавина освобождения» в бывших соцстранах удивила даже  «творцов» американской политики, хотя эти перемены в целом  подтверждали их расчеты.  Об этом откровенно написал Р.Гейтс, бывший министр обороны и директор ЦРУ: « По правде говоря, американское правительство, включая ЦРУ, в январе 1989г. и думать не могло, что волна истории вот-вот обрушится на нас. Действительно, мы знали о том, что в Советском Союзе должны произойти драматические изменения, однако было неясно: дальнейшие реформы осуществятся в скором  будущем или произойдет возврат к репрессиям  в условиях, когда экономический кризис и догматический национализм разрушали государственные институты  и общественный порядок. Мы также знали, что в Восточной Европе вновь формируется давление в пользу перемен, и это давление усиливалось драматическими изменениями, происходящими в СССР. И хотя некоторые люди в своих воспоминаниях стали очень мудрыми и проницательными, я не знаю ни одного человека в правительстве или вне правительства, кто мог бы предсказать в начале 1989г., что еще до следующих президентских выборов Восточная Европа станет свободной, объединенная Германия вступит в НАТО, а Советский Союз превратится в артефакт истории. Легко было сказать, что это неизбежно произойдет. Но сказать, когда, было невозможно, и никто не сделал этого – ни на Востоке ,ни на Западе».[72] 

  Что касается оправданий Горбачева, то возникают вопросы, о  каких обязательствах Советского Союза  говорит экс-президент? О договорных, двусторонних  с соцстранами? О тех, что были связаны с Варшавским договором? Об интеграционных программах СЭВ? Наконец,  о политико-идеологических обязательствах, вытекающих из общности позиций и солидарности компартий, стоявших у власти во всех бывших соцстранах? В правовом смысле М.С.Горбачев эти обязательства не отменил, он не оформил юридически прекращение их действенности, за исключением Варшавского Договора,  но он провозгласил фактический отход от них в своих речах и заявлениях о новом мышлении, об отказе от классового подхода и  о самостоятельности каждой правящей  компартии и ее ответственности перед своим народом. «Доктрины Брежнева» не существовало в виде документа, под ее вербальной  отменой подразумевался отказ от вмешательства, тем более коллективного,  в дела соцстран под предлогом защиты завоеваний социализма.    Да, Горбачев прав, когда говорит о том, что в его политике  не было военного вмешательства,  как в 1956 и 1968 годах.   Но бывший генсек и президент СССР не упоминает о других формах вмешательства – о разного рода непрошенных советах и рекомендациях со стороны Кремля, о навязывании опыта перестройки, о подталкивании смены высшего руководства в соцстранах. Наконец, он молчит о переориентации экономических  связей на капиталистический рынок, о финансово-экономической зависимости от Запада, о стремлении  свернуть «невыгодное»  экономическое  сотрудничество с союзниками, переведя его на мировые цены и расчеты в валюте, наконец, о том, что об обещанной  реформе СЭВ было забыто и  что на последней стадии сотрудничества Советский Союз превращался в должника бывших соцстран.  Наконец, в контексте перестроечной политики Горбачева, в его подходе к ситуации в Европе «свобода выбора» восточноевропейских стран, о которой говорил президент СССР, после свершившейся  смены режимов власти неизбежно вела к разрыву союзнических   военно-политических и экономических связей, не говоря об идеологической общности, которая исчезла еще ранее, и естественно к распаду ОВД и СЭВ.

(Авторский комментарий. Горбачев объяснял развал этих организаций просто – «мы разошлись с друзьями», но у него   хватило ума отменить поездку в Прагу летом 1991г.  на «похороны» Варшавского Договора, хотя президент В.Гавел усиленно приглашал его, действуя в том числе и через «друга» З.Млынаржа. Вместо себя Горбачев отправил в Прагу Г.И.Янаева. Подпись вице-президента  стоит под протоколом о прекращении действия Варшавского Договора от 1 июля 1991г. ).  

Несомненно, формы и методы сотрудничества с соцстранами нуждались в обновлении. Об этом  шла речь на совещании на высшем уровне по вопросам СЭВ в 1984г. еще  при Черненко К.У. Об этом говорили постоянно  после 1985г. при правлении  Горбачева М.С.   Социалистические страны  имели право на свободу от опеки, от советского патернализма.  Руководители соцстран осознавали, что перестройка Горбачева меняет систему координат советской политики. «Старший брат» погружаясь в пучину перемен, теряя управляемость собственной страной, скатываясь в финансово-экономический кризис, утрачивал интерес к своим союзникам.   Советский Союз не имел возможности оказать им, как это бывало в прошлом, эффективную помощь.  Фактически же непредвиденное для высшего советского руководства развитие событий внутри Советского Союза, социалистического содружества и перемены  на мировой арене   расставили все по своим местам – страны ЦВЕ отделились от Москвы, где в высшем руководстве созрело желание к разводу, правда, не в такой драматичной форме, как полный разрыв,  регион пошел по своему пути смены общественного строя, разворачиваясь в сторону США и Западной Европы. Оправдываясь, Горбачев в июле 1991г. сказал Г.Колю : «Мы им «надоели». Но и они  нам  надоели». В дальнейшем  Горбачев так объяснял свою позицию: «Процесс перемен в такой стране, как наша,  не мог быть простым. Мы это понимали, хотя не все могли предвидеть. Но среди всех перипетий этих бурных лет мы смогли удержать курс на мирные перемены, довести их до того рубежа, когда движение вспять стало уже невозможным. Путь России к демократии был открыт. Одновременно мы признали на деле свободу выбора народов соседних стран, отказались от доктрин, лишавших их реальной самостоятельности. Это позволило начать мирные трансформации в странах Центральной и Восточной Европы»[73].

Но отнюдь не все из  сказанного Горбачевым  соответствует фактам. «По отношению к подопечным странам Советский Союз, КПСС, - отмечал известный ученый и общественный деятель академик О.Т. Богомолов, - долгое время выступали как догматически консервативная сила. Нельзя не отдать должное М.С. Горбачеву, который провозгласил отказ от патернализма, подлинное равноправное партнерство и право каждого народа делать свой собственный выбор. Но эта декларация и запоздала, и не всегда сопровождалась делами». [74].  Cам  М.С Горбачев, отмечая в связи с 25 –летием начала перестройки, что она дала импульс переменам в странах ЦВЕ, которые позволили « в мирной ненасильственной форме выйти из тоталитарной системы и начать движение к свободному, демократическому обществу», в то же время  подчеркивает, что « это движение продолжается , и для всех наших стран оно оказалось сложнее и труднее, чем это виделось многим в начале пути»[75].

 Но в отличие от своих прежних заявлений бывший президент Советского Союза теперь говорит не только о достижениях своей политики перестройки, но и о просчетах и об «ошибках, за которые пришлось заплатить дорогой ценой»[76]. Двумя самыми своими большими ошибками он считает опоздание с реформированием Советского Союза и преобразованием КПСС в демократическую партию современного типа. Признает,что не сумел воспользоваться первоначальной безусловной поддержкой народа.  Он даже иногда допускает, что в его действиях было «много наивного и утопичного», но он, дескать, сознательно шел на риск политической дестабилизации, чтобы вывести людей из апатии[77].

 Второе «освобождение» Восточной Европы, на этот раз не от фашизма, как в 1945г., а от своего  «освободителя» -  Советского Союза, утонувшего в ходе перестройки,  а также  провал социалистических режимов в странах ЦВЕ,  роспуск Организации Варшавского договора и ликвидацию  СЭВ  нельзя отнести к историческим успехам политики бывшего президента Советского Союза. По всей видимости, по этой причине М.С.Горбачев  так мало внимания уделяет бывшим социалистическим странам в своих последних объемистых  книгах, подводящих итоги его жизни   – «Наедине с собой» (М.Горбачев. - М.:Грин Стрит,2012.-688с.) и «После Кремля» (М.С.Горбачев. М.Весь мир. 2014. -416с.).

Нужно отметить, что позиция Горбачева очень комфортная –«…констатация тех или иных ошибок в ходе перестройки не может перечеркнуть ее основных достоинств». По его мнению, поражение перестройки в тактических просчетах, а не в замыслах. Сыграл свою роль и субъективный фактор[78].  Но М.С.Горбачев сожалеет до сих пор, что «не удалось довести корабль, у руля которого я был поставлен, в спокойные воды, не получилось завершить реформирование страны, не удалось удержать перестройку в рамках моих замыслов. Переживаю, потому что моя ответственность была велика как в масштабах Советского Союза, так и в мировой политике»[79].

Очевидно,что развал Советского Союза стал результатом воздействия множества факторов, но прежде всего провала политики   перестройки. Продолжается дискуссия   по поводу влияния устаревшей экономической модели, построенной на плановом хозяйстве  и административно-командной системе управления, и по вопросу о степени  технологического отставания советской  промышленности. Выводы некоторых ученых и публицистов о нежизнеспособности экономики СССР не всегда и не во всем подтверждаются объективными данными . Расходы на ВПК ,которые, как широко  считается, послужили причиной экономического краха, в  80-е годы составляли 10%  ВВП( не от 20% до 40% национального дохода ,как говорил Горбачев). Многие ученые, особенно левой политической ориентации, полагают, что основной причиной кризиса «стали непродуманные экономические реформы М.Горбачева в 1985-1990 годах». В итоге произошло резкое обострение ситуации.Уровень жизни населения ухудшился. Финансовая система пришла в упадок. Если в 1985г. внешний долг СССР составлял примерно 30 млрд.долларов ,то в 1991г. он вырос до 120 млрд.долларов. Золотой запас сократился в десять раз. Экономика страны погрузилась в глубокий кризис, что не могло не  подталкивать центробежные процессы.[80] Кризис правящей партии – КПСС, ее отстранение от управления государством, сдача идеологических позиций несомненно способствовали разрушению советской государственности. Другими факторами развала СССР  были ошибки М.С. Горбачева во внутренней политике, в том числе хаотическая  демократизация, безконтрольное применение гласности, ставшей для оппозиции средством манипулирования общественным мнением. Нагнетание националистических, шовинистических  страстей, разжигание  конфликтов  на национальной  почве во многих регионах , в том числе с использованием оружия,   способствовало дискредитации власти в республиках, смене руководства  и вело к разрыву единого политического и народнохозяйственного механизма федеративного государства.     

Подводя итоги, можно констатировать, что среди основных  причин кардинальных  перемен в Восточной Европе в 1985 – 1991 гг. следует назвать мощный импульс от  советской перестройки, попытки  переноса ее на социалистические страны, что явно свидетельствовало о командном,патерналистском   мышлении  М.С. Горбачева и его нежелании расстаться с руководящей,главенствующей  ролью КПСС среди компартий соцстран.   Другой причиной было игнорирование проблем и трудностей этих стран, что вытекало из легковесной и недальновидной политики в отношении своих ближайших союзников, проводимой советским руководством  во главе с М.С.Горбачевым в 1986-91 гг. По мере нарастания провала перестроечного процесса и развертывания «демократических», а по сути дела -  антикоммунистических революций в странах ЦВЕ   советское руководство, не ожидавшее такого стремительного хода разрушительных процессов, потеряло  заинтересованность в делах своих ближайших друзей в Восточной Европе. Наиболее показательным в этом отношении было согласие Горбачева на американо-западногерманский вариант решения германского вопроса, включавший поглощение ГДР и присоединение территории Восточной Германии к НАТО.  

Важнейшую роль в кардинальных переменах в Восточной Европе  сыграли     широкие оппозиционные  выступления против прежних однопартийных  режимов, оставшихся без поддержки Москвы. В этих условиях произошла   смена поведения политического класса, правящих компартий   соцстран, с опозданием отстранивших от власти  устарелое догматическое руководство и  оказавшихся  неспособными договориться со своим народом,   предложить эффективный  выход из кризисной ситуации.

 Помимо этих факторов, надо учитывать, что в условиях ослабления и затем прекращения  «холодной войны» и трансформации внешней политики Советского Союза   США и ведущие западные страны умело и последовательно использовали в своих интересах все слабости  и просчеты   нового политического курса руководства Советского Союза, промахи его амбициозного лидера  и, конечно,  кризис власти в бывших соцстранах. Бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт отметила,что президент США Буш–старший «руководил распадом Советской империи».Американцы своевременно почувствовали ослабление позиций Горбачева и переключились на поддержку Ельцина. Госсекретарь США в те годы  Дж.Бейкер писал: «Осуществление нами перехода от Горбачева к  Ельцину было эффективной акцией, и она принесла Соединенным Штатам существенные выгоды во многих отношениях».[81]

 Антикоммунистические революции в странах Восточной Европы, получившие западную поддержку и приведшие к быстрой  смене общественного строя, оказали существенное влияние на последовавший через два года развал Советского Союза.

В этой связи не могу не сослаться на оценку, данную профессором  К.Н.Брутенцем, преодолевшим в конце своего политического и научного пути  «очарованность Горбачевым» и отметившим в своей  книге «Великая геополитическая революция», что «России удивительно не повезло. В конце ХХ в. у государственного руля в ней встал пораженческий тандем М.Горбачева и сменившего его Б.Ельцина – людей случайных, политиков недалеких и мелкотравчатых, но властолюбивых, тщеславных и самовлюбленных, а главное политиков антинациональных, готовых  ради личных интересов поступиться интересами страны, встать под иностранный «зонтик»[82]. Хотел бы сослаться и на мнение еще одного политика и ученого-В.А.Медведева (1929 г.р.),  бывшего члена ПБ и  приверженца Горбачева, ранее работавшего в его Фонде. В частном разговоре он сказал  - «Советский Союз загубили два дурака на букву м…-Горбачев и Ельцин. Впрочем Ельцин нанес больше вреда нашей стране, чем его противник». Конечно, дело не в хлестких оценках.  Развал великой страны и связанных с нею  межгосударственных структур действительно  прошел, как пишет российский историк А.Фурсов[83],  через две фазы – горбачевщину и ельцинщину. Поражение перестройки нанесло  удар по исторической России. Процессы, порожденные этим неудавшимся социалистическим проектом,  действуют и поныне, затрудняя консолидацию нашего общества.  По моему убеждению, крах перестроечного проекта,  ощутимый в 1987г. и ставший вполне  очевидным в 1989г., привел к развалу прежнего консенсуса различных  политических сил,  ратовавших за перемены в стране, а авторы перестройки оказались неcпособными подвести под нее новую социальную базу, включая и обновленную, реформированную  компартию. В итоге политическая инициатива перешла в руки прозападной, крикливой либеральной оппозиции в центре, в Москве, и националистических кругов в республиках и автономиях , которые, используя социальную демагогию, сдали прежнего кумира  Горбачева и перестройку, поставили у власти в России политика «дуболомного типа» -  Ельцина и завершили разрушение   советской  государственности, за которую в ходе Великой Отечественной войны  отдали жизни миллионы граждан Советского Союза. 

Оглядываясь на истекшие почти  три  десятилетия, надо объективно признать,что нынешнему руководству  России удалось в значительной степени восстановить и консолидировать международные позиции, утраченные после развала Советского Союза в 1991г.    Но современная ситуация,  особенно в свете украинского кризиса и американских и еэсовских  санкций против России, в основе которых лежит не столько реакция на  возврат Крыма, сколько стремление обуздать и подчинить себе  Россию, сменить ее руководство,  остается сложной. Речь идет о повторении худших сценариев «холодной войны», дополненных приемами «информационных войн» и «цветных революций», которые после украинской репетиции  пытаются применить в России и  на постсоветском пространстве. При этом многие авторитетные политики   в США и ЕС, говоря о сдерживании России, заявляют, что они, дескать,   не  хотят, чтобы нынешняя конфронтация привела к    военному конфликту между Россией и Западом. Можно ли верить таким высказываниям?    Очевидно, нам имеет смысл сосредоточиться на главном. Продолжая курс на возрождение страны, на защиту ее суверенитета и независимости, нам надо упорно трудиться, а  не просто «только верить» в великую  Россию. Прежде всего, необходимо последовательно реализовать антикризисные мероприятия, не уповая  исключительно на рыночные воздействия. Важнейшая задача -    проведение   модернизации  нашей  экономики   и оборонного  потенциала, существенное  уменьшение  экономической привязки к Западу, без чего  затруднительно обеспечить подлинную политическую и экономическую  независимость России. Контакты с ЕС и США нужны. Но недопустимо надеяться на приход более реалистически настроенной администрации США и  опять  прогибаться перед Вашингтоном, как это было после 1991г. Исходя из уроков современной истории, нельзя, наконец,  поддаваться на посулы различных западных «друзей» и их российских приспешников-либералов. Россия, как заявил В.В.Путин, не торгует своим суверенитетом.

Время расставит  все проблемы по своим местам, в соответствии с их реальным весом.  В частности, ближайшие годы  должны продемонстрировать  результативность  переориентации Москвы на более тесное сотрудничество с государствами БРИКС, прежде всего с Китаем, и вообще с АТР. Переговорная тематика российско-американских отношений не исчерпывается только ситуацией на Украине. Но возникает вопрос, как долго намерены США сохранять нынешний антироссийский настрой в ЕС, поскольку дискуссии по этому вопросу обостряются? Появятся ли изменения в подходе западных держав  к националистической, милитаристской позиции Киева? Будут ли они влиять на правительство Украины в интересах выполнения Минских договоренностей? Каковы реальные перспективы российско-украинского сотрудничества? Ясно, что внешняя политика России, построенная на учете национальных интересов, не должна скатываться к самоизоляции, ей всегда были присущи творческий заряд и умение находить точки соприкосновения с партнерами  в подходе к острым вопросам международной жизни. 

О закрытой  встрече Л.И Брежнева с Я.Кадаром в Завидово 11-14 февраля 1972г.

                Как «выправляли » венгерскую реформу …

       Предыстория этой знаменательной встречи такова. Со времени подавления советскими войсками венгерского восстания (по первоначальной советской оценке – «контрреволюции») осенью 1956 года руководство Советского Союза внимательно следило за развитием обстановки в Венгрии и старалось в меру сил помогать  «революционному рабоче-крестьянскому правительству» Я.Кадара и созданному им режиму власти. Кадаровский курс, способствовавший консолидации ситуации в стране  и продолжению строительства социализма, разумеется , с учетом последствий народного восстания , со временем получил  поддержку венгерского народа. Несмотря на все потуги антикоммунистических сил, имя Яноша Кадара не забыто в современной Венгрии. Cоветские руководители - Н.С.Хрущев, а вслед за ним Л.И.Брежнев, Ю.В.Андропов и даже М.С.Горбачев в  начале перестройки  - одобрительно относились к политике Я.Кадара и проводимым в Венгрии реформам,которые были призваны сплотить  народ  на социалистической основе , повысить эффективность  управления социалистической экономикой, поднять  народное  благосостояние и использовать в национальных интересах  преимущества сотрудничества с соцстранами. Но понимая особенности и лимиты  политики Я.Кадара в 60-70 годы, учитывающей драматические уроки событий 1956 года, вместе с тем в Москве сохраняли определенную недоверчивость и в духе патерналистской политики отслеживали обстановку в ВСРП и настроения в обществе, стараясь не упустить разрастания негативных тенденций.

      В Венгрии среди историков,экономистов  и политологов до сих пор продолжается  дискуссия об особенностях  выбранного тогда  пути, определившегося в борьбе догматических ,консервативных сторонников социализма, а также центристов, проповедовавших компромиссы, и либерально-реформаторских сил . Характерно,что все течения в ВСРП формально защищали экономическую реформу как крупное достижение венгерской  общественной мысли, вкладывая , разумеется , свой смысл в трактовку ее положений.

     Суть событий выглядела следующим образом. В 1966г. в Венгрии на пленуме ЦК ВСРП было принято решение об экономической реформе (по венгерской терминологии – реформе хозяйственного механизма), с января 1968 г. началось ее осуществление. Еще на стадии подготовки реформы венгерское руководство проводило разъяснительную работу среди союзников и  создавало определенные страховочные  гарантии и резервы, в том числе запросило поддержку от Советского Союза. В письме на имя Л.И.Брежнева от 6 октября  1967г. Я.Кадар обратился с просьбой предоставить Венгрии  больше сырьевых товаров в обмен на поставки продукции традиционного венгерского экспорта, выделить валютный  кредит в  сумме 150-200 млн. долларов для погашения наиболее обременительных капиталистических кредитов, а также «освободить нас от  обязательства погашения платежей военного характера в сумме 226 млн.рублей . Обязательства по погашению платежей ,связанных с экономическим развитием ,мы выполним»[84]. В результате переговоров между главами правительств СССР и ВНР в конце ноября 1967г.  Венгрия получила согласие на поставку советского  зерна и мяса, прибавку некоторых видов сырья, подтверждение  импорта нефти из Советского Союза  (от 4 млн.тонн в 1970г. до 6,5 млн.тонн в 1975 г.), а также  отсрочку платежей за спецпоставки. Советский Союз  смог предложить  Венгрии только  краткосрочный валютный кредит в размере 50-70 млн. долларов, но венгры от него  отказались. С советской стороны однако  была выражена готовность вернуться к этому вопросу в случае возникновения трудностей.

   Переход на новую систему хозяйствования  вызвал оживление в экономике. Но этот процесс  сопровождался активизацией дискуссий внутри ВСРП и в различных слоях венгерского общества по таким вопросам экономической и социальной политики, как более широкое использование рыночных элементов, расширение прав хозяйствующих субъектов, ограничение сферы централизованного управления и планирования, изменение сложившихся пропорций во внешнеэкономической политике, модернизация системы цен, налогов и социальных льгот. Обострились и дискуссии политического характера в связи с определением дальнейших путей развития страны, прежде всего, возможностей реформирования политической системы социализма в сторону ее демократизации и либерализации, уточнения роли правящей коммунистической партии – ВСРП и ее идеологии. Нужно учитывать ,что все это разыгрывалось на фоне процессов ,проходивших в соседней Чехословакии. В Москве и столицах других социалистических государств – участников Варшавского договора информация, поступавшая из Будапешта, порождала не только вопросы, но и беспокойство. Ведь Советский Союз и европейские соцстраны только что пережили острый  кризис в Чехословакии. Западные СМИ расхваливали творческий подход венгров, противопоставляя его консерватизму и косности Советского Союза и других соцстран. Собственно говоря, хозяйственные реформы проводили все соцстраны, включая и Советский Союз, поскольку ресурсы экстенсивного развития экономики, мобилизационные возможности механизма управления  были исчерпаны или приближались к последней черте.  Но венгерский вариант реформы был самым продвинутым и самым масштабным, в нем учитывались уроки проведения реформ в Чехословакии, Югославии и Польше. Венгерская реформа хозяйственного механизма строилась на значительном расширении самостоятельности предприятий и соответственно ограничении функций централизованного, директивного планирования, уменьшении числа плановых показателей, на широком использовании рыночных, товарно-денежных инструментов и индикаторов, она предусматривала перестройку ценовой системы и роли банков. Значительно укреплялся кооперативный сектор, причем не только на селе, расширялась сфера действия мелкого частника. В дискуссиях возникал вопрос  о дальнейшем расширении роли частной собственности. Из аппарата СЭВ и из социалистических стран – партнеров в ЦК КПСС поступали сигналы о появлении трудностей в поддержании торгово-экономических связей с Венгрией, поскольку венгерские предприятия, получив самостоятельность, меняли свое поведение на рынке социалистических стран или начинали искать партнеров на Западе.  Об этом же говорили и советские представители – зампреды Совмина СССР, руководители Госплана, отраслевые министры и их заместители, контактирующие с венгерскими коллегами. Ряд высших руководителей соцстран подбрасывал советскому руководству мысли о том, что Венгрия отклоняется от общей линии согласованной политики стран Варшавского договора, стремится расширить связи с западными партнерами. Но Л.И.Брежнев и члены Политбюро ЦК КПСС, как мне представляется сейчас, по прошествии более чем сорока лет со времени тех событий, не считали, что Венгрия куда-то уйдет, не видели прямой угрозы социалистическому строю, ведь на худой конец в стране была дислоцирована стотысячная группировка советских войск (ЮГВ), да и у Советского Союза имелись не только военные каналы влияния на ситуацию. Бытовал и такой взгляд, что, мол, венгры наиграются в эксперименты, столкнутся с трудностями и придут за помощью к Советскому Союзу. Руководство КПСС, на мой взгляд, больше всего беспокоили разного рода новшества в политике, отход от советской модели, критический настрой в отношении венгеро-советского экономического сотрудничества, активизация свободных политических дискуссий, в которых подвергалась сомнению руководящая роль ВСРП и критиковалась ее политика. Настораживали реформистские замыслы некоторых венгерских руководителей, готовых перейти от экономических преобразований к глубоким политическим, что было, по оценке советских аналитиков, чревато нарушением консенсуса правящей партии и населения, сложившегося в ходе консолидации после трагедии 1956г.  Стало  заметно, что внутри руководящего  слоя ВСРП обострились дискуссии, что вело к ослаблению  единства партии. Высказывалась тревога за сохранение стабильности общества, поскольку усиливались факторы ее ослабляющие - социальное расслоение, недовольство рабочих крупных государственных предприятий обогащением частников и чрезмерным ростом доходов членов кооперативного сектора, что свидетельствовало о напряженности в отношениях рабочего класса и крестьянства. Во внешнеэкономической области тревожили продолжающийся рост валютной внешней задолженности, а также намерения правительства ВНР идти дальше по пути интенсификации экономических и финансовых связей с Западом .

  Разумеется, возникал вопрос об отношении Я.Кадара к этим тенденциям, более того, о прочности позиций самого венгерского лидера, его способности обеспечить руководящую роль партии, сплотить ЦК, партию и все творческие силы нации на новом витке развития и противостоять оппозиционным силам. Собственно говоря, Я.Кадар не раз объяснял советским руководителям, что реформа была разработана и осуществляется в интересах укрепления позиций социализма в Венгрии (Однажды  Я.Кадар сказал в сердцах : « Да ,поймите наконец –мы строим не кооперативы ,а социализм».)  Но, по мнению ортодоксальных критиков реформы, ее реализация проходила весьма противоречиво и грозила ослаблением социалистических устоев общества. Л.И.Брежнев, который в своих выступлениях на IX и Х съездах ВСРП (в 1966г. и 1970 г.) одобрял политический курс ЦК ВСРП и выражал уважение лично к Я.Кадару [85], понимал необходимость и в то же время сложность проведения реформ в Венгрии. Он не обвинял Кадара в вероотступничестве,  не поднимал вопрос о его замене, хотя такие голоса и  звучали в советской элите.  Брежнев знал Кадара с осени 1956г., относился к нему с уважением и рассчитывал на совместную с ним работу, хотя особой теплотой их взаимоотношения не отличались. После «пражской весны» и очередного обострения ситуации в Польше, где пришлось провожать на пенсию В.Гомулку и выдвигать на пост нового руководителя Э.Герека,   Л.И. Брежнев стал вести себя осторожнее, пересмотрел прежние либеральные подходы к реформам социализма, что было характерно для периода «оттепели»,  склоняясь больше к стабильности, прежде всего в кадровой области. В то же время Л.И.Брежнев полагал необходимым предупредить своего «друга Яноша» об опасных тенденциях. В аналитических центрах Москвы не пытались выстраивать рейтинги, в какой соцстране обстановка прочнее и где дела идут хуже. Везде были свои трудности и свои особенности. Но Венгрия пошла по пути глубоких реформ, исход которых, по мнению многих советских специалистов,  был проблематичен, тем более что не все зависело от намерений тех или других венгерских руководителей.   В упрощенном виде подход руководства ЦК КПСС выражался так: Кадар – «добрый царь», но у него «худые бояре». В наши дни эту позицию некоторые венгерские  авторы изображают иначе – дескать, в Москве хотели оставить на месте  Кадара, но свернуть политику «кадаризации». Практически наилучшим вариантом для Кремля было бы, если бы Кадар самостоятельно произвел необходимые корректировки курса и персональные перестановки в партии и правительстве. Учитывался и внешний фон: в ходе «нормализации обстановки» в Чехословакии в 1968- 1969 годах в результате советского воздействия был обновлен весь состав руководства КПЧ. То же самое происходило в Польше в конце 1970г. во время  замены  В.Гомулки на  Э.Герека, причем и в этом случае мнение КПСС сыграло решающую роль. И вот новая смена высшего руководства под советским давлением в еще одной стране – в Венгрии, которая не так давно пережила трагические события 1956года, выглядела бы как явный перебор. Могло сложиться впечатление, что в социалистических странах назрел кризис власти, поэтому, мол, Москва срочно меняет кадры руководителей высшего звена в европейских соцстранах. Но зная о разногласиях в венгерском руководстве, о существовании левой,  т.н. «рабочей оппозиции» и группы правых реформаторов, которых до поры – до времени примиряли авторитет Кадара и стоящие за ним центристы, Л.И.Брежнев молчать не мог. Его политические амбиции как высшего руководителя Советского Союза выросли. Это прежде всего касалось его ответственности как генерального секретаря ЦК КПСС за укрепление и развитие социалистического содружества, за проведение согласованного внешнеполитического курса. Словом, в 1972г. пост высшего руководителя ЦК КПСС занимал уже не тот Брежнев, который в качестве компромиссной фигуры был избран первым секретарем ЦК КПСС в октябре 1964года в момент снятия Н.С.Хрущева со всех партийно-государственных постов. Л.И.Брежнев набрал силу. Применительно к Венгрии он считал своей обязанностью доверительно, по-товарищески откровенно, побеседовать с Кадаром, обратить его внимание на тревожные моменты, затрагивающие советско-венгерские отношения и положение Кадара как партийного лидера.  Инициатива Брежнева носила профилактически – предупредительный характер, в определенном смысле она вытекала из т.н. доктрины Брежнева, но с одним существенным нюансом: лучше своевременно предупредить, отвести беду, чем с опозданием принимать меры, в том числе коллективного воздействия. Трудно сказать, какую роль сыграло то обстоятельство, что именно Я.Кадар осенью 1964 г. возражал против формы отстранения от власти Хрущева и открыто заявлял об этом - в выступлениях и в беседах с Л.И. Брежневым[86]. Возникший конфликт был улажен в феврале 1965г. во время поездки Л.И.Брежнева и Н.В.Подгорного в Венгрию.  В связи с вынужденным уходом Хрущева в отставку высказывал возражения также  и А.Новотный, и вот Л.И.Брежнев в преддверии «пражской весны» не поддержал тех, кто выступал за сохранение Новотного на посту президента республики. Но отношение Л.И. Брежнева к Я.Кадару было иным, хотя советскому лидеру не всегда нравились тонкие ходы венгра. Обычно Брежнев в таких случаях ворчал : вот Кадар опять плетет кружева .

   В Политбюро ЦК КПСС вопрос о необходимости доверительной беседы с Я.Кадаром был предрешен к осени 1971г. В  сентябре 1971г. в Будапеште проходила всемирная охотничья выставка, на которую Я.Кадар пригласил Л.И.Брежнева, увлекавшегося, как известно, охотой. Брежнев принял приглашение, решив остановиться в Будапеште по пути домой после визита в Югославию. Мне как референту Отдела ЦК КПСС, работнику венгерского сектора, было велено срочно отправиться в Будапешт и поступить в распоряжение помощника Генерального секретаря А.М.Александрова – Агентова. Моя задача заключалась в оказании экспертной помощи, в том числе, в переводе. Но главным переводчиком была Надя Барта (по- венгерски Барта Иштванне, дочь венгерского коммуниста Й. Рабиновича, репрессированного в   СССР в 30-е годы), которая была   многолетней  сотрудницей  и доверенным  лицом Яноша Кадара. Пребывание Брежнева в венгерской столице было недолгим, не более суток – осмотр выставки и беседа с Я.Кадаром. Вот во время этой беседы Л.И.Брежнев посетовал на загруженность протоколом, на вечную нехватку времени и поднял вопрос о необходимости лидерам соцстран встречаться в неформальной обстановке, без протокола, чтобы по-дружески поговорить о делах, обсудить проблемы, обменяться мнениями . Он пригласил Кадара приехать в Завидово  (охотничий заповедник в Калининской (ныне – Тверской) области) на непродолжительный отдых, совмещенный с охотой. Я.Кадар поддержал идею такой встречи. Позже во время многосторонней встречи по линии Варшавского Договора  в Праге была согласована ее точная дата -11-14 февраля 1972г.

   Для работников нашего «трансильванского сектора» (Венгрия и Румыния) Отдела ЦК наступили горячие дни подготовки материалов к этой советско-венгерской встрече. Засиживались на работе допоздна. Работа проходила под руководством заведующего сектором Л.С.Мосина, в ней непосредственно участвовали сотрудники сектора А.И. Иванов, Н.С.Осипов, В.Л.Мусатов и В.И.Пунтус[87]. Помощь оказывали и сотрудники «румынской» половины сектора – В.И.Потапов, Н.А.Рембиевский и др.  Привлекалась консультантская группа Отдела ( Н.В.Шишлин, Б.В.Горбачев, Ф.Ф.Петренко и др.). Но наш сектор отличался самостоятельностью и умением  пробивать дорогу своим предложениям. В секторе на вооружении был девиз: мы исполняем роль фильтра, мы отсекаем все вредное и наносное в отношениях с венгерским товарищами и даем своему руководству обоснованные оценки и оптимальные предложения. К встрече в Завидово готовилось большое досье. Главным документом была памятка для Л.И.Брежнева к беседе с Я.Кадаром. По форме это были развернутые тезисы с речевыми кусками и справочными врезками. Понятно, что в Отдел ЦК передавались информация и предложения по Венгрии из МИД, КГБ, Минобороны СССР, имевшие отношение к встрече. Были подготовлены материалы буквально по всем возможным вопросам. Помню, когда появился цейтнот в подготовке внешнеполитических материалов, особенно об отношениях с США, заведующий нашим Отделом К.В.Русаков позвонил А.А.Громыко. Министр с ходу дал поручение Г.М.Корниенко, и тот без формализма прямо по правительственному телефону - «вертушке» надиктовал нашему куратору, заместителю заведующего Отделом ЦК Г.А.Киселеву памятку о состоянии и перспективах советско – американских отношений – прежде всего, о необходимости перехода от конфронтации к диалогу. Были запрошены материалы из экономических ведомств -- Госплана, МВТ, ГКЭС, Госбанка, советской части СЭВ  а также от институтов АН СССР и партийных научных центров. Был подготовлен раздел о культурных и научных связях, о состоянии идеологической работы ВСРП. Ход подготовки материалов к встрече держали под контролем К.В. Русаков (1909-1993) и секретарь ЦК К.Ф.Катушев (1927-2010), который позднее, когда Русаков стал помощником Брежнева по соцстранам, возглавил одновременно и Отдел ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран.

  И вот наступил день прилета Я.Кадара[88] в Москву.Первоначально предполагалось, что от Отдела ЦК на переговорах будет, как обычно, присутствовать референт А.И. Иванов, работавший на венгерском направлении с конца 50-х годов. Но этот вариант не прошел.  Утром 11 февраля  в Отдел ЦК Л.С.Мосину позвонили по ВЧ из нашего посольства в Будапеште и передали просьбу Н. Барта о том, чтобы на переговорах на всякий случай присутствовал в качестве второго, запасного переводчика В.Л.Мусатов. С «патроном» - Я.Кадаром вопрос был согласован. Мне пришлось мчаться домой на Университетский проспект, чтобы собрать личные вещи, и оттуда срочно ехать в аэропорт Шереметьево.

  Я.Кадара встречал Л.И.Брежнев. С аэродрома небольшой кортеж на большой скорости отправился в Завидово.

   Несколько слов о Завидово. Официально это большое и богатое различным зверьем и рыбой охотничье хозяйство - заповедник в живописной местности в верховьях Волги, на берегах Иваньковского водохранилища, в 135 км от Москвы. Оно находилось на балансе Министерства обороны СССР, территорию охранял специальный армейский батальон. Но фактически всем распоряжалось 9 управление КГБ СССР (предшественник нынешнего ФСО, в ведении которого и сейчас находится Завидово, именуемое госрезиденцией «Русь»). На территории заповедника часто охотился и отдыхал генеральный секретарь ЦК КПСС, там бывали и другие высшие руководители Советского Союза. В 1972году все сооружения в Завидово выглядели еще довольно скромно – основной дом, собранный из стандартных бетонных панелей, к нему пристроен небольшой крытый бассейн, рядом хозяйственные постройки, в том числе теплицы, коптильня, гараж и т.д. Позже там создали резиденцию для генсека и для его гостей. Брежнев принимал в Завидово не только руководителей соцстран, но и некоторых западных лидеров. После смерти преемников Л.И.Брежнева - Ю.В.Андропова и К.У.Черненко новый генсек ЦК М.С.Горбачев распорядился оставить Завидово в своем распоряжении.

  Венгерский гость расположился на втором этаже, где были и комнаты  Брежнева, а мы с генералом Ф.Шебештьеном – на первом. Помню, что мне досталась небольшая, скромно обставленная комнатка, где во время приездов на охоту, как рассказывали, располагался министр обороны маршал Гречко. Из событий первого дня в памяти остался ужин. Присутствовали, помимо Л.И.Брежнева и Я.Кадара, генерал-майор А.Я. Рябенко, начальник личной охраны генсека, его врач Н.Г.Родионов, личная  медсестра Нина Коровякова,  обладавшая большим влиянием на Брежнева и пользовавшаяся, как говорили, его расположением (о ее незавидной судьбе дважды писала «Комсомольская правда», последний раз 21-28 августа 2014г. www.kp.ru) , а также начальник заповедника, Надя Барта и мы с Шебештьеном. Атмосфера была дружеской. Брежнев был в отличном настроении, много шутил, оказывал знаки внимания Наде. Рассказывая о программе пребывания и местных порядках, Брежнев сказал, представляя своих сотрудников: «Вот моя семья. Здесь мы отдыхаем и работаем». Было условлено начать переговоры следующим утром, а потом после обеда поехать на охоту.

    Но утро 12 февраля началось с заминки. Янош Кадар, всегда придерживавшийся протокола и порядка, позавтракал в одиночестве и стал ждать хозяина. Время шло, но Брежнев не появлялся. Как выяснилось, он спал. Мы c офицерами охраны К.И.Пархаевым и Г.Н.Рыболовлевым, всегда работавшими с  венгерским руководителем,   занимали какое-то время Кадара игрой в шахматы и разговорами. Венгерский руководитель был невозмутим, а мы нервничали. Я даже тихонько спросил А.Я. Рябенко, нельзя ли разбудить Брежнева. Ответ был в духе времени : дескать, не люблю, когда меня матом посылают подальше… Наконец, Брежнев пришел в столовую. Свое опоздание он объяснил просто: фельдсвязь вечером привезла документы, в том числе протокол заседания Политбюро, вот он и зачитался допоздна.

 (Авторское примечание. Позже, когда я узнал больше о недуге Леонида Ильича, а именно о тяжелой бессоннице и астении, то сложив в голове обрывки информации, понял, что происходило тогда в Завидово. Мне стало также ясно, почему нам приходилось иногда доставать у венгров якобы для своих начальников ноксирон и другие снотворные, спрашивать, нет ли новых препаратов. На почве зависимости от снотворных и успокоительных лекарств стареющий генсек попал под влияние своего врача и главным образом личной медсестры. Брежнев просил лекарства и у своих соратников. Несмотря на запреты врачей, никто не отказывал, один только Ю.В.Андропов передавал «пустышки» - плацебо. Организм генсека был сильным, но постепенно с годами его нервная система начала сдавать и ранее активный, энергичный человек стал превращаться в развалину. Об этой печальной ситуации написал в своих мемуарах бывший начальник кремлевской медицины(4-го Главного управления Минздрава СССР) академик Е.И.Чазов, не коснувшийся, правда, вопроса о своей личной ответственности. Об этом же подробно говорится и в книге генерала КГБ В.Т.Медведева, много лет служившего заместителем начальника охраны Брежнева[89]. Но тогда истинное положение знал весьма ограниченный круг лиц. Первый публичный случай срыва с Брежневым произошел, по свидетельству Чазова, во время тяжелых переговоров с чехословацкой делегацией в августе 1968г., когда в какой-то момент поведение генсека стало неадекватным, заторможенным и он упал головой на стол. Но после трехчасового сна все наладилось, переговоры были продолжены.-МВЛ.)

   Переговоры Л.И.Брежнева и Я.Кадара в Завидово 12 и 13 февраля состояли из трех частей - две встречи прошли днем, третья – вечером 13 февраля (венгры насчитали,что всего на беседы ушло 25 часов, вероятно, включая и обед от имени Политбюро в Кремле. Не ручаюсь за точность этих подсчетов, но разговоры шли долго - МВЛ.). Местом для беседы был выбран зимний сад. Погода была солнечная. В первый день в течение пяти  часов два лидера обменивались информацией о состоянии дел в своих странах, о ходе выполнения решений партийных съездов.

 Оценивая ход переговоров в Завидово, Я.Кадар в своем отчете для Политбюро ЦК ВСРП от 18 февраля 1972 г. отметил[90],что Л.И. Брежнев как бы подводил итоги восьми лет своего пребывания на посту первого секретаря (с 1966г. генерального секретаря) ЦК КПСС. Им  была дана подробная информация о выполнении решений ХХIV cъезда КПСС, о положении в народном хозяйстве,причем некоторые моменты подавались советским руководителем под углом наличия определенных проблем в Венгрии.  Л.И. Брежнев говорил о достижениях, но подчеркивал, что успехи новому руководству КПСС даются нелегко, особенно на фоне тяжелого наследия хрущевской поры - отставание сельского хозяйства, бесконечные реорганизации, перетряски кадров. Особо упомянул низкий уровень производства в колхозах и вообще неудовлетворительное положение с оплатой труда и доходами на селе, что потребовало от руководства принятия срочных мер.

  Касаясь международных вопросов, генсек начал со связей с соцстранами,  упомянул, что приходится тратить время на преодоление последствий бесцеремонной манеры поведения Хрущева, которая стала причиной ухудшения отношений с руководством ГДР, Польши и Румынии. Здесь же Брежнев отметил, что он понял причины сдержанного поведения венгерского руководства в связи со снятием Хрущева, ведь для венгерской стороны было важно то, что Хрущев хорошо относился к венграм, он поддержал новое руководство в 1956 г. и в целом проявлял понимание венгерской ситуации. Но не всегда было так. Нередко случалось, что после визитов Хрущева нарушались связи с соответствующими странами, особенно это проявилось в отношении Китая и Албании, хотя, конечно, обострение отношений с Китаем имело свои серьезные и принципиальные причины, дело было не в ссоре Хрущева и Мао. О причинах конфликта теперь стало известно больше, в том числе о разных подходах к оценке деятельности И.В.Сталина, о территориальных претензиях китайцев. В отношении западных стран Хрущев постоянно прибегал к угрозам, размахивал атомным оружием, что явно не способствовало снижению международной напряженности.

  В целом Л.И.Брежнев отметил, что в стране после снятия Хрущева ощущалась некоторая нервозность, народ ждал, куда пойдут партия и государство, что будет сделано в практической области . Обновленное партийно-государственное руководство взялось за исправление ошибок во всех сферах жизнедеятельности. Было восстановлено организационное единство партии, ликвидированы промышленные и сельские обкомы, расформированы совнархозы, восстановлены отраслевые органы управления, разработана программа подъема сельского хозяйства. Начал повышаться уровень жизни советских людей. ЦК партии ориентирует правительство, Госплан и все экономические ведомства на продолжение программы роста народного благосостояния. Но не удалось избежать и ошибок, например, в промышленности бездумно прекратили планирование производительности труда, в сельском хозяйстве преждевременно ввели 8 –часовой рабочий день, в капитальном строительстве происходит распыление средств.

  По оценке Л.И. Брежнева, обстановка в стране нормальная. Решения ХХIV съезда КПСС восприняты в народе хорошо, в партийных организациях рабочая атмосфера. Стиль руководства демократический. Кадровые вопросы решаются на принципиальной основе, положен конец характерной для Н.С.Хрущева практике окриков, перетряхивания кадров, унижения людей. Брежнев сказал, что сам лично поддерживает контакты с руководителями союзных республик и областей. По словам Брежнева, у советского общественного мнения, у советского народа есть две основные заботы – сделать все, чтобы не было войны, и поднять уровень жизни. ЦК КПСС концентрирует усилия на решении этих важнейших задач. Во внутреннем плане намечены цели повышения производительности труда, улучшения снабжения населения товарами повседневного спроса, развития сельского хозяйства. Это включает химизацию, модернизацию и обновление машинного парка. Что касается промышленности, то план прошлого,1971 года в целом выполнен. Но в аграрном секторе результаты были скромнее. Пока урожайные годы в сельском хозяйстве не смогли компенсировать потери слабых, засушливых лет. В 1970 году, например, объем продукции сельского хозяйства вырос более чем на 9%. Но за устойчивое развитие сельского хозяйства придется еще побороться. В последние годы осуществлен ряд значительных социальных мер – повышение зарплаты отдельных категорий трудящихся, повышение пенсий. Уровень снабжения продуктами и товарами сейчас лучше, чем за все годы существования советской власти.

Нынешняя зима началась плохо. Погода в январе и феврале 1972 г. была крайне неблагоприятной, особенно для строительства из-за ураганных ветров и морозов. На сельском хозяйстве негативно сказалось то, что выпало мало снега, а морозы были суровыми. По приблизительной оценке на данный момент придется пересевать примерно 15 млн. гектаров озимых, но пока еще не решено, что сеять.

( Авторский комментарий. Я.Кадар написал в своем отчете об этом факте. В дискуссии на заседании ПБ премьер – министр Е.Фок и другие использовали этот момент для обоснования разницы подходов двух партий.Если бы в Венгрии пришлось пересевать подобные площади под зерновыми,то вся печать пестрела бы статьями об ужасном ударе, постигшем страну , а партия объявила бы мобилизацию всех сил на борьбу с этой бедой. А вот в Советском Союзе тишина, общественность ничего  не знает о том, что пропали посевы на 15 млн.гектаров. В ЦК партии не возникает вопроса о необходимости информировать население…). 

 Яровая пшеница,- продолжал Брежнев,- требует много семян, а урожайность у нее низкая. Можно использовать горох или другие бобовые культуры. Вообще вопрос сбора зерновых остается большим и трудным делом. Помимо снабжения собственного населения, Советскому Союзу в соответствии с взятыми обязательствами необходимо ежегодно поставлять 9 млн. тонн продовольственного зерна братским странам (Куба, Польша, ГДР и Чехословакия).

(Авторское примечание. В 1972 г. сельское хозяйство так и не выправилось. Как писал позднее зампред Совмина СССР, председатель Госплана Н.К.Байбаков: «…в 1972 году произошло непредвиденное. Лето выдалось засушливое, неурожайное. Мы не смогли собрать необходимого количества зерна. Плохо было с кормами. Темпы роста сельскохозяйственной продукции ожидались низкими. По всему было видно, что мы не сумеем обеспечить рынок сельскохозяйственной продукцией, на долю которого приходится 70% товарооборота в виде продовольствия и сырья для легкой промышленности. А значит, и не сможем покрыть рост зарплаты товарами народного потребления». Он отметил, что неудачи в сельском хозяйстве повторились в 1974 и 1975 годах. И хотя Л.И.Брежнев называл девятую пятилетку «лучшей пятилеткой», Н.К.Байбаков считал, что «страна начала жить не по средствам – тратили больше, чем производили, шло неуклонное нарастание зависимости от импорта многих товаров, в том числе и стратегических»-МВЛ.)[91].

     Как отметил Брежнев в беседе с Я.Кадаром, значительной проблемой является отставание от намеченных сроков в капитальном строительстве, из-за чего накапливаются материальные убытки и неосвоенные инвестиционные средства. На пятилетку принята огромная инвестиционная программа -500 млрд. рублей. Ее трудно обеспечить материальным снабжением.  Осваиваются новые нефтяные и газовые месторождения в Западной Сибири, формируются новые народнохозяйственные комплексы - Саянский, Канско-Ачинский и на Дальнем Востоке, начинается строительство БАМ-а. Есть успехи в жилищном строительстве, но задания по вводу жилья в срок не выполняются. Однако в целом руководство уверено в выполнении пятилетнего плана, в том числе показателей по повышению роста доходов населения. Но имеются трудности с обеспечением товарного покрытия. Отрадно то, что цены на важнейшие товары народного потребления остаются стабильными.

  Перейдя к вопросам сотрудничества с социалистическими странами, Л.И.Брежнев подчеркнул, что экономические связи со странами – членами СЭВ развиваются в целом хорошо. Но братские страны часто выражают недовольство тем, что не получают всего, что им нужно. Советский Союз, сам испытывающий потребность в больших объемах топлива и сырья, предпринимает серьезные усилия в целях удовлетворения потребностей стран-партнеров, прежде всего, в области поставок нефти и газа. Но в этой области требуются большие инвестиционные средства. Например, для строительства магистральных трубопроводов общей протяженностью 8500 км нужно обеспечить производство или закупку по импорту громадного количества труб. Брежнев сказал, что Советский Союз заинтересован в увеличении производства алюминия, поэтому советские внешнеторговые организации могли бы закупать больше глинозема и бокситов  в Венгрии. Он отметил большую важность развития двустороннего и многостороннего экономического сотрудничества социалистических стран и подчеркнул необходимость успешной реализации программы социалистической экономической интеграции в рамках СЭВ. По его мнению, нельзя смотреть на экономические связи как на какое-то одностороннее оказание Советским Союзом помощи другим соцстранам.Он не раз говорил о том, что Советский Союз получает от соцстран нужную и хорошую помощь , благодарен за нее. Конечно ,проблем много, надо находить выходы ,  но отдельные недобросовестные люди пытаются бросить тень на СССР  или на другие соцстраны.Обвиняют Советский Союз в том ,что он якобы получает огромные прибыли за счет других государств. Насчет прибылей сказать просто  нечего ,но факт ,что в ряде случаев советская сторона задолжала некоторым соцстранам. Работа СЭВ не идеальна , там пишут слишком много бумаг и медленно поворачиваются. Но организация в целом  проводит полезную работу. Очевидно, руководителям надо больше вникать в экономические  дела. Брежнев   признал, что не просто складываются отношения СЭВ и Общего Рынка, поэтому правильно, что Исполкому СЭВ дано поручение тщательно проанализировать этот вопрос и разработать предложения.

  Л.И.Брежнев подчеркнул, что КПСС и советский народ высоко ценят установившиеся добрые отношения с социалистическими странами и поддерживают усилия по их дальнейшему развитию. Сложился механизм регулярных встреч руководителей соцстран, в том числе на совещаниях ПКК Варшавского договора, а также летом на встречах в Крыму. Большое значение имеют согласованные выступления соцстран в области внешней политики, что способствует укреплению общих позиций и реализации курса на снижение международной напряженности. Упомянув события в Чехословакии в 1968г., Брежнев отметил, что в подходе к этой проблеме соцстраны проводили настоящую классовую политику. Все наши шаги, - сказал генсек, - встретили поддержку советского народа. История подтвердила правильность этих мер. После совместной акции в Чехословакии окрепла сплоченность социалистических государств. Даже румыны понимают,что без сотрудничества с Советским Союзом и СЭВ им не обойтись.

Я.Кадар отметил, что венгеро-румынские отношения имеют свои исторические сложности. Он собирается нанести визит в Румынию. На соседей надо влиять, в том числе и в таком чувствительном для венгров вопросе, как защита прав венгерского нацменьшинства. Но на переговорах  с Чаушеску   вряд ли будут достигнуты желаемые результаты.

 В связи с «пражской весной» Я.Кадар сказал, что «в чехословацком вопросе по тактическим моментам между нами часто встречались расхождения. Мы всегда считали, что помогать чехам и словакам  можно. Но то, что надо решать чехословацким коммунистам, не могут решить за них ни венгерские, ни советские коммунисты. Если вспоминать 1968год, то следует знать, что мы, совершая каждый шаг – и когда притормаживали, но и когда соглашались на военную операцию - руководствовались своими убеждениями .Что касается ввода войск, то дело было не в «советском давлении». Мы считаем, что вмешательство в конце концов было неизбежным. Сейчас мы рады, что чехи и словаки сами решают свои дела, и мы приветствуем результаты консолидации».

  Я.Кадар проявил большой интерес к информации Л.И.Брежнева по внешнеполитическим вопросам, выразив согласие с высказанными советским генсеком оценками. Это касалось общего подхода Советского Союза, который «выступает с осознанием своей силы, но не бряцает оружием», позитивного развития ситуации в Европе, успехов в реализации согласованной политики социалистических стран в германском вопросе. Было отмечено, что европейская общественность положительно оценивает развитие советско-французских связей. Л.И.Брежнев рассказал, что у него продолжается обмен посланиями с Р.Никсоном. Так было и во время индо-пакистанской войны, хотя в Москве не всегда торопились с ответами, в частности, выжидали провозглашения независимости Бангладеш.

  Собеседники констатировали, что в вопросе созыва конференции по европейской безопасности и сотрудничеству социалистические страны удерживают инициативу, хотя и медленно, но продвигаются вперед. Л.И.Брежнев отметил ,что удалось отбить непомерные и нахальные претензии некоторых западных стран по гуманитарным вопросам. Решение вопроса о безопасности в Европе будет иметь историческое значение, поскольку в этом регионе противостоят друг другу главные военные силы империалистического лагеря и социалистического содружества. 

 Л. И.Брежнев бегло затронул проблему Ближнего Востока, назвав обстановку там тяжелой. С арабским миром вообще трудно иметь дело. По его словам, Садат – это не Насер, но с ним надо работать, тогда появится возможность влиять на него в позитивном направлении.

  По-прежнему весьма тяжело складываются отношения с Китаем. Л.И. Брежнев отметил, что, конечно, это создает  большие трудности, но ответственность за ухудшение связей ложится не на Советский Союз и социалистические страны. Когда в конце октября 1964г. Чжоу Эньлай посетил по советскому приглашению Москву для участия в праздновании 47-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, то у советской стороны (а Брежнев возглавлял партийно-государственную делегацию на переговорах с китайцами) были надежды на восстановление единства, но китайцы выдвинули неприемлемые условия – они требовали, чтобы КПСС отказалась от решений ХХ съезда, отменила осуждение культа личности Сталина и т.д. По словам Брежнева, китайская политика преследует гегемонистские цели, она прагматична, не поддается учету. Сейчас американцы разыгрывают «китайскую карту», но пока  неизвестно, какие результаты принесет визит Никсона в Пекин. Трудно вообще предсказывать, в каком направлении будет развиваться политика Китая после ухода или смерти Мао Цзедуна и Чжоу Эньлая. Но Советский Союз заинтересован в дружественных отношениях с КНР.

  Я.Кадар поблагодарил за доверительный разговор по китайской теме, выразив понимание положением Советского Союза, который с одной стороны испытывает давление империализма, а с другой стороны, сталкивается с неурегулированностью отношений с Китаем, что создает практические трудности, ослабляет антиимпериалистический фронт, бросает тень и на мировое коммунистическое движение. ( В своем отчете для Политбюро ЦК ВСРП Я.Кадар отметил, что Брежнев просто и откровенно высказался о состоянии отношений с Китаем - «Нельзя знать, что там происходит и чем все это закончится»).

  Со своей стороны Я.Кадар дал информацию о положении в стране, о ходе выполнения пятилетки и решений X cъезда ВСРП. Он подчеркнул, что партия контролирует основные общественные процессы, ее политика пользуется поддержкой народа, обстановка нормальная. На нынешнем этапе ЦК ВСРП придает большое значение осуществлению хозяйственной реформы, связывая с ней большие надежды на обеспечение более благоприятных условий для сбалансированного и динамичного развития экономики и дальнейшего роста уровня жизни населения. Руководство ВСРП надеется, что задания текущего пятилетнего плана будут выполнены.

  Я.Кадар в ходе бесед с Л.И.Брежневым 12-13 февраля 1972года разъяснял и просил советскую сторону принимать во внимание при обсуждении обстановки Венгрии, что ВСРП приходится учитывать особенности исторического развития Венгрии, сказавшиеся на общественном сознании и умонастроениях венгров – неблагоприятные итоги первой мировой войны, влияние разгрома Венгерской советской республики 1919г. и последовавшего за этим белого террора, территориальные потери по Трианонскому договору в рамках Версальской системы, выступление регента Хорти на стороне Гитлера во второй мировой войне, ошибки и преступления на этапе строительства социализма в 1948-53гг., что было связано с культом личности Сталина и бездумным копированием советского опыта, и наконец  последствия контрреволюционного мятежа осени 1956 г., в том числе бегство на Запад 200 тысяч венгров. Приходится считаться с тем, что в стране низкая рождаемость, высокая смертность, много разводов, по числу самоубийств Венгрия занимает первые места в Европе. Для стимулирования рождаемости правительство ввело пособия на детей и семейные надбавки, дотирует производство лекарств, детских товаров, обдумывает другие меры социальной поддержки. Таким образом, при учете общих закономерностей строительства социалистического общества венгерская компартия-ВСРП применяет и свои специфические методы, исходя из национальных особенностей и накопленного опыта. Главное – по мере строительства социализма жизнь людей должна улучшаться. В этой связи важное значение имеет успешное кооперирование села, что положительно сказалось на снабжении населения, позволило выделять часть зерна и другой продукции на экспорт. Я.Кадар в общем виде признал наличие трудностей в экономическом развитии, отметил проблемы с формированием платежного и внешнеторгового балансов. В этом контексте он подчеркивал важность для Венгрии тесных экономических и научно-технических связей с Советским Союзом, а также развития сотрудничества с социалистическими странами.

Что касается вопроса о роли Сталина, то Я.Кадар отметил, что хотя в 50-годы он сам стал жертвой негативных моментов в его деятельности, однако всегда считал Сталина исторической личностью. Кадар никогда не встречался со Сталиным, видел его один раз на трибуне мавзолея. К несомненным заслугам Сталина относится то, что после смерти Ленина в борьбе с партийной оппозицией он отстоял генеральную линию партии. В ходе второй мировой войны находясь на посту руководителя страны и ее вооруженных сил Сталин неуклонно боролся за победу, он имеет заслуги в создании антигитлеровской коалиции и ее успешных действиях . Я.Кадар вместе с тем сказал, что не только он лично, но и другие товарищи замечают, что сейчас в ряде случаев советские партнеры частенько не знают, как следует относиться к ХХ съезду. (Примечание.  Показателем настроений в партактиве был анекдот, который я слышал от нашего первого зам.заведующего Отделом О.Б.Рахманина.   «Утром московское радио сообщает: «Граждане Советского Союза,  товарищ Сталин проснулся. Просьба к делегатам ХХ и последующих съездов КПСС собраться на Красной площади …с вещами».)  

Явно с намеком на попытки ресталинизации венгерский руководитель просил, чтобы советские руководители учитывали, что международное коммунистическое движение в целом (об этом говорится и в совместном заявлении московского совещания компартий 1957г.) поддерживает решения ХХ съезда КПСС. Он подчеркнул, что для идейно-политической линии ВСРП принципиальное содержание решений ХХ съезда всегда служило основой и отправной точкой.

(Авторское примечание. Оставаясь на принципиальной оценке решений ХХ съезда КПСС в отношении И.В. Сталина, Я.Кадар вместе с тем был против перехлестов в практических шагах в борьбе с культом личности: так он называл непонятным для европейцев вынос гроба Сталина из мавзолея; спрашивал, в частности, у Ю.В.Андропова, почему не вернули Волгограду его прежнее имя, которое знал весь мир – Сталинград.-МВЛ. ).

В вопросе о Н.С. Хрущеве, сказал Кадар, мы никогда не подвергали сомнению критические замечания советских товарищей относительно конкретных ошибок в его деятельности, но считали это внутренним делом КПСС. Однако в проблеме Хрущева имелись свои специфические венгерские моменты, которые ВСРП могла рассматривать только под своим углом. «Вместе с тем самое важное состояло в том, что мы выступали против кампании по формированию нового культа личности –« культа Хрущева », что породило бы тяжелые политические трудности для нас и, по нашему убеждению, для всех социалистических стран и для международного коммунистического движения».

 Выражая личную точку зрения, Я.Кадар сказал, что отдельный доклад Хрущева о Сталине на закрытом заседании ХХ съезда как метод был неправилен. Доклад был ошибочен по форме и не во всем удачным по содержанию. Основные принципиальные положения отдельного доклада надо было встроить в открытый отчетный доклад ЦК, а некоторые его части (о допросах с применением пыток, о других издевательствах и т.д.) вообще убрать, нигде в подобных аудиториях не оглашать.

Перейдя к проблемам международной деятельности ВСРП и Венгерской Народной Республики и выделив такие моменты, как работа венгров в подготовительной комиссии по созыву Совещания компартий 1969г., участие в антиимпериалистическом движении, международная деятельность профсоюзов, выступления в поддержку Вьетнама и т.д., Кадар сказал, что  все эти вопросы венгры взяли на себя с поддержки советских товарищей и других союзников. Эту работу ВСРП проводит на принципах интернационализма, в определенном смысле как бы погашая свой долг за солидарность, проявленную в отношении  венгерских коммунистов в 1956 году. Но эту работу ВСРП может проводить до тех пор, пока она пользуется полным доверием партнеров.

 

 

На второй день переговоров, 13 февраля была запланирована еще одна, вечерняя встреча . Еще днем Л.И.Брежнев дал мне поручение переговорить с Я.Кадаром о том, что было бы желательно провести «мужской разговор», т.е.без присутствия женщины –переводчицы. А Надя Барта пусть, дескать, посмотрит кино вместе с сотрудниками охраны. Я.Кадар согласился.

(Авторское примечание. До сих пор не знаю, в чем заключалась причина такой секретности. С одной стороны, Надя Барта – высококлассный переводчик, доверенное лицо Я.Кадара, работавшая с ним вплоть  до 1987г., ее знали все советские руководители. С другой стороны, мне известно, что с советской стороны высказывались претензии к женщинам - переводчикам, работавшим с Гомулкой и Хонеккером, за их якобы разговорчивость . Но главное, вероятно, состояло в том, что Брежнев хотел поговорить с Кадаром о кадровых делах с глазу на глаз, без присутствия венгерских граждан. В любом случае мне лично было непросто выполнять поручение генсека, но пришлось его выполнить .-МВЛ.).

 Вечерняя беседа Брежнева с Кадаром 13 февраля началась с констатации того, что идея неформальной встречи двух руководителей в Завидово оказалась полезной. Отношения двух партий и стран являются хорошими, КПСС и ВСРП едины в подходе к основным вопросам строительства социализма, развития международного коммунистического движения и реализации внешнеполитической линии социалистического содружества. Советский Союз и Венгрия тесно сотрудничают в сфере экономики и обороны, в международных организациях соцстран – в Варшавском Договоре и СЭВ. Развивается сотрудничество в области культуры, науки, образования и в других отраслях. Все это является общим достижением и создает надежную перспективу на будущее.

  Собеседники в ходе разговора вспомнили трагические дни осени 1956 года, когда произошло их личное знакомство. Брежнев был направлен Хрущевым в Закарпатье для встреч с вывезенными туда венгерскими партработниками с целью подбора кандидатур в состав нового правительства Венгрии. Причем Хрущев в свойственном для него стиле напутствовал Брежнева: « Головой ответишь, если не справишься с этой задачей!». Для Кадара Ужгород был также памятным местом важных встреч с советскими руководителями.

 (Авторское примечание. Кадар никогда  не афишировал тот факт, что новое правительство было создано не на территории  Венгрии. По этой причине местом появления контр-правительства Кадара всегда назывался г. Сольнок, где располагалась ставка маршала И.Конева, главкома объединенных  вооруженных сил Варшавского договора ,который руководил восстановлением правопорядка в Венгрии. Кадар прибыл в Сольнок из Закарпатья.  На стене здания Cольнокского областного совета до 1990г. висела памятная доска с текстом, указывавшим на то, что отсюда сторонники социализма возвысили свой голос, призывая к борьбе с контрреволюцией. )   

        Кадар и Брежнев были людьми эмоционального настроя, поэтому в момент обсуждения темы  1956г. они растрогались, обнялись, пустили слезу. Особенно взволнован был Кадар, сказавший, что тогда вообще не знал, останется ли жив, настолько запутанной и сложной была обстановка.

      Продолжая беседу, Л.И.Брежнев сказал, что руководствуясь добрыми, товарищескими отношениями с Я.Кадаром, он хотел бы в личном плане, сугубо по-дружески обратить его внимание на ряд моментов в развитии Венгрии, о которых частично уже заходила речь во время нынешних переговоров, но которые серьезно беспокоят советскую сторону. Если не заниматься этими негативными явлениями, то они могут превратиться в опасные тенденции. Брежнев прежде всего выделил проблему отставания темпов развития экономики Венгрии в течение ряда лет от средних темпов развития стран-членов СЭВ. Обратил внимание Кадара на то, что в последние годы быстро растет задолженность Венгрии западным странам. По данным советских экономических органов, объем задолженности Западу достигает 2 млрд. долларов (Я.Кадар в 1967г. оценивал венгерскую задолженность капстранам в 700 млн. долларов, сейчас, в 1972 г. называл цифру около 1 млрд. долларов, так как следовало учитывать встречные венгерские требования). Растут выплаты процентов за полученные кредиты.  В связи с бюджетом вызывает вопросы соотношение фонда накопления и фонда потребления, об этом Брежнев уже говорил Кадару в Будапеште осенью 1971г. Но суть дела не в этих цифрах,-сказал генсек ЦК КПСС ,-а в усилении зависимости страны от западных банков, от Запада в целом.

  Касаясь венгерской экономической реформы, Л.И.Брежнев заявил, что о венгерской реформе говорят разное. Он не хочет обсуждать ее детали и отличия, знает, что у реформы есть и положительные результаты, но оценка реформы – это дело венгерских товарищей. Однако не могут не беспокоить такие вещи, оживившиеся в последнее время, когда значительные производственные фонды и квалифицированная рабочая сила переливаются из государственного сектора, имеющего важнейшее значение в народном хозяйстве социалистических стран, в более аморфный кооперативный сектор и в частный сектор. Л.И.Брежнев пояснил, что подобные процессы имели место в ГДР, где они вызвали серьезные трудности. В Венгрии условия оплаты труда в госсекторе, особенно на крупных предприятиях, по сути дела способствуют переманиванию рабочей силы в другие сектора. Доходы сравнительно небольшой части населения растут быстро, а у значительных масс рабочих они стагнируют или повышаются в скромных размерах. Идут сообщения о росте розничных цен, поэтому определенные потребительские товары становятся доступными только для лиц с высокими заработками.

Л.И.Брежнев во время беседы с Кадаром иногда заглядывал в лежащую перед ним памятку и даже, перелистывая пачку шифротелеграмм (шифровок), зачитывал отдельные сообщения из них. Так, например, он коснулся вопроса ухудшения общественной атмосферы, вызывающе демонстративного  обогащения отдельных слоев, приводил примеры открытия в Будапеште роскошных ювелирных салонов и ателье с непомерными ценами, организации дорогих туристических поездок в далекие заморские страны, реклама о которых появляется в ежедневной печати. Все это вызывает недовольство трудящихся, что со временем может породить серьезное социальное, даже политическое напряжение. Л.И. Брежнев подчеркнул, что не выступает за уравниловку, но надо все-таки посмотреть, - и это задача партии! -,  почему сложились такие условия, почему рабочие госпредприятий получают меньше, чем работники кооперативных фирм и организаций. Ведь последствия нарушения социальной справедливости могут быть самыми серьезными. Он говорит Кадару об этом, руководствуясь чувством товарищеской солидарности. Не считает обстановку трагической, но не скрывает, что многие моменты вызывают беспокойство. Он знает, что руководство партии, правительство, профсоюзы занимаются этими вопросами, принимаются меры по исправлению положения. Вот, например, он слышал, что руководитель профсоюзов остро ставит эти вопросы [92]. Но, по мнению Брежнева, именно Центральному Комитету ВСРП следовало бы усилить внимание к этим явлениям. Исторический опыт показывает, что на переходных этапах политическому  центру, включая правительство, следует более пристально смотреть за определенными процессами и крепче держать в руках соответствующие рычаги, чтобы своевременно повернуть вспять нежелательные тенденции.

 Упомянул он также состояние идеологической работы ВСРП, отметив, что до Москвы доходят сведения о неблагополучии в этой сфере, а ведь в обстановке общественных перемен, которые переживает Венгрия, и усилившегося давления западной пропаганды, которая пытается разобщить соцстраны, «идеологический фронт должен быть прочным». Нужно четко наладить работу партийного аппарата и госорганов. Брежнев сказал Кадару, что в ЦК КПСС, например, поступают жалобы на то, что в Венгрии стало невозможно закупать художественные фильмы из-за их низкого идейного и эстетического уровня. Замечено, что венгерские деятели культуры ориентируются на связи только с определенными советским коллегами, которые подвергаются критике в Советском Союзе за антисоветские и диссидентские тенденции. Наблюдается склонность некоторых венгерских авторов, в частности, была названа книга историка И.Долманьоша, переписать на свой лад под предлогом объективности историю СССР. Ранее отмечались попытки венгерских авторов  изменить представления о роли Ленина.

  Обращаясь к Кадару то на «вы», но чаще всего на «ты», Л.И.Брежнев подчеркнул, что политический опыт и авторитет Кадара являются достоянием всего коммунистического движения. « Мы верим тебе, Янош, но посмотри повнимательнее, что происходит вокруг тебя, как ведут себя и куда смотрят отдельные твои товарищи». Было подчеркнуто,что в нынешней обстановке в стране важно сохранить дееспособность руководства и его единство. Брежнев спросил,  верно ли, что функции заместителя Кадара в секретариате ЦК возложены на Б.Биску. Можно ли на него положиться? Я.Кадар ответил утвердительно.

 (Авторское примечание. Положение Б.Биску (г.р.1921), с 1965г. являвшегося постоянным заместителем Я.Кадара, изменилось в 1975г. В стране и внутри партии он считался вдохновителем «рабочей оппозиции», сторонником административных мер.  В 1978 г. он был отправлен на пенсию с поста секретаря ЦК , хотя еще какое-то время оставался в составе Политбюро и Центрального Комитета. После смены строя в Венгрии Б.Биску жил уединенно, избегал СМИ. Но в 2010 г. два ловких  венгерских журналиста обманным путем получили интервью у престарелого политика, которое было показано по телевидению. Б.Биску назвал события 1956г. контрреволюцией и попыткой государственного переворота, оправдывал репрессивные меры новых властей в 1957-58гг., ссылаясь на приговоры судов того времени. Что касается роли Я.Кадара, то Б.Биску охарактеризовал его как крупнейшего венгерского политика ХХ века. В своем  телеинтервью Брежнева он назвал «дерьмовым политиком», а Горбачева – «предателем». Нелестно отозвался о нынешних властях Венгрии. Реакция официального Будапешта последовала незамедлительно. Против Б.Биску как бывшего министра внутренних дел (1957-61)   было начато уголовное  расследование в связи с его  причастностью к гибели людей  в ходе разгона протестных  демонстраций в 1957 г. , к оказанию давления на суды, а также попытками оправдания «преступлений коммунистического режима»,что в Венгрии считается подсудным деянием . В мае 2014 г. городской  суд Будапешта первой инстанции  признал 92-летнего  Б.Биску виновным и приговорил к пяти с половиной годам тюремного заключения. Б.Биску имеет право на аппеляцию ).

     Л.И.Брежнев больше не спрашивал Кадара   о его  заместителе,  но заметил ,что  в ЦК КПСС нет постоянного заместителя генсека , порядок другой - заседания Секретариата, при отсутствии генсека, ведут обычно самые  авторитетные секретари ЦК М.А Суслов или А.П. Кириленко.  Экономический блок в Политбюро, включая и председателя правительства, состоит из опытных людей. В Венгрии все время можно слышать заявления одного секретаря ЦК Р.Ньерша по различным, не только экономическим ,  вопросам, причем его называют «автором венгерских реформ». Это действительно так? Кто он такой? Я.Кадар заметил, что у некоторых людей, конечно, проявляется честолюбие, но реформа хозяйственного механизма – плод коллективных усилий, предпринятых начиная с 1957г. Р.Ньерш координировал подготовительную работу по разработке и введению реформы.  Однако политическая ответственность лежит на первом секретаре ЦК и на всем руководстве. Он напомнил, что исторически в составе ЦК ВСРП для политического баланса всегда присутствовали левые социал-демократы. Вот таким человеком и является Р.Ньерш, обладающий к тому же опытом работы в народном хозяйстве.

( Авторский комментарий. В этой связи вспоминается такой момент.   Зимой 1966г. Р.Ньерш приезжал в Москву во главе делегации партработников ВСРП. Его партнером с советской стороны был секретарь ЦК Рудаков. Поскольку пребывание Ньерша совпало с его днем рождения,то  в гостинице ЦК  в Плотниковом переулке  был организован ужин. Выступая с приветственным тостом Рудаков сказал, что он знает о том, что Р.Ньерш начинал свою политическую деятельность в рядах социал- демократии ,но советские партнеры ценят его не за это…».)

    На другой  вопрос Брежнева, почему в Венгрии обижают людей,   много сделавших для углубления наших двусторонних связей,

например , А.Апро, венгерский лидер в ходе беседы не ответил[93].

 (Авторское примечание.  Позже стало известно, что вопреки первоначальным наметкам  А.Апро останется в составе Политбюро, возглавит Общество венгеро-советской дружбы).

  Л.И.Брежнев подчеркнул, как важен контроль со стороны высшего руководителя партии. Он, например, лично ведет вопросы внешней политики[94], армии и органов государственной безопасности, никому их не передоверяя. Постоянно следит за тем, как выделяются средства на оборону, на развитие ВПК, а также на помощь селу. Да и как иначе ? С кем советоваться? Он не без издевки сказал, что « за сельское хозяйство отвечает член Политбюро, зампред Совмина Д.С.Полянский, считающий себя знатоком села и аграрных проблем. Но какой он специалист? Вот недавно он поставил нас в трудное положение, запутав вопрос кооперации производства сельскохозяйственных вертолетов с  Польшей». По оценке генсека, более эффективно работает молодой член Политбюро, секретарь ЦК Ф.Д.Кулаков, имеющий хороший политический кругозор и экономические знания [95]. В беседе Л.И.Брежнев хвалил также К.В. Русакова, но ни слова не сказал о секретаре ЦК К.Ф.Катушеве, который тогда занимался связями с социалистическими странами.

 (Позже, по другому случаю, принимая Кадара в Кремле, Брежнев в ходе беседы  позвонил по телефону Косыгину и в связи с трудностями в работе СЭВ начал критиковать  К.Ф.Катушева, утверждая, что он поссорит КПСС с другими братскими партиями.)

      Л.И. Брежнев, как мне запомнилось, ни разу не упомянул в разговоре фамилию З.Комочина[96], члена Политбюро, секретаря ЦК ВСРП по международным вопросам, которого он знал и который тесно сотрудничал с советскими коллегами. Он был особенно популярен в среде советских партработников, вышедших из рядов комсомольского актива. Назвав Б.Биску и Ш.Гашпара,  но не вспомнив о З.Комочине, который по своему уровню выделялся среди левой оппозиции в венгерском Политбюро, Л.И.Брежнев тем самым дал понять Кадару, что не занимается вопросом о его преемнике. Он не называл также по фамилии членов Политбюро Д.Ацела и Л.Фехера (венгерского левого эсера, по оценке того же  З.Комочина), но его критика касалась положения в кооперативном движении и в идеологической сфере, т.е. затрагивала деятельность этих двух венгерских руководителей.

  Я.Кадар не возражал против замечаний Брежнев относительно негативных явлений в экономике и обостряющихся социально-политических проблем, но в своем ответе отметил, что информация по этим проблемам бывает разная и ее можно оценивать по-разному. Но если у советских товарищей имеются  «серьезные опасения», то он благодарит Л.И.Брежнева за откровенное изложение вопросов, которые вызывают в Москве беспокойство. Сказал, что по многим моментам он мог бы добавить еще больше, есть и другие серьезные проблемы в развитии Венгрии. Политбюро и Секретариат ЦК ВСРП занимаются этими вопросами. Но нынешняя структура венгерской экономики сложилась в итоге неблагоприятных территориальных изменений после двух мировых войн. В современной Венгрии осталась только треть от прежней территории и  хозяйственной структуры. ( Л.И. Брежнев сказал, что впервые слышит об этом.) . Здесь ничего не поделаешь,-продолжал Кадар-,приходится приспосабливаться. За послевоенные годы удалось превратить страну в индустриально-аграрную. Крупные проблемы экономического развития по крайней мере раз в год всесторонне рассматриваются в Политбюро ЦК ВСРП, многие вопросы выносятся на Пленумы ЦК и сессии парламента.  Это относится и к хозяйственной реформе. Он согласен, что в ее реализации есть как позитивные, так и негативные явления. В целом венгры «выдумали» реформу не просто так, проводить реформу заставила жизнь. С помощью реформы необходимо поднять эффективность народного хозяйства. Что касается доходов населения, соотношения уровней зарплаты в некоторых секторах, то он лично думает так же, как и Брежнев.

 Я.Кадар подчеркнул, что требуются большие усилия для обеспечения сбалансированности развития венгерской экономики. Страна не имеет достаточно сырья и энергоносителей, поэтому 40% национального дохода реализуется через внешнеэкономические связи. Положение сейчас таково, что для повышения национального дохода на 1% нужно на 2% увеличить объем внешней торговли. Он отметил, что для руководства Венгрии основной путь – расширение торгово-экономических связей с СССР и соцстранами. Высоко оценил роль экономического и научно-технического сотрудничества с Советским Союзом (его доля составляет треть  от внешнеторгового оборота Венгрии) и социалистическими партнерами. На капстраны и страны «третьего мира» приходится примерно 30 % внешней торговли, но некоторые виды сырья и готовой продукции, в частности электроники, можно приобрести только на этих рынках.

  Я.Кадар обратился к Л.И.Брежневу с просьбой о приеме в Москве в марте 1972 года председателя Совета Министров ВНР Е.Фока для обсуждения вопросов взаимных поставок товаров на ближайшие годы и на следующую пятилетку. Л.И. Брежнев сказал, что помимо А.Н.Косыгина, который, как было обещано ранее, проведет переговоры с Е.Фоком, он сам лично готов встретиться с венгерским премьер-министром. Кадар выразил признательность за это, заметив как бы в шутку, что премьеры – люди горячие. Он бы не поручал им вопросов венгеро-советской дружбы, но пусть во время переговоров разберутся с трудностями в поставках товаров. Было условлено, что перед этой встречей Я. Кадар пришлет письмо в ЦК КПСС с изложением венгерских просьб. На беседе в Завидово он указал только на некоторые проблемные вопросы - прекращение кредитования спецпоставок (поставок вооружения и военной техники из Советского Союза), ожидаемая коррекция цен на некоторые советские экспортные товары и о венгерском участии в совместных инвестициях в Советском Союзе. Все это в суммарном выражении составит почти 1500 млн.рублей дополнительных расходов , что было бы непосильно для экономики Венгрии.

 Завершая встречу, Л.И.Брежнев подчеркнул, что руководство КПСС полагается на опыт и мудрость Кадара и надеется на продолжение совместной работы с ним. Он сказал, что не видит другого политика, кто бы мог возглавить ВСРП.

      Я.Кадар поблагодарил Л.И.Брежнева за откровенный, товарищеский разговор и сказал, что постарается оправдать доверие, попытается что-то сделать, « насколько хватит его сил».

В заключение беседы оба лидера договорились о том, что о встрече в Завидово будет опубликовано совместное коммюнике. Они условились также о визите советской партийно-правительственной делегации во главе с Брежневым в Венгрию осенью 1972г.

(Авторское дополнение.Утром,14 февраля я изловчился и позвонил по «вертушке» своему зав.сектором Л.С.Мосину . С учетом специфики передачи информации из Завидово я сказал только одно: «У нас все в порядке. Памятка для беседы проговорена полностью». Думал сначала позвонить Русакову ,но потом решил ,что Мосин передаст ему).

14 февраля в Кремле в Екатерининском зале в честь Я.Кадара был дан обед от имени Политбюро ЦК КПСС. В тосте Брежнева было сказано о том, что на переговорах обсуждались важнейшие вопросы сотрудничества , «Мы с товарищем Кадаром обо всем договорились».

( Авторское примечание. Л.И.Брежнев поручил мне подготовить краткий отчет о встрече. Разумеется, все было сделано в срок, уже 15 февраля, но затем за шлифовку отчета взялись по очереди мои начальники. В конце концов Брежнев раздраженно позвонил Русакову : «Где бумага? Я же просил …». К.В. Русаков, который именно в тот момент держал у себя текст, заверил, что сейчас же направит отчет генсеку. Копия отчета у меня не сохранилась. Предполагаю, что этот документ был использован Брежневым во время обсуждения вопроса об итогах встречи с Кадаром на заседании Политбюро.- МВЛ.)

Реформа –антиреформа . Политическая эквилибристика Я.Кадара.

    Вернувшись в Будапешт, Я.Кадар на ближайшем заседании Секретариата ЦК кратко рассказал о встрече и обещал представить развернутый отчет для Политбюро. Вопрос о встрече в Завидово рассматривался венгерским Политбюро 22 февраля. В госархиве Венгрии имеются как отчет Кадара с его устными добавлениями, так и запись состоявшейся дискуссии, а также принятое решение. Вероятно, есть и  фонограмма заседания.

       Прежде чем перейти к вопросу о реакции венгерского руководства на позицию Политбюро ЦК КПСС, изложенную Л.И.Брежневым на встрече в Завидово, хотел бы обратить внимание на мотивы поведения Я.Кадара. Отмечу, что есть разница в том, каким был Кадар на переговорах в Завидово и каким он предстал перед своими товарищами по возвращении домой. Вне всякого сомнения, находясь в Москве, он мог почувствовать, что несмотря на критику, ему верят и что к нему лично относятся с уважением. В этом заключался для Кадара главный политический итог встречи. И об этом он доложил членам Политбюро ЦК ВСРП в своем отчете: «Товарищ Брежнев в ходе переговоров неоднократно, в том числе при их завершении, говорил о нерушимом характере советско-венгерских связей, подчеркивал полное доверие, которое советские товарищи испытывают к ВСРП и ее руководству».[97]

  Но как в своем отчете, так и в устных комментариях Кадар естественно пытался оправдаться, ведь как  никак политика ВСРП в ряде существенных моментов подверглась критике, что для венгерских руководителей явилось неприятным сюрпризом. Но он сделал это по-кадаровски. Как отметил Т. Хусар, видный венгерский социолог, автор двухтомной политической биографии Я.Кадара[98], выступление Кадара на заседании Политбюро 22 февраля – это своего рода маленький шедевр. С одной стороны, Кадар жаловался своим коллегам – вот поехал на отдых, на неофициальную встречу, а получился тяжелый разговор, к которому он не вполне был подготовлен. С другой стороны, как понимать эту встречу? Брежнев вроде бы говорил от своего имени, не ссылался на мнение ЦК. Но вопросы, которые он поднимал, были такого свойства, что их не могли не обсудить члены  Политбюро. «Бумаги» ему готовила «секция» (так Кадар называл венгерский сектор Отдела ЦК КПСС). Были учтены и мнения экономических ведомств.  Обдумав все, - сказал Кадар, - считаю, что разговор не носил частного характера*. Да и многие схожие вопросы ранее уже излагали советские министры – Лесечко, Байбаков,  Патоличев и другие.  Брежнев выражал не свою личную точку зрения. Это была советская позиция. Было заметно, что он сам не владеет всей информацией, в его сообщении имелись неточности по экономическим вопросам**, но его так проинформировали. Мы знаем Брежнева,- подчеркнул Кадар, - как политика и как человека. Он человек довольно импульсивный, но то, что он выразил на переговорах, было высказано искренне, серьезно и по-коммунистически ответственно. И далее Кадар перешел к другому ключевому моменту своего выступления. Он отметил, что к высказанному Брежневым мнению должно быть сформировано соответствующее отношение, т.е. отмахнуться от этого нельзя. Тем более что с некоторыми замечаниями по социально-экономическим вопросам он, Кадар, лично согласен. По его мнению, прежде всего надо серьезно обсудить вопросы реализации  экономической политики. В Москве шла речь и о недостатках в области идеологии и культуры. О наличии замечаний с советской стороны знают товарищи, которые ведут эти вопросы, с этим тоже надо разбираться. Кадар сказал, что он, к примеру, не слышал о трудностях с закупкой венгерских фильмов. Но вопрос о положении в культуре сейчас вторичный. В общем,- отметил в заключение Кадар,- когда в Москве речь заходила о различных наших проблемах, я сам себя сдерживал, полагая, что критические замечания, если они безосновательные, могут здорово отравить атмосферу, но еще хуже, если они имеют основание. Мне не доставило радости то, что с советской стороны были озвучены проблемы, о которых мы тоже знаем и чувствуем их влияние у себя дома. Так что, несмотря на то, что поездка была связана с уик-эндом, отдых получился не лучшим образом.

 (Авторский комментарий. О своем разговоре с Брежневым по кадровым вопросам, о предупреждениях советского генсека насчет неблагополучия в ближайшем окружении венгерского руководителя, Я.Кадар, как видно из его отчетов о переговорах в Завидово, не стал информировать своих товарищей ).

       Обсуждение на Политбюро отчета Я.Кадара.

  Развернувшаяся на заседании 22 февраля 1972года дискуссия была редкой по своей насыщенности и остроте, хотя, несомненно, что  окончательный текст стенограммы был причесан. Дискуссия  подтвердила наличие в Политбюро ЦК ВСРП различных групп, по- разному относящихся к определению политического курса и по-разному оценивающих опыт и роль Советского Союза. Замечания, высказанные Л.И.Брежневым, более выпукло обозначили линии их соприкосновения и расхождения, а также выявили амбиции некоторых руководителей. Однако общей чертой всех выступлений было одобрение того факта, что состоялся предельно откровенный разговор (или дискуссия) двух руководителей, который прояснил советскую позицию, что должно  послужить  развитию двусторонних отношений.

     Среди выступлений на заседании Политбюро ЦК ВСРП, по моему мнению,  выделялись три – премьер-министра Е.Фока, секретарей ЦК Р.Ньерша и З.Комочина . Первые двое имели прямое отношение к выработке экономической политики и к хозяйственной реформе.

  Е.Фок прежде всего заявил, что, что недостаток объективной информации у советской стороны и отсутствие должных разъяснений и комментариев об экономической политике с венгерской стороны послужили причиной для выражения Брежневым критических замечаний. Здесь нужно предпринять меры в целях улучшения положения, хотя и до сих пор советским товарищам передавалась необходимая информация. В этой связи премьер-министр призвал более регулярно информировать советского посла о существенных элементах политики ВСРП. Он подверг критике слабую информационно-разъяснительную работу венгерского посла в Москве Д.Рапаи и венгерского торгпредства. Но прошелся и по деятельности советских дипломатов, обвинив их в связях с консервативными силами, в сборе негативной информации, в преувеличении недостатков, имеющихся в Венгрии. Заявил, что в советском посольстве всегда было два мнения о Венгрии – алармистское и более реалистичное. Об этом следует сказать советским руководителям. Е.Фок попытался объяснить, почему критика с советской стороны была высказана именно сейчас, ведь полгода назад все было вроде бы в порядке. Более того, советские товарищи в разговорах с венграми жаловались на другие соцстраны, например, Болгарию, где внешняя задолженность выше венгерской. Но сейчас отчет о переговорах свидетельствует, что с  многих точек зрения речь идет о «серьезной беде». Откуда она взялась? По мнению Фока, ее основная причина в разнице стилей работы двух партий, в разных трактовках демократии, а также в разных подходах к оценке экономического положения и венгерской реформы. В числе вопросов двусторонних отношений, которые могут раздражать русских,   премьер – министр затронул заносчивое поведение венгерских представителей в Москве, раздувание успехов реформы, в частности  в венгерской печати. Он осудил то, что толпы венгров, гонцов различных предприятий неделями находятся в советской столице, досаждают работникам советских министерств, что не способствует созданию нормальной атмосферы общения. (Этот вопрос затрагивал и член Политбюро Ш.Гашпар). Е. Фок самокритично  отметил, что ранее венгры имели актив в торговле с СССР, а теперь набежал пассив в 100 млн. рублей. Упомянул он и о спорах относительно цен на венгерскую и советскую продукцию, причем обвинил советских представителей в оказании давления на венгров. Вместе с тем Е.Фок выразил надежду на успех своих переговоров с А.Н.Косыгиным в марте по текущим вопросам и перспективным поставкам товаров. Призвал коллег серьезно отнестись к замечаниям Л.И.Брежнева, которые, разумеется, отражали не только его личное мнение.

  Р.Ньерш начал с вопроса о том, как следует оценивать «товарищеский разговор»? Переговоры или неофициальная  беседа?  Говорят ли советские товарищи в подобном духе с другими партиями и как регулярно? Если они это делают тогда, когда проявились трудности, то их замечания только в ограниченной степени способны помочь развитию данной страны.

По содержанию «товарищеский разговор» проблематичен. Все как-то скользко – и позитив вроде бы выражен, но и некоторым проблемам придано такое толкование, что может породить недоверие. Конечно, главное в том, что Брежнев не ставил под вопрос политическую линию ВСРП. Надеюсь,- сказал Ньерш -, так и есть на самом деле. Но не уверен, что все наши товарищи с этим согласятся, если мы дадим информацию об этом разговоре. (Кадар прервал Ньерша в этот момент, подчеркнув, что в конце переговоров с советской стороны было выражено доверие к руководству ВСРП). По мнению Ньерша, в Венгрии есть, конечно, ошибки, часть их порождена объективными обстоятельствами. Но советские товарищи заблуждаются в ряде вопросов, например, о внешней задолженности. Зависимость Венгрии от Запада не выросла. Советский Союз тоже берет кредиты, причем большие, на Западе. « Мы ни на сантиметр не допустили политических уступок. Нам неизвестно о каких-либо уступках. Да, наши предприятия берут кредиты. Есть иностранные депозиты в Национальном банке, у нас есть депозиты и в советских зарубежных банках. Но это не долги, это нормальная деловая практика».          Р. Ньерш утверждал, что во внешней торговле Венгрии тоже не проявляется зависимость от Запада, торговля сориентирована на различные политико-географические направления.

 Одним из центральных вопросов, поднятых Р.Ньершем, был вопрос о понимании интернационализма, об  ответственности Советского Союза за положение в мире социализма и степени  самостоятельности социалистических стран. ( В этом вопросе Ньерш фактически критиковал «доктрину Брежнева» , не называя ее конкретно ). По его мнению, Советский Союз несет большую ответственность, он - центральная, руководящая сила мировой революции. Но не нужно допускать, чтобы советские товарищи брали на себя чрезмерную ответственность за происходящее в социалистических странах. Если они глубоко погружаются в проблемы национального масштаба, то взваливают на себя слишком большую ответственность. У них есть подобная склонность, это реальное замечание,- отметил Ньерш. По его словам, еще М.Ракоши столкнулся с этим. Мы спорим с советскими партнерами, но в товарищеских рамках. Встрече Кадар - Брежнев в Москве также  был присущ  оттенок полемики. По мнению Р.Ньерша, правильная позиция должна заключаться в следующем - «мы и дальше ответственно проводим свою политику, но и сами несем за нее ответственность».

  Р. Ньерш, как  Фок и другие члены Политбюро - Гашпар, Апро, отметил недостатки в отборе и анализе информации, но прежде всего с советской стороны. Аппаратчики не умеют думать, не видят диалектики происходящего. Венгерские представители - в основном порядочные, честные люди, но они зачастую превратно информируют советских  партнеров, ориентируются на советскую позицию. Из аппарата СЭВ также идет недостаточно проверенная информация.

  Р.Ньерш затронул вопрос о венгерской экономической реформе, попытавшись сказать, что «как он понял, Брежнев не возражал против реформы, более того, одобрял ее…» .  Кадар опять поправил его: «Он сказал, что есть разные мнения о венгерской реформе…». На это Р.Ньерш заявил, что, конечно, разные мнения существуют, различия в реформах имеются, но исторически и советская, и венгерская реформы идут вместе. На его замечание о том, что у советских предприятий  материальная заинтересованность и прибыль выше, чем в Венгрии ,  Я.Кадар вновь вмешался, сказав, что, вероятно, у советских предприятий остается больше средств, поэтому они используют их на разные цели. Продолжая выражать несогласие с замечаниями Брежнева, Р.Ньерш заявил, что в истории СССР бывали периоды, когда уровень жизни крестьян рос быстрее, чем у рабочих. Принимались и более широкие меры по дифференциации зарплаты в народном хозяйстве. В общем Ньерш говорил о том, что две страны плывут в одной лодке, но в Советском Союзе в настоящий момент вносят изменения в свою реформу, причем кое в чем идут назад. Например, делают акцент на моральные факторы. По его оценке, Советский Союз, меняя что-то в своей политике, иногда хочет, чтобы другие страны делали то же самое. Почему? Нет политической интеграции. Е.Фок прав, у нас с ними разные подходы к некоторым проблемам.  Р.Ньерш предложил продолжать нынешний курс политики, оставаясь на линии Х съезда ВСРП. По его мнению, надо бороться с действительными недостатками и ошибками, но делать это более последовательно, чем до сих пор. Следует проинформировать Пленум ЦК о переговорах Я. Кадара с Л.И.Брежневым, «иначе нас не поймут». Рассмотреть с советской стороной перспективы экономических связей. Письмо Брежневу направлено, но переговоры в Москве будут трудными. Необходимо дать русским больше информации, причем с обоснованиями.Что касается переговорщиков с венгерской стороны, то тех, кто не может самостоятельно отстаивать свою точку зрения, спорить и дискутировать с советскими представителями, надо отстранить от переговоров. Нужно отозвать посла в Москве Д. Рапаи. Его оценки и информации приводят к тому, что в Москве складывается мнение, что от венгров можно ждать чего угодно, они способны в стесненных обстоятельствах на фантасмагории.

        Выступление З.Комочина отражало его уважительное и дружественное отношение к КПСС и Советскому Союзу, он солидаризировался с основными замечаниями Л.И.Брежнева,  призвал  внимательно разобраться в существе дела. З.Комочин выразил согласие с ответами Кадара на вопросы, поставленные Брежневым, в том числе с  его объяснениями исторического характера.   Одобрительно отозвался о реакции Кадара на серьезную  озабоченность, выраженную советским лидером. Но главное, по мнению Комочина,  заключается в том, что вопросы, поднятые  советской стороной - реальные и правильные . И не потому ,что об этом говорил Брежнев, а потому,что «мы сами это знаем». Он напомнил о дискуссиях на заседаниях Политбюро, на совещаниях первых секретарей обкомов партии и на хозяйственном активе.  Не надо искать никаких секретов и тайн, ведь  на этих совещаниях затрагивались по существу  те же вопросы, которые поднял Брежнев. З.Комочин призвал коллег по Политбюро не нервничать и не обижаться на высказанное Брежневым. Советский генеральный секретарь не подвергал сомнению политическую линию ВСРП, он не отказался от своих оценок, высказанных в выступлении  на Х съезде.

(Авторский комментарий.На Х съезде ВСРП 24 ноября 1970 г ., т.е.за два года до встречи в Завидово, Л.И.Брежнев сказал в своей речи  : «…мы, советские коммунисты,хорошо знаем о борьбе наших венгерских товарищей за повышение эффективности народного хозяйства страны ,за дальнейшее укрепление социалистической собственности. Мы знаем о стремлении вашей партии полнее использовать преимущества социалистического способа производства, сочетая централизованное планирование с применением экономических стимулов. Мы знаем и о том, что Венгерская Социалистическая Рабочая Партия  последовательно держит курс на развитие социалистической демократии. Она постоянно уделяет большое внимание коммунистическому воспитанию трудящихся, ведет неослабную борьбу против буржуазной идеологии, против правых и левацких извращений марксистско-ленинской теории. Этот принципиальный подход к решению важнейших проблем развития социалистического общества встречает полное понимание и высокую оценку коммунистов Советского Союза».[99]  Что сказать по поводу этих формулировок? Здесь все, как говорится, бьет  не в бровь, а в глаз. Люди, информированные о тонкостях взаимоотношений соцстран и знакомые с обстановкой в различных странах и партиях, отметили бы, что Брежнев выдал венграм аванс, похвалив их  также за то, что у них выглядит весьма  проблематично. В советской, партийно-византийской традиции такой прием встречался. Расчет был на тех, кто  имеет и уши и голову, они  поймут и сделают выводы. Ну, а для широкой публики текст речи Брежнева звучал прекрасно, как проявление интернационализма КПСС – МВЛ.).

     По мнению З.Комочина , высказанное Брежневым на переговорах  в Завидово не является только его личной точкой зрения, это вне всякого сомнения  – официальная  позиция. Советский руководитель искренне выразил  откровенную озабоченность, но и в этом случае венграм  не надо  дергаться.  Если бы у советской стороны не было доверия к руководству ВСРП, то был бы избран другой метод общения. Факт подобной беседы двух руководителей – признак доверия.   Необходимо  все поднятые проблемы оценить в политическом смысле. Принять все то, что было правильно высказано,  и реализовать на практике, внеся изменения в политику. Но советские товарищи, разумеется,  не могут быть правыми во всем. Что  же касается степени их информированности  о положении в Венгрии, то она на уровне венгерского руководства, а в отдельных случаях даже  лучше. Венгерские МИД и  МВТ, московское посольство и торгпредство в этом смысле -  не уровне своих задач. Но советские товарищи, помимо них,  имеют много источников информации - через  различные  двусторонние контакты, СЭВ и через органы госбезопасности. Они знают об американских и западногерманских оценках политики Венгрии. Доступны для них  и материалы СМИ, анализировать они умеют.   (Примечание. Другой член Политбюро Д.Немеш поддержал мнение З.Комочина о хорошей информированности советских руководителей). Далее З.Комочин, видимо реагируя на споры в венгерском Политбюро, отметил важность диалектического сочетания в политике партии  политических и экономических подходов. Например, принятое, но  позже отмененное решение Политбюро о повышении розничных цен на мясо на 25% было, по его мнению,  обосновано экономически, но являлось неприемлемым  с политической точки зрения, так как вызвало бы возмущение трудящихся.   Завершая свое выступление, З. Комочин одобрил отчет и позицию Я.Кадара на переговорах и предложил принять те  советские замечания, которые  соответствуют реальному положению. Но по ряду вопросов продолжить обсуждения, в частности,   лучше разъяснять смысл и цели экономической политики, защищать  хозяйственную  реформу  и объяснять  венгерские  намерения в отношении сотрудничества с  Советским Союзом. Примерно такую же точку зрения выразил Ш.Гашпар.

    З.Комочин, а за ним  также секретари ЦК Б.Биску и А.Пуллаи  предложили информировать мартовский Пленум ЦК о переговорах в Москве, но не в полном объеме. Причем Б.Биску отметил, что на Х съезде было поднято много вопросов, но на практике их реализация не получается.

       Я.Кадар в своем заключительном слове не стал реагировать на отдельные выступления своих коллег, а подвел итог по общим проблемам. Его позиция сводилась к следующему: 

1.Критические замечания советской стороны носили официальный характер, хотя выражение товарищеской озабоченности было окрашено Брежневым в личные тона.

2. Информированность советской стороны о венгерских делах  равно, как и информированность венгерского руководства, можно и нужно  улучшать, но совершенства не достичь никогда.  Однако  сама инициатива  проведения подобного разговора является доказательством наличия широкой информированности советской стороны.  Если Брежнев анализирует материалы газеты «Непсабадшаг» за последние полгода, то значит  все это прописано в лежащих перед ним бумагах. В его материалах учтены  мнения экономических ведомств  и партаппарата.  Здесь нет никакой мистификации. У нас разные взгляды в экономике и культуре, но нас объединяет марксизм-ленинизм. Главное, что советские товарищи провели открытый и добропорядочный разговор,- подчеркнул Кадар.

 3.Почему он состоялся именно сейчас? Конечно, с одной стороны, потому что Е.Фок едет на переговоры с А.Н.Косыгиным. Но, с другой стороны, проблемы и оценки накапливались годами. Был проведен хозяйственный актив и был опубликован в венгерских СМИ отчет об итогах 1971г. Советским товарищам  стало ясно, что со времени последнего  приезда  Брежнева в Будапешт в сентябре никаких перемен не произошло.  Брежнев откровенно,   по-коммунистически выразил тревогу. Он волнуется за Венгрию, за ее перспективы.

4. Что надо делать? Надо продумать существенные вопросы и определить наши задачи. Все остальное не должно нам мешать. О генеральной линии ВСРП не было сказано ничего плохого. По экономическим вопросам все концентрировалось  вокруг «реформы». О ней есть разные мнения у советских товарищей, у других соцстран, наконец, есть разные мнения у нас самих. Советские товарищи не поднимали вопрос об отмене реформы. Это было бы ошибкой. Но они просят, чтобы ЦК и правительство обратили больше внимания на те вопросы, где нужны коррекции, где необходимо  усилить контроль. Проблемы могут усугубиться и от того, что у партии и ее центральных органов нет соответствующих инструментов влияния.

5. Я. Кадар сказал, что не спорил с Брежневым об экономических вопросах по двум причинам. Во-первых, он (Кадар) не был подготовлен к такому разговору. Кое-какие проблемные вопросы  сотрудничества вспомнил, так как перед поездкой в Москву работал над проектом письма на имя Брежнева,  но и тогда Р.Ньерш не объяснил ему, что 1500 млн.рублей дополнительной нагрузки на венгерскую экономику следует примерять  на всю пятилетку. Брежнев тоже не особенно прибегал к цифрам, к статистике. Во-вторых, экономические вопросы все 15 лет, с тех пор как он стал первым секретарем ЦК ВСРП, постоянно стоят в повестке дня всех встреч на высшем уровне. Исходя из этого, он старался перевести разговор на более широкий круг политических  вопросов, включая общеевропейские. Отметил,  что вопрос о неизменности послевоенных  границ в Европе воспринимают по-разному в Чехословакии и Венгрии, однако венгры, несмотря на свои территориальные потери , все-таки  придерживаются   общей линии. Поднял исторические вопросы, в том числе о ХХ съезде, о роли Сталина, о последствиях 1956 года,  чтобы советские товарищи лучше поняли сложности работы ВСРП и братских партий. Рассказал, что ВСРП не отдает команд, ей приходится  объяснять людям, что и как нужно делать.  Задача партии создавать условия для функционирования народного хозяйства. Это же касается и атмосферы в культуре. Везде свои традиции и вкусы.  Зачем предлагать советским товарищам  художественные фильмы режиссера  М. Янчо? Не проще ли им объяснить, коль уж они их просят, что эти фильмы не для советской аудитории.

     Я.Кадар обозначил задачи ,вытекающие из его беседы с Л.И.Брежневым :

- Улучшить информацию  для советского  руководства, при этом учесть, что  система информирования, о которой говорил Е.Фок, не работает. Конечно, надо опираться на венгерских представителей в Москве, но все-таки будет   лучше, если эта работа пойдет в основном  через советских представителей в Будапеште, они быстрее и достовернее доведут информацию до своих руководителей.

- Насчет «венгерских оккупационных сил» в Москве, о чем говорил Ш.Гашпар. На этом участке реформа пошла в неправильном направлении. Расплодилось огромное количество представителей различных организаций и предприятий. Они в значительной степени пренебрежительно смотрят на советских представителей. Зародился новый шовинизм: мы, венгры, умные коммунисты, мы умеем вести хозяйство, а они – живут в отсталом обществе. Положение надо исправить. Мы не можем заменить головы этим людям, но необходимо обязать их вести себя подобающим образом.

- Надо навести порядок  с  подготовкой и  методикой переговоров.  Брежнев ни слова не сказал о возможных  результатах предстоящих переговоров на уровне  глав правительств, но чувствую, что переговоры будут успешными и  советские товарищи откажутся от ряда претензий к нам, - сказал Я.Кадар.

- Главное, по мнению Кадара, состоит в том, чтобы продолжить одобренную партией политику в экономической области и в сфере культуры. В рамках реализации решений Х съезда необходимо ускорить решение назревших проблем. В этом заключается долг партийных руководителей, независимо от того, сказал об этом Брежнев или нет. Советская сторона сейчас высказалась. « Меня это не обижает, не огорчает больше, чем я сам был огорчен до сих пор. Я не вступаю в спор с руководством  КПСС, потому что знаю, какова обстановка в нашем государственном секторе. Знаю, что дела там идут так, как их  оценил Брежнев. Да, в аграрном секторе надо было исправить старые ошибки в отношении доходов  сельхозкооперативов и частника, но факты остаются фактами. Зарплата рабочего класса не растет так, как это наблюдается в этих секторах. А ведь рабочие – не мошенники. Я рад большому объему строительства индивидуального жилья и дач, росту числа частных легковых автомобилей. Но не забывайте, что это все  видит и  простой рабочий, литейщик или сборщик. А мы, сидящие в этом зале, не смогли улучшить  их положение, не смогли  изменить тенденцию, при которой  в кооперативном и частном секторах люди  легче и быстрее богатеют. Полагаю, что члены нашей рабочей партии, простые избиратели, товарищ  Брежнев и я думаем одинаково. И нет здесь места для каких-то обид».

- Не предлагаю вводить «стоп» на рост зарплаты, как это принято на Западе или в Югославии. Но экономическая целесообразность, реалии экономической жизни не должны заслонять от нас политическую целесообразность.

- «И нас, и советских товарищей волнует то, что происходит в Венгрии. Поэтому нам надо внести изменения в свою политику, улучшить систему информирования и убрать вещи, мешающие нашей работе».

- «Согласен с Д.Ацелом, что надо усилить социалистические черты нашей культурной политики. Тактика и стратегия у нас  – в порядке, но проявляется много такого, что не чисто. Есть уродливые явления. На основе подхода  «это есть, и это надо любить» ничего не сделаешь. Ведь среди художников, скульпторов, в театрах складывается тяжелое положение. Еще раз говорю – то, что нам мешает, надо устранять» .

     Я.Кадар признал  целесообразным  представить членам ЦК на ближайшем пленуме ЦК устную  информацию о московских переговорах, но с купюрами.  В связи с предложениями проинформировать Л.И.Брежнева  о состоявшемся обсуждении его замечаний и поручить это сделать  премьер-министру  Е.Фоку, поскольку он едет в Москву на переговоры,  Я. Кадар сказал, что сделает это сам, но несколько позже.

  ( Авторское примечание. Мне не удалось ознакомиться с этим письмом Я.Кадара на имя Л.И.Брежнева. Но во втором томе политической биографии Я.Кадара,написанной венгерским  академиком Т.Хусаром, есть ссылка на это письмо от 29 февраля 1972 г. В частности ,  Кадар ,сообщая Брежневу об обсуждении на заседании Политбюро итогов переговоров в Завидово, подчеркивает,что в своем отчете стремился «максимально точно и полно» изложить вопросы ,представляющие общий интерес, и в то же время  «соответствующим образом  подходить к той  части их разговора с Брежневым , которая касалась  его лично  и содержала  товарищеские слова, обращенные только ко мне». По оценке Кадара, обсуждение отчета на Политбюро  было принципиальным , очень серьезным и полезным. Принято решение более точно и регулярно информировать советских товарищей по важнейшим экономическим вопросам[100]. –МВЛ)

    Политбюро ЦК ВСРП одобрило отчет Я.Кадара и  приняло решение провести 15  марта Пленум ЦК ВСРП, на котором в рамках «информации по международным вопросам»  сделать  сообщение о переговорах Я.Кадара с Л.И.Брежневым в Завидово 11-14 февраля 1972г.  Эта задача была возложена на секретаря ЦК З.Комочина.

   В его докладе на мартовском Пленуме, помимо рассказа о содержании переговоров  Кадар-Брежнев, было сделано конфиденциальное (для личного сведения членов ЦК)   сообщение о высказанных с советской стороны замечаниях и опасениях по поводу негативных явлений в экономическом  и социальном  развития Венгрии, а также в сфере идеологии и  культуры. Были изложены ответы Я.Кадара на замечания Л.И.Брежнева. Подчеркнуто, что Политбюро ЦК,  обсудив отчет Я.Кадара, приветствовало факт откровенного разговора двух руководителей и  поддержало позицию первого секретаря ЦК ВСРП.  По мнению Политбюро,   опасения, высказанные Л.И.Брежневым,    есть проявление товарищеской солидарности, доверия и дружбы.  Я.Кадар в письме на имя Л.И.Брежнева сообщил об обсуждении данного вопроса на заседании Политбюро, в том числе о высказанном  пожелании, чтобы подобные  открытые , товарищеские разговоры проводились не только с ВСРП ,но  и с другими братскими партиями социалистических стран.

     З.Комочин проинформировал членов ЦК о принятом на заседании Политбюро решениях:

- более точно и подробнее, чем до сих пор, информировать советских товарищей по важнейшим экономическим вопросам;

-продолжая нынешний политический курс, необходимо ускорить решение назревших экономических проблем;

-исходя из собственных представлений и учитывая мнение советской стороны, выраженное на февральской  встрече в Москве, Политбюро считает необходимым рассмотреть на Пленуме ЦК вопросы экономической политики. В рабочем плане Политбюро предусмотрено, что по получении данных о выполнении народнохозяйственного плана за 1 квартал 1972г. будет проведено  обсуждение хода реализации экономических задач;

-принято решение предложить Центральному Комитету обсудить осенью с.г. отчет о выполнении решений Х съезда ВСРП. В рамках этого вопроса и с учетом данных о  выполнении народнохозяйственного плана за 1 полугодие предлагается рассмотреть проблемы и трудности в развитии экономики Венгрии.

От имени Политбюро З.Комочин предложил  пленуму ЦК одобрить отчет о переговорах Я.Кадара и Л.И.Брежнева 11-14 февраля 1972г. и предложение о проведении осенью текущего года пленума ЦК с целью обсуждения отчета о выполнении решений Х съезда партии, в том числе вопросов экономического развития. Члены ЦК поддержали эти соображения. 

          З.Комочин сообщил, что в конце марта 1972г. в Москве состоятся переговоры глав правительств Венгрии и Советского Союза -  Е.Фока и А.Н.Косыгина. Такая встреча инициирована Будапештом  с тем,  чтобы обсудить состояние  двусторонних экономических связей и их перспективы за рамками 1975года. Венгерская сторона в первую очередь заинтересована в обсуждении вопросов поставок советского сырья и энергоносителей, а также совместных капиталовложений и других актуальных проблем. Все это позволит беспрепятственно развивать  экономическое сотрудничество в текущей пятилетке и  соответствующим образом подготовиться к выполнению задач в  следующей пятилетке, после 1975г. С учетом своих переговоров с Брежневым в Москве 11-14 февраля Я.Кадар по договоренности  направил письмо в ЦК КПСС с перечнем вопросов, которые желательно было бы  обсудить на переговорах двух премьер-министров[101].  З.Комочин сообщил, что  членам  ЦК ВСРП будет дана информация  об итогах поездки Е.Фока в советскую столицу.

     (Авторский комментарий. Меня связывали дружеские отношения с Золтаном Комочином, я испытывал к нему искреннее уважение, видел в нем друга Советского Союза. С ним и его семьей я познакомился в 1966г., несколько раз сопровождал их в поездках по нашей стране, в том числе на отдых в Крым. Часто сопровождал Комочина на различные официальные встречи .Он, кстати говоря , был инициатором проведения регулярных консультаций с нашими партийцами - международниками ,секретарями ЦК Пономаревым,Русаковым,Зимяниным,Катушевым и функционерами двух международных отделов ЦК , а также встреч с руководителями ряда институтов АН СССР- Арбатовым , Иноземцевым ,Богомоловым и др.  З.Комочин работал под контролем и в тесном контакте с Я.Кадаром, который любил заниматься внешнеполитическими проблемами и «влезал» порой даже в мелкие вопросы. Он мог, например, заявиться кабинет к работнику среднего звена и затеять проверочный разговор или дать какой-то сигнал ,который следовало довести до соответствующего секретаря ЦК ВСРП. Когда начались политические разногласия внутри Политбюро вокруг экономической реформы, то З.Комочин не мог не оказаться среди т.н. левой, рабочей оппозиции. Он отстаивал интересы трудящихся, это была его жизненная позиция. На заседании  Политбюро Комочин приводил такие данные : пятая часть венгерских семей живет на уровне порога бедности , ежегодно уровень жизни людей, живущих на зарплату, снижается или стагнирует. По его оценке, это связано с действием стихийных элементов, внесенных реформой в плановое хозяйство.  

      Некоторые венгерские журналисты, в частности, Эндре  Ацел, пишут в наши дни о демагогии «рабочей оппозиции» Б.Биску и З.Комочина , считая что они возглавляли ту часть партийного актива, которая была против хозяйственной реформы, критиковала обогащение крестьянства и обращала внимание на потери ,которые нес рабочий класс. Кстати , секретарь ЦК А.Пуллаи действительно требовал 10% повышения зарплаты для работников крупных госпредприятий. Примечательно, что и Р.Ньерш признавал обоснованным требование о повышении оплаты труда квалифицированных рабочих, но на дифференцированной основе. Что касается непрофильной деятельности кооперативов,   тот же Э.Ацел  признает, что в 1980г. его газета «Непсабадшаг» сообщила, что 40% доходов сельхозкооперативов и госхозов имеют своим источником не  сельскохозяйственное производство, а всякого рода подсобную деятельность  (строительные и ремонтные  бригады, переработка древесины, пластмасс,  уборка мусора,  сдача в аренду тракторов , автомашин и другой техники ,  самогоноварение и т.д.)[102]. А ведь об этих тенденциях как раз и шли дискуссии в ВСРП   в 70-е годы. По сравнению с другими лидерами «левой оппозиции»  Комочин был более подготовленным,  интеллигентным, гибким   и человечным , чем Биску и Гашпар.  Он умел находить в дискуссиях такие подходы, которые не создавали трещины в отношениях с КПСС. И в то же время они  устраивали венгерскую сторону. Это признает и биограф Я.Кадара профессор Т.Хусар, да и  его политический  оппонент Р. Ньерш.  В личном плане  Комочин  был больше связан с Гашпаром. Оба говорили по – русски и хотели получить в СССР  дипломы о высшем образовании. Кадар отпускал их в Москву на экзамены в ВПШ при ЦК КПСС, которую они успешно закончили.  Но в жизни  З.Комочину по-человески не повезло. Трудно судить, стал ли  бы он первым лицом в ВСРП ( я думаю, что все-таки  вряд ли…  ), но вмешалось непредвиденное обстоятельство -  он тяжело заболел. Летом  1972г. он запросил с согласия Я.Кадара медицинские консультации в Москве. Отдел ЦК пригласил гл. консультантов  4 управления Минздрава академиков АМН СССР – онколога Блохина и невролога Шмидта,  участвовали и другие врачи, а также два профессора из Будапешта. Вердикт Блохина был – это не рак. А речь шла, насколько я помню, о разбухании лимфатических узлов в районе шеи и левой щеки, об онемении этих участков.  (Я запомнил, как наш работник Е.Д.Богомолова, отвечавшая за лечение и отдых иностранных партийных деятелей, сказала мне : « Хоть бы в этот раз Блохин не ошибся!»). Лечение было организовано в Институте неврологии и  в первой поликлинике 4 управления, мы привозили туда Комочина несколько  раз. Но положение не улучшалось, и наши медики предложили операцию. Требовалось решение Я.Кадара, он тогда с женой  отдыхал под Москвой  в санатории «Барвиха»,  З.Комочин поехал к нему. Я ждал его в автомобиле, вернулся он через полчаса. Помолчал и сказал : « Мы, венгры , любим играть в футбол на своем поле». Все было ясно. Но должен сказать, что жесткая позиция  Кадара удивила меня. Второй раз подобное поведение  Кадар продемонстрировал весной  1974г., освободив смертельно  больного З.Комочина с поста секретаря ЦК по международным вопросам и назначив его гл. редактором партийной газеты «Непсабадшаг». Видимо, Кадар не хотел ждать даже пару месяцев.  Ему  был нужен дееспособный помощник, которому он бы доверял, он уже  не церемонился с «рабочей оппозицией». Ноябрьский пленум ЦК (1972г.)  ,внесший поворот в политику ВСРП в соответствии с замыслами Кадара, уже прошел. Кстати, в протоколе пленума отмечено, что З.Комочин отсутствует по болезни. Но он, насколько я знаю,   принял деятельное участие в его подготовке. Ряд бывших комсомольских работников, работавших под началом  Золтана Комочина  в ВКСМ (венгерский комсомол) направлял ему письменные материалы по экономическим вопросам, о настроениях рабочего класса и т.д.  Эти  материалы остались в сейфе покойного Комочина, и люди опасались наказаний. Конечно, атмосфера вокруг  Комочина  складывалась совсем  ненормальная. Его пытались представить претендентом на пост первого секретаря.  Профессор, оперировавший его в Будапеште, рассказывал потом мне,что в ходе операции трижды звонил член Политбюро ,секретарь ЦК Д.Ацел, требовавший информацию – есть раковая опухоль или ее нет. Бедный профессор был вынужден сказать:  «Не мешайте работать, дайте закончить операцию». Последний раз я видел З.Комочина в декабре 1973г. В тот период я уже работал советником посольства СССР в Венгрии.  На нашей  беседе присутствовал зав. Международным отделом ЦК А.Денеш, который поторапливал меня. З.Комочин выглядел плохо, лицо было багрово красным,  шея опухшая. Он  улыбнулся в ответ на приветы и добрые пожелания  от московских товарищей, передал свои поздравления с Новым годом. На моей совести осталась невыполненной одна просьба Золтана Комочина – как-то в Москве, когда мы ехали с ним на медицинские процедуры, он попросил меня отыскать в наших архивах его письмо, написанное в октябре 1956г. из города Дебрецена . В этом письме  он, являвшийся тогда первым секретарем Хайду-Бихарского обкома ВПТ , вместе с другим секретарем обкома призывал Советское правительство ввести войска в Венгрию для вооруженного подавления контрреволюционного мятежа. В Общем отделе ЦК КПСС  документ не нашли. Позже, уже после смерти З.Комочина,  мне удалось найти это письмо в 1984г. при разборке  переполненного бумагами одного из сейфов  венгерского сектора Отдела ЦК. Оказалось, что это письмо было передано через  Главпур СА и  ВМФ на Старую площадь, в ЦК  вместе с некоторыми подобными обращениями венгерских коммунистов.

   В память о З. Комочине мы вместе с товарищами подготовили и издали на русском языке небольшой  сборник его выступлений и интервью. Политиздат переправил гонорар семье покойного. Я.Кадар понимал ,что у Комочина было много друзей и сторонников , поэтому его младший брат- Михай, человек принципиальный ,  был избран первым секретарем Чонградского обкома  партии ( г.Сегед) и стал членом ЦК. ).

 

                    Переговоры Е.Фока с А.Н.Косыгиным  состоялись в Москве  27-28 марта 1972г. с участием министров, руководителей ряда ведомств. В состав советской делегации входил также секретарь ЦК КПСС К.Ф.Катушев.   От Отдела ЦК на переговорах присутствовал референт нашего сектора, специалист по экономическим вопросам Н.С.Осипов. Содержание переговоров известно.

         Мне довелось участвовать в качестве переводчика во встрече Л.И.Брежнева с Е.Фоком. Генеральный секретарь во многом повторил свои озабоченности в связи с развитием социально-экономической  обстановки в Венгрии, расширением ее связей с западными странами и ослаблением руководящей роли ВСРП, которые он  высказывал Я.Кадару во время  их встречи в Завидово.  Л.И.Брежнев с уважением говорил о Кадаре . Вместе с тем подчеркивал необходимость укрепления роли партии в реформенном процессе, развернувшемся в Венгрии , указал в этой связи  на необходимость совершенствования работы правительства, местных органов власти  и усиления союза и  связей рабочего класса и кооперативного крестьянства. Отдельно он выделил роль профсоюзов в соцстранах, как  ближайших союзников правящей  компартии, как школы воспитания трудящихся и как организации,призванной представлять   интересы трудящихся, доводить их предложения до руководства страны.  В его обращении к Е.Фоку содержались замечания о необходимости четкого выполнения партийных решений, укрепления партийной дисциплины. Л.И.Брежнев акцентировал вопрос  о сохранении  единства партии. Он дал понять Фоку, что глава правительства Венгрии как член высшего  партийного руководства несет свою ответственность за эти вопросы.

    Л.И.Брежнев коснулся вопросов двустороннего экономического сотрудничества, отметив, что просьбы венгерской стороны, о которых шла речь в письме Я.Кадара, будут внимательно рассмотрены. Международные вопросы, в том числе общая оценка ситуации в мире и Европе, отражение американской агрессии  во Вьетнаме , укрепление сотрудничества по линии Варшавского Договора, совершенствование  деятельности  СЭВ, были затронуты в общем виде. Со своей стороны   Е.Фок высоко оценил атмосферу встречи в Завидово , поблагодарил Брежнева за внимание к делам Венгрии , за готовность советского руководства  оказать помощь в решении венгерских проблем.

Авторский комментарий. Е.Фок был опытным и циничным  политиком, но  вспыльчивым человеком, к тому же большим любителем ненормативной лексики.  Когда мы с ним уходили из кабинета Брежнева на пятом этаже  в здании ЦК КПСС , то в лифте он мне сказал : « Ну, что скажешь, Валерий ? Крепко нас вые.. л  товарищ Брежнев!». Вечером, когда я приехал в особняк на Ленгорах, где размещалась венгерская делегация, Е.Фок, бывший уже слегка  навеселе, встретил меня вопросом : « А-аа, тебя прислали, чтобы узнать в каком я настроении?». Он был недалек от истины, именно такое поручение дал мне К.В.Русаков. Но я попытался отделаться шуточной частушкой: «Самолет летит, колеса стерлися, вы не ждали нас, а мы приперлися». Кто-то из венгерских экспертов перевел  как мог эту  шутку премьер-министру. Затем мы поехали на ужин к А.Н.Косыгину. Ужин прошел в дружественной атмосфере. В разговоре, в частности,  зашла речь о пережитом во время  войны.  Мне запомнился рассказ Алексея Николаевича о трагических месяцах блокады Ленинграда, о мерах  по эвакуации мирного населения, страдавшего от обстрелов и голода,  и о попытках наладить через «дорогу жизни»  снабжение города продовольствием , к чему он имел непосредственное отношение (МВЛ). 

     На переговорах  А.Н.Косыгин заявил, что рассматривает встречу глав правительств как прямое продолжение беседы Л.И.Брежнева с Я.Кадаром. Он попросил председателя венгерского правительства обрисовать положение венгерской экономики,  прокомментировать  вопросы, поднятые на встрече в Завидово  и изложенные в письме Я.Кадара.  Е.Фок отметил, что  Политбюро ЦК ВСРП наметило программу мер, вытекающих из беседы двух высших партийных руководителей. Осенью 1972г.  на Пленуме ЦК состоится обсуждение хода реализации решений Х съезда ВСРП.

       А.Н.Косыгин и другие участники  переговоров (Н.К. Байбаков , К.Ф.Катушев и др.) задали Е.Фоку ряд вопросов – например,  какую долю в доходах венгерского населения составляют нетрудовые источники ; о принципах установления  обменных курсов доллара ,рубля и форинта; поскольку  за доллар давали 60 форинтов, а за рубль 40 форинтов, не ориентирует ли это предприятия на форсирование экспорта на Запад, о размерах внешней задолженности и т.д. Премьер-министр  Е.Фок, как написал в своей книге   бывший член Политбюро,секретарь ЦК ВСРП Я.Берец[103] ,не всегда  давал точные ответы , пускался в пространные объяснения . В частности, он сказал, что чистая задолженность Венгрии составляет 790 млн.долларов , что соответствует в стоимостном выражении   90% венгерского экспорта в капиталистические страны, поэтому правительство всячески форсирует экспорт на Запад ,чтобы долг не вырос до 100%. В нетрудовых доходах основное место отвел спекулянтам и т.д.

         А.Н.Косыгин подчеркнул, что советская сторона стремится обеспечить такой результат переговоров ,который удовлетворил бы обе стороны. Но Венгрия первой среди соцстран, как «первая ласточка», поднимает вопросы поставок советского  сырья и энергоносителей не только на уровне 1975- 1980гг., но и далее, на перспективу.  Точных  расчетов добычи нефти  и объемов поставок еще нет, поэтому  окончательный ответ в данный момент дать невозможно. Но в предварительном плане А.Н.Косыгин сказал, что запрашиваемые венграми поставки электроэнергии выполнимы и их объемы  даже могут быть увеличены. Он предложил как можно быстрее начать строительство АЭС в Венгрии, поставки оборудования и  ядерного топлива Советский Союз гарантирует. Что касается поставок нефти, то советский премьер-министр назвал в качестве  возможного  объем в 9-9,5 млн .тонн ,  хотя  венгерская сторона запросила на 1980 г. 14 млн.тонн.

Поставки природного газа было обещано увеличить. Е.Фок пытался добиться согласия на конкретные цены отдельных товаров венгерского экспорта, но А.Н.Косыгин сказал, что он подобными вопросами не занимается, это задача министерств внешней торговли.  Главы правительств  условились продолжить консультации по вопросам поставок энергоносителей  по линии Госпланов и других ведомств. (Примечание. Через год, в 1973г., венгры попросили уже не 14 млн.тонн нефти, а только  11млн.).[104] Были одобрены новые долгосрочные  конструкции сотрудничества, касающиеся инвестиций в добычу сырья или их компенсацию,  и подтверждены старые обменные схемы  – «глинозем – алюминий», «глинозем – медь».  Косыгин предложил увеличить венгерские поставки на 1972г. сверх согласованных контингентов в счет текущего  венгерского долга. Прежде всего  речь шла о поставках венгерского  продовольствия и медикаментов.    В отчете Е.Фока о проведенных в Москве переговорах  было отмечено, что переговоры были чрезвычайно полезными, «со стороны советских товарищей мы ощутили понимание и большую готовность помочь. В результате переговоров  «сложились новые формы экономического сотрудничества, которые в перспективе могут благоприятно воздействовать на структуру венгерского народного хозяйства и значительно повысят эффективность производства».

        Маневры Я.Кадара.

В создавшейся после встречи в Завидово ситуации перед Я.Кадаром вставали непростые вопросы. Во-первых, в Москве ему лично было оказано доверие, но с советской стороны, пожалуй, впервые с 1957г. были высказаны серьезные замечания по существенным элементам политики ВСРП.

Во-вторых, обсуждение в Политбюро отчета о переговорах в Москве продемонстрировало наличие в составе ЦК нескольких групп, которые внешне признавая авторитет Кадара,  имели отличные от него представления о политическом  курсе и взаимоотношениях  с СССР. Разумеется,  Кадар и раньше знал об особенностях и отличиях  в  позициях своих соратников, но как опытный политик, центрист по характеру  и мастер компромиссов он всегда умел справляться с ситуацией.

(Авторский комментарий. Не могу не сослаться на мнение З.Комочина,  высказанное в доверительной беседе:  «Кадару все равно, кто сидит в повозке. Он – мессия. Главное для него, что он кучер, он управляет повозкой. Кадаровскую систему можно назвать системой демократического авторитаризма» ). 

 Но ситуация с переговорами в Завидово явственно выявила существование  группы реформистски настроенных, амбициозных  политиков – членов Политбюро  Р.Ньерша, Е.Фока, Л.Фехера и стоящих за ними некоторых  заместителей  председателя Совмина , министров, руководителей экономических ведомств и видных ученых –экономистов. Они, вероятно, не были оформлены организационно, но были связаны реформенной, рыночной идеологией и личными контактами.  Им противостояла и боролась за получение поддержки со стороны Я.Кадара левая группа и ее крыло – т.н. рабочая оппозиция. Наиболее видными ее представителями были члены Политбюро Б.Биску, Ш.Гашпар и З.Комочин, а также секретарь ЦК А.Пуллаи.  По ряду вопросов, касавшихся положения рабочих крупных госпредприятий, союза рабочего класса и кооперированного  крестьянства, их поддерживали член Политбюро, первый секретарь Будапештского горкома К.Немет, многие первые  секретари обкомов и столичных райкомов партии. В 1972-74гг. Кадар был вынужден учитывать мнение «левых», хотя в личном плане его и Б.Биску никак  нельзя было назвать друзьями.    К числу устойчивых союзников Кадара в составе Политбюро относились политики центристского толка -  Д.Немеш, В.Бенке, Д.Ацел (как секретарь ЦК по идеологии и культуре  он был влиятельным политиком,  имел прочные личные связи с Кадаром, но часто лавировал, заигрывал с  творческой  интеллигенцией, прежде всего, старшего поколения ), а также  А.Апро ,входивший в состав первого кадаровского правительства 1956-57гг. В блок Кадара входили также  председатель Президиума ВНР  П.Лошонци и председатель ЦКК ВСРП Я.Бруттьо, не являвшиеся членами Политбюро, но участвовавшие в его работе.  П.Лошонци - известный аграрий, в прошлом председатель крупного сельхозкооператива, министр сельского хозяйства – в 1972г. был членом ЦК , а  в высший  партийный  ареопаг вошел    в 1975г.  Я. Бруттьо был ветераном партии, он тоже как председатель ЦКК всегда присутствовал и выступал  на заседаниях Политбюро. 

В- третьих, Я.Кадар сумел добиться в Политбюро  одобрения своего отчета о встрече с Брежневым. Он  получил определенную экономическую помощь в Москве, выбрав верную тактику – сначала «поплакался» на встрече в Завидово,  затем  направил  письмо советскому генсеку и отправил по горячим следам на переговоры с А.Н.Косыгиным премьер-министра Е.Фока. Но вставал главный  вопрос, что делать дальше? Кроме того, были и мелкие задачи  - кому поручить ведение переговоров с советской стороной, как обеспечить контроль, кого, в  частности ,  направить послом в Москву . В-четвертых, Кадар как политик понимал, что назрели перемены, события 1968г.и реакция на них внутри партии и в обществе,особенно среди интеллигенции,  заставляли  менять подходы к столь обожаемой им стабильности в кадровой политике. А советские замечания затрагивали содержание  экономической  реформы, а также касались политического облика некоторых руководителей. Но Кадар знал, что  у реформы  было много сторонников,  она   пустила корни в Венгрии и  способствовала повышениaю международного авторитета страны, поэтому вносить изменения в реформу было целесообразно  не напрямую, а в рамках общих,  постепенных  перемен в политике. Предложенное Кадаром рассмотрение на Пленуме ЦК  хода выполнения решений Х съезда ВСРП позволяло сделать это без ущерба для авторитета партии и ее лидера.

        Мне представляется, что уже тогда Я.Кадар в основном  решил для себя,  какие потребуются  перемены курса, что придется корректировать в механизме экономической реформы.  Он размышлял над тем ,  какие нужны будут кадровые замены, прежде всего в составе Политбюро и правительства. Кадар выбрал путь постепенных перемен, но в задуманной им шахматной партии   был один   нерешенный вопрос, связанный с  его  собственным  60-летием, исполнявшимся 26 мая 1972г.

       Дело в том, что Я.Кадар, размышляя о превратностях социализма, одним из основных вопросов стабильности считал плавную, без катаклизмов замену руководителя №1.При политическом плюрализме в демократическом устройстве общества  в этом не было бы особых трудностей. Но в социалистических странах  этот вопрос каждый раз  приобретал особую остроту и сопровождался кризисными явлениями. Возьмем хотя бы обстановку в руководстве СССР после  смерти  Сталина, отстранение от власти Хрущева, а также замены Ракоши в Венгрии, Берута и Гомулки  в Польше, Готвальда и Новотного  в Чехословакии  и т.д. Я.Кадар хотел показать пример  нормального решения вопроса о демократической смене руководителей, тем более в Венгрии, сравнительно недавно пережившей мятеж против коммунистической власти.  Есть разные мнения о мотивах поведения Кадара.Его старый соратник  Ш.Гашпар, например, считал, что заявляя о намерении уйти в отставку,  Кадар был искренен. Руководитель, достигший пенсионного возраста (в данном случае -60 лет ), должен был спросить у коллективного органа, которому он был подотчетен, что делать дальше – уходить на пенсию или продолжать трудиться дальше на доверенном ему посту. Хотел он уйти в отставку или нет , но все формальные моменты Кадар учел. Заявление в Политбюро  он подал . Кадар понимал, что у этого вопроса есть как  внутренние, венгерские, так и международные стороны. Тем более что только недавно в феврале на встрече  в Завидово Л.И. Брежнев выразил ему доверие. Но Кадар понимал, что оценки меняются ,  в Москву уходит много информации, в том числе от некоторых членов его собственного Политбюро.    Мне кажется, что для Кадара, решившего  вносить изменения в политику,  главное заключалось в подтверждении мандата доверия Центрального Комитета ВСРП, но одновременно он хотел еще раз протестировать Москву.  Он направил одно письмо с просьбой об отставке  в Политбюро 10 мая и другое  в Центральный Комитет - 23 мая 1972г. Таким образом, Кадар запустил пробный шар. Но полагаю, он был уверен: его просьба будет отклонена. Первый секретарь ЦК ВСРП  не хотел задевать своим шагом советское руководство, но в его действиях, конечно,  присутствовал  укор советским руководителям. Пример демократической смены высшего руководителя должны были показывать старшие «советские товарищи», а не венгры. Эффект был бы другой.   Кадар нуждался в поддержке Москвы, поэтому он  направил в Москву, к Ю.В.Андропову министра внутренних дел А.Бенкеи с доверительным поручением сообщить о его намерении подать в отставку и узнать мнение советского руководства. Как рассказывает в своих воспоминаниях член Политбюро ЦК ВСРП последнего состава Я.Берец, ссылаясь на венгерского переводчика, работника госбезопасности  Ш.Шимича (после 1991г. он служил  послом  Венгрии в Казахстане), участвовавшего во встрече, но молчавшего о ней тридцать лет,  Ю.В. Андропов был удивлен письмом Кадара и  сразу заявил, что не поддерживает его намерение. Он доложил по телефону Л.И.Брежневу о приезде «гонца» из Будапешта. Брежнев извинился, что не сможет встретиться с венгерским министром, но  просил передать Кадару, что советская сторона против того, чтобы Кадар уходил со своего поста[105].  Таким образом, Кадар вновь получил поддержку в Москве. Кадару сообщили, что Президиум Верховного Совета СССР принял решение о его  награждении орденом Ленина в связи с 60-летием. Эту награду ему вручил  лично Л.И.Брежнев во время визита в ВНР советской партийно-правительственой делегации в ноябре 1972г.

 Что касается членов венгерского Политбюро, то они понимали, что если и  при работающем  Кадаре единство высшего партийного форума является номинальным, то в случае его отставки дела пойдут гораздо хуже. И хотя, как считали люди из ближайшего окружения Кадара, внутри ВСРП  имелись определенные силы, готовые претендовать  на пост первого секретаря, фигура Кадара по-прежнему  имела объединяющее значение, особенно для общественного мнения. Например, член Политбюро, академик-историк Д.Немеш в разговоре с К.Ф.Катушевым в Москве в марте  заявил, что Кадара как руководителя следует сохранить в любом случае, создав ему подходящий рабочий режим или даже учредив для него пост председателя партии.

(Авторское примечание. В конце своего жизненного пути об этом задумался и сам Кадар. Во время поездки в Китай в 1987г. ему понравился вариант с положением, которое занимал в КПК и Военном Совете китайский лидер Дэн Сяопин, хотя конечно  в Венгрии были иные исторические традиции. Дело кончилось тем, что в мае 1988г., за год до смерти,  Кадар был избран председателем ВСРП, располагавшим церемониальными правами. Но в состав Политбюро не попал ни один из  его старых соратников ).

  

  Письмо Кадара об отставке  вызвало тревогу внутри членов  Политбюро. Без ведома Кадара была создана группа - Б.Биску, Е.Фок, Ш.Гашпар и Д.Ацел, которой было поручено сообщить Кадару, что в Политбюро ЦК ВСРП  существует  единая точка зрения насчет нецелесообразности принятия его предложения об уходе на пенсию. 22 мая 1972г. этот вопрос был обсужден на заседании  уже с участием Кадара. Все «товарищи», даже те, кто имел другое мнение, заявили ,что интересы партии требуют, чтобы Я.Кадар сохранил свой пост. На июльском Пленуме ЦК 1972г, т.е. уже после партийных празднеств дня рождения Кадара, вручения  иностранных наград и всяких поздравлений,  вопрос о письме обсуждался спокойно и даже формально. Кадар, ссылаясь на принятое  решение, заявил, что вопрос надо снять с рассмотрения и просил ему поверить ,что он выбрасывает его из головы и продолжает работать ,как и прежде.

     (Авторское примечание. Но Кадару обеспечили более щадящий режим работы, предоставляли  2-3 отпуска в год, чтобы он мог восстанавливать силы. Об этом он сам рассказал М.Горбачеву на встрече в  Москве  осенью 1985г. Фактически же в последние годы правления  его ближайшие  сотрудники (это касается членов ЦК   М. Овари, И.Катона и др. работников канцелярии ЦК ),  жалея «старика»,    ограничивали доступ к нему людей и реальной информации. Позже то же самое делал К.Грос.)

      Решения ноябьского Пленума ЦК ВСРП 1972г. вносили сушественные коррективы в политику правящей партии, хотя Я.Кадар постарался объяснить в своем выступлении на пленуме, что ничего чрезвычайного не происходит, партия не проводит внеочередную партийную конференцию, как это наблюдается у соседей – в Румынии и Югославии . Речь идет о более полном выполнении решений Х съезда ВСРП, тем более что пройдена половина межсъездовского периода. При этом было подчеркнуто, что  политика ВСРП является успешной. Экономическая реформа – третье -  после защиты народно-демократической власти в 1956г.  и коллективизации села в 60-х годах- крупное достижение политики  ВСРП,  но сейчас  требуется подкорректировать отдельные положения реформы [106]. Я.Кадар отметил два момента – дело не в спорах сторонников реформы и ее противников, а  в повышении эффективности работы партии и государственных органов, в укреплении связей с народом.  В связи со слухами  о  перестановках и замене руководящих кадров , Кадар дал понять,что в данный момент  ничего подобного  не будет , но нельзя  исключать этого в будущем.

    Дискуссия на пленуме была довольно  заорганизованной, обсуждали сразу два доклада – Я.Кадара и Р.Ньерша. Из членов Политбюро выступал К.Немет, глава столичной парторганизации. Он через пару лет станет  заместителем генсека, сменив Б.Биску. Дали выступить и тем, кого Кадар наметил выдвинуть на новые важные  посты - секретарь парткома Чепельского комбината  Ш.Борбей, министр труда Д.Лазар,  министр юстиции М.Кором  и  бывший молодежный лидер Л.Мехеш. Обратило на себя внимание выступление Я.Брутьо, председателя ЦКК ВСРП: он констатировал рост коррупционных проявлений, стремлений к обогащению,  нарушений партийной морали и дисциплины, отрыва партийных кадров от трудящихся. По этим причинам были исключены из партии первый заместитель министра, армейский генерал, руководитель внешнеторгового   предприятия и ряд  председателей сельхозкооперативов[107].

   Рефреном выступления Кадара было заявление  о том, что реформу хозяйственного механизма нужно продолжать,  усилив однако ее социалистический характер. Но дальше в соответствии с принятым на пленуме  решением последовали изменения, которые фактически  противоречили духу реформы 1968г., выдвигая на передний план не рыночные или  плановые, а скорее  классовые соображения. Например,  ЦК ВСРП и правительству было   предписано следить за тем, чтобы при любом  повышении уровня жизни трудящихся и в целом  населения не наносился ущерб интересам  работников государственной  социалистической промышленности. Были переведены на особое положение 50 крупнейших госпредприятий, дававших 60% венгерского экспорта. Пяти-шести  крупным предприятиям была обещана чрезвычайная помощь. С 1973 г. на 8% поднята зарплата в госсекторе, в строительстве – на 6%. В угольной промышленности  и энергетическом секторе ввели централизованное регулирование роста зарплаты.  Более строгому  подходу, в том числе налоговому,  подверглись  кооперативный сектор и частники. Существенно менялась политика цен. До конца текущей пятилетки накладывался запрет на централизованные повышения розничных цен. Облегчались условия предоставления жилья для работников физического труда.  С целью укрепления централизованного планирования создавался экономический суперорган – Государственный Комитет по планированию. Венгрия продекларировала свою приверженность  сотрудничеству в СЭВ, в том числе в реализации комплексной программы интеграции. 

    На ноябрьском(1972) пленуме ЦК ВСРП не было принято кадровых решений. Я.Кадар явно выжидал, хотя его выступления позволяли судить о необходимости перемен не только в экономической, но  также в идеологической, культурной и  в административной сфере.  Одним из неприятных вопросов для руководства ВСРП было снижение доли рабочих и крестьян среди членов партии. Пришлось форсировать прием в партию этих категорий трудящихся.

 Если вспомнить содержание беседы Л.И.Брежнева и Я.Кадара в Завидово, то в решениях, которые были одобрены на партийном форуме  в ноябре 1972г., нашли отражение  многие советские замечания. Следует подчеркнуть, что со стороны ЦК КПСС не было повторных  попыток вмешаться и  повлиять на венгерские решения. Во всяком случае мне об этом неизвестно. Я.Кадар действовал по своему разумению. Февральская беседа двух лидеров считалась закрытой и сугубо доверительной.  Кроме  переводчиков  (или даже одного переводчика ),   больше никто на встрече  не присутствовал.   Два  руководителя условились продолжать контакты. Правда, Брежнев часто болел и не всегда выходил на связь с Кадаром. Однако главные вещи он доводил до венгерского лидера, и прежде всего свое  несогласие с его намерением уйти на пенсию. Эту позицию Л.И.Брежнев энергично повторил в беседах с Я.Кадаром 27ноября -1 декабря 1972г. во время визита в ВНР советской партийно-правительственной делегации (в ее состав входили Л.И.Брежнев, В.В.Щербицкий, К.Ф.Катушев, Н.А.Тихонов, А.А.Громыко, И.Г.Кэбин, посол СССР в ВНР   В.Я.Павлов, делегацию сопровождали помощники генсека  К.В.Русаков и А.М.Александров).     Советский генсек заявил Кадару в личной беседе , что руководители соцстран не должны помышлять об уходе на отдых, их долг стоять до конца, выполняя возложенную на них миссию. « Это вот Кекконен уйдет в отставку, засядет в лесной хижине и будет собирать анекдоты для очередной книжки. Это не для нас, Янош!». В тексте совместного коммюнике содержались комплиментарные  фразы о политике КПСС и ВСРП, а также достаточно туманный раздел о значении обмена опытом социалистического строительства, что с натяжкой можно было отнести к завидовской встрече.

 (Авторский комментарий. В венгерском обществе ощущалось волнение в связи с визитом Л.И. Брежнева. Помню, как его встречали в вестибюле здания ЦК чуть ли не  все работники  аппарата, когда советский гость  приехал к Кадару. Брежнев сразу оценил ситуацию и обратился к встречавшим : « Спасибо за сердечную  встречу. Мы провели с товарищем Кадаром хорошие переговоры. Так что можно спать спокойно».

  Во время визита Я.Кадар организовал охоту в государственном охотничьем  хозяйстве  Телки, расположенном неподалеку от Будапешта. Он сам рассадил пассажиров в специальный УАЗ, где имелось кресло - вертушка для главного гостя. Кадар убрал наших охранников, оставив в машине двух венгров – водителя и егеря, а также медсестру Нину и меня как переводчика. Началась гонка по горам, по долам в  поисках оленей, муфлонов и кабанов. Брежнев, недавно перенесший хирургическую  операцию на ноге, постанывал от боли,  но ничего не говорил*. Мы с медсестрой буквально держали его  руками, предохраняя от неровностей лесной дороги. Уже  темнело, наша машина шла без прикрытия, так как  охрана где-то отстала. Наконец, егерь остановил уазик и помог выбраться Брежневу. Правее дороги на холме стоял красавец муфлон , борода его развевалась на ветру. Генсек стрелял с оптическим прицелом. Козел пропал из вида. Егерь побежал к нему и вскоре  добил его . Как выяснилось, генсек попал в голову муфлона ,  в  основание рогов, чем завалил и нейтрализовал животное.  На обратном пути в резиденцию венгры предлагали Брежневу подстрелить кабанят, благо нам встретился целый выводок с самкой. Но Леонид Ильич отказался, сказав, что он  « по детишкам не стреляет».  В резиденции Телки самым довольным и веселым  был А.А.Громыко. Он  уложил  на охоте оленя и по этой причине посмеивался  над остальными,  менее удачливыми  охотниками.

В 1979г. Брежнев вновь посетил Венгрию, по пути в Австрию, где в Вене состоялась его  встреча с президентом  США Картером. Неважная физическая форма нашего генсека бросалась в глаза. В 1972 г. он был несравненно более крепким и активным. В 1979г. не было и речи об охоте , но наш  генсек подарил Кадару автомобиль «Ниву». Насколько я знаю, Кадар передал этот отличный автомобиль в охотничье хозяйство  Телки ).

 (*Л.И.  Брежнев рассказывал Я. Кадару ,что  известный советский хирург,  профессор Лопаткин прооперировал ему ногу ,устраняя последствия фронтовой раны. Любитель шуток,  Брежнев подтрунивал над врачем , обращаясь к нему с просьбой быстрее вылечить его ,поскольку он любит  заниматься верховой ездой , вот и в Венгрии будет кататься на лошадях. Не поняв сразу  шутку, хирург якобы  уговаривал генсека не торопиться с верховой ездой.)

 

      Венгерские историки пытались  установить, не было ли  попыток подтолкнуть Кадара к кардинальной чистке Политбюро, в частности,  во время доверительной встречи  Ю.В Андропова и Я.Кадара весной 1973г. в Будапеште, на которую среагировал Л.И.Брежнев в телефонном разговоре 7 июня. Следует пояснить, что  из Будапешта приходила информация, что Кадар оттягивает серьезные решения, размышляет, правильно ли он произвел поворот,  ведь экономические показатели неплохие,  впервые удалось снизить дефицит внешнеторгового и платежного баланса.  Члены Политбюро  – реформаторы ведут себя активно,  разъясняют свои взгляды. Л.И.Брежнев в разговоре по телефону  подтвердил поддержку лично Кадара и приверженность советского руководства делу  советско-венгерской дружбы. Он одобрительно отозвался о беседе Кадара с Андроповым, отметив, что сказанное председателем КГБ следует рассматривать как слова Брежнева. В венгерской записи этого телефонного разговора есть такая фраза: «Да, и с кем еще может так разговаривать Кадар? С Мазуровым и Полянским что ли?». Историк Т.Хусар делает предположение, что в данной фразе содержался намек – не тяни с кадровыми заменами, важные вопросы решают не рядовые члены ПБ, а  генсеки и их доверенные лица[108]. Не могу ничего сказать по этому поводу, так как не видел советской записи этого телефонного разговора (даже  не знаю, существует ли она).  Венгерские исследователи считают ,что во время встречи в Крыму летом  1974 г. Брежнев выразил Кадару неудовольствие по поводу того ,что часть «реформаторов» осталась в составе Политбюро.

         В 1974 - 75 годах Кадар  произвел большие замены в составе Политбюро, секретариата ЦК и в правительстве. Ушли глава правительства Е.Фок , секретари ЦК по экономической политике - Р.Ньерш, по  культуре и  идеологии - Д.Ацел, по международным связям – З.Комочин , а также заместители председателя Совмина  Л.Фехер и М.Айтаи , отвечавшие за сельское хозяйство и оборону, за науку и научно-технический прогресс. Обосновывая эти шаги, Я.Кадар заявил, что замены вызваны интересами дела и не имеют политической подоплеки.По его словам , все товарищи восприняли кадровые предложения «по-партийному». Поскольку среди руководителей, выводимых на другую работу или на пенсию, были и некоторые  его давние сторонники, то в одной из речей  того времени Кадар сказал : « Платон мне друг, но истина дороже». Венгерский генсек старался поддержать баланс между левыми и правыми. Но, конечно, наибольшие потери понесли реформаторы. Среди  левых был переведен на другую работу по состоянию здоровья  только З.Комочин, которому оставалось жить пару месяцев. Но через два года дошла очередь и до «рабочей оппозиции». Своих постов лишились секретари ЦК  Б.Биску и А.Пуллаи.

       Вот так завершился завидовский сюжет. Изменения в политике ВСРП закономерно повлекли перемены в кадровом составе. «Рубки голов» не произошло, но руководящий слой был обновлен.   Был ли  поворот 1972г. в отношении венгерской реформы обоснован и оправдан? Один из авторов реформы Р.Ньерш, который на последней стадии «венгерского социализма» возглавил Венгерскую социалистическую партию,  заявил в 1989г. на митинге , что при Брежневе советское руководство закрыло дорогу перед венгерской  политикой самостоятельных реформ. Но помимо реформенного радикализма,  существовали и другие точки зрения.    С позиции эмоционально-психологической и  классового подхода  критика со стороны «рабочей оппозиции», а  ее в основном повторяли в Москве, была понятной. Но советская сторона критиковала также замедление темпов роста, усиление  зависимости от Запада,  поскольку увеличивался внешний долг Венгрии, и старалась  подтолкнуть  венгров к  более активному   участию в интеграционных проектах СЭВ.  Однако  с точки зрения  перспективных задач модернизации  венгерской экономики,  повышения эффективности труда и учета требований научно-технической революции отказ  от принципов экономической реформы  не был желателен, тем более крутой поворот с политической подкладкой.  Это понимал и Я.Кадар, который по всей видимости был настроен на более плавный поворот руля, причем с акцентом не на судьбу хозяйственной реформы, а на сохранение внутриполитической стабильности и национального единства.  Понятное дело, что  любое решение высших государственных и партийных   органов, затрагивающее систему управления и хозяйствования, учитывающее изменения на мировых рынках,  не может быть вечным. Меняются мирохозяйственная ситуация, факторы роста, появляются новые вызовы и возрастают требования к сотрудничеству. Так произошло и с решениями 1972г., которые со временем утратили свое значение, хотя и притормозили движение Венгрии по рыночному пути.  

     После смены общественно-политического строя, после провала социализма  в Венгрии укоренилась точка зрения на причины кризиса 80-90 годов, которая подчеркивает  ответственность прежнего партийно-государственного руководства за ошибочные решения, в том числе принятые в 1972г., но одновременно  также признает негативное влияние процессов мирового рынка  на венгерскую экономику. Приведу статистику.  Если в 1966-75 гг. среднегодовой прирост национального дохода Венгрии составлял более 6% , то в 1981-83 гг. прирост не достигал и 2% . Внешний долг, составлявший в 1980г. 9 млрд долларов , к 1990 г.приблизился к  20 млрд.долларов[109]. Если читатель помнит ,то Брежнев в феврале 1972 г.  обращал внимание Кадара на   рост внешнего долга , достигнувшего тогда  суммы в 2 млрд. долларов ,   и указывал на неблагоприятные тенденции, которые разворачиваются  во внешнеэкономических связях Венгрии.

Есть одно обстоятельство, которое определяло поведение Я.Кадара , особенно на последней стадии его политической жизни. Будучи многоопытным, харизматическим  политиком с высоким стандартом социальной чувствительности, он превыше всего ставил уровень внутриполитической стабильности, основанной на согласии народа и партии. Он понимал, что после разгрома советскими войсками венгерского  восстания осенью 1956г. поддержка населением его политики возможна только на базе приемлемого уровня жизни и либеральных свобод. Такая схема, построенная к тому же  и на кадровой стабильности, неплохо  работала до начала 70-х годов. Беседа с Брежневым в Завидово в феврале 1972г., в которой прозвучали как тревоги Москвы, так  и подтвердились  озабоченности,  высказываемые  левыми в венгерском Политбюро, заставила Кадара задуматься о коррекции прежней политики, хотя он  не во всем был согласен с Брежневым .  Но Я.Кадар хотел остаться суверенным политиком, поэтому субстантивные решения и кадровые замены осуществлял без спешки, растянул их по времени, до 1975г.  Позднее, когда ухудшились внутренняя и внешнеэкономическая ситуации, и его коллеги и оппоненты настойчиво  высказывали советы о возврате к реформе 1968г.,   Кадар долго размышлял , несмотря на то , что в неофициальном порядке признавал необходимость более глубоких реформ, включая и демократизацию в  политической  сфере. Но вплоть до 1984-1985 гг. он откладывал решения, не соглашаясь на снижение  уровня  жизни и изменение  модальностей политического режима. Его не могли  не беспокоить начавшиеся  попытки пересмотреть оценки событий осени 1956г.  Одновременно  он подыскивал «наследника», который имел бы  авторитет в партии и устраивал бы Москву. Но в экономической области у Кадара  не было надежд на помощь МВФ и западных держав . Да, и со стороны Советского Союза не приходилось рассчитывать на реальную помощь,  хотя Горбачев в 1986г.  выражал ( на словах) готовность посмотреть, что можно было бы сделать для помощи венгерским партнерам. Но как выяснилось – ничего существенного, мир переживал  уже другие времена.

( Как признавал М.С.Горбачев в 1995г , Советский Союз уже не мог оказать помощь «друзьям» на новом витке научной и технологической революции..Они естественно пошли за помощью  на Запад .Например ,Т.Живков стал развивать связи с Японией…).[110]

    Если можно верить К.Гросу, который на партконференции в мае 1988г.  стал преемником Я.Кадара (1912-1989)  в партии,  то на закате своей жизни  «старик» высказывал сожаление, что не ушел в отставку раньше, не   закончил политическую карьеру в 1980г., когда он мог уйти спокойно, без ярлыка «провалившегося политика», который сейчас  пытаются ему прицепить.

 

 

 

 

       

 

 

 

 

  Н.Чаушеску и советская перестройка. Гибель диктатора.

 

Среди демократических , антитоталитарных революций, прокатившихся в 1989 г. в Восточной Европе, румынская революция была последней по счету, но самой радикальной и жестокой. Это объяснялось реакцией народа на многолетнее правление в стране клана Николае  и Елены Чаушеску. Первоначальный импульс к общественным переменам в Румынии,  как и везде в Восточной Европе, дала горбачевская перестройка. Следует отметить, что  к 1985 г., Румыния, находившаяся на особом положении внутри Варшавского Договора из-за своего сепаратистского курса, но не пытавшаяся порвать с ОВД, уже давно  потеряла расположение Запада. Политику Н. Чаушеску в Вашингтоне называли сталинистской , но тем не менее, как отметил   президент Дж. Буш в своем анализе ситуации при вступлении в должность в  1989г., считали Румынию, особенно после осуждения Бухарестом интервенции шести соцстран в Чехословакию в августе 1968г. и несогласия с вводом советских войск в Афганистан в 1979г., фаворитом № 1 в социалистическом лагере, связывая с нею определенные политические расчеты.  Однако многолетняя поддержка  курса  Чаушеску, кредитная помощь, предоставление режима наибольшего благоприятствования в торговле,  не принесли  Соединенным Штатам и их союзникам   ожидаемых  результатов ни в плане ослабления единства социалистического содружества, ни с точки зрения возможностей демократизации режима власти в Румынии. Сближаясь с Советским Союзом, начавшим перестройку,  и поощряя те социалистические страны, которые пошли по пути внутренних реформ, новая администрация США переводила Румынию с приоритетного места  на последнее в своей  европейской политике[111].  В глазах  западного общественного мнения, европейских и мировых  правозащитных форумов политика единоличного правителя Румынии выглядела антинародной,  антидемократической и диктаторской. Но и  внутри страны политика Н. Чаушеску перестала быть фактором стабилизации народа и общества, она вызывала протест и отторжение даже у тех, кто после его  прихода к власти в 1965г., поддерживал призывы румынского лидера к независимости, национальному сплочению, защите суверенитета и самостоятельной внешней политике. Множились протесты партийной верхушки, особенно со стороны коммунистов-ветеранов (К.Стойка,  К.Пырвулеску и др.), против диктаторской власти и культа личности Чаушеску. Широкую известность как в Румынии, так и за рубежом получило в апреле 1989 г. письмо шести бывших видных деятелей РКП, в том числе К.Мэнеску, С.Брукана,  Г.Апостола, А.Бырлэдяну, которые обвиняли Чаушеску в нарушении хельсинкского Заключительного акта и конституции страны , в использовании органов госбезопасности для подавления выступлений рабочих, интеллигенции и старых членов партии. «Вождь» обвинялся в ухудшении материального положения народа, в срыве продовольственного снабжения, в росте кризисных явлений в экономике.                                             

   Свою роль в нарастании социальной напряженности играло, конечно,   обнищание населения и  бесправное положение интеллигенции. Экономическая ситуация в  Румынии была  весьма острой, но официальная статистика в угоду высшей власти давала искаженную картину.  К весне 1989 г. Чаушеску удалось драконовскими мерами  тотальной экономии избавиться от огромной внешней задолженности (12 млрд. долларов). Но на повышение уровня жизни народа, на отмену программы т.н. систематизации сельских населенных пунктов (сноса 8 тысяч  деревень и строительства социалистических агрогородов), которая вызывала недовольство    крестьян, особенно лиц венгерской  национальности,  он не пошел.

 «Кондукаторе» был изобретателен в поиске внешних источников получения валюты. Он использовал и область прав человека.    С 1968г.   по 1989г. Н.Чаушеску получил от ФРГ   более 1млрд. долларов за выдачу  разрешений на выезд из Румынии  210 тыс. трансильванских саксонцев и швабов. Существовали адвокатские конторы ,которые занимались подобныи трансфером. Сначала использовались дифференцированные тарифы в зависимости от семейного положения, наличия высшего образования и т.д., затем был введен единый для всех тариф -8000 немецких марок за человека[112]. Подобная практика существовала какое-то время и в отношении выезда румынских евреев в Израиль. Видными, известными людьми,за которых просил Запад , румынский руководитель занимался лично.[113].

 

         Попав в  изоляцию на Западе, Н.Чаушеску уже в 1983-84 гг. при правлении в Советском Союзе Ю.А.Андропова и  К.У.Черненко пытался приблизиться к Советскому Союзу, полнее использовать возможности  сотрудничества внутри СЭВ в надежде на увеличение объема  румынского экспорта на социалистический рынок, на  получение экономической выгоды. Характерный пример. В Москве в мае  1984 г. на заседании Политбюро ЦК КПСС обсуждался  вопрос о поставках нефти в новой пятилетке в соцстраны, в том числе в Румынию. Вот что сказал по этому поводу Н.А.Тихонов, Председатель Совета Министров СССР: Чаушеску  «просит поставлять в  Румынию из СССР 5-10 млн. тонн нефти на долгосрочной основе, по товарообороту, т.е. на таких же условиях, как и для стран СЭВ…  Можно было бы согласиться с предложением о поставке в будущем году в эту страну  2 млн. тонн нефти в обмен на продовольствие и некоторые другие товары, а в дальнейшем дать согласие на поставку нефти из СССР в Румынию в 1986-90  годах  на долгосрочной основе в объеме до 5 млн. тонн ежегодно. Вы, конечно, понимаете, что это не столько экономический шаг, сколько крупный политический шаг в отношениях между Советским Союзом и Румынией. Поэтому мы, видимо, должны четко сформулировать перед румынской стороной то, что мы будем осуществлять поставки нефти в Румынию за счет экономии своих собственных ресурсов и что мы ожидаем от Чаушеску серьезного поворота в его внешней политике»[114] »...  К.Черненко,  А . Громыко и Д.Устинов поддержали такой подход, хотя мининдел и минобороны  выразили сомнение ,что Чаушеску быстро осуществит поворот.  В итоге Политбюро ЦК КПСС было принято положительное решение.

   Влияние советской перестройки на Румынию.Отношение М .С.Горбачева  к румынскому лидеру было в основном такое же, как и у других членов советского руководства. В разговорах со своими сотрудниками он называл его румынским фюрером. Но у Горбачева все-таки был своеобразный подход к румынскому коллеге: то ли он считал, что при Брежневе слишком игнорировали  Чаушеску и Румынию, то ли надеялся  лично  повлиять на Чаушеску.  В своей книге « Жизнь и реформы» [115] он пишет,что в Москве не очень-то жаловали Н.Чаушеску, не прощали ему амбициозность и демонстративное заигрывание с Западом. А Чаушеску в ответ « еще громче заявлял о своих « особых»  взглядах, выдвигал претенциозные внешнеполитические инициативы…Странное чувство я испытывал, наблюдая за тем, как Чаушеску изо всех сил старался продемонстрировать независимость суждений. Все это было ненатурально, мало-мальски искушенному в политике человеку были видны и масштаб личности и психологическая неустойчивость. Я полагал, что стоило попытаться снять конфронтационный оттенок с советско-румынских отношений. Отсюда и мой подход к Чаушеску, с которым  я стремился говорить уважительно, внимательно вникать в суть обращений». Горбачев рассказывает, что в ряде вопросов он соглашался с Чаушеску, например, в том, что напряженность между Москвой и Пекином ,хотя бы частично объяснялась промахами и просчетами советской стороны. ( Наверное, румынский лидер слушал такие оценки с удовлетворением, так как  Китай и США представляли  особый сюжет в политике Н.Чаушеску. Сейчас опубликованы записи бесед Н.Чаушеску и премьер – министра И.-Г.Маурера  с Мао Цзедуном и Чжоу Эньлаем в Пекине  в 60-70-е  годы и с президентом Р. Никсоном в Бухаресте  в 1969г., в  ходе которых румынские руководители пытались посредничать между Вашингтоном и Пекином и при каждом удобном случае бросить тень на  политику Советского      Союза [116]. Позднее Н.Чаушеску  безуспешно   предлагал свои услуги то Москве, то Пекину в урегулировании конфликтов между СССР и КНР, между КПСС и КПК).

Помощник Генерального секретаря по социалистическим странам Г.Х.Шахназаров, критически воспринимая Н.Чаушеску, тем не  менее отмечал, что румынский лидер нередко был прав в своей критике недостатков в сотрудничестве социалистических стран, причем в ряде случаев он излагал такие вещи, которые другие руководители не решались озвучивать, хотя в принципе были согласны с постановкой вопроса.  Таким образом, с приходом к власти в Москве М.С. Горбачева румынскую сторону стали выслушивать более внимательно, старались найти общие точки соприкосновения. Это касалось и такой деликатной сферы, как реформирование Варшавского Договора. Например, предложение румын (в 1988г.) проводить  ротацию на постах главнокомандующего объединенными вооруженными силами стран – участниц ОВД и начальника штаба  с порога не отбрасывалось нашими военными . На этих должностях с 1955 г.  всегда  находились советские маршалы и генералы  , однако , по всей видимости , перемены  и здесь  не исключались, причем   для советской стороны важнее всего было сохранить за собой  пост начальника ШОВС.   Москва предпринимала  попытки втянуть Румынию в различные сферы сотрудничества, в том числе и по идеологическим, научным и культурным проблемам.

Может быть, из-за более толерантного поведения  Генерального секретаря ЦК КПСС родился миф о том, что у него с Чаушеску сложились чуть ли не дружественные отношения.  В других социалистических странах, особенно в Венгрии, задавали вопросы, почему Советский Союз уделяет так много внимания Чаушеску, почему его наградили по случаю 70-летия орденом Ленина.  Это  награждение вызвало удивление и среди наших людей. А суть дела заключалась в многолетней традиции подобных наград,  которую  и при Горбачеве не решились нарушить,  а также в попытке таким путем повлиять на румынского руководителя.  Кстати, после свержения Чаушеску его лишили 3 января 1990 г., т.е. после расстрела,  произошедшего  25 декабря 1989г.,  всех советских наград.[117].                                                        

      Конечно, Чаушеску не мог быть другом Горбачева. Здесь ничего не надо особо доказывать. Возьмем только один вопрос. Как воспринял перестройку Н.Чаушеску? Он, как и другие лидеры социалистических стран, много лет стоявшие у руля ( Т. Живков , Э. Хонеккер , Я. Кадар и Г.Гусак ), приветствовал приход более молодого советского руководителя , но, по-видимому , тоже считал , что обновление Советского Союза закончится косметическим ремонтом. Чаушеску одобрил предложение Горбачева о деловых встречах руководителей соцстран, надеясь, очевидно, влиять в ходе товарищеского общения во время  Рабочих встреч на советскую сторону. Принципы отношений между соцстранами, которые изложил Горбачев в ноябре 1986 г. на Рабочей встрече в Москве, не могли вызвать возражения Чаушеску, поскольку они шли в русле отказа от «доктрины Брежнева». Но по вопросам  углубления сотрудничества он имел  свою позицию. Так,  Чаушеску заявлял о неготовности Румынии к  экономической интеграции с другими странами, критиковал предложение о создании совместных предприятий, возражал против установления прямых производственных связей, так как усматривал в этом ограничение контрольных функций Румынской компартии. Он поддерживал принцип руководящей роли компартии, соглашался на совершенствование этой роли в социалистическом обществе, но вкладывал  в это понятие свой смысл. Румынский лидер отвергал идею рынка и аренды в экономике соцстран, заявляя, что все это было в буржуазной Румынии, но  трудящиеся ничего от этого не имели. Н.Чаушеску был непреклонен в вопросах политического реформирования социализма. Он заявил, что после 1965г.  (c этого года он возглавил ЦК РКП ) в Румынии были проведены широкие меры по демократизации общества и его сплочению, введен новый хозяйственный механизм, получила распространение непосредственная «революционно-рабочая демократия».

         Венгерский руководитель Я.Кадар , отчитываясь на заседании  Политбюро ЦК ВСРП в ноябре 1986г. о Рабочей встрече в Москве , отметил, что Чаушеску   подчеркнуто резко  заявил ,что румыны  против всяких рыночных воззрений . С иронией  Кадар рассказал , что Чаушеску  «прочитал всем  нам лекцию о социалистической демократии, поведал , как ее надо развивать и почему,  как они постоянно консультируются с народом. Вот созвали совещание по сельскому хозяйству с участием 11 тысяч человек …»[118].

Что касается внешнеполитических вопросов, то на встрече в Москве в ноябре 1986г. Н. Чаушеску поддержал позицию М.С.Горбачева на переговорах с Рейганом в Рейкъявике.  Но в целом он критически относился к советским инициативам в области разоружения, к предложению о ликвидации ядерного оружия к 2000г. Чаушеску упрекал Горбачева в уступках американцам, чем, дескать, наносится ущерб безопасности стран социализма. Но когда это было выгодно Румынии, он шел и на опережающие шаги, в частности, осуществил в одностороннем порядке 5% сокращение военных расходов Румынии. Горбачев в своем выступлении на Рабочей встрече 1986г. в общей форме отметил, что не надо торопить события в сфере разоружения, тем  более делать односторонние шаги. А кубинский  лидер Фидель Кастро там же заявил, что лучше бы Румыния отдала эти срезанные   5% военных расходов на поддержку национально-освободительного движения в Мозамбике и Анголе.   Н.Чаушеску начал возбужденно доказывать правильность своих действий, утверждая, что он и так помогает молодым государствам социалистической ориентации в Африке, поставляет им оружие.

 

По мере углубления курса на перестройку в Советском Союзе становилось все более очевидным  несогласие Н.Чаушеску с политикой М.С.Горбачева.  По оценке В.А.Медведева, который являлся  тогда членом Политбюро, секретарем ЦК КПСС и куратором связей с соцстранами, для румынского вождя был неприемлем пример советской перестройки в развитии гласности, действительной, а не декларативной демократизации общественной жизни, в повышении роли человека, в признании идеологического и политического плюрализма. Несмотря на закрытость румынского общества, в стране нарастал интерес к процессам, проходившим в Советском Союзе. Последовали запретительные меры, так как Н.Чаушеску видел в перестройке угрозу своему режиму власти. Чаушеску усиленно приглашал М.С.Горбачева нанести визит в Румынию, тем более что высший советский руководитель (а это был Л.И.Брежнев) посетил Бухарест последний раз в 1976 г.   Горбачев принял приглашение без особого желания. Очевидно, он согласился, руководствуясь не  столько протокольными соображениями, сколько  желанием воспользоваться возможностью прямого обращения к румынским гражданам. Визит состоялся в мае 1987г. Атмосфера визита была показная, заорганизованная. Но  М.С. Горбачев все еще надеялся разъяснить некоторые проблемы в беседах с Чаушеску и при контактах с общественностью.  Его выступление на митинге дружбы было призвано объяснить суть перестройки и нового мышления, подтвердить готовность Советского Союза к совершенствованию сотрудничества социалистических стран, к развитию советско-румынских связей. Однако генсек не сделал в своей речи обычных протокольных похвал в адрес « хозяина». Это было замечено многими и вызвало раздражение Чаушеску. Прямая стычка между двумя лидерами произошла на семейном ужине в резиденции Н.Чаушеску. Румынский лидер  начал поучать Горбачева, призывал его отказаться от внешнеполитических инициатив и вообще заняться улучшением жизни советского народа. В вопросах демократизации и гласности советовал проявлять осторожность. Когда Елена Чаушеску стала доказывать, что румыны живут лучше, чем советские люди, тут уже возмутилась Р.М.Горбачева, которая поддержала мужа. М.С.Горбачев отверг нападки и менторский тон и заявил: « То, что вы выдаете у себя за общество благоденствия и гуманизма, на мой взгляд, не имеет ничего общего ни с тем, ни с другим, не говоря уж о демократии ,- всю страну держите в страхе , изолировав   ее от окружающего мира»[119]. Горбачев подчеркнул ,что в советах не нуждается , а вот Чаушеску следовало бы идти в ногу с жизнью и подумать о назревших преобразованиях. Советский лидер уехал из Бухареста с тяжелыми чувствами. Было ясно, что Чаушеску не в состоянии пойти по пути обновления, демократизации  и гласности, ибо опасался краха своей системы и самодержавного правления. Ближайшим своим сотрудникам Горбачев сказал тогда, как оказалось, вещие слова: « Николае плохо кончит».

     Н.Чаушеску приезжал в Москву на 70-летие Октябрьской революции, принял участие во встрече представителей партий и движений, прибывших на празднование (4-5 ноября 1987г.). Его речь была длинной и назидательной по тону.  Приспосабливаясь к переменам в мире он даже употреблял выражение «новое мышление».   Чаушеску  призывал коммунистов и социал –демократов к примирению в форме  «образования широкого фронта прогресса и мира». Одной из его главных целей было продемонстрировать, что в Румынии все в порядке. « Могу сказать, что все, чего мы достигли в Румынии, достигнуто народом и для народа. Все, что мы делали, направлено на обеспечение все лучших условий жизни и труда, развитие культуры и цивилизации всей нации. Мы решили много проблем, но немало их еще предстоит решать. Однако по сравнению с некоторыми странами, которые 40 лет тому назад  находились в том же положении, что и Румыния, мы прошли такой путь, что трудно и представить себе, прошли несколько исторических этапов. Мы широко развивали демократические формы, исходя из того факта, что демократия и социализм, гуманизм неразделимы.  Я подчеркиваю это, ибо нельзя сказать, что достигнутое в социалистических странах не дает перспективы » [120].   

   Новые советско-румынские  переговоры на высшем уровне состоялись во время ответного визита Н.Чаушеску в Москву в октябре 1988г. Они подтвердили заинтересованность Румынии в расширении экономического сотрудничества с Советским Союзом, в получении дополнительных объемов нефти, в сбыте продукции машиностроения, легкой промышленности и сельского хозяйства. Предложения Чаушеску были достаточно декларативны, он предлагал, например, вдвое увеличить товарооборот (с 5 до 10 млрд. рублей). Горбачев ответил, что нужно все хорошо просчитать, делать будем то, что реально и по силам советской стороне. Было замечено, что в поведении Чаушеску появилась новая черта.  Очевидно, понимая неотвратимость перемен в социалистических  странах и опасаясь их воздействия на Румынию,  он пытался хотя бы притормозить их развертывание. Под предлогом  «революционной солидарности» Чаушеску предложил Горбачеву  «найти время для углубленного анализа проблем социалистического строительства», созвав не позже октября 1989г. Рабочую встречу руководителей социалистических стран. Выводы такого совещания, по его мнению, « не будут носить обязательного характера, но, если их примут все , это будет очень важно…Действуя в духе солидарности , мы сумеем утвердить мощь социализма в наших странах и во всем мире». Вопрос о Рабочей встрече стоял в повестке дня долго. Чаушеску прислал Горбачеву отдельное письмо по этому вопросу. В конце января 1989г. член Политбюро, секретарь ЦК КПСС В.А.Медведев, прибывший в Бухарест для подписания Плана идеологического сотрудничества между КПСС и РКП,  сообщил Н.Чаушеску, что КПСС разделяет заинтересованность в проведении такой встречи. Проблем накопилось много. Но встречу надо серьезно готовить, поэтому целесообразно сначала обсудить эти вопросы на совещаниях секретарей ЦК по экономическим и идеологическим вопросам, а после этого провести встречу генеральных и первых секретарей братских партий. Н.Чаушеску отверг подобный подход, он настаивал на проведении сразу встречи первых лиц. По его словам, только они могут решить  «вопросы кардинальной важности для судеб социализма. Чем позже мы проведем встречу на высшем уровне, тем больше накопится отрицательных явлений в практике социалистического строительства»[121]. Он подчеркнул, что в Румынии нет  «особых проблем» и не по этой причине он предлагает встретиться. Можно констатировать, что под влиянием событий в социалистических странах Европы и в мире социализма в целом в поведении Н.Чаушеску произошло существенное изменение. Румынский националист как бы превращался в ярого интернационалиста. Он отходил  от  прежней позиции, когда с румынской стороны настырно  - и чаще всего  попусту -  декларировались принципы независимости, равноправия и невмешательства во внутренние дела других стран. Теперь он рвался обсуждать проблемы других социалистических стран и партий, ссылаясь на общие закономерности строительства социализма.  Чаушеску открыто критиковал политику Венгрии, делал прозрачные намеки в адрес  перестройки в Советском Союзе. Пытался сколотить некий консервативный блок вместе с Хонеккером и Якешем. Предложил новому генеральному секретарю  ВСРП  К.Гросу вместе выступить  против М. С. Горбачева, пообещав урегулировать проблемы с венгерским национальным меньшинством в Румынии.  С новым венгерским руководством Чаушеску в итоге поссорился.  После встречи венгерских руководителей  с Чаушеску в июле в Бухаресте венгерский министр иностранных дел Д.Хорн  заявил журналистам, что на переговорах был зафиксирован один общий момент – две страны   остаются соседями.  В общем Н.Чаушеску выступал в роли  «защитника социализма». Но вероятнее всего им двигала в первую очередь не забота об общих делах содружества, хотя она, конечно, присутствовала в его высказываниях, главным вопросом была тревога за положение в Румынии. Коллективная встреча, которую предлагал провести Чаушеску, так и не состоялась.

  

     После июльского  совещания ПКК Варшавского Договора в  Бухаресте прошла короткая встреча лидеров компартий. На ней не было одного из  союзников Чаушеску -  Э.Хонеккера, который ночью накануне встречи  был срочно госпитализирован. ГДР представлял глава правительства  В.Штоф. Обсуждались внешнеполитические вопросы. М.С.Горбачев рассказал об итогах визита в Париж. Но основное внимание привлекло сообщение В.Ярузельского о  поражении ПОРП на выборах в сейм и сенат. Генерал говорил о том,   что придется делиться властью с  «Солидарностью». Он пытался провести в премьер-министры   своего соратника, министра внутренних дел  Ч. Кищака , который тоже  присутствовал на встрече. Но, как известно, из этого плана ничего не вышло. Новое польское правительство возглавил католик, активный деятель  «Солидарности» Т.Мазовецкий.

Поворот событий в Польше серьезно обеспокоил Чаушеску, ведь он еще в 1980г., до введения военного положения в этой стране склонялся к мысли о коллективной военной акции социалистических стран. Тогда  ему был дан ответ из Москвы, что вопрос о военной интервенции исключается [122]. В августе 1989 г. он опять заговорил о каких-то совместных шагах соцстран, участниц Варшавского Договора  с целью недопущения прихода к власти  «Солидарности».  19 августа 1989г. Чаушеску направил письмо М.С.Горбачеву, предлагая для оказания помощи ПОРП и обсуждения ситуации в Польше собрать совещание партийных руководителей стран, входящих в Организацию  Варшавского Договора. В тот же день секретарь ЦК РКП И.Стоян сообщил польскому послу, что передача власти в руки «Солидарности» не может являться внутренним делом Польши[123]. Н.Чаушеску  считал, что в Польше нельзя отдавать власть «Солидарности», необходимо  сформировать правительство из представителей ПОРП, польских профсоюзов, других прогрессивных сил  в опоре на  армию.  Руководство ПОРП тогда  ответило румынскому лидеру отказом, подчеркнув, что строит политику на основе реальностей,  определяемых интересами  нации и государства [124] .

Последняя встреча Чаушеску с Горбачевым состоялась в Москве 4 декабря 1989 г. на полях многосторонней встречи руководителей стран, членов Организации Варшавского Договора. Формально общая встреча была посвящена итогам переговоров М.С.Горбачева и Дж. Буша на Мальте.

Горбачев заранее сообщил союзникам , какие вопросы предполагает обсудить с новым американским президентом. У Чаушеску вызвало возражения намерение советской стороны обсуждать с американцами  на Мальте перемены в Восточной Европе. Он даже отказывался сначала ехать в Москву.  В письме, направленном в ЦК КПСС 27 ноября 1989г., он выдвинул условие своего участия – отдельная беседа с генеральным секретарем ЦК КПСС, в противном случае с румынской стороны в Москву приедет только  министр иностранных дел.    

                           На  Чаушеску, вероятно, произвела впечатление секретная  информация, доложенная ему  шефом Службы государственной безопасности генералом Ю.Владом  1 декабря. В ней, в частности,  говорилось, что на Мальте США и СССР договорятся о новом разделе сфер влияния, делая акцент на общей стратегии, направленной на их доминирование в мире. Москва пойдет на уступки американцам в обмен на экономическую и финансовую помощь.  В Европе их усилия направлены на создание нового баланса интересов  на базе деидеологизации международных отношений и формирования «общеевропейского дома». Военные блоки сохранятся до тех пор, пока не нормализуется ситуация в Восточной Европе. Вопрос  объединения Германии будет увязан с динамикой  общеевропейского процесса. Глава « Секуритате» докладывал, что Буш и Горбачев обсудят вопрос об усилении давления на те социалистические страны, которые не проводят « реальные реформы» - КНР, Куба и Румыния. Дж. Буш, по оценке румынской разведки, подчеркнет, что страны – члены НАТО будут осуществлять ограничительные меры в области своих отношений с Румынией, они ожидают того же от Советского Союза, в основном  путем сокращения поставок нефти, газа и металлургической продукции [125].                                                                                                                         Во встрече  руководителей Советского Союза и Румынии в Москве 4 декабря 1989г. , помимо генеральных секретарей, участвовали главы правительств Н.И. Рыжков и К. Дэскалеску.   М.С.Горбачев описал встречу во втором томе своих воспоминаний « Жизнь и реформы». Оба генеральных секретаря  понимали, что только  они вдвоем остались на своих постах, во всех других странах высшее  руководство полностью обновилось. Это был один из результатов политики перестройки, начатой Горбачевым. По мнению советского лидера, румына пугал ход событий в Восточной Европе, он был поражен отставкой Хонеккера , просил Горбачева высказать оценку всех этих перемен. Советский Генеральный секретарь сказал, что при всей противоречивости и болезненности  процессов, идущих в странах Восточной Европы, в них доминируют перемены демократического характера  и поэтому нет оснований для утверждений о крахе или конце социализма.  Чаушеску опять предложил провести встречу руководителей коммунистических партий социалистических стран для обсуждения ситуации в социалистическом содружестве.       По его мнению, совершенствование и обновление общества необходимы, но в том, что происходит в некоторых странах Восточной Европы,  есть угроза социализму и судьбе компартий,   последствия могут быть самые тяжелые.   Он подчеркивал, что Советский Союз должен проявить инициативу …  На это Горбачев сказал: « То, что сейчас надо делать, Николае, мы делаем своей перестройкой». Напомнил, что и Якешу, и Хонеккеру советовал не допускать промедления, не терять время. Но кто мешал им при относительно высоком уровне благосостояния и стабильности в Чехословакии и ГДР  «продвигать процессы демократизации, которые отвечали ожиданиям общества»?  Сколько времени потеряно во всех странах, да и в Советском Союзе  «многие беды от запаздывания [126]».  Н.Чаушеску изложил ряд просьб экономического характера. Было условлено 9 января 1990г. провести отдельные  переговоры  премьер-министров для рассмотрения вопросов двустороннего сотрудничества. В румынских отчетах  отмечается, что Горбачев в конце беседы якобы пошутил, а доживем ли до 9 января ?  

                       

 

 

  Бесславный конец Чаушеску.  Революция  и государственный переворот

 .                             Через две недели начались антиправительственные , народные выступления в Трансильвании , в г.Тимишоаре. Внешней причиной были гонения на венгерского епископа, правозащитника Л.Текеша. Но в уличных  акциях протеста ,помимо венгров , участвовали румынские граждане всех национальностей, проживающих в стране. Власти по указанию Н.Чаушеску пошли на применение силы, в результате чего погибли  73 человека. Повсеместно нарастал протест, выдвигались требования об отстранении Чаушеску от власти  и наказании всей его клики. Прервав визит в Иран  и вернувшись домой 20 декабря, Чаушеску  в Бухаресте столкнулся с широким недовольством населения,  с утратой властями  контроля над обстановкой в ряде  крупных промышленных центров, с колебаниями в высшем командном составе армии и сил госбезопасности и  с фактами неповиновения военнослужащих, не желавших стрелять в народ. Проведя  заседание Политисполкома ЦК РКП, селекторные совещания с областными партийными и государственными руководителями, повстречавшись с главами силовых ведомств и убедившись, что обстановка стала критической, румынский лидер тем не менее выбрал губительный путь, завершившийся массовой  трагедией. Он  ультимативно, под угрозой расстрела, потребовал от командования армии и правоохранительных органов восстановить порядок. Ввел чрезвычайное положение в Тимишоаре . Направил туда премьер-министра К. Дескалэску и группу генералов и  партработников для усмирения  населения. Но всей правды об обстановке во взбунтовавшемся городе ему не доложили.  Выступив ночью по телевидению и радио, Чаушеску сказал, что события в Тимишоаре были  организованы  с участием  реакционных,  империалистических и шовинистических кругов , равно как и  шпионских служб различных иностранных государств. Участников акций протеста Чаушеску называл фашистами, террористами, хулиганами. Их цель, по его словам, сорвать курс социалистического строительства в Румынии, раздробить территориальную целостность страны.  Он ссылался на угрозу  суверенитету и национальной  безопасности . Оправдывал действия армии и силовых структур. Призвал население   не провоцировать силы правопорядка,  защитить социализм  и родину. Н. Чаушеску заявил, что не уйдет в отставку.                                                                                                                       Этой же ночью он вызвал к себе временного поверенного в делах СССР в Румынии В.Г. Позднякова,чтобы  выразить  протест в связи с заявлением в западной печати  Э.А.Шеварднадзе, выразившего обеспокоенность в связи с применением  силы против демонстрантов в Румынии , приведшим к человеческим жертвам. Чаушеску  обвинил Советский Союз и другие государства - члены  Варшавского Договора в координации действий против Румынии.  Чаушеску решил 21 декабря выступить на  спешно созванном 100-тысячном митинге перед зданием ЦК в центре Бухареста с обращением к народу. Более неудачной идеи трудно было придумать.   Чаушеску, очевидно, вспомнились события августа 1968г., когда  он точно также  на митинге  высказался  против ввода войск пяти стран Варшавского Договора  в Чехословакию. Сейчас Чаушеску тоже призвал румын  встать на защиту  независимости, суверенитета и социалистического строя. Пытаясь получить поддержку населения, он объявил о некоторых мерах по повышению зарплат,   пенсий и социальных выплат. Но Чаушеску не стали слушать, начались перебои в трансляции, раздались  какие-то взрывы и шумовые эффекты, вызвавшие панику в толпе. Послышались крики с требованием  уйти в отставку. Порядок был нарушен. Митинг был сорван. Полиция пыталась взять обстановку под контроль,  но в центре столицы начали собираться  многотысячные толпы протестующих людей. Выполняя приказы Чаушеску, взявшего командование вооруженными силами  и госбезопасностью на себя, армейские части и отряды «секуритате» ночью очистили центр и район, прилегающий к зданию ЦК РКП, но в результате их действий 50 человек были убиты , 462 ранены [127]. Акции массового  протеста, фактически  восстание, стали распространяться по всей стране. Ранним утром в центр Бухареста двинулись  колонны рабочих крупных предприятий Бухареста. Министр обороны В.Миля отдал приказ войскам не стрелять и не вмешиваться в события. Потрясенный гибелью людей и чувствуя свою ответственность за трагический исход событий в столице и стране, министр обороны, которого Чаушеску обвинил в неспособности навести порядок и в предательстве, выйдя из кабинета диктатора застрелился (по другим сведениям, он был убит сотрудниками охраны Чаушеску). Весть о случившемся, переданная по ТВ и радио,  еще более накалила обстановку.

 Нарастала агония власти. Чаушеску истерично требует повиновения,  говорит о войне,  приказывает восстановить общественный порядок , вводит чрезвычайное положение во всей стране .  В то же время , соглашаясь с некоторыми своими соратниками, он заявляет   ,что  «рабочая власть не может стрелять в рабочих» . Находясь почти  в состоянии прострации, усугубленном  приступами  сахарного диабета, он опрашивает членов Политисполкома , выясняя, кто готов стоять с ним до конца.                                                                                                                Утром  22 декабря  высший генералитет и руководители органов госбезопасности, обладающие реальной силой в стране , делают свой выбор.  Еще ночью шеф службы госбезопасности, заместитель министра внутренних дел Ю.Влад предложил министру обороны, который тогда еще был жив, арестовать Чаушеску и сформировать новую власть. Генерал  В.Миля, находившийся на грани нервного срыва, ответил отказом. В румынской верхушке не нашлось других лиц, кто решился бы отстранить диктатора от власти.     По устному указанию Чаушеску обязанности министра обороны были возложены на генерала В.Станкулеску , вызванного из Тимишоары .Оценив ситуацию,  он отдал приказ войскам вернуться в казармы . Два армейских батальона , охранявших здание ЦК , были выведены из центра города , здание ЦК осталось без прикрытия. В свою очередь отряды  госбезопасности и полицейские подразделения получили приказ  не стрелять по многотысячной  толпе  людей, собравшихся  вокруг здания ЦК.  Таким образом, где-то к 11 часам утра 22 декабря верховная власть в Социалистической Республике Румыния перестала функционировать. Президент, генсек РКП  потерял способность действовать, его приказы  армии и указания по партии не выполнялись. Чаушеску было доложено, что войска осуществляют передислокацию по плану, но ситуация на Дворцовой площади перед зданием ЦК становится угрожающей и надо искать выход. Министр обороны предложил чете Чаушеску покинуть здание. Примерно  в 12 часов дня вертолет с Н. и Е.Чаушеску и двумя членами Политисполкома на борту  поднялся с крыши здания ЦК. В тот момент восставший народ уже занимал  здание. Информация о бегстве Чаушеску быстро разошлась по румынским и зарубежным телеканалам и радиостанциям.

Казалось, что революция победила, но формально  в стране налицо был вакуум власти.  СМИ, в том числе зарубежные теле и радиостанции,  выдавали противоречивую информацию. На улицах шла беспорядочная стрельба, которая усилилась по мере отсутствия сведений о местонахождении Чаушеску.  На митинге  в  разоренном «революционерами»  здании бывшего ЦК один из ораторов  предложил создать новое правительство во главе с популярным в народе  бывшим мининдел К.Мэнеску . Вскоре и по румынскому телевидению, где также  выступали  многие политики, военные,  журналисты и литераторы , отмечая победу над авторитарной диктатурой , прозвучало  приглашение видному партийному деятелю  И.Илиеску, отстраненному Чаушеску, прибыть в штаб-квартиру телевидения. Было подчеркнуто , что « нам  надо организоваться». Там же выступил генерал-полковник Н.Милитару, находившийся в опале при Чаушеску, с призывом к командованию армии  прекратить кровопролитие и поддержать революцию румынского народа. Вскоре на ТВ появился И.Илиеску , сообщивший о намерении создать Комитет национального спасения. C участием И.Илиеску , Н.Милитару, будущего премьер-министра П.Романа и других лиц  проходили  срочные консультации о составе временного органа власти. Принципиально важно было то, что высший генералитет армии  не остался в стороне, а  поддержал  эти усилия , обеспечил защиту, предоставил средства  связи и транспорт группе лиц, объединившихся вокруг Илиеску. Большинство руководителей органов безопасности уже на рассвете  22 декабря однозначно  перешли на сторону революции. Как отмечается в западной литературе, для руководителей армии и силовых структур важно было то, что новое правительство возглавят «солидные люди», «серьезные политики»,  а не «сумасшедшие поэты и интеллигенты».[128] Новый орган власти под названием Совет фронта национального спасения ( СФНС) был образован в здании ЦК РКП примерно в  17 часов. Согласие оппозиционных групп, существовавших в стране подпольно, и силовых структур было достигнуто сравнительно быстро. Имелся и набросок программного документа, подготовленный юристом, бывшим сотрудником госбезопасности Д.Мазилом. Уже вечером приблизительно  в 23 часа И.Илиеску зачитал по телевидению Обращение  СФНС, в котором говорилось о свержении диктатуры Чаушеску, об упразднении бывших высших органов власти и однопартийной системы. В документе говорилось о намерении установить парламентскую демократию, провести всеобщие выборы, защитить права человека, пересмотреть экономическую политику , осуществить  реформы в экономической жизни , поднять жизненный уровень . В области внешней политики провозглашалась политика добрососедства и мира , подчеркивалась приверженность заключенным договорам и соглашениям ,в том числе Варшавскому договору. Румыния выступала за процесс создания объединенной Европы.  Вся власть в стране переходила в руки  СФНС, которому подчинялись армия и силы госбезопасности, министерства и центральные органы. Состав самопровозглашенного нового органа власти  отражал  договоренность основных политических сил, выступавших против власти Н.Чаушеску. В нем были представлены диссиденты М.Динеску, Д.Корня , епископ  Л Текеш(венгр по национальности),  А.Блондиана, бывшие коммунисты А. Бырлэдяну , К.Мэнеску, И.Илиеску , С.Брукан, Д.Мазил ,П.Роман ,  военные Н.Милитару , Ш.Гушэ , В.Станкулеску , М.Лупой , представители  интеллигенции и др.( всего 35 человек).  В спешке забыли включить представителей  революционного органа Тимишоары, но позже поправили эту промашку.                                                                                                               

О позиции  Советского Союза .Советское руководство и общественное мнение следили с напряженным вниманием за драматическими событиями в соседней союзной стране, причем, разумеется, события в Румынии вызывали живейший отклик в советской Молдавии. Наконец, происходящее в Румынии резко отличалось от мирных, «бархатных» перемен в других странах ЦВЕ.                                                                                                                Руководство Советского Союза знало о существовании  групп внутри политической, военной и дипломатической элиты Румынии, замышлявших отстранение Чаушеску от власти. Об обращениях к Москве с просьбами об оказании помощи в реализации этих планов написали в своих мемуарах М.С.Горбачев и В.А.Медведев. Известно, что такого рода информация поступала   от Н.Милитару и С. Брукана. Ответ Горбачева на эти обращения был отрицательный, поскольку это противоречило его политике невмешательства в дела других стран, социалистических  или не относящихся к Варшавскому договору. Но и мешать оппозиции Москва не собиралась.  Во внутренних документах ,  направляемых руководству страны,  в закрытых обсуждениях специалистов отмечалось , что если Чаушеску не уйдет в отставку по своей воле, то смена власти в Румынии будет проходить весьма болезненно ,не исключался взрыв народного недовольства , даже восстание.

         На втором съезде народных депутатов СССР, заседавшем в Москве с 12 по 24 декабря, вносились предложения, особенно от депутатов из Молдавии -  о выражении солидарности с румынским народом. 21  декабря М.С.Горбачев кратко  проинформировал депутатов о событиях в Румынии , но   предложил  не торопиться , а сначала проанализировать поступающую информацию , вступить в контакт с другими государствами – членами Варшавского Договора и т.д. 

(Авторский комментарий. Там же на съезде была создана группа по анализу поступающей информации – в составе  замминистра иностранных дел ,  зам.начальника Генштаба ,начальника ГРУ , зампреда КГБ ,начальника  ПГУ  . Обстановка была нервозной . Поскольку помощник генсека Г.Х.Шахназаров просил Международный отдел ЦК докладывать о существенных моментах обстановки вокруг Румынии , то мы звонили ему несколько раз, когда получали по единственной закрытой телефонной линии информацию  из советского посольства в Бухаресте. Затем  В.И.Болдин  свернул эти контакты). 

22 декабря в принятом « Послании к народу Румынии» съезд народных депутатов СССР  заверил граждан Румынии в чувствах дружбы и солидарности и подтвердил стремление Советского Союза к тесному сотрудничеству.[129] Вынашивалась идея провести в Варшаве встречу представителей стран  Варшавского договора и Югославии, но затем от нее отказались. Кстати, возражала Венгрия, считавшая, что надо действовать по двусторонним каналам, избегая  всяких коллективных  действий. Венгерскую сторону можно было понять, так как Будапешт больше всего беспокоил вопрос о политике нового румынского правительства в отношении венгерского меньшинства (до 2 млн. человек). Венгры неоднократно обращались к румынам за достоверной  информацией о событиях в Тимишоаре ( венгерское название –Темешвар).

 (Авторский комментарий.За день до своей смерти министр обороны В.Миля имел телефонный разговор с венгерским коллегой генералом  Ф.Карпати . В.Миля заверил, что румынская  армия не участвует в столкновениях с демонстрантами в Тимишоаре, за  порядок там  отвечают части госбезопасности и полиция. Мы их знаем, мы  в курсе того, что происходит, -сказал Миля.  По его словам, президент СРР ввел чрезвычайное положение в Тимишоаре и введет его во всей  стране.

На другой день поступило сообщение о самоубийстве В.Миля, обвиненного румынскими  властями  в предательстве и трусости.

        После создания Совета национального спасения министр иностранных дел Венгрии Д.Хорн первым из иностранных представителей   нанес визит в Бухарест 29 декабря  для установления контактов с новым правительством Румынии. На переговорах с Илиеску ,Романом и Чолаком  венгерская сторона заявила об отсутствии территориальных претензий к Румынии ,а румыны сообщили о готовности отрегулировать спорные вопросы.  Власти Венгрии еще в период боев в Румынии  организовали через технические возможности своей армии и госбезопасности слежение за мобильными радиостанциями   «секуритате» (ГБ) и передавали полученные данные Министерству обороны Румынии. По сообщению венгерского посла , 28 декабря насчитывалось 25 региональных групп «секуритате» , 30 декабря только 5.  Как написал в своей книге бывший министр обороны ВНР  Ф.Карпати , венгров очень  озаботили пять случаев кратковременного нарушения вертолетами «секуритате» государственной границы Венгрии. Но до применения оружия дело не дошло.  Венгерская сторона предложила и  поставила  в Румынию своим  транспортом  определенное количество  продовольствия и медикаментов из резерва армии , за что позже  получила официальную благодарность от румынских властей. От предложенных  поставок боеприпасов для стрелкового оружия румыны отказались[130]. Договоренности того времени  об обсуждении всех спорных вопросов двусторонних отношений так и не были реализованы. С тех пор и в Венгрии, и в Румынии сменилось много правительств. Но венгеро –румынские отношения и сейчас трудно назвать теплыми и  дружественными).      

        Советское правительство незамедлительно  признало Совет Фронта национального спасения, такую же позицию заняли другие великие державы. В заявлении Советского правительства говорилось , что «советские люди солидарны с румынским народом, отстаивающим идеалы свободы ,демократии и национального достоинства. Правительство СССР поддерживает усилия Совета Фронта национального спасения, направленные на установление в стране спокойствия и порядка. Советский Союз готов оказать румынскому народу, новому руководству страны незамедлительную и эффективную гуманную помощь в ликвидации последствий трагических событий последних дней» .[131]  М.С. Горбачев дал указание установить постоянный контакт  с СФНС как через советское посольство, так и на политическом уровне. 6 января 1990 г. визит в Бухарест нанес мининдел Э.А.Шеварднадзе, имевший встречу с И.Илиеску. Было заявлено, что  Советский Союз уважает волю румынского народа и готов признать ту систему, тот строй, который установит румынский народ [132]. Советский Союз  предоставил Румынии гуманитарную помощь, а в холодные зимние месяцы увеличил поставки электроэнергии, нефти и газа.  Встреча И.Илиеску с М.С.Горбачевым состоялась во время совещания ПКК Варшавского Договора в Москве в начале июня 1990г.

После 22 декабря, когда ситуация в столице Румынии была довольно неясной, поступали противоречивые сообщения об уличных боях с человеческими жертвами , об атаках каких-то террористов ( сначала их называли сотрудниками секуритате),арабских наемников из охраны президента ,  которые намерены вернуть к власти Н.Чаушеску , западные державы , прежде всего Франция ,а затем США обратились к Москве с предложением ввести советские войска и войска других стран –участниц Варшавского Договора в Румынию, чтобы  предотвратить кровопролитие и навести порядок. Нужно отметить ,что Венгрия чуть ли не  первой возразила против этого предложения , отметив ,что любая совместная акция ОВД вызовет у мировой общественности  ассоциации с интервенцией в Венгрии в 1956г. или вводом войск пяти соцстран в Чехословакии  в 1968г. Венгры предложили  помогать восставшему румынскому народу в двустороннем порядке.  Венгрия первой признала Совет Фронта национального спасения,а  мининдел  Д.Хорн,как уже отмечалось, нанес визит в Бухарест .[133]   

 Что же касается американского предложения о вводе войск ОВД, то 24 декабря МИД СССР  (заместитель министра И.П.Абоимов ) сообщил послу США в Москве Дж. Мэтлоку , что советская сторона против вмешательства во внутренние дела других стран и намерена строго придерживаться этой линии.  Западные державы больше этот вопрос не поднимали. Вся эта история с американским запросом  выглядела весьма странно на фоне отказа СССР от доктрины Брежнева, коллективного осуждения соцстранами  вторжения 1968 г.  в Чехословакию, о чем было заявлено 4 декабря. Но нельзя исключать, что американский зондаж, помимо тестирования позиции СССР, преследовал цель оправдать   американскую военную  операцию в Панаме.      

 К тому времени руководящее ядро  СФНС приняло решение о судьбе задержанной супружеской пары Чаушеску. По политически мотивированному приговору специального  трибунала 25 декабря Н. и Е.Чаушеску были расстреляны. После этого обстановка в Бухаресте и стране быстро нормализовалась. Как по мановению волшебной палочки исчезли и «террористы»  Дискуссии об этой и другим  загадочным страницам румынской революции, в том числе и о причастности к событиям иностранных спецслужб, продолжаются, несмотря на ряд расследований, которые пролили свет на многие обстоятельства восстания –заговора. Западная пропаганда,да и некоторые румынские деятели ,например ,генерал В.Станкулеску ,отсидевший тюремный срок за участие в расправах с мирным населением в Тимишоаре ,  пытаются связать многие события с активностью КГБ и ГРУ , стремится представить некоторых активных участников революции агентами Советского Союза[134].

       В румынской  революции 1989года  смешались два потока – народное недовольство, массовый протест рабочих и студенческой молодежи против диктатуры и заговор против Чаушеску, вызревавший во втором эшелоне элиты, среди опальных деятелей режима  и оппозиционно настроенной интеллигенции.  В перевороте участвовали высшие офицеры  армии и органов госбезопасности, что несомненно способствовало   успешному  ходу народных  выступлений против обанкротившейся власти. Но  ряд моментов борьбы с террористами, с членами «секуритате», случаи «дружественного огня» были,  вероятнее всего ,  элементами отрежиссированного спектакля, устроенного  для того, чтобы подчеркнуть противостояние армии и органов госбезопасности, а также усилить набор обвинений против Н.Чаушеску.  

     Видный политический деятель Румынии И.Илиеску,  в течение двух сроков занимавший пост президента страны, сказал в 2004г., что Румыния, где существовал жестокий диктаторский режим, вошла в процесс политических перемен в Европе в 1989 году путем радикальной революции. По его мнению, у румынской оппозиции не было шанса совершить «бархатную революцию», что привело к драматическому развитию событий[135]. В беседе,состоявшейся в конце декабря 1989г. , И.Илиеску сказал   советскому послу Е.Тяжельникову ,что режим Чаушеску был сметен народной революцией ,а не рухнул  в результате  заговора. Понятно, почему именно это обстоятельство подчеркивает первый президент демократической  Румынии .  В то же время если реконструировать ход событий в Бухаресте ,то станет ясным ,что определенные группы людей, противников диктатора ,  собирались в здании ЦК РКП , на телевидении, вели переговоры с военными ,а кто-то заранее готовил проекты документов будущих органов власти. Как говорил тот же Илиеску , Фронт национального спасения был быстро создан в условиях «вакуума власти».В нем сначала было 30  человек ,затем за счет привлечения руководителей уездов их число выросло до 100 человек.  Илиеску  сказал советскому  послу,что Чаушеску был  лично повинен во многих жертвах, он сознательно противопоставлял органы госбезопасности армейским структурам, так как знал о настроениях в армии в пользу его отстранения от должности.  (Примечание.  Мелкий, но многозначительный  факт : работников аппарата ЦК , уходивших со своих рабочих мест после бегства Н.Чаушеску , проверяли на выходе из здания  их же коллеги из Отдела административных органов , сразу надевшие военную форму.)

 Согласно данным, опубликованным в Румынии, во время революционных событий погибли 1104 человека, 3321 был ранен.  Армия потеряла 221 военнослужащего , 633 были ранены. 

                                             ***********************

         Весьма интересным представляется вопрос об оценках  обстановки в Румынии  и прогнозах ее развития ,которые давало посольство СССР в СРР. Расскажу о том, что мне довелось  читать в «бумагах» за время работы в Международном отделе ЦК  и что обсуждалось  в беседах  с работниками МИД, прежде всего из Управления соцстран , и  советского посольства, особенно во время рабочей поездки в Бухарест в период с 11 по 16 января 1990г.  

    По официальной оценке нашего  посольства, «авторитарно-диктаторский режим Чаушеску» был свергнут в результате  «массового,стихийного,спонтанного  революционного  выступления  трудящихся и перешедшей на их сторону армии».    Посольство указывало, что падение диктатуры, несмотря на вооруженное сопротивление отдельных подразделений госбезопасности, произошло столь стремительно,что явилось неожиданностью не только для сторонников старого режима ,но и для повстанцев, которые не готовили переворота ,не имели никакой подпольной или легальной организации. Однако предпосылки и условия для революционного  переворота формировались давно.

Что имелось в виду? Посольство отмечало, что  с  начала 80-х годов Румыния не могла выйти  из кризисной ситуации, явившейся следствием грубых просчетов  руководства страны в стратегии форсированной индустриализации, далеко выходившей за рамки внутренних возможностей и ориентированной на западные технологии и кредиты, дешевые  энергетические и сырьевые ресурсы из развивающихся стран. Поставки сырья предполагалось покрывать за счет продукции модернизированной и обновленной промышленности , а западные технологии оплачивать  нефтепродуктами  от переработки импортной сырой  нефти. Однако все эти планы оказались сорванными из-за кризисных явлений в мировой экономике, деконъюнктуры на рынках , обострения конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке и по причине неконкурентноспособности промышленной продукции Румынии. Пришлось брать кредиты на Западе, поэтому образовалась большая валютная задолженность, порядка 11млрд.долларов. В этих условиях  Н.Чаушеску принял решение в форсированном порядке расплатиться с внешними долгами, поскольку приближались сроки выплат ,а средств в казне не было. Была развернута работа по всемерному  наращиванию экспорта , включая товары, снятые с внутреннего рынка , сокращению технологического импорта и установлению режима строжайшей ,превосходящей всякие разумные пределы, экономии сырья  и топлива, особенно в коммунальной сфере, сокращения до минимума расходов на здравоохранение, образование и культуру.Как докладывало совпосольство ,  на покрытие внешнего долга ушел почти весь прирост национального дохода Румынии, что заставило экономику топтаться на месте и даже снизить производство, отбросило страну назад в научно-технологическом отношении и в социальном плане. Уровень жизни за 80-годы упал почти вдвое. По существу условия жизни населения стали антигуманными ( питание, бытовые, санитарно-гигиенические нормы и т.д.). Повседневным явлением стали пустые полки продовольственных магазинов, бесконечные очереди за выдаваемыми по скудным нормам продуктами, отсутствие электрического освещения и тепла. На селе шел процесс раскрестьянивания, насильственного переселения из деревень в «агрогорода». По данным посольства СССР в Румынии,  около 3 млн.человек(более 13 % населения ) страдало от недоедания. Резко возросла детская смертность,в 2-3 раза превысив европейский уровень.

     К марту 1989г. Румыния за счет обнищания трудящихся  ликвидировала внешнюю задолженность, выплатив кредиторам  с процентами 21 млрд.долларов. Но надежды населения на улучшение положения, на социальную переориентацию экономики не оправдались. Это подтвердили итоги ХIV съезда РКП ( ноябрь 1989г.), оставившего неизменным курс на форсированную модернизацию производства, на сохранение высокой доли накоплений ( до 30% нацдохода ) и на максимальное извлечение валютной выручки. Обещания с 1990г. улучшить продовольственное снабжение, ввести натуроплату на селе, повысить зарплату и  пенсии не повлияли на пессимистические настроения населения.  В обществе развеялись последние иллюзии. В 1989 г. Румынию покинули 20 тысяч румынских венгров и 12 тысяч немцев.  Нарастало политическое недовольство застойной культовой атмосферой в стране ( «золотая эра Чаушеску» ), тоталитарно-диктаторскими методами управления. Примеры обновления в СССР и странах Восточной Европы, по оценке посольства, радикализировали настроения. На этом фоне румынские кадры, особенно из партаппарата, начали говорить о высокой цене издержек советской  перестройки и гласности ,низкой результативности политической и экономической реформ, остроте продовольственной ,жилищной и межнациональной проблем в СССР. Но недоверие к официальной пропаганде делало все эти усилия  малоэффективными.   В конце года в ряде городов Румынии прошли студенческие акции протеста.

       Нарастали трудности в советско-румынских отношениях. С одной стороны, Чаушеску настойчиво добивался увеличения товарооборота с СССР* ,надеясь на сбыт своей продукции и получение энергоносителей , а с другой стороны ,  он  возражал против многих начинаний ,внедряемых в Советском Союзе , против внешнеполитических  инициатив и все больше опасался негативного влияния процессов перестройки  на Румынию. Помимо этого, по наблюдениям посольства СССР , у  Чаушеску нарастала личная ревность к Горбачеву по мере роста его популярности в Европе и мире.   Попытки румынского лидера сколотить «антиперестроечный фронт» среди соцстран и в коммунистическом движении провалились.

 

………………………………………………………………………………………………….

*Протокол о торговле в1989г. выполнен на 87 %, объем торговли составил 5, 1 млрд рублей , в 1988г.- 4,95 млрд. рублей.

……………………………………………………………………………………………………….

 

Детонатором революционных событий в Румынии стали выступления населения  в городе Тимишоара  в защиту венгерского протестантского епископа –правозащитника Л.Текеша, подвергавшегося гонениям со стороны властей. Власти пошли на самые жесткие меры.  Дальнейший ход кровопролитных  событий в Тимишоаре , затем Бухаресте  и в провинции известен.     

                    Оценка советским посольством декабрьских событий была однозначная: «Революция в Румынии носила спонтанный характер, отсутствовал какой-либо руководящий центр,заранее сформированная партия или организация. По своему содержанию она была подлинно всенародной. Ее «запевалами» и наиболее энергичными участниками стали молодежь, прежде всего, студенческая, интеллигенция, поддержанные в решающий момент рабочими, а ее окончательную победу обеспечила и закрепила армия».

   Но масштаб революционного взрыва, ожесточенность событий, молниеносный  крах режима,  казнь четы Чаушеску  вызвали широкие отклики по всему миру, породили  в определенной степени   шок в руководящих кругах Советского Союза и других соцстран. Руководство МИД СССР, ощущая  критику и в свой адрес , рассмотрев ситуацию с точки  зрения   обоснованности анализа обстановки в Румынии  и прогнозов ее развития  , получаемых в Москве, высказало замечания в адрес работы  советского посольства в Румынии. Э.А.Шеварднадзе после своего визита в Бухарест 6 января 1990г.   поставил вопрос о замене посла (вообще Шеварднадзе был известен крутым подходом к кадровым делам. Он сменил более 40 послов. В июне 1990г. новый посол СССР в Румынии  Ф.П.Богданов уже вручил свои верительные грамоты).

     Заместитель министра  иностранных дел И.П.Абоимов,  курировавший  связи со странами ЦВЕ, отметил  самоотверженную работу многих  сотрудников посольства в Бухаресте в драматические дни декабря 1989г.   и раскрытие в документах совпосольства в целом «на качественном уровне» темы румынской революции , но в то же время  подчеркнул  в итоговом  документе, оценивающем работу диппредставительства,  что в течение 1989г. анализ негативных явлений в румынском обществе не всегда отличался глубиной и полнотой. Посольство смотрело на происходящее «через призму незыблемой прочности и стабильности  существовавшего режима». Приближение всеобщего недовольства румын своим положением к критической отметке , возросшее брожение умов , готовых к социальному взрыву – все это, по мнению Смоленской площади , не отражалось  в достаточной степени в сообщениях посольства. Был сделан главный  вывод:   декабрьские события 1989г. в Румынии оказались для советского  посольства неожиданностью.

        Но наступили новые времена…   «Центр», как называют дипломаты руководящие инстанции в столице, ждал  теперь ответов на главные вопросы - куда пойдет Румыния и на каких принципах следует строить добрососедские отношения с нею   на перспективу. Как и в отношении других стран, бывших союзников Советского Союза, сменивших траекторию развития, предстояло руководствоваться не идеологическими, а сугубо прагматическими соображениями, выражающими наши государственные интересы. Выдвигалось требование к посольству – стать генератором идей в сотрудничестве,  не сводить свои функции к передаточным, а усилить информационно -аналитическую работу,расширить контакты.  Примерно такие же задачи были поставлены и перед другими советскими посольствами в странах ЦВЕ.

          В Международном Отделе ЦК КПСС  еще в1986 г., а затем позднее в 1990 г.  проводился  анализ  работы посольств и иных советских загранпредставительств, в том числе в социалистических странах. Было отмечено ,что послы и старшие дипсотрудники нередко работают по -старинке , ориентируются чаще всего на определенные слои  партаппарата и чиновников правительственных учреждений, на деятелей старой закалки ,  руководствуются устарелыми  идеологическими подходами. В сфере экономических связей нужны новые концепции , а загранпредставительства с опозданием  сделали  вывод о том, что в торговле с соцстранами  изживает себя прежняя практика обмена советского сырья и энергоносителей на современную , технологичную продукцию*. По этим причинам направляемая в Москву политическая и экономическая  информация бывает не объективной , страдает односторонностью, нередко дает искаженную картину действительности. Возникал также  вопрос, зачем содержать в соцстранах огромный аппарат посольств,торгпредств и  различных ведомств, если зачастую их информацию можно почерпнуть из печати и электронных СМИ? Эти выводы, связанные с внешней  политикой советского периода, не потеряли актуальность и сейчас в пору многовекторного, прагматического подхода к решению внешнеполитических задач.

 

*в свое время венгерский руководитель Я.Кадар обратил внимание  на то,что в реальных экономических условиях  Советский Союз находится в  «обратной колониальной зависимости» по отношению соцстран - являясь метрополией,он поставляет сырье и энергоносители  в соцстраны ,а от них получает промышленные товары и продовольствие. Кадар подчеркивал ,что Венгрия не хочет паразитировать, не хочет висеть на шее Советского Союза. Это говорилось в 70-годы,  но и позднее  до эквивалентных торгово-экономических отношений было далеко…

 

 

                   Оппозиционные движения и протестные  выступления в СССР и европейских социалистических странах в 1970-80 годы.[136]

 

      Вначале я хотел бы высказаться по общим вопросам, затронув  в том числе и проблемы оппозиции и диссидентских выступлений в Советском Союзе.    В обстановке, когда в научный оборот и в СМИ выброшена масса серьезных и просто мелких, незначительных, но ранее засекреченных документов и свидетельств,   очень важно объективно разобраться в огромном массиве архивных  документов и мемуарных изданий, чтобы  дать оценку основным силам, влиявшим на процесс распада  Советского Союза и его союзников. Этому осмыслению благоприятствует и быстро летящее  время: за 24 года c момента развала Советского Союза политические   страсти поутихли, появляется более объективный подход. Президентская власть в России взяла курс на стабильность, толерантность и консолидацию общественных сил.  Население разделяет положение о том, что  революции нам не нужны. На фоне западных т.н.санкций усилились патриотические позиции, окрепло единение российского общества.   Протестовать и устраивать уличные шествия по поводу снижения уровня жизни готово не более 10% людей, опрошенных социологическими центрами.  Разрабатывается единый  учебник истории  России  для средней школы, разрабатываются меры по защите ценностей российской культуры и русского языка.  Все это призвано способствовать  воспитанию патриотических чувств и национальной гордости. Возвращение Крыма вызвало взрыв патриотизма. Как можно понять инициаторов более активного формирования единства общества ,   официальный подход построен на  органической, внутренней  связи всех этапов истории России и  мировой истории.  Хотя в научном сообществе  и высказываются сомнения в возможности быстрого  преодоления существующих  разногласий по многим ключевым вопросам нашей истории, к тому же  немало  ученых подвергают критике концепцию  единого учебника, вообще выступают против всяческих подобий пресловутого «краткого курса»,   хотелось бы все-таки верить, что из этой попытки выйдет нечто, способствующее в перспективе  сплочению российского научного сообщества. История – это общенациональная собственность, ее  нельзя приватизировать. Или она у нас общая или ее нет вообще.  Во всяком случае подобный подход - при явном стремлении некоторых политиков сгладить острые углы -  все же  лучше, чем заявления  отдельных  политических деятелей, призывавших  вернуться к истокам – к системе ценностей царской, императорской России и выбросить весь советский период как аномалию.    

    Теперь об оппозиции в советском обществе.    На всем протяжении семи десятилетий  существования СССР в нашем обществе имели место определенные проявления несогласия, оппозиционности и даже  протеста  в отношении официальной политики  Советского государства и большевистской партии, с 1952г. носившей имя   КПСС. В этом нет ничего чрезвычайного. Февральская и Октябрьская  революции 1917 года сломали прежний государственный строй,  изменили весь уклад жизни народа. Новый строй, новые общественные отношения  зарождались  в ожесточенной классовой  борьбе. Вспомним гражданскую войну и иностранную интервенцию. Сопротивление противников государственной модели  социализма было в основном подавлено в 30-е годы. Гитлеровская агрессия против Советского Союза, Великая отечественная война (1941-45) сплотила всех граждан, всех патриотов Родины, даже тех, кто был обижен Советской властью и пострадал от необоснованных сталинских  репрессий. (Примечание. Но нельзя забывать о том ,что примерно 1 млн.человек, считавшихся советскими гражданами , перешли  на сторону гитлеровцев и служили им в полиции и муниципальных администрациях , сражались против Красной Армии  в составе  власовской РОА или азиатских «легионов» . К ним надо прибавить и отряды УПА на Украине.).

     После тяжелейшей войны, завершившейся победой над фашизмом, открытые и скрытые дискуссии  как среди членов партии и внутри партийного руководства, так  и вне рядов КПСС, в различных слоях общества  о дальнейших путях развития страны возобновились. Власть и народ  столкнулись с новыми, качественно другими, чем до войны, вызовами и международной ситуацией.  Пережитые испытания породили в обществе  ожидания позитивных перемен, но они не наступали. Разрушенную экономику удалось быстро восстановить, но страна  жила трудно. Прежний  мобилизационный механизм не справлялся с новыми сложными задачами в экономике и социальной сфере. Нужны были реформы. В новой обстановке после смерти Сталина и  после ХХ съезда КПСС начал  постепенно формироваться идейный плюрализм, особенно в средних слоях. Наряду с  официальным марксизмом – ленинизмом, позиции которого были почти монопольные, получили распространение  либеральное западничество, державное, русофильское почвенничество и неортодоксальный подход к социализму,  в котором стремились усилить демократические черты. Эти направления сталкивались или вступали в альянсы, что проявлялось, прежде всего , в соответствующей форме в литературе , в  культурной жизни. Но инакомыслие присутствовало и в других общественных сферах.  Вместе с тем,  как считает , например ,  историк А.В.Шубин, в 50-60-е годы  «официальная идеология вела борьбу против всех видов неортодоксальности, но это уже давно не была борьба на уничтожение».[137] Но  важно представлять, какие  формы и масштабы  принимали оппозиционные проявления. Необходимо отметить, что массовых выступлений трудящихся, рабочего класса и колхозного крестьянства против политики коммунистических властей, против  главенствующей, руководящей  роли партии, несмотря на разоблачения порочной  практики  сталинизма на ХХ съезде КПСС, в нашей стране практически не было. Однако  при правлении Н.Хрущева имели место крупные  нарушения общественного порядка, потребовавшие, например, во время событий в  Новочеркасске или восстаний заключенных  в лагерях   применения вооруженной силы и вызвавшие человеческие жертвы. Ежегодно наблюдались    многочисленные  случаи приостановки работы.

          Диссиденты в Советском Союзе появились в условиях «оттепели», когда начали зарождаться зачатки гражданского общества. Еще более ошеломляющее воздействие решения ХХ съезда КПСС  оказали на страны народной демократии Восточной Европы и мировое  коммунистическое движение в целом, не говоря  уже о том, что, крутой  пересмотр оценки деятельности И.В.Сталина, разоблачение его преступлений  стали одной из  причин обострения советско-китайских отношений.      

         Необходимо объективно  изучать роль и взгляды советской  оппозиции 60-80-х годов,  выделяя конструктивные элементы и прогнозные оценки, а не просто восхвалять тех или иных диссидентов и правозащитников, тем более что на разных этапах истории  диссидентское движение хотя и  менялось, но в целом  все-таки оставалось довольно  аморфным  и маргинальным. И не следует забывать,что  отдельные протестные, правозащитные   группы возникали и  сохранялись благодаря поддержке  и финансированию с  Запада.  Термином «диссидент» на Западе прикрывали тех, кто практически действовал против советского конституционного строя. Кстати  замечу , что и первый вариант известной  книги Л.Алексеевой об истории инакомыслия в СССР[138], как признает она сама,  был написан на основе гранта Госдепа США.

      Когда читаешь публикации последних лет на эти темы, то задаешься вопросом, а какова была реальная сила воздействия на прочность советского строя и на процесс  его эволюции и модернизации диссидентских групп и инакомыслящих деятелей, названия  и имена которых мелькают в рассекреченных и опубликованных в наши дни  записках идеологических структур КПСС или в донесениях КГБ. На основе нынешних  публикаций, даже с учетом их предположительно  заказного характера,  складывается впечатление, что диссидентов  было много  и  все они вроде бы стали героями в борьбе против коммунизма. Понятно,  что кое-кто сейчас приукрашивает свое прошлое.   Не принижая  ничьих заслуг, не пытаясь кого-то обидеть,  не отрицая моральной стороны вопроса, хотел бы отметить, что  по правде говоря, диссиденты и правозащитники  в советском обществе никогда  не представляли массового движения. Например,  в направленном в ЦК КПСС  отчете КГБ о работе в 1976 г. упоминается о 850 политзаключенных, из них 261 были осуждены  за антисоветскую деятельность.[139]. Говорится о  68 тыс. т.н. профилактированных,  т.е. тех, кого органы госбезопасности  вызывали и предупреждали о последствиях их действий или просто из-за контактов   с людьми, состоявшими под наблюдением политической полиции. Как вы полагаете, много это или мало на 280 млн. человек населения СССР? Но в конечном итоге дело не в статистике правоохранительных органов. Например, Л.Алексеева в своей книге называет цифру до полмиллиона человек, определяя масштабы диссидентского движения. Но вот последний председатель Совета министров СССР, т.е. союзного правительства, член Политбюро ЦК КПСС  Н. Рыжков утверждает, что «Диссидентское движение, возникшее в начале 60-х годов, в основном занималось правозащитной деятельностью, не шло на сотрудничество с властями и отказывалось от применения силы. Оно было малочисленным, раздробленным и слабо организованным, но привлекло внимание Запада и пользовалось поддержкой небольшой части отечественной интеллигенции. Для них важен был сам факт, что в Советском Союзе существуют оппозиционные круги, которые могут при определенных  условиях приобрести какой-то политический вес»[140]

      В послевоенное время наше общество и  общественное мнение стали другими по сравнению с 20-30 или 40-ыми  годами, более свободными и открытыми, но даже  в 70-е годы  в целом оставались еще  довольно инертными  и  управляемыми. Несмотря на все трудности повседневной жизни, вера в Советскую власть, доверие к руководству КПСС имели сравнительно   прочные корни. Идеологический контроль, цензура оставались жесткими, но  споров и дискуссий в общественной сфере  было немало, тем более что развитие Советского Союза замедлялось, страна сталкивалась с  все более сложными  проблемами в экономике, из-за роста  военных расходов низким оставался уровень жизни, увеличивалось  отставание в научно – технической области и в производительности труда,  обострялось  противостояние с  западными державами.   Однако  «кухонные дискуссии» или научные форумы, где дебатировались общественно-политические проблемы,  – это одно, а публичные действия против официальной  власти, открытые  протестные выступления, подпольные группы, ориентированные на западные «радиоголоса» и  выпускавшие различные «листки»,   оставались сравнительно небольшим по размерам  явлением.  Во всяком случае   сила  их воздействия не была значительной,  до народных масс  их протест  не доходил, хотя советским диссидентам и правозащитникам после Хельсинкской конференции  по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975г.)  целенаправленно  помогали западные  политики, им  давали трибуну  различные идеологические центры, в первую очередь, конечно, американские, в надежде на то, что их протесты помогут ослабить Советский Союз. По тактическим соображениям лобовых атак было мало. В этой связи можно сослаться на  программу  Комитета радиостанции «Свобода», в которой   говорилось « …Мы не проповедуем антисоветизм и антикоммунизм, а заботимся о конструктивных изменениях в стране».[141]

            Несмотря на то, что к Л. Брежневу отношение было снисходительным , все-таки в народе   существовало понимание ,что высшая  власть одряхлела, ее не мешало бы сменить , омолодить. Так что известная грубоватая  частушка об обмене диссидента  В.Буковского на чилийского коммуниста  Л.Корвалана отражала реальные настроения – « где б найти такую б….,чтобы Брежнева сменять».

   Диссидентское, правозащитное движение в нашей стране было небольшим, но сравнительно активным. Разных по политической и идейной ориентации людей, придерживавшихся инакомыслия, объединяло отношение к свободе и правам человека и неприятие властного режима, который контролировал, ограничивал эти права, подвергал цензуре творчество. Протестное движение выдвинуло на авансцену политической жизни ряд знаковых фигур,  исповедовавших оппозиционные взгляды и выступавших   против  сложившегося режима власти. Прежде всего,  это - А.Сахаров, Р.Медведев и А.Солженицын. За ними соответственно выстраивались три направления оппозиционного поведения  интеллигенции по отношению к политике КПСС. На что они опирались? Общим для всех было отрицание сталинского наследия, восстановление исторической правды, необходимость демократизации, обеспечение прав и свобод гражданина.  Далее шли особенности: для одних это была прежде всего реализация идеи А. Сахарова о  конвергенции двух мировых общественно-политических систем, поскольку в ядерный век не могло быть победителей. Конвергенция предполагала стратегическое равновесие и  разоружение. Эти вопросы были изложены А.Сахаровым летом 1968г. в статье « Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе».  Для других  инакомыслящих основное требование  заключалось в демократических реформах, очищении  построенного общества, его освобождении от пороков сталинизма, недопущении ресталинизации , в  обновлении правящей партии ,  о чем говорили  Р.Медведев, А.Зиновьев  и другие сторонники левой  социал-демократии. В этом пункте у них  проявлялось  сходство с платформой Сахарова. Недаром А.Сахаров, Р.Медведев и физик  В. Турчин выступили  с «Меморандумом о демократизации и интеллектуальной свободе » (1970г.), в котором проводилась мысль о том, что демократизация общества – это основа для развития науки, экономики и культуры.  Что касается дальнейшего сотрудничества  этих деятелей оппозиции, то примерно с 1973г. тесные  связи Сахарова и братьев Р. и Ж. Медведевых  нарушились.

          Позднее А.Сахаров играл активную роль в деятельности первой политической оппозиции в советском парламенте – фракции МДГ, был ее нравственным авторитетом. В последней своей речи  в декабре 1989 г. он  обвинил руководство страны в том, что оно ведет Советский Союз к  катастрофе , предложил оппозиции  усилить давление на власть и осуществить ради спасения эволюционного характера перестройки ее радикализацию.

              Наконец, среди правозащитных движений  имелось  националистическое, антикоммунистическое направление, которое складывалось из различных фигур не только в Москве и Ленинграде, но и  в союзных республиках. Условно можно считать, что в  целом данное направление олицетворял  А. Солженицын. Поначалу его политическая  позиция не выражалась открыто, например,  в его повестях («Новый мир» опубликовал повесть  «Один день Ивана Денисовича» в 1962г.)  или первых  романах, даже   в известном  открытом  письме IV съезду писателей СССР (1967г.). Позднее, в сентябре 1973г.  в «Письме вождям Советского Союза»   существо его позиции проявилось ярко - он предлагал отказаться от марксистской идеологии, усматривая в ней основную опасность, грозящую,  наряду с экологической катастрофой, русскому народу. Идеологическая рознь, по его словам, могла привести к войне с Китаем, что было бы  чревато гибелью цивилизации. Писатель предлагал отказаться от «внешнеполитической экспансии», призывал прекратить опеку стран Восточной Европы, направить сэкономленные  средства на освоение российского Северо-Востока.  Автор письма требовал освободить политзаключенных, прекратить «карательную психиатрию».   Это сочинение  Солженицына послужило основой консолидации русофильского, националистического движения и отдалило его от правозащитников, которые выступали за правовое демократическое государство. Солженицын ратовал за авторитарную власть, но  без произвола и беззакония. Он  не относил себя к диссидентам, считал себя писателем, вероятно, полагая, что  «поэт в России больше, чем поэт». С 1958г. тайно работая над «Архипелагом Гулаг»  Солженицын начал публикацию  его во Франции в декабре 1973г.    Для его позиции в последние годы жизни была характерна православно-патриархальная тенденция. В концентрированном виде она была выражена в эссе «Как нам обустроить Россию? » (1990) . Вернувшись на родину в 1994г., он пытался занять высокое  место в общественной жизни.  Но стал  ли он в России  властителем дум народных ? Вряд ли, хотя по мере издания его трудов  сначала за  рубежом, а затем  и у нас  миллионными тиражами, начиная с  периода горбачевской гласности, после присуждения Нобелевской премии(1970) его влияние, конечно,  выросло. В период после 1993г. в обстановке идейного хаоса  перед Солженицыным, готовившимся вернуться в Россию, какое-то время  заискивали  даже политики левой направленности, включая лидеров КПРФ, они  списывали  его антикоммунизм на грешки молодости. Он же усматривал в их попытках развернуть национально - патриотическое  движение на демократической основе элементы идейного перерождения коммунизма.  Многие российские писатели, в том числе т.н. почвенники, называли его патриотом,  отцом нации, патриархом русской литературы.  Официальные власти подарили Солженицыну государственную дачу  с участком в пять гектаров, способствовали его избранию академиком РАН , присудили ему ряд высших премий России.  Правда,  президенты   Б.Ельцин и В.Путин, демонстрируя внешнее  уважение к писателю, не придали особого  значения предложениям  Александра Исаевича  относительно «обустройства России». Его лекции по телевидению были свернуты. Но В.Путин в 2007 г. встречался с  ним. Сейчас власти поддерживают  деятельность Фонда российского зарубежья  и Русского общественного фонда , которыми   руководит Н.  Солженицына, вдова писателя.   

Президент  В.Путин одобрил ее просьбу о включении сокращенного (в 4 раза) и подчищенного варианта «Архипелага Гулаг» в список обязательной литературы для средней школы. В декабре 2013 г. было  отмечено 95-летие писателя, причем президент России в одном своем заявлении, попавшем  в  СМИ, даже  приравнял А.Солженицына к таким мировым общественно-политическим  деятелям, как Махатма Ганди и Нельсон Мандела. А газета «Комсомольская правда» 11 декабря 2013г. назвала Солженицына крупнейшим русским  писателем  ХХ века. Очевидно  редакторам этого издания  неважно,  что  в русской литературе ХХ века  были еще И. Бунин, М. Шолохов, Б. Пастернак, И. Бродский, тоже лауреаты Нобелевской премии, причем не все из них получили премию   за политические заслуги.  А что сказать о  Л.Толстом, А.Чехове, М.Горьком, А.Блоке, А.Ахматовой    и других крупных  русских, советских  писателях и поэтах, в том числе прошедших войну и написавших о ней произведения, составляющие золотой фонд нашей литературы. Но надо полагать ,что 100-летие писателя А.Солженицына в 2018 г. будет отмечено в России  на государственном уровне.

         Любопытно отметить, что в последнее время в российской политической литературе указывается,что в выступлениях президента и официальной риторике «заметны аллюзии ,отсылающие к взглядам Александра Солженицына. Не только в том, что касалось консервативно-традиционалистского крена , но и  с точки  зрения культурно-политического ареала. Евразийский Союз, состоящий из России, Белоруссии и Казахстана и нацеленный на членство Украины ( остальные страны никогда не считались приоритетами ) почти буквально воспроизводил тот «русский мир», который описал Солженицын в статье 1990 года  « Как нам обустроить Россию»[142].

    Что касается взаимоотношений либерального и националистического направлений диссидентов, то А. Сахаров и А. Солженицын совместно обсуждали общественно-политические проблемы, проводили пресс-конференции, но разница подходов не способствовала их сближению. Солженицын  поддержал в 1975г. выдвижение  академика  Сахарова на Нобелевскую премию мира. Но в отличие от националистического, русофильско-православного  крыла, не видевшего смысла в сохранении СССР,  выдающийся ученый – физик Сахаров, занявшийся по возвращении из ссылки в Горьком прежде всего общественно – политической деятельностью,  в 1989г. подготовил проект Конституции Союза советских республик Европы и Азии. У националистического , сепаратистского   движения  имелись совсем  другие цели. Видимо, прав российский литературный критик В.Бушин, считающий, что Солженицын «явился родоначальником, толчком того нравственного обвала и разложения, той деградации общества, что ныне мы видим на родной земле».[143] Очевидно, близок к истине российский автор С.Аксёненко, отметивший, что «в последние годы жизни Солженицин делал вид, что он хороший, что он патриот ,что он лишь против коммунизма и сталинизма боролся ,что сам он почвенник ,что он совсем не имеет отношения к постсоветскому хаосу, что он ни при чем…».[144]

    В одном вопрос – о  поведении «незалежной» Украины политическое чутье не подвело Солженицына,он предсказывал проявление больших трудностей в отношениях Москвы  с этой бывшей республикой. В своей книге «Россия в развале» (1998г.) он подчеркнул : « …Россия ни в какой форме не смеет равнодушно предать многомиллионное русское население на Украине, отречься от нашего единства с ним».[145]   

     Развал СССР практически начался с прибалтийских республик. Их отделение от Москвы, восстановление статуса независимых государств открыто поддерживали США. Это продемонстрировал президент США  Дж. Буш во время встречи с М.Горбачевым на Мальте в декабре 1989г[146]. Требование о предоставлении независимости республикам Балтии и невмешательстве Москвы в их дела  открыто  выражал госсекретарь США  Дж. Бейкер в контактах с министром иностранных дел СССР Э.Шеварднадзе[147]. Процесс суверенизации и независимости затем   распространился на другие республики и регионы. Особую разрушительную роль сыграло провозглашение Россией и Украиной независимости от союзного центра. На поверхности политической жизни появились деятели из Межрегиональной депутатской группы и «Демократической  России» в Москве, из  «Руха» на Украине, из «Саюдиса» в Литве, из Народных фронтов в других республик ,  на передний план выдвинулись такие  неоднозначные  деятели, как Гамсахурдия в Грузии, Эльчибей в Азербайджане (оба кстати  были членами редколлегии журнала «Континент») или  Дудаев в Чечне.  Собственно говоря, проект нового союзного договора о создании «демократического конфедеративного государства», который уже после августовского  путча 1991г. проталкивал президент  М.Горбачев, был признанием его неспособности сохранить Советский Союз.  Беловежский сговор Б.Ельцина, Л. Кравчука и С.Шушкевича, о подготовке которого  был проинформирован президент США Дж. Буш-старший ,  завершил распад единого союзного государства.

     Но в большинстве  бывших советских республика рычаги власти остались в основном   в руках деятелей партийно-государственной номенклатуры  первого или второго эшелона, получивших поддержку национальных элит. Российские исследователи Б. Шмелев и М.Симон отмечают, что повсеместно был использован институт президенства, выросший из структур республиканских компартий. «В большинстве новообразованных государств президенты получили огромную формальную и неформальную власть, которая была легитимизирована путем общенациональных выборов»[148]. Вряд ли это явление соответствовало ожиданиям диссидентов.   

 В новых властных структурах России  почти не было представителей диссидентов и правозащитников, только  единицы  были избраны депутатами Госдумы.  Парадоксальным образом   не проявилась общественная потребность в услугах диссидентов, вернувшихся из эмиграции.    В условиях гласности, свободы и вседозволенности им оставалось только критиковать те или иные просчеты перестройки Горбачева или политики Ельцина. Один из руководителей КГБ СССР, генерал армии Ф.Бобков образно написал  об этом явлении, подчеркнув, что страна действительно нуждалась «в свежем ветре перемен». Ветер, особенно поначалу, радовал нас, но доставлял многие печали тем, кто на протяжении долгих лет строил свой бизнес на слабых сторонах жизни СССР, устраивая из них мировые сенсации и раскачивая таким образом систему социализма, наш конституционный государственный строй. У платных  борцов «за права человека» уходила почва из-под  ног, наступал финал диссидентства»[149].     Причиной  потери авторитета диссидентским движением, его самоизоляции  явилось отсутствие поддержки со стороны большинства населения, чему в немалой степени способствовали  разоблачительные и репрессивно - нейтрализующие меры КГБ, руководимого Ю.Андроповым, который  как здравомыслящий  политик опирался на согласие народа и власти, особенно в первые годы   правления Л.Брежнева,  и в то же время  видел в динамике  всю  сложность ситуации в стране. На партийного идеолога М.Суслова у либеральной интеллигенции не было никакой  надежды, а расчеты  на гибкость и  терпимость Андропова в этом смысле не оправдались, хотя надо отметить, что действия КГБ по «пятой линии» стали более продуманными и эффективными.   Остается фактом ,что диссидентское движение в СССР в конце  70-х- начале 80-х годов было существенно    ослаблено. Вместе с тем вполне очевидно ,  что влияние неформальных идей, реформаторских подходов, критических взглядов ощущалось, например, в ходе широкого обсуждения проекта новой  конституции СССР 1977г.

     Сами бывшие  диссиденты, в частности, Р.Медведев признавали ,что отказ от диалога с властями и усиливавшиеся гонения  вызвали  разлад и кризис  диссидентского движения. Борьба против реабилитации Сталина  отошла на второй план  и даже общий интерес к выступлениям против политических репрессий и за свободу слова не мог объединить диссидентов. Возможность выезда  или высылки   на Запад породила множество проблем[150]. Позднее исчезла и почва для самиздата.

        Либеральные деятели не сумели трансформировать правозащитную деятельность  в мощное протестное движение. Примерно такое же положение наблюдалось и в европейских соцстранах, за исключением  Польши, где  антикоммунистически настроенная интеллигенция, используя недовольство населения материальным положением, с 70-80-х годов стремилась дать программу действий забастовочному рабочему движению, усилить его за счет  выдвижения политических требований.  

    В  протестном движении в СССР и странах Восточной Европы, разумеется, наблюдались приливы и отливы. Например,  после 1975 года  зарубежные и внутренние  критики социализма получили новый шанс, поскольку в советском руководстве была  недооценена   роль «третьей корзины» Хельсинкского Заключительного  Акта. Этот шанс не сразу был понят и некоторыми  диссидентами. В Советском Союзе и европейских соцстранах начали возникать комитеты и группы  по проверке выполнения  договоренностей Хельсинкского Акта. Но, конечно,  больше всего критические голоса усиливались  по мере нарастания кризисных явлений в  экономике,  усиления застоя в верхнем эшелоне власти и во всей  общественно – политической сфере и, конечно,  под влиянием крупных просчетов Москвы  во внешнеполитической и оборонной областях - речь шла  не только об интервенция в Афганистане, авантюрных  акциях  в Африке и о конфликте с Китаем, но также об  усилении гонки ракетно-ядерных  вооружений, раздувании масштабов  военно-промышленного комплекса, серьезно отягощавшего развитие народного хозяйства.

    Таким образом, после  противоречивой десталинизации, создавшей основу для критики изъянов социализма в СССР и социалистических странах ,   решения Хельсинкской конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе,  которые рассматривались Москвой и ее союзниками  прежде всего  как успех в закреплении послевоенных границ , как признание неделимости безопасности,  открыли  для недругов и критиков  Советского Союза и социализма новую возможность  на базе гуманитарных разделов Заключительного Акта  для кампании дискредитации стран  социалистического содружества под лозунгами защиты прав человека. Советской делегации, как и представителям соцстран  пришлось отбиваться от нападок западных стран по вопросам «третьей корзины» на Белградской конференции государств-участников ОБСЕ ( октябрь 1977-март 1978). Итоговое коммюнике отразило факт наличия «различных мнений относительно достигнутой до сих пор степени выполнения Заключительного Акта».

       О том, что подрывные акции  Запада , проходившие  в духе «холодной войны», беспокоят руководство КПСС, свидетельствовало  информационное письмо ЦК КПСС в адрес руководителей братских компартий (от 14 января 1976г.) В письме предпринималась попытка опровергнуть  измышления западной пропаганды о якобы имеющихся нарушениях прав человека в СССР. Партнеры призывались давать отпор клевете о жизни в Советском Союзе и других соцстранах, опровергать  стремления опорочить советскую демократию и  представить дело таким образом, будто советская судебная система карает за инакомыслие. В документе подчеркивалось,что в Советском Союзе  сажают не за критику, а за противоправную, антиконституционную деятельность .Утверждалось, что культ личности с его нарушениями законности искоренен. 15% лиц, привлеченных к уголовной ответственности, являются душевнобольными.   Отмечалось, что в некоторых случаях представители зарубежных  компартий ведут себя пассивно в отношении антисоциалистической пропаганды. В противовес этому в документе говорилось ,что «КПСС ,как правящая партия ,несущая историческую ответственность за судьбы социализма в СССР и за дело мира, не вправе полагаться на самотек, утрачивать революционную бдительность, проявлять пассивность в идейной борьбе»[151].  Вопросы совместной  идеологической борьбы , анализ действий противников в психологической войне, включая активность внутренних оппозиционных элементов, постоянно  рассматривались на совещаниях секретарей ЦК компартий социалистических стран по международным и идеологическим вопросам  (Примечание.После 1986г. идеологи и международники стали заседать отдельно. Последнее совещание идеологических секретарей состоялось в столице ГДР, Берлине летом 1989г., когда обстановка во всех «братских странах» приближалась к кризисной черте. Авторитет КПСС падал.  Кубинский представитель, например, почти в открытую иронизировал над выступлением члена Политбюро ,  секретаря ЦК КПСС В.Медведева ).

     Нужно подчеркнуть , что кризисные явления в мире социализма ( ГДР-1953г., Венгрия -1956г. ,Чехословакия -1968г., события в Польше (с 1956г.по 1981г.) , «культурная революция» и  события в Китае летом 1989г. и др.) естественно подвергались  анализу в Москве и других столицах , из них делались  выводы. Правда, зачастую причины усматривались в «кознях империализма» и ошибках «друзей».   В качестве реакции на изменения  международной  обстановки  рождались и попытки концептуальных подходов. Была политика «разрядки», но появилась и  т.н. доктрина  Брежнева об ограниченном суверенитете, т.е. обязанность коллективной защиты завоеваний социализма на основе социалистического интернационализма. Но Советский Союз после трех военных интервенций  (1953,1956 и 1968 гг. ) не мог  брать на себя  новые военные вторжения в целях восстановления порядка в социалистических странах, тем более что Москва с 1979г. надолго  застряла в Афганистане. По этой причине  в 1980-81 годах  руководство Советского Союза, несмотря на все опасения ,   довольно взвешенно подходило к разработке мер по снижению остроты  кризиса в Польше, что  выражалось не только в интенсивных  мерах давления на польских руководителей  с тем, чтобы побудить их действовать собственными силами, но и в предоставлении экономической помощи и  нейтрализации попыток Запада вмешаться в польские дела. 

      В этой связи хочу затронуть кардинальный вопрос об  оценке роли оппозиционных факторов, диссидентства и инакомыслия во всех переменах в мире социализма. Если рассматривать этот вопрос  укрупненно, то можно придти к выводу, что в жизни социалистических стран наблюдалось два оппозиционных направления. «Одно из них в принципе отрицало идеи социализма, выступая против установленного строя как такового. Сторонники этого направления вынуждены были вскоре эмигрировать на Запад, сформировав в эмиграции наиболее непримиримую странам социалистического лагеря антикоммунистическую оппозицию».[152] Другое направление, оставаясь в рамках существовавшей системы ,выступало за ее обновление ,за «социализм с человеческим лицом». Разные группы и объединения вносили свой вклад в зарождавшийся процесс демократизации и ослабления авторитарных тенденций. Кое-кто из бывших партийных функционеров  сейчас гордится тем, что держал « кукиш в кармане».  Разумеется,  можно высоко оценивать роль дискуссионного  кружка Петефи в Венгрии в 1956г.  или форум венгерской оппозиции  в Лакителеке в 1986г.,  деятельность комитета  КОС-КОР в Польше в 70-80 годы ,   можно восхищаться Хартией- 77 в Чехословакии, а затем Гражданским Форумом в Праге и «Общественностью  против насилия» в Братиславе ,   усилиями оппозиционных групп при протестантских церквах  в ГДР , нужно отдать должное ряду видных критиков « реального социализма» в каждой восточноевропейской стране  ( Д. Лукач и его ученики,  М. Джилас , В.Брус,  А.Шарф , Л.Колаковский, А.Михник, Я.Куронь , О.Шик,  Я.Корнаи , Ч.Цисарж, З.Млынарж , Ж.Желев, П.Гома и др.),но они не являлись первоочередными факторами, определяющими тренд  общественного развития. Конечно, доводы инакомыслящих, оппозиционных слоев, аргументы критиков «реального социализма» находили общественный отклик, они учитывались и использовались в политической и внутрипартийной борьбе руководителями  компартий, партийной номенклатурой ,  т.е. теми, кто стоял у руля управления своих стран . Но , как мне представляется, причин для «бархатных революций» было много, однако    решающее влияние на развитие ситуации в социалистическом содружестве в направлении смены общественного строя оказали кардинальные перемены в СССР , перестройка,начатая новым генеральным секретарем ЦК КПСС М.Горбачевым. Перестройка, вне всякого сомнения ,   была ожидаемой и востребованной . Ее семена упали на подготовленную почву в европейских социалистических странах.  Другое дело, что перестройка пошла не так, как планировали  ее инициаторы. Процессы ускорения развития экономики,  обновления,   демократизации и гласности,  запущенные авторами  перестройки без должной подготовки  , из-за концептуальных и практических просчетов М.Горбачева , отрыва от действительности, поспешного проведения политических реформ , отказа от ведущей роли   КПСС,и  наконец   по причине смены внешнеполитических приоритетов привели к развалу Советского Союза  и распаду социалистического содружества и его международных  организаций - ОВД и СЭВ. Обновления «реального социализма» не произошло, политическую систему не удалось модернизировать,  компартии не перестроились, их руководители обанкротились. В условиях ухода или отступления Советского Союза из региона Центральной и Восточной Европы во всех бывших соцстранах  ослабла роль правящих компартий , активизировались оппозиционные силы ,  восторжествовали гласность и свобода, превратившиеся во вседозволенность и тотальное критиканство ,окреп политический плюрализм и на фоне экономических неурядиц  произошла смена строя, причем   в основном мирным, более того, договорным путем .  «Демократический социализм» остался в документах последнего ХХVIII съезда КПСС,  но вот  советская государственность, федеративное государство , выдержавшие испытания  второй мировой  войны,  погибли и вместе с ними  потерпели поражение социалистические режимы в Восточной Европе.  В Румынии из-за диктаторского правления Н.Чаушеску  это произошло в ходе вооруженного восстания и заговора части правившей  элиты. 

    В этой связи хочу затронуть вопрос о роли другой оппозиции, а именно   внутрисистемной, внутрипартийной оппозиции, которая после смерти Сталина  вынашивала идеи обновления и модернизации советской модели социализма, сложившейся жесткой  системы власти, расширения демократии и ослабления идеологического пресса. События новейшей истории в Советском Союзе и бывших соцстранах подтверждают, что  все перемены в мире социализма  начинались внутри правящих коммунистических  и рабочих партий, зарождались в головах партийной интеллигенции. Так было в  Югославии при Й.Б.Тито в 1948-50 гг. и позднее , когда идеи «национального коммунизма», рабочего самоуправления и неприсоединения  столкнулись с политикой И.Сталина ,а затем Н.Хрущева. Так было и в  Венгрии в 1953-1956 гг., когда И.Надь и его группа провозгласили «новый курс» с упором на учет национальных особенностей , на  укрепление национальной независимости, завершивший осенью 1956г. в ходе народного восстания   попыткой  выхода из Варшавского договора и объявления нейтралитета. В Польше кризисные процессы тянулись с  лета 1956г., но  партийные лидеры В.Гомулка и затем  Э.Герек ,неоднократно меняя политический и экономический  курсы, не сумели найти «польский путь к социализму»,приемлемый для всего общества. Следующий первый секретарь ЦК С.Каня, продвигавший лозунг «диалога и согласия» с оппозицией, в обстановке надвигавшегося кризиса  был отстранен своей партией . Коммунисту-реформатору,  генералу  В.Ярузельскому в декабре 1981г. не оставалось ничего другого, как использовать силовой фактор ,чтобы сохранить ( как оказалось, не надолго!) социалистическое государство в Польше.  Массовое движение чехов и словаков, названное  «Пражской  весной » , в 1968г., имело в своей основе наработки партийной интеллигенции, идеологов - реформаторов  КПЧ, учитывавших демократические традиции своей страны и стремившихся к социализму « с человеческим лицом».

     Разоблачив культ личности Сталина и деформации в строительстве социализма в СССР, Н.Хрущев  думал о дальнейших  переменах, вынашивал планы реформ, но  действовал  он, как тогда говорили, волюнтаристски,   хаотично и топорно, чем вызвал противодействие партийной верхушки, которая свалила его на пленуме ЦК  в октябре 1964г. Новый лидер Л.Брежнев говорил о необходимости нововведений,  но после подавления  «пражской весны» стал вести себя осторожнее. Однако  на пленуме ЦК КПСС в декабре 1969г. он  предупредил  о  внутренних недостатках системы управления и о нездоровых тенденциях в развитии     советской  экономики,  заявил о необходимости бороться с безответственностью кадров  и ослаблением  дисциплины.  Одно только его заявление - « наши недостатки, трудности и проблемы не такие мелкие, чтобы можно было себе позволить закрывать на них глаза» - говорило о многом. Л.Брежнев подчеркнул, что о трудностях и  недостатках надо высказаться  откровенно , «ибо многие из них ,хотя они возникли  и не сегодня, могут разрастись в такие отрицательные тенденции, которые будут дорого нам стоить»[153]. Это закрытое выступление   привлекло внимание. В 1980г. генсек публично  подчеркивал необходимость борьбы с разбухшей бюрократией, с раздутым госаппаратом, говорил о значении приобретения нового опыта строительства социализма. Но это были отдельные всплески.   В целом в нашей  истории  с именем  Брежнева связываются годы застоя в Советском Союзе, хотя признается, что при нем были осуществлены  самые удачные пятилетки. 

      Большой импульс  критическому анализу положения дел  и наведению порядка в партии и государстве  дал Ю.Андропов за короткий период  своего нахождения на посту генерального секретаря  ЦК КПСС. Новый партийный руководитель М.Горбачев начал перестройку на эмоциональной основе («так больше жить нельзя!»), в основном методом проб и ошибок, не имея четкой программы действий. Ускорение в экономике, демократия, свобода и гласность, формирование правового государства  требовали других методов работы правящей партии. Но поспешно проведенные  политические реформы опередили экономические преобразования, а потребительский рынок так и не был насыщен товарами, в которых нуждалось население.  КПСС и компартии  в социалистических странах оказались неготовыми к переменам , они  закостенели, превратились в бюрократические структуры, оторвались от народа, отвыкли от дискуссий. Общая тенденция к учреждению политического плюрализма вела к   лишению компартий руководящей роли в обществе, ранее закрепленной в конституциях.  Проведение в 1989 и 1990 годах демократических выборов    создало новую обстановку в странах Восточной Европы. В Советском Союзе  КПСС, которая при всех своих недостатках все-таки скрепляла каркас политической системы, после отмены 6-й статьи Конституции СССР  была отодвинута от властных функций, ей пришлось зарегистрироваться и действовать  как общественной  организации, на что она была неспособна.

         В атмосфере гласности, отмены цензуры, безудержной  критики прошлого  и отказа от многих традиционных подходов, в том числе в сфере внешней политики,   изменилась и роль традиционных  оппозиционных групп и личностей. Бал правили другие политические  силы, в первую очередь выросшие в рамках КПСС и  комсомола. Среди молодежи были популярны различные неформальные клубы и объединения.  Процессу развала Советского Союза  больше, чем любые домашние и зарубежные диссиденты, способствовали  такие политики - партийцы, как  Горбачев, Ельцин,  Яковлев, Шеварднадзе, Кравчук  и их сторонники. Экономический и финансовый кризис, а также  обострение межнациональных отношений  дополнили картину развала. За спасение перестройки, федеративного государства  и сохранение КПСС как интегрирующей силы советского общества активно боролся Е.Лигачев, но в 1990 г. на партийном съезде он потерпел поражение и был вынужден  уйти  в отставку. К осени 1991г. накануне готовившегося  подписания нового союзного договора  ситуация в стране  обострилась.    Вряд ли можно сваливать ответственность за сложившееся положение на ГКЧП. Что касается компартии,  то  как общественный  институт КПСС не участвовала в деятельности ГКЧП.  В августе 1991г. руководство  КПСС было расколото.  Президент СССР М.Горбачев, пытаясь сосредоточить всю власть у себя,  только формально оставался генсеком ЦК КПСС, он  подумывал подобно А.Яковлеву  об отходе от прежней  партии и создании новой. Заместитель генерального секретаря  В.Ивашко ,  переведенный в 1990г. из Киева в столицу, где он был мало кому известен ,  видел всю сложность ситуации, но занимал осторожную позицию. К тому же в те августовские  дни  он лежал в больнице.  А член Политбюро, секретарь ЦК О.Шенин, остававшийся  на Старой площади за старшего ,  летал к Горбачеву в Форос с группой тех, кто уговаривал его дать согласие на создание ГКЧП. Фактически партийные организации были расколоты и бездействовала, чему удивлялись коммунисты зарубежных партий. А.Лукьянов и другие руководители Верховного Совета СССР не созвали внеочередную сессию парламента,  тем самым они  не поддержали  отчаянную попытку ряда государственных и общественных деятелей -В.Крючкова, Г.Янаева, В.Павлова, Д. Язова,  Б.Пуго,   О.Бакланова и др. спасти советское  государство.  Народ, за исключением нескольких десятков    тысяч москвичей, защитников Белого Дома,  и многомиллионная  компартия[154], привыкшие выполнять команды вождей, застыли в  оцепенении. Так было и  позднее, когда Б.Ельцин  в конце 1991г. запретил КПСС. Депутаты Верховного Совета  одобрили его действия. Так  что    не внутренние  оппозиционные группировки некоммунистического толка , не враждебная  пропаганда и идеологические диверсии  США и их союзников сломали социалистический строй и такое мощное государство, каким был Советский Союз.

          Перестроечные процессы в Советском Союзе ускорили перемены в соцстранах , хотя ряд лидеров этих стран возражал Горбачеву и сопротивлялся «экспорту» перестройки. Но существовал и обратный процесс-влияние изменений в странах соцсодружества на Советский Союз. Пример двух стран был особенно сильным – эволюция Польши с ее «недостроенным социализмом» и исчезновение с политической карты   ГДР, главного  союзника СССР в Европе, поглощенного  ФРГ.

      Остановлюсь на Польше , с особым упором на роль «Солидарности».   В Польше в 1980 г . в ходе забастовок произошло феноменальное явление –был создан самоуправляющийся профсоюз «Солидарность» противопоставивший себя компартии-ПОРП, социалистическому государству и официальным профсоюзам . Иными словами ,большинство  рабочего класса повернулось против власти  коммунистической партии. Идейными заправилами «Солидарности» были члены   КОС-КОР, двух комитетов , созданных  деятелями польской интеллигенции антикоммунистического толка для поддержки рабочих выступлений. Такое поведение было по- своему  логичным. В истории были уже подобные прецеденты. Когда-то идеи Герцена использовались «народниками» и другими  революционными организациями в царской России. Ленин, Плеханов и Мартов вносили марксистское учение, идеи социал-демократии  в рабочее движение.  Но   внешне польским  профобъединением «Солидарность» руководил рабочий Гданьской судоверфи  Лех Валенса. Большое влияние на «Солидарность» оказывали епископат  католической  церкви  и Ватикан в лице папы Иоанна Павла II (бывший польский кардинал Войтыла ). «Выступая то в роли посредника, то успокоителя ,то однозначно поддерживая «Солидарность» епископат  или костел постоянно держал руку на пульсе политики».[155]  

   После подписания соглашений с забастовщиками осенью 1980 г. руководство  ПОРП пыталось достичь компромисса с «Солидарностью», даже  разрешило своим членам вступать в профобъединение, что привело к дальнейшему ослаблению партии. В Москве, на Старой площади считали, что во всех центральных выборных органах ПОРП ( ЦК, ЦРК,Центральная комиссия партконтроля ) обстановка осложнилась .  Помимо людей с ревизионистскими взглядами, там   были члены «Солидарности» (83 чел. (19,3%)  из общего числа 430 чел.) Среди членов ЦК ПОРП   их насчитывалось 40 чел., 20% [156]. На волне протестного забастовочного движения  «Солидарность» быстро усиливалась ,по некоторым оценкам , в нее вошли до 10 млн. человек. Главным органом «Солидарности» была Всепольская согласительная комиссия, но большой самостоятельностью располагали региональные центры.    По мнению аналитиков из аппарата ЦК КПСС, из трех политических сил в Польше (ПОРП, Солидарность и костел) позиции компартии в 1981г. были самыми слабыми, она оставалась у власти практически потому ,что за ней стояли Советский Союз и социалистическое содружество[157].

      Особенностью обстановки в Польше в 1980-81гг. по сравнению с событиями 1956г. в Венгрии и в Чехословакии в 1968г.  было то, что оппозиционные, антисоциалистические силы сумели выступить как защитники интересов трудящихся и не выдвигали на передний план антисоветские , антикоммунистические лозунги, не требовали изменения внешнеполитического курса , разрыва с Советским Союзом , выхода из Варшавского Договора и СЭВ. В польском кризисе противники социалистического строя действовали более осмотрительно и прикрывались  недовольством трудящихся. Их оружием были забастовки, в том числе общенациональные, и другие методы давления, вплоть до захвата предприятий и  зданий госучреждений   В условиях нараставших экономических трудностей власти Польши  под давлением забастовочного движения в конце 1980г. взяли на себя целый ряд дорогостоящих обязательств ,которые были привлекательны для рабочего класса ,но еще более отягощали и без того сложное экономическое положение страны.   В политическом плане за компромисс, позволивший приостановить забастовки,  была заплачена дорогая цена. Развитие событий в стране выходило из-под контроля государства. Престиж ПОРП был  серьезно подорван. Власти официально признали антисоциалистическую оппозицию, т.н. «самоуправляющиеся», свободные  профсоюзы»   в качестве законно действующей силы. В итоге, как пишет И.С.Яжборовская , «Солидарность» стала альтернативной в отношении системы «реального социализма» общественно-политической структурой .Политическая оппозиция распространила через нее свое влияние на все  слои общества. Год спустя этот опыт привел к открытому кризису легитимности власти.»[158] В тот исторический момент это  спонтанное движение еще никем не воспринималось как начало лавины,которая сметет прежние порядки и изменит соотношение сил в Европе и мире.[159]

       Дальнейшие события в Польше известны, но на отдельных моментах эскалации обстановки и действий «Солидарности»  имеет смысл остановиться. К осени 1981г. ситуация осложнилась до крайности.  Вся антисоциалистическая оппозиция сплотилась вокруг  «Солидарности», которая из-за поведения своего правого крыла, стремившегося быстрее  опрокинуть власть,   проводила бескомпромиссную политику. Первый  съезд профобъединения, состоявшийся  в сентябре-октябре в Гданьске , продемонстрировал, что «Солидарность нацелена на демонтаж политической и экономической системы социалистического государства, выдвинув  вместо него концепцию самоуправляющейся Речи Посполитой. Программа «Солидарности», принятая на съезде, была программой отстранения ПОРП от власти. Реализация замыслов о «рабочем самоуправлении» привела бы к изменению характера общественных и производственных отношений, к децентрализации экономики, отмене контроля со стороны ПОРП за развитием народного хозяйства.   С помощью создания новых институтов в центре и на местах (или параллельных органов)  предполагалось узурпировать власть в стране, внедрить политический и идейный плюрализм, учредить новый социально-экономический порядок, базирующийся на принципах самоуправления и частной собственности на средства производства. Лидеры «Солидарности» требовали проведения свободных выборов в народные советы, выдвижения неограниченного  числа кандидатов. Они настаивали  на проведении досрочных выборов в Сейм в 1984г., выдвигали идею реорганизации парламента, создания в нем двух палат, одна из которых должна была состоять из представителей органов самоуправления, что позволило бы профобъединению контролировать высший законодательный орган. Смысл всех требований  сводился к захвату органов местной администрации и Сейма с тем, чтобы добиться перерождения народной Польши в буржуазную парламентскую республику с классической  многопартийной системой.

       Съезд «Солидарности» выдвинул задачу еще более  усилить свое  влияние в СМИ, привлечь на сторону  профобъединения молодежь, поскольку считалось ,что среди рабочих и крестьянства профобъединение имеет прочные позиции. Студенчество рассматривалось как естественный резерв для формирования будущих кадров оппозиции. В документах съезда шла речь о попытке подчинить своему влиянию армию и милицию, нейтрализовать органы госбезопасности. Руководящие органы социалистических стран Восточной Европы были особенно возмущены обращением съезда «Солидарности» к  трудящимся Восточной Европы, считая его вмешательством во внутренние дела.

        Во второй половине 1981г. конфликтующие стороны польской драмы  наносили друг другу удар за ударом, приближаясь к последней черте. В ПОРП усиливалась тревога за будущее. Беспокойство нарастало  в Советском Союзе и  в соцстранах. Польская коммунистическая верхушка «была вынуждена реорганизовать высшее руководство страны, понимая, что провал политики на диалог с оппозицией ставит на повестку дня вопрос о крайних средствах спасения власти. Правящая ПОРП была дезорганизована и деморализована,но у нее оставался военный резерв – в армии ,в органах МВД и в войсках спецназа ( ЗОМО)[160]. На Пленуме ЦК в октябре   1981г. первым секретарем ЦК ПОРП стал генерал  В.Ярузельский, который занимал также посты премьер-министра ,министра обороны и  являлся верховным главнокомандующим вооруженными силами. Этот выбор был поддержан Москвой и союзниками. Во внутренних дискуссиях все чаще возникал вопрос о применении чрезвычайных мер на основе польской конституции.

  Но выступая в сейме новый лидер начал с  выдвижения  идеи  национального соглашения. Однако  предпринятая  Ярузельским в начале ноября  на  совместной встрече с Л.Валенсой и кардиналом Глемпом попытка придти к договоренности путем создания фронта национального согласия  не принесла успеха. «Солидарность» не нуждалась в компромиссе со слабым партнером. Позднее, в 1991г.  В.Ярузельский назовет это своим крупнейшим поражением.  В начале декабря руководство «Солидарности», в котором Л.Валенса не всегда определял настроение,  решило идти на дальнейшую конфронтацию. Было решено провести два референдума – об изменении военно-политических отношений с Советским Союзом и о введении многопартийности. Обсуждался вопрос  о досрочных выборах в сейм. На 17 декабря в центре Варшавы столичное отделение «Солидарности» наметило проведение массовой демонстрации протеста в память о  забастовках  1970 года. Актив ПОРП пытался ответить контр-демонстрацией.  С учетом всех тревожных факторов, прежде всего  дезорганизации системы управления народным хозяйством, опустошения рынка , продолжения забастовок и нарастания всеобщей  анархии в стране властями Польши  в ночь на 13 декабря 1981 г. было введено военное положение. При этом более 5 тысяч руководителей «Солидарности» и нелегальных организаций, а также 32 бывших партийно-государственных руководителя страны  были интернированы. Временно страной управляли военные комендатуры.

Это был крах политики  прежнего режима, не способного управлять страной при помощи политических и экономических средств.  Но  государство в Польше получило передышку и возможность обеспечить условия выхода из затяжного кризиса. Оправдывая свое решение, В.Ярузельский говорил, что этот шаг был наименьшим злом по сравнению с бедами, грозившими Польше.[161] Под этим очевидно  надо понимать и вероятность гражданской войны и возможность ввода в страну войск СССР и его союзников, если бы польские власти не справились с ситуацией. 

       Вопрос о правомерности и обоснованности введения  военного положения в Польше дебатируется до сих пор. Правоконсервативные  правительства Польши пытались  отдать под суд  В .Ярузельского и его товарищей. В 2012г. по иску Национального института памяти  их обвинили на суде  в том, что они создали «преступную организацию» - Военный совет национального спасения. Решением суда  ответственность за совершение «преступления» – введение военного положения в 1981г. возложена на бывшего президента Польши генерала  В.Ярузельского. Но со ссылкой на преклонный  возраст и тяжелое онкологическое заболевание судебный приговор генералу не выносился. Бывший министр внутренних дел Ч. Кищак получил два года условно.  Кончина В.Ярузельского отложила эти дискуссии, но не закрыла их.    

      В связи с этими явно политизированными разбирательствами   мне вспоминается международная встреча в Яхранке ,под Варшавой в 1997 г ., на  которой  были представлены  четыре фактора исторического конфликта в Польше – ПОРП , «Солидарность», Советский Союз и США.  Уже тогда чувствовался сильный критический настрой против бывших польских властей, хотя   президентом Польши был в тот момент социалист А.Квасневский . Но  в ходе дебатов довольно однозначно было вынесено суждение, что применение чрезвычайных мер было неизбежным и что этот вариант с теми или иными нюансами  устраивал все заинтересованные стороны. Представители ПОРП и «Солидарности» отметили, что  условия вражды, конфронтации и отсутствие доверия не позволили в 1980-82гг. придти к национальному согласию. В.Ярузельский подчеркнул на встрече, что не снимает с себя ответственности,  однако нельзя представлять дело таким образом , будто в ПОРП были  злодеи ,а  в «Солидарности- одни ангелы. Были люди, вводившие военное положение, но были и силы, способствовавшие этому. Участник встречи, бывший помощник президента США  З. Бжезинский заявил, что США исходили из необходимости всемерно поощрять трансформацию Польши в направлении «свободного мира» .Он отрицал ,что американцы способствовали зарождению «Солидарности», хотя целиком поддержали это движение. Консультации с Ватиканом проводились, но конкретной координации действий  не было, так как Святой престол преследовал долгосрочные моральные цели. По его словам, Вашингтон не хотел давать ложные сигналы Москве. Американцы использовали в своих целях  факторы Афганистана и Китая. Президент США Дж. Картер «остановил» вторжение войск ОВД в Польшу в конце 1980г.  Другой президент Р. Рейган хотел подвергнуть   Советский Союз «карантину»  за введение военного положения в Польше, но западные союзники отговорили его. Бывший сотрудник СНБ США  Р.Пайпс выделял усилия ЦРУ в польском вопросе, но сказал, что ЦРУ умеет делать перевороты, а в Польше шла речь о социальной революции. США устраивала эволюция ПНР и эрозия Варшавского договора.

     Представители «Солидарности» З.Буйяк и Б.Борусевич рассказали об обширных контактах с США, выделяя вопрос о помощи ( 2 млн.долларов от «демократических фондов») и консультации по вопросам защиты прав человека.

   Довольно откровенно о действиях ЦРУ в Польше рассказано в книге бывшего директора ЦРУ и  министра обороны США Р.М.Гейтса «From the Shadows»(вышла в США, Великобритании ,Канаде и Австралии в 1996г.) – выделение финансовой  помощи , посылка множительной техники,  организация отдельного телеканала и программы  радиопередач, консультации с Ватиканом. Особая тема – использование информации от американского агента –полковника Куклинского.

     Бывший премьер – министр ,солидарист Т.Мазовецкий высказывался на встрече  осторожно ,  не раскрывая стратегические цели «Солидарности»,но указал ,что их целью являлась легализация движения и защита «зоны свободы и демократии» в Польше. Министр обороны , солидарист  Я.Онышкевич отметил ,что в условиях «плебейской революции» руководство профобъединения не могло эффективно управлять своими организациями в регионах .Бывший пресс-секретарь «Солидарности» К.Модзелевский подтвердил высокий накал страстей и ожесточенный настрой некоторых деятелей на стороне «Солидарности» ,но выразил сомнение в способности профобъединения в декабре 1981г. вывести на улицы Варшавы  людские массы.

         Поскольку представители бывшей ПОРП ссылались на фактор советского давления, то американцы и поляки  прямо спросили о советских военных планах  того времени.  Маршал В.Куликов и генерал армии  А.Грибков заявили ,что планы военной операции не разрабатывались , но признали ,что «определенные наметки» ввода союзных войск имелись на случай угрожающих действий НАТО. Советские представители участвовали в разработке концепции военного положения, но реализация плана «операции Х»  –дело рук военно-политического руководства ПНР. Бывший помощник генсека – президента СССР Г.Шахназаров отметил, что советское руководство не хотело вводить свои войска в Польшу, но  это вполне могло произойти в случае кровопролития или если бы к власти пришла группа политиков, вознамерившаяся  вырвать ПНР из Варшавского договора.  В целом, по мнению З.Бжезинского, выраженному в частной беседе, встреча 1997г. под Варшавой   была полезной, но  на ней было высказано только 80- 90% всей правды.[162]

       Дальнейшее развитие обстановки в Польше в направлении демократизации  привело к отмене в 1983г. военного положения, к всеобщей амнистии  1986г. и постоянным поискам формы восстановления «Солидарности», структуры которой нелегально существовали по всей стране. 45 тысяч ее функционеров формально были распущены ,но получали зарплату. Костел выступал за сохранение профобъединения, такой же позиции придерживались некоторые партийные лидеры, в том числе М. Раковский.   Выход был найден в 1988г.  в виде проведения «круглого стола» представителей властей и оппозиции. Л.Валенса, всегда утверждавший, что нет свободы без «Солидарности», согласился с этим предложением. Переговоры закончились весной 1989г. своеобразным политическим пактом, но уже без «самоуправленческой утопии» «Солидарности» 1981г. Было положено начало глубоким  экономическим  преобразованиям  в направлении рыночного хозяйства, двинувшим вперед  и социальные перемены. В.Ярузельский был избран президентом Польши. Но ПОРП и  власти проиграли парламентские выборы в июне 1989г. Масштабы мирной политической победы оппозиции оказались разрушительными для прежней партийно-государственной системы. Было сформировано многопартийное правительство во главе с советником  «Солидарности», профессором Т.Мазовецким.  Вспоминая баталии тех дней,  В.Ярузельский  как-то сказал,  что в 1981г. его  правительство выиграло сражение, но проиграло затем всю кампанию.

       Как часто бывает в истории, плодами победы лагеря «Солидарности» воспользовались различные политики и политические силы, стоявшие  у ее колыбели . Две ведущие политические партии Польши – правящая «Гражданская платформа» и оппозиционная «Право и справедливость» ссылаются сейчас  на традиции и ценности первой «Солидарности». Но действительность далека от замыслов. По мнению экономиста Р.Бугая ,  «в целом польская версия «демократического капитализма» имеет мало общего с  идеалами «Солидарности». Экс-президент Польши , первый лидер «Солидарности» Л.Валенса считает, что пора закончить деятельность профобъединения под историческим названием, пора свернуть знамена и заняться профсоюзными делами под новой вывеской[163]. Конечно , этот  профсоюз потерял массовый характер – в нем осталось не более  700 тыс.человек. Для сравнения ,в  бывшем  официальном профсоюзе насчитывается более  2 млн.членов.  Правоконсервативные,националистические  силы, прежде всего из  партии «Право и справедливость», чей кандидат А.Дуда победил на президентских выборах весной 2015г. ,  поддерживают нынешнюю, вторую «Солидарность», считая, что она имеет цели для реализации. По- прежнему профобъединение считается брендом Польши. Оно вновь призывает к  протестным акциям и  забастовкам, надеясь,что после парламентских выборов  партия «Право  и справедливость» М.Качиньского получит право на формирование правительства .  Социализм в Польше разрушен , но различные политические силы опять отводят  профобъединению «Солидарность»  немалую роль в борьбе за власть.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Предисловие к сборнику архивных документов «Советско-  венгерское экономическое сотрудничество .1948-1973 ».  (Сборник документов.М. МФД.2012.-576с. –(Россия. ХХвек.Документы.)

                           (Обновленный вариант )

Настоящий российско-венгерский сборник представляет  собой  заметное  явление в историографии и в архивном деле не только богатством публикуемых архивных материалов, многие из которых, особенно из Архива  Президента РФ и Госархива ВР, обнародованы впервые, но и стремлением на примере российско-венгерских отношений аргументированно  показать реальный  характер межгосударственных отношений СССР с восточноевропейскими странами в послевоенный период  в экономической  сфере,  имевшей жизненно важное значение для становления   восточноевропейских народно-демократических или, как их стали позднее называть, социалистических  стран. 

       После смены общественного строя  в этих странах в ходе демократических, антибюрократических революций 1989-90 годов  и после распада  Советского Союза в трудах историков, политологов и философов  различных стран дается, как правило, отрицательная оценка  всему социалистическому периоду в истории  региона и характеру связей бывших социалистических государств  с СССР. В частности, утверждается,  что  в сфере экономики и внешнеэкономических отношений  осуществлялись невыгодные для социалистических стран проекты и сделки.  Заявляют, что отношения стран Восточной Европы с  Советским Союзом, несмотря на официальную риторику,   не были равноправными и взаимовыгодными. Москву обвиняют в  диктате в сфере  внешней политики  и вмешательстве   во внутренние дела этих стран. Существует и апологетический подход ,

согласно которому  отношения  СССР c соцстранами  были  братскими, они основывались на единстве целей, строились на  принципах пролетарского интернационализма, представляли собой новый тип международных отношений, который базировался на тесных  связях правящих компартий.  Новое общество -   социализм строился,  вопреки допущенным ошибкам  и противодействию империалистического лагеря. Есть критика другого свойства. Например, отдельные авторы  заявляют,   что для СССР социалистический лагерь был обузой, постоянным источником проблем и трудностей. Москва превратилась в экономического  донора, в « дойную корову»  для  социалистических стран. Союзники Советского Союза  постоянно  просили о помощи, об увеличении поставок сырья и энергоносителей, а сами жили лучше, чем советские люди,  да еще   частенько с выгодой   реэкспортировали, перепродавали  советское сырье и нефтепродукты на Запад или в страны третьего мира.

 В  критических подходах  к проблемам сотрудничества соцстран  есть немало справедливых замечаний. В частности,   имеются  основания  для обвинений политики СССР  в патернализме, доминировании и нередком  отходе от равноправного  характера отношений. Эти явления были подвергнуты критике на ХХ съезде КПСС (1956г.) и позднее, в том числе  в документах компартий стран Восточной Европы. Вмешательство во внутренние дела,  командный стиль со стороны Москвы  были характерны для двусторонних отношений периода 1945 –1947 гг., т.е. до заключения мирных договоров с бывшими вражескими государствами и завершения послевоенного урегулирования отношений со странами Восточной Европы,  они проявлялись и в последние  годы сталинского правления. Действия Советского Союза в более поздний период - осенью 1956г. в Венгрии и при проведении «интернационалистской»   акции пяти социалистических стран  в августе 1968г. в  Чехословакии, при всей разнице между кризисными ситуациями в этих странах,  носили чрезвычайный характер и представляли собой нарушение норм международного права, вне зависимости от того, чем бы ни объяснялись данные силовые шаги – угрозой контрреволюционного переворота, дифференцированным подходом Запада  или доктриной «ограниченного суверенитета», призванной оправдать советское  вмешательство во внутренние дела соцстран, входивших в Варшавский Договор.   Однако это, на мой взгляд,  не перечеркивает  положительные элементы в связях СССР и соцстран, не может отрицать роль Советского Союза и социалистического содружества в сохранении мира и международной безопасности,  не  принижает  значение советской помощи и советского опыта для восточноевропейских стран за  четыре с лишним  десятилетия  послевоенного сотрудничества.  И в этом убеждает знакомство с материалами  настоящего сборника документов, охватывающими  25 лет  взаимных отношений Венгрии и СССР.

Рубежным  c точки зрения формирования более критичного и  реального взгляда на состояние сотрудничества между СССР и восточноевропейскими странами  и разработки мер по его совершенствованию  стал период 1953-1957 гг.  В этой связи необходимо сослаться на Декларацию правительства Союза ССР об основах развития и дальнейшего укрепления дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и другими социалистическими странами, принятую 30 ноября 1956г. в разгар драматических событий в Венгрии.  В этом документе, в частности, говорилось: «Советское правительство готово обсудить совместно с правительствами других социалистических государств меры, обеспечивающие дальнейшее развитие и укрепление экономических связей между социалистическими странами с тем, чтобы устранить какие бы то ни было возможности нарушения принципа национального суверенитета, взаимной выгоды и равноправия в экономических отношениях»[164]. В тот период Советский Союз списал значительную часть задолженности европейских соцстран, пересмотрел в пользу партнеров  условия некоторых внешнеторговых сделок, отозвал советских советников, предложил обсудить вопрос о пребывании советских войск. В 1958 г. были выведены советские войска из Румынии, но польские и венгерские руководители не пошли на этот шаг.     Значительно позднее, через двадцать лет, в ноябре 1986 г. на Рабочей встрече руководителей стран – членов СЭВ новый лидер Советского Союза,  Генеральный секретарь ЦК КПСС  М.С.Горбачев, ссылаясь на изменившиеся международные условия,  предложил реформировать систему сотрудничества социалистических стран, устранить элементы, тормозящие сотрудничество,  подчеркнув, что каждая правящая партия самостоятельно определяет свою политику и несет ответственность за свои решения  перед  собственным народом.   По его оценке, в подходе  руководства СССР к сотрудничеству в прошлом ощущался патернализм, преобладала  опека,  стремление обращаться с соцстранами как с «младшими братьями».    Одновременно, как подчеркнул  советский генсек,  проявлялась и  забота о развитии и  укреплении содружества, уделялось внимание  проблемам и трудностям отдельных стран. Касаясь вопроса о советском опыте, генеральный секретарь ЦК КПСС  отмечал, что «в первые послевоенные десятилетия только Советский Союз обладал опытом строительства нового общества. Ему как бы приходилось отвечать за все, что происходило, - и  за  плохое, и за хорошее.  Этому соответствовал и характер экономических отношений, которые развивались с акцентом на поставки советского сырья и топлива, на помощь Советского Союза в создании базовых отраслей промышленности. Да и в сфере государственного  строительства братские страны социализма во многом полагались на советский пример. В какой-то степени это было неизбежно»[165].   

 Думается, что реальный анализ отношений Советского Союза с социалистическими странами в целом и с отдельными  государствами – участниками СЭВ и Организации Варшавского Договора  должен отражать многогранную картину тогдашней действительности, с ее обостренным международным  фоном, прежде всего, с «холодной войной» и гонкой вооружений,   с  достижениями и провалами в строительстве нового общества,  со спорами и дискуссиями в политической  элите  о путях дальнейшего развития,  попытками обновления и демократизации   создаваемого социализма, реформирования его  экономической базы.   Такой анализ невозможен без учета процессов глобальных перемен в мире   и формирования нового соотношения сил.  Полагаю, что заявления о «навязывании» советской   модели социализма представляют упрощенный подход и не  учитывают всю сложность объективной картины тех лет.  Другого опыта строительства социализма в те годы  просто не существовало. Кроме того, следует принять во внимание, что победа антигитлеровской коалиции во второй мировой войне, являвшаяся   победой сил демократии над тоталитаризмом, способствовала тому, что окреп авторитет Советского Союза, а число сторонников социализма в мире существенно выросло.   Влияние и популярность социалистических  идей усилились  в Восточной Европе, где проявлялись  леворадикальные настроения, что облегчало восприятие советской  модели.   О продвижении социализма в мировом масштабе, о поисках разных путей к социализму  свидетельствовала   победа революции в Китае, а затем во Вьетнаме и на Кубе. Своим путем к социализму шла Югославия.

       И.В.Сталин и его политические соратники, исходя из уроков только что закончившейся второй  мировой  войны и складывающихся отношений с Западом, полагали целесообразным в интересах безопасности Советского Союза создать на его западных границах  пояс дружественных государств, тем более что в четырех  странах Восточной Европы находились войска Красной Армии, везде были созданы дружественно настроенные  коалиционные правительства,  активно работали компартии и другие левые партии, расширяя свою общественную базу.    Советский Союз предпринял усилия по заключению со своими соседями однотипных по содержанию договоров о дружбе,  сотрудничестве и взаимной помощи.* Затем подобные договоры были заключены между собой странами Восточной Европы. Так закладывалась основа для будущего социалистического лагеря в регионе, который фактически являлся советской зоной влияния.  Ценность ее возрастала в свете попыток США установить атомную монополию.  После отказа СССР, Югославии и других стран народной демократии от  участия в плане Маршалла, который рассматривался Москвой  как инструмент установления американского контроля и привязки стран Восточной Европы к капиталистическому рынку , после создания Вашингтоном военного блока НАТО (1949)   во всех странах народной демократии, в том числе и в Венгрии,  в экономической сфере -  под нарастающим влиянием «холодной войны», а также  настоящей войны на Корейском полуострове (1950-53) -  с подачи Советского Союза проходило изменение структуры   народнохозяйственных комплексов, увеличивалась доля военных расходов. Были переориентированы на СССР внешнеэкономические связи, создавался  обособленный  социалистический  рынок, необходимость которого обосновал И.В.Сталин в своей работе  «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952г.).

 В последующий период,   в  60 –е годы по инициативе советского руководства в целях  более динамичного развития экономики и повышения уровня жизни в странах соцсодружества  предпринимались усилия по улучшению координации народнохозяйственных планов, проведению многосторонней   специализации и кооперирования между различными отраслями национальных экономик. В 70-е годы  в качестве следующего шага – с согласия правящих компартий  всех стран содружества - проводилась  работа по осуществлению  социалистической экономической интеграции стран – участниц СЭВ. При этом учитывался опыт западноевропейской интеграции.   Руководители соцстран    уделяли  внимание  формированию разумного объема внешнеторговых и кредитных  связей с Западом, не переходящего  за черту экономической и финансовой зависимости  всего содружества и отдельных  стран – членов, что, надо прямо отметить,  не всегда удавалось. В 60-е годы имели место попытки реформирования социалистического хозяйства, вводящие элементы рынка, ослабляющие директивное планирование, расширяющие самостоятельность предприятий,  но они  не затрагивали  формы и отношения собственности и тем более   не касались политической сферы, монопольного положения компартий, поэтому эти меры   не могли дать  того результата, на который рассчитывали политики-реформаторы. Это относится к советской  реформе, связанной с именем  А.Н. Косыгина, к реформенным преобразованиям в Польше  и других странах. Бурный старт и затем торможение венгерской реформы в 1968-74 гг.,  нарастающие   трудности в экономическом и социальном   развитии  Венгрии во второй половине 70-х годов,   быстрый  рост ее внешней задолженности, объясняемый неблагоприятным влиянием мирового рынка и просчетами в экономической политике ,  подтверждают этот вывод.

Конечно, экономические,  внешнеторговые связи  никогда не отличаются альтруизмом, каждая сторона преследует  свою выгоду, ориентируется на собственные   политические и экономические цели. Но упрекать Советский Союз в неравноправном сотрудничестве, в  выкачивании средств из социалистических стран нет оснований.  Материалы данного  сборника  позволяют судить о том, что руководители Советского Союза, от И.В.Сталина и Н.С. Хрущева и далее до   Л.И. Брежнева и Ю.В.Андропова,  осознавая  руководящую роль Советского Союза и КПСС  и  свою ответственность за положение в социалистическом лагере (в 60-годы слово «лагерь», вызывавшее нежелательные ассоциации, 

* текст договора с Венгрией приводится в настоящем сборнике документов  за № 1.

заменили в официальных документах на благозвучное «содружество социалистических стран»), опекая и контролируя «друзей»,  многократно в духе «социалистического интернационализма» предоставляли  союзникам по их просьбам  значительную  экономическую и финансовую помощь, особенно на крутых поворотах истории, как это происходило, например, с Венгрией  осенью 1956г.,    с Польшей, начиная  с 70-х  и до середины 80-х годов, а также  с Вьетнамом, Кубой и Монголией.   Ради сохранения политической стабильности в странах содружества руководство СССР выделяло прямую  помощь безвозмездно или  под льготный процент, списывало  задолженность по кредитам, резервировало определенное количество  золота  в Госбанке СССР как «страховочную подушку» для отдельных соцстран,   устанавливало  «стоп-цены» на сырье и энергоносители или  вводило  гибкие  льготные цены на основе пятилетней базы внутри  СЭВ, чтобы смягчить  для союзников влияние неблагопритных изменений на мировом рынке, особенно нефтяного кризиса 70-х годов.     Все эти моменты имели место и в советско-венгерском сотрудничестве.

    Наши народы на протяжении двенадцати веков общения   переживали  периоды дружественных связей или  вступали  в конфронтацию [166].  Вторая мировая война опять столкнула наши страны. После разгрома венгерской армии в 1942-43 гг. на Дону   венгерский правящий класс, вступивший в войну на стороне Гитлера  отнюдь не ради борьбы с коммунизмом, а ради территориальных приобретений, пришел к выводу о необходимости разрыва с фашистской Германией. Венгерские правители  начали   устанавливать контакты с союзниками Советского Союза по антигитлеровской коалиции, надеясь, что англо-американские войска первыми достигнут границ Венгрии. Но реальный ход войны поломал эти планы. Регент Венгрии адмирал М.  Хорти  осенью 1944 г.  обратился к маршалу Сталину с просьбой о секретных  переговорах относительно  перехода Венгрии на сторону союзников и направил в Москву делегацию.  Но гитлеровцам  удалось сорвать  планы венгерской верхушки,  они полностью оккупировали Венгрию и  поставили  у власти марионеточный фашистский режим. Войска Красной Армии вместе с частями  румынской и болгарской армий  в ожесточенных и кровопролитных боях освободили  к весне 1945г. территорию Венгрии от  немецко-фашистских войск и их венгерских пособников.  В Венгрии теперь отрицают вообще  правомерность термина «освобождение», утверждая, что их страна была  оккупирована Советской Армией с 1945г. и до 1990г.  В конце войны в юридическом  смысле можно было говорить об оккупации, но только  до заключения с Венгрией Мирного договора в 1947г. Однако следует помнить  самое существенное - приход советских войск способствовал изгнанию гитлеровцев и их пособников, а также слому реакционной государственной машины и повороту страны на демократический путь. В этом состоит смысл «освобождения». Согласно соглашению о перемирии, подписанному в Москве в январе 1945г. от имени трех союзных держав,  Венгрия,   объявившая  войну фашистской  Германии,   брала на себя обязательство всемерно содействовать военным усилиям союзников.  Предусматривались меры по искоренению остатков фашизма,  денацификации  страны, а также   выплата репараций Советскому Союзу и соседним странам.  Для контроля за выполнением соглашения была  учреждена  Союзная Контрольная Комиссия  с широкими полномочиями. Ее председателем стал маршал  К.Е. Ворошилов.

  В декабре 1944г. И.В.Сталин вместе с В.М.Молотовым принял руководителей компартии Венгрии, которые направлялись в освобожденные районы страны.  Но в отличие от соседних стран   венгерские коммунисты не располагали значительным общественным весом. Только благодаря советскому влиянию  представители  компартии вошли во временное правительство. На выборах в национальное собрание в 1945г. и в 1946г.  компартия набирала не более 10 -  17% голосов. В 1947г.  удалось обеспечить 22% .  Немного меньше  получили социал-демократы. Обе левые партии входили в составы  коалиционных правительств.  Под влиянием неудач на первых парламентских выборах коммунисты усилили внимание к экономической и социальной политике, к вопросам социальной справедливости. Они сыграли главную роль в проведении земельной реформы.  Руководство компартии выступало в роли адвоката  перед Москвой в решении вопросов об уменьшении репараций  с Венгрии и  о возвращении на родину венгерских военнопленных.

 За период с 1945г. по 1948г. в Венгрии, как и в других странах Восточной Европы, произошли крупные демократические по своему характеру политические, экономические и социальные преобразования. В эти годы в  Венгрии сложилась группировка  левых сил, выступавших за создание государства народной демократии, за построение в перспективе социализма.

Первоначально, примерно до 1947г.,   И.В.Сталин не планировал коренных  общественных перемен  в странах Восточной Европы, создания в них  политического строя советского типа, именно поэтому в политической  литературе того времени употреблялся термин народная демократия. Например, польским  руководителям Б.Беруту и  Э.Осубка – Моравскому  он в мае 1946г. вообще  рекомендовал не создавать диктатуру  пролетариата, подчеркнув, что «демократия, которая установилась у Вас в Польше, в Югославии и отчасти в Чехословакии. – это демократия, которая приближает вас к социализму без необходимости установления диктатуры пролетариата и советского строя»[167].    . Примерно в таком же  духе он беседовал и с К. Готвальдом. Вплоть до 1952г., когда западные державы отвергли советский проект мирного договора с Германией как с  единым нейтральным государством, Сталин советовал восточногерманским коммунистам  не форсировать проведение социалистических преобразований.    Очевидцы тех лет, например, бывший секретарь ЦК КПСС, академик Б.Н.Пономарев, рассказывали, что Сталин даже не рекомендовал коммунистическим политикам из стран Восточной Европы  идти по пути советской коллективизации сельского хозяйства[168]. В ходе острой дискуссии  с Г.Димитровым о строительстве социализма в Болгарии без диктатуры пролетариата, без повторения советского пути  Сталин подкорректировал свою позицию и стал называть народную демократию своеобразной формой диктатуры пролетариата.

Вообще сомнения насчет шансов  строительства социализма в Восточной Европе были, вероятно,  широко распространены  в советской элите. Например, на  совещании глав советских разведслужб перед Ялтинской конференцией  было отмечено, что Англия и США не смогут противодействовать  укреплению позиций СССР в Восточной Европе. Но руководство советской  разведки не видело перспектив социалистического развития Польши, Чехословакии, Венгрии и Румынии. Аналитики  Лубянки  надеялись как максимум на возникновение в этих странах правительств,  дружественных СССР.   Однако в Югославии, по оценкам советских разведслужб, имелась социалистическая перспектива, поскольку И.Б.Тито и компартия опирались на реальную военную силу[169].

Но по мере роста международной напряженности и  наступления «холодной войны» руководство Советского Союза произвело радикальную  переоценку прежней политики в Восточной Европе,  форсировало линию на обособление « лагеря сил демократии и мира» и   на ускорение коренных социально-экономических преобразований.   В целом   руководители стран Восточной Европы первой послевоенной волны, включая и венгерского коммунистического лидера Матиаса Ракоши,  следовали курсу политики Москвы, они брали на вооружение советский опыт. Тем не менее вряд ли  можно представлять двусторонние отношения тех лет как некое ручное управление из Кремля. Главное требование состояло в понимании основных линий  политики СССР.  И.В.Сталин не так часто лично  принимал руководителей стран Восточной Европы. Например,  М.Ракоши в своих мемуарах, изданных в Венгрии в 1997г.,  рассказывает примерно о десяти    встречах за  период 1944 – 52 гг.,  но подчеркивает, что его взаимоотношения с И.Сталиным  были по характеру такими, как у секретаря райкома с генсеком партии.   Как свидетельствуют материалы данного сборника, М. Ракоши, занимая пост вице-премьера в коалиционных  правительствах  Венгрии, обращался к И.В. Сталину напрямую по различным вопросам  или направлял  письма в Совет Министров СССР, прекрасно понимая, что они будут доложены «вождю». 

Надо отметить, что личность И.В.Сталина несомненно  оказывала большое влияние на отношения со странами Восточной Европы. Например,  Н.С.Хрущев писал в своих мемуарах: «Он (Сталин) делал все, что было в его силах, чтобы эти страны развивались по социалистическому пути …То была его мечта, и он не жалел усилий для того, чтобы подталкивать страны в направлении построения социализма. Он хотел также, чтобы страны народной демократии были в дружбе с советским народом. …Осуществления поставленных целей он добивался своими сталинскими, варварскими средствами».[170]

Реализуя на практике курс на ускорение строительства социализма и добавляя свое догматическое видение этого процесса, руководители Венгерской партии трудящихся (так называлась компартия  после объединения с левыми  социал-демократами в 1948г.)  во главе с М.Ракоши, перешли  под влиянием первых политических успехов   к волюнтаристским, форсированным методам строительства нового общества.  Новая общественно – политическая  система, создававшаяся в Венгрии,  имела вначале  шанс стать народно-демократической моделью социализма, но  движению в этом направлении помешали  не только обострение конфронтации  с Западом, но и конфликт между Сталиным и Тито. Венгерский лидер М.Ракоши полностью встал на сторону Сталина в этом споре, пойдя на обострение венгеро-югославских отношений. В основе конфликта Сталина и Тито  были не только личные амбиции, но главным образом разногласия вокруг самостоятельной внешней политики Югославии, югославской самоуправленческой модели социализма и  роли компартии в общественной системе.  Для режима власти в Венгрии  в 50-годы   стали характерными административно – командные методы управления в сочетании с практикой  идеологического контроля, систематическими нарушениями законности, широким применением органами госбезопасности  репрессивных методов  не только против политических оппонентов, но и против  партийных кадров и трудящихся. В экономической области этот курс  выражался  в форсированной индустриализации, создании тяжелой промышленности,  волюнтаристских попытках   превращении Венгрии из аграрной страны в «государство  железа и стали», а также  в   росте военных расходов и во внедрении   экстенсивного  хозяйственного механизма, опиравшегося на почти полное огосударствление собственности и директивное планирование. Болезненным вопросом для общественного мнения стало забвение национальных традиций и особенностей, расстановка советских советников* во всех министерствах, постоянные ссылки на советский  опыт.

 В целом в послевоенной политике Советского Союза в отношении Венгрии наблюдалось несколько этапов. В 1945-47 гг. преобладало военное администрирование на территории бывшего вражеского государства, последнего сателлита Гитлера, предоставление помощи  в налаживании мирной жизни, оказание через СКК и по каналам компартии  содействия становлению и объединению  демократических сил, искоренению остатков фашизма.

 

(*архивные документы говорят о том, что просьбы о присылке советских советников исходили от руководства соответствующих стран.)

 

 

 В этот период СССР по праву победителя и в соответствии с решениями Потсдамской конференции союзных держав  установил контроль над германскими  активами, а еще во время военных действий вывез оборудование ряда немецких и венгерских  предприятий, производивших оружие и  военную  технику для вермахта. Венгерские предприятия получали от командования Красной Армии  заказы на ремонт танков, орудий, автомашин и другой советской военной техники, оплата производилась специальным военным пенге. В августе 1945г. были установлены торговые отношения с Венгрией, а в 1946г. созданы совместные советско-венгерские акционерные общества и  предприятия в основных отраслях промышленности и транспорта.  Современные венгерские историки, например , М.Барат ,  полагают, что за  этими шагами СССР прослеживалось стремление установить прежде всего экономический контроль над страной , поскольку продвижение по пути демократизации в Венгрии происходило медленнее, чем в других восточноевропейских странах[171].

     Наряду с обычным   товарооборотом, в экономических взаимоотношениях двух стран с 1945 г.  до 1956 г. имелся ряд особенностей. Во-первых, Венгрия выплачивала вплоть до 1952 г. репарации Советскому Союзу (200 млн. довоенных долларов ),  а также Югославии и Чехословакии (по сто миллионов). В венгерской исторической литературе высказывается мнение, что выплаты были чрезмерными, хотя является фактом, что Советский Союз по просьбе венгерского правительства  уменьшал размеры выплат и соглашался на замену валютных  выплат товарными поставками.  Во - вторых, в Венгрии существовали совместные предприятия [172] и советские предприятия. На начальном этапе совместные общества и предприятия сыграли положительную роль, способствовав запуску производства после военной разрухи (они перерабатывали до 40% венгерской нефти, производили 70% алюминия , 36% алюминиевого проката, добывали 100% бокситов, к ним относилось до 82% торгового флота и весь парк гражданской авиации Венгрии).[173]    Вокруг смешанных обществ  возникало много спорных моментов (целесообразность сохранения,  эффективность деятельности, инвестиции , распределение прибыли и т.д.).  О разных подходах к совместным предприятиям свидетельствует, например, докладная   записка начальника ГУСИМЗ В.Н.Меркулова на имя И.В.Сталина (документ № 8 от 30 мая 1949г.) с жалобой на заявления ряда  венгерских  руководящих лиц (коммунисты  З.Ваш, генсекретарь Высшего Экономического Совета, и Л.Хай, статс-секретарь Министерства торговли и кооперации) о том, что «советско-венгерские  акционерные общества не оправдали себя ,что Венгрия уже достаточно выросла и ей пора освободиться от советской опеки…».   Вопрос о смешанных обществах решался по- разному. Например, поляки отказались от них из-за опасения, что американцы тоже предложат им создавать такие совместные предприятия. В Румынии они были созданы. `Но И.В.Сталин, например, рекомендовал И.Б.Тито и Э.Карделю в 1946г. не организовывать совместные предприятия, считая,  что могут появиться расхождения и разногласия, испортятся дружественные отношения. По его словам, « такие общества подходят странам – сателлитам».[174]  

По мере восстановления венгерской экономики и выполнения советскими  предприятиями в Венгрии , отведенной им роли ,  правительство СССР пришло к выводу о необходимости продажи венграм 69 советских предприятий . Судя по документам , этот процесс начался в 1947г. и закончился в 1952г. Общая стоимость этих в прошлом немецких предприятий была установлена в сумме 45 млн. долларов. ( См. документы первого раздела № 19,20, 21 ) . Позже советская сторона  передала Венгрии , как и другим социалистическим странам,  свои доли   в совместных предприятиях ( 1954 г., документы первого раздела сборника № 23, 26 ,27, 28,29) . Все это свидетельствовало о расширении самостоятельности Венгрии в экономической сфере и об отмене  послевоенных ограничений, но выплаты за эту собственность, конечно, отягощали венгерскую экономику.  .

 Экономика Венгрии, вне связи с типом общественно-политического строя и внешнеполитической ориентации в данный исторический период, не может нормально функционировать без развитых внешнеторговых и  экономических связей, без открытости в сторону мирового рынка. Венгрия почти лишена запасов рудного,  минерального сырья  и углеводородов.  Собственная добыча нефти  никогда не превышала  1,5-2  млн. тонн.   Разработка  месторождений бокситов,  производство глинозема и алюминия требовали   большого количества электроэнергии. Для добычи  бедных   по содержанию урана руд в горах Мечек  были необходимы большие капиталовложения  на строительство глубоких шахт  и первичную переработку руды, что без советского участия сделать было невозможно. А между тем в обществе существовал миф,  что продавая уран, венгры заживут богаче. Через внешнюю торговлю реализуется до половины венгерского национального дохода. В случае  возникновения дисбалансов Венгрия вынуждена  обращаться за внешней помощью.  Все эти проблемы постоянно  стояли в повестке дня всех венгерских правительств  в рассматриваемый период – с 1948г. по 1973г.  В реальной жизни  они существуют и поныне, хотя Венгерская Республика после 1990 г . переориентировала внешнеэкономические связи на Запад , а с 2004 г.  присоединилась к ЕС и начала осуществлять программу конвергенции.   В условиях мирового финансового кризиса  2008 -2009 гг., болезненно затронувшего все страны Европы,  внешняя задолженность Венгрии превышала 80 %  ВВП.

 Если вернуться к периоду послевоенного восстановления,и развития ,  то следует отметить ,что в  40-50-х годах ХХ века    положение в экономике  Венгрии было напряженным. Например ,   в сентябре 1951г . первый секретарь ЦР ВПТ М.Ракоши обратился в Москву с просьбой о выделении  очередного кредита в сто миллионов рублей  сроком на пять лет, мотивируя просьбу засухой и невыгодным для Венгрии формированием цен на мировом рынке. В записках на имя И.В. Сталина в октябре 1951 г. руководители МИД, МВТ и Минфина доложили, что вся задолженность Венгрии Советскому Союзу составляет 550 млн. рублей и проценты по кредитам - 52 млн. рублей. В эти суммы включались платежи за поставки военного имущества (396 млн. рублей), погашение  кредита  в свободно конвертируемой валюте ( 20 млн. рублей ) и др.  В 1952г. Венгрия должна была уплатить Советскому Союзу 57,6 млн. рублей в окончательное погашение репарационных платежей,а также  за бывшие немецкие активы -27,1 млн. рублей, а в 1953г. – еще 37,9 млн. рублей. В записке отмечалось, что  отрицательное сальдо платежного баланса Венгрии по сравнению с 1950г. увеличилось и составило 455 млн. форинтов  (155 млн. рублей). Товарный кредит Венгрии был предоставлен в ноябре 1952г.

     Любой поворот в политике Венгрии  нуждался в экономической поддержке, прежде всего из Советского Союза. После смерти Сталина советское руководство начало вносить коррективы  в прежнюю жесткую  политику в отношении соседних стран Восточной Европы. По инициативе советской стороны в Кремле  в июне 1953г.  состоялся нелицеприятный разговор с венгерскими  руководителями  об  ошибках  и просчетах в политике ВПТ, включая и репрессии.  Конечно, по форме это было вмешательство в венгерские дела, но современные историки рассматривают действия Москвы как вполне обоснованные и справедливые и выражают сожаление, что их  эффект  оказался краткосрочным. Тогда  М.Ракоши пришлось  расстаться с постом председателя правительства и  сосредоточиться  на партийных делах.  Главой правительства стал Имре Надь. На Пленуме Центрального руководства ВПТ и сессии парламента   были осуждены ошибки в реализации политики партии, намечен новый курс.  В экономической  политике наметился поворот, выражавшийся в уменьшении объемов капитального строительства, в сокращении военных расходов, в перераспределении  бюджетных средств на развитие легкой и пищевой промышленности,  на повышение уровня жизни. Были снижены  темпы коллективизации села. Началась реабилитация невинно осужденных граждан. Но вокруг этих мер развернулась борьба консервативных сил во главе с М.Ракоши и сторонников обновления политики, группировавшихся вокруг И.Надя.

По определенным вопросам эти два руководителя были вынуждены действовать совместно. Например, в ноябре 1953г. они направили письмо в ЦК КПСС с  просьбой  о предоставлении в 1954г. нового кредита  на сумму в 200 млн. рублей с погашением его равными частями в течение 5 лет начиная с 1957г. (документ 25). Кредит  требовался для погашения задолженности Венгрии (447,6 млн. рублей на конец 1952г)   как в отношении народно-демократических стран, так и капиталистических государств. Венгерские руководители  в письме заверяли, что поворот в экономической политике, планируемый с 1954г. , позволит  добиться перемен во внешней торговле и обеспечить значительный актив внешнеторгового баланса. Но реализация нового   курса политики,  одобренного в июне 1953г, была сорвана разгоревшейся  внутрипартийной борьбой в ВПТ, в результате чего премьер-министр  И.Надь в конце 1955г. подал в отставку,  а затем был исключен из партии за «оппортунистический» уклон.

В октябре 1955г . М.Ракоши и новый премьер –министр А.Хегедюш вновь обращаются в Президиум ЦК КПСС с просьбой о помощи. Ухудшение финансового положения страны, прежде всего, рост задолженности капиталистическим странам – до  900 млн. рублей - они объясняли  в первую очередь « демагогией правых уклонистов, стремившихся поднять жизненный уровень населения независимо от состояния производства» , а также увеличением импорта из капстран, поскольку импорт Венгрии из СССР и стран народной демократии в 1955г. существенно сократился.  Венгерские руководители намеревались в 1956г. увеличить долю импорта из социалистических  стран до  63 % всего объема импорта, а из капиталистических стран уменьшить до 37%. Они отмечали, что их платежные обязательства перед Советским Союзом составят в 1956г. 270 млн. рублей. Была выражена просьба отсрочить погашение кредита в размере 60 млн. рублей ( выкуп бывшего немецкого имущества ), также перенести погашение товарного кредита 1952 г. на сумму 52 млн. рублей, с тем чтобы эти платежи на сумму 112 млн. рублей были погашены в период  с 1957г. по 1961г.  М.Ракоши и А.Хегедюш просили увеличить  поставку советских товаров в Венгрию, а также изложили   просьбу об отсрочке погашения валютного кредита Госбанка СССР  в 2,5 миллиона долларов США, предоставленного в 1955г. Была также передана просьба о получении взаимообразно в апреле 1956г. 100 тыс. тонн пшеницы с обещанием вернуть этот объем из урожая 1956г.

Речь шла о событиях 1955-56 гг., одного  из самых драматических периодов истории Венгрии. В Москве  знали ,что обстановка в стране и внутри руководства ВПТ все более осложняется. Просьба   была рассмотрена в ЦК КПСС  довольно оперативно, уже в ноябре 1955г. (документы 32 , 34 , 36  перечня  периода 1948- ноябрь 1956г.).  В порядке оказания экономической помощи Венгрии советская сторона отказалась от  половины остающейся на 1 января 1956г. задолженности Венгрии по оплате советских предприятий, советской доли в смешанных обществах и за другое советское имущество (задолженность была уменьшена с 2260 млн. форинтов до 1130 млн. форинтов). Платежи по остатку должны были производиться в 1956г. только форинтами.  Была предоставлена отсрочка в погашении кредита от 13 ноября 1952 г.- 52 млн.рублей .. Госбанк СССР отсрочил, как и просили венгры, погашение валютного кредита. Минвнешторгу было   поручено провести переговоры об увеличении товарооборота в 1956г.

 Единственно в чем было отказано – это предоставление взаймы пшеницы. Министр внешней торговли СССР И.Кабанов  предложил  ответить венгерской стороне отказом, ссылаясь на то, что венгры могли бы обойтись имеющимися у них  ресурсами зерна, а в Советском Союзе  ресурсы зерна ограничены.

В сентябре 1956г. новый первый секретарь ЦР ВПТ Э.Гере и председатель Совмина  А.Хегедюш опять обратились в Москву за помощью: просили поставить  дополнительно 350 тыс. тонн нефти и  180 тыс. тонн мазута, поскольку в Венгрии произошел спад добычи нефти из-за обводнения месторождений. Ввиду неурожая венгерские руководители просили  поставить не менее 350 тыс.тонн пшеницы. Ссылаясь на платежные обязательства перед народно-демократическими странами (около 900 млн. руб.) и возросший импорт  из капиталистических стран,  венгерские руководители просили отсрочить  платежи за советскую военную технику (их сумма до 1960г.  - 280 млн. рублей) с тем, чтобы производить  погашение с января 1959 г. в течение 12 лет. Они также просили восполнить в 1957г. недопоставки товаров по торговому соглашению с СССР.

В российской исторической литературе в связи с нарастанием  кризиса в Венгрии осенью  1956г. обычно анализируются действия советского руководства в политической сфере -  поездки М.А.Суслова и А.И.Микояна для изучения обстановки,  рекомендация  Москвы о замене М.Ракоши , принятая с большим опозданием в июле  , консультации с  членами руководства  ВПТ. Редко обращается внимание на меры экономической помощи, которые предпринимал Советский Союз. В октябре 1956г. советская  сторона дала согласие на предоставление кредита  Венгрии в сумме 100 млн. рублей (6о млн. – товарные поставки ,40 млн.- в свободно конвертируемой валюте). Решено было уменьшить советский кредит на развитие уранового предприятия около г.Печ , поскольку венгры намеревались обеспечить  больше капиталовложений  за свой счет[175]. Для переговоров с венгерским руководством  в Будапешт в ноябре  1956г. планировал   приехать Н.С.Хрущев.  Реализация этих мер была прервана вспыхнувшим в Будапеште  23 октября 1956 г. вооруженным  восстанием, позже ставшим  революцией.    

Отдельные венгерские деятели, в частности, бывший заместитель председателя Совета министров, представитель ВНР в СЭВ  П.Вайи, утверждали  в беседах с советскими представителями, что если бы  СССР выделил больше помощи Венгрии в 1955 г., то никакого мятежа осенью 1956г. не было бы. Трудно согласиться с этим мнением. Причины недовольства и протестных выступлений  крылись глубже. Конечно, среди  требований восставших в октябре 1956г.  вопросы изменения  экономической и социальной политики, внешней торговли, выплаты  репараций фигурировали,  но отнюдь не  как главные. Например, в известных «16 пунктах» студентов Будапештского строительно – технического университета от 22 октября 1956г.   на первых местах  стояли политические требования – вывод советских войск , обновление партийного руководства путем тайных выборов , назначение  Имре Надя главой правительства , суд над М.Ракоши , М.Фаркашем и их пособниками , проведение всеобщих ,равных и тайных выборов на многопартийной основе, предоставление рабочим права  на забастовки.[176]  Только в общем виде экономические вопросы были обозначены и в требованиях Союза писателей, одного из основных идеологических центров венгерской революции 1956г. Главными были требования обеспечения независимости, защиты национальных интересов, а затем появились требования выхода из Варшавского Договора  и объявления   нейтралитета, что и провозгласил премьер-министр И. Надь.

История подавления войсками СССР при политической поддержке всех соцстран, включая Югославию и Китай ,  национально – освободительного восстания в Венгрии в 1956г. хорошо известна.  В меньшей мере освещен в научной литературе вопрос о большом объеме экономической помощи, предоставленной Советским Союзом и другими социалистическими странами,  вновь образованному правительству во главе с Я.Кадаром в целях стабилизации обстановки и  обеспечения условий для нормального развития братской страны, попавшей в беду.  

 Представление об этом дают материалы сборника о периоде с декабря 1956г по ноябрь 1964г. Советская помощь предоставлялась как безвозмездно (прежде всего  продовольствие), так и в виде кредитов. Уже 5 ноября Президиум ЦК КПСС принял постановление « О срочной отгрузке товаров в Венгерскую Народную Республику», которым предусматривалась поставка продовольственных товаров и строительных материалов на сумму около 44 млн. инвалютных рублей безмозмездно. Определялась потребность в медикаментах,которые поставлялись тоже безмозмездно[177].  Н.Хрущев сообщил 14 декабря 1956г . Я.Кадару в ответ на его письмо от 11 декабря ,  что  Советский Союз поставит в Венгрию до конца года 25 тыс. тонн пшеницы и 25 тыс .тонн муки в порядке безвозмездной помощи. Большее количество  нельзя было поставить из-за  затруднений с транспортом. В первом квартале 1957г. Советский Союз гарантировал поставку 250 тыс. тонн пшеницы и 50 тыс . тонн кормового зерна , как и просил председатель Временного революционного рабоче-крестьянского правительства Венгрии. Острым вопросом для Венгрии была нехватка угля. Помимо забастовок  шахтеров, возникали трудности с доставкой угля из СССР из-за того, что в Венгрии используется более узкая   европейская железнодорожная колея, что лимитировало советские  перевозки , поскольку требовалась замена колесных пар или перевалка груза  , – в сутки проходило  не более 5,5 тыс.тонн. До конца 1956г. г.  наша страна поставила 150 тыс. тонн угля. В первом квартале 1957г. поставлено 300 тыс. тонн из Советского Союза и 300 тыс. тонн из Польши за счет уменьшения объемов  польской поставки угля в Советский Союз. Одновременно советское руководство попросило Чехословакию, Польшу и ГДР не прерывать поставку электроэнергии  в Венгрию. В связи с просьбой Я. Кадара о кредите Н.Хрущев в своем ответе подчеркнул: « Хотя нам и трудно, однако, желая Вам помочь в преодолении создавшихся у Вас экономических трудностей, наше правительство приняло решение удовлетворить Вашу просьбу о предоставлении кредита в сумме 200 млн. рублей в свободных девизах и золоте». Было также  отсрочено погашение ранее предоставленного  кредита Госбанка СССР в сумме 10 млн. рублей (документ  2  перечня  периода 1956-64 гг.).

Вопросы подъема экономики  и повышения уровня жизни наряду с восстановлением общественного порядка и законности имели решающее значение  в нормализации обстановки в Венгрии. Москва внимательно изучала ситуацию. Советские экономические ведомства в марте 1957г. в записке в ЦК КПСС  прогнозировали, что в 1957г. венгры смогут выполнить намеченные планы развития народного хозяйства, если увеличат добычу угля, повысят объем заготовок сельхозпродукции, изыщут дополнительные товары на экспорт в капстраны и остановят необоснованный рост зарплаты.  Но отмечалось, что в 1958г. и в ближайшие годы Венгрия будет иметь серьезные трудности, прежде всего из-за значительной задолженности капиталистическим странам. Кредит в свободной валюте от СССР и Китая на сумму 340 млн. валютных рублей, как подчеркивалось в записке, поможет погасить лишь часть имеющейся задолженности. Был сделан вывод, что «венграм потребуется  некоторая помощь в 1958-60 гг.» (документ 8 второго раздела перечня).

Надо подчеркнуть, что с венгерской стороны признавалось значение советской помощи СССР и социалистических стран. Об этом неоднократно  говорили  Я.Кадар и другие руководители. Например, член Политбюро ЦК  ВСРП, заместитель Председателя Совета Министров ВНР А.Апро заявил на переговорах в Москве 25 ноября 1957г., что «товарные кредиты, полученные из дружественных стран, в большой степени способствовали возобновлению и поддержанию промышленного производства, в то время как с помощью валютного кредита мы смогли приобрести важные виды сырья ,которые нельзя было получить из дружественных стран. Валютные кредиты сделали возможной выплату части самых тяжелых для страны капиталистических долгов. В результате этой помощи, а также наших собственных усилий объем промышленного производства в 1957г. достигнет уровня 1955года.» Но  А.Апро откровенно заявил, что даже к 1960г. в Венгрии не будет обеспечено равновесие народного хозяйства в опоре на собственные силы и вновь потребуется внешняя помощь. » Были подняты вопросы о  получении в Советском Союзе товарных и валютных кредитов на общую сумму в 1100 млн. рублей на 1958-60 гг. После ряда консультаций правительство Венгрии уменьшило эту  большую заявку. Чрезвычайное значение для венгров имел ввоз из Советского Союза основных видов сырья- угля, металлургического кокса, нефти, проката, цветных металлов , лесоматериалов, целлюлозы , бумаги. А.Апро заявил, что если эти виды сырья не будут приобретены в Советском Союзе, а на Западе их  купить нельзя за недостатком валюты, то  « мы не сможем выполнить и наши скромные  наметки по промышленному производству, жизненному уровню и капиталовложениям».  Политический подтекст этого заявления был понятен. Правительство  Венгрии попросила  также долгосрочный кредит на капиталовложения с тем, чтобы модернизировать отрасли перерабатывающей промышленности с целью улучшения платежного баланса и подготовки  венгерского машиностроения к  кооперированию с дружественными странами. Все эти вопросы были положительно рассмотрены во время переговоров в 1958г. партийно-правительственных делегаций двух стран во главе с Н.С.Хрущевым и Я.Кадаром (документы 10,14, 17,18).

Необходимо отметить, что позитивное решение экономических вопросов двусторонних отношений  трудно представить  без атмосферы доверия и согласия в политической области. Стремление сохранить товарищеские отношения с руководством  ВСРП, поддержать Венгрию  было характерно для Н.С. Хрущева, считавшегося « крестным отцом» Я.Кадара , а также после 1964 г. – и для Л.И. Брежнева, хотя какое-то время во взаимоотношениях руководителей ощущалась напряженность из-за того ,что Я.Кадар выразил несогласие с методами освобождения Хрущева с высших постов. Но в 1965 г. этот вопрос  был  отлажен. Вообще нужно отдать должное Я.Кадару, умевшему устанавливать хорошие взаимоотношения со всеми советскими лидерами.  Важно отметить также роль Ю.В.Андропова, знавшего   особенности и трудности Венгрии. Публикуемые  в сборнике  две записки -   Отдела ЦК КПСС (от 1961г. )  и совместная записка с другим Отделом ЦК - по вопросам СЭВ ( от 1964г. ), подписанные    Ю.В.Андроповым, свидетельствуют о доброжелательном и в то же время  сугубо реалистическом  подходе к  экономическим проблемам, решаемым венгерским руководством (документ 45 второго перечня ).  В документе, который готовился под  визит Н.С.Хрущева в Венгрию, оказавшимся  в его политической карьере последним,   отмечалось,что  за три последних  года (с 1961г.) венграми были предприняты меры по оздоровлению экономики страны, по совершенствованию планирования и руководства народным хозяйством, улучшению структуры промышленного производства и по повышению технического прогресса. « В соответствии с экономическими возможностями страны на пятилетие  запланированы более низкие темпы роста реальных доходов населения ,что позволило улучшить соотношение между количеством денег в  обращении и товарной массой». Однако в экономическом развитии проявляются большие трудности :  замедлились темпы роста национального дохода , промышленного и сельскохозяйственного производства , в большей степени ,чем планировалось , приостановился рост жизненного уровня. Продолжает увеличиваться внешняя задолженность.      В документе говорилось: « Т.т. Кадар ,Фок , Апро и другие венгерские руководители считают ,что без дальнейшего увеличения объема торговли с СССР и специализации венгерской промышленности с ориентацией на советский рынок успешное развитие  экономики Венгрии невозможно. При этом они особо подчеркивают, что исходят из необходимости развития взаимовыгодного сотрудничества, в котором были бы в равной степени заинтересованы обе стороны».

Однако каким бы дружественным ни был бы подход руководства Советского Союза к Венгрии во главе с Я.Кадаром , основные вопросы развития страны , интенсификации и модернизации ее народного хозяйства , осуществления капиталовложений решало суверенное руководство Венгрии – по политической  структуре тех лет  Политбюро ЦК ВСРП  и Правительство ВНР.  Советский фактор, прежде всего поставки сырья, металлов,  зерна и энергоносителей, кредитно-финансовая помощь, играл большую роль, но все-таки он был вторичным на фоне усилий самой Венгрии (удельный вес Советского Союза во внешней торговле Венгрии составлял от 25% в 1956г. до 35 %  в 70-е годы). Обычно инициатива крупных экономических проектов исходила из Будапешта. Кроме того, Венгрия по своему выбору  участвовала в реализации совместных программ по линии СЭВ.    Встречались случаи, когда Москва отвечала отказом, например, на просьбу о поставке 300 тыс. тонн продовольственного и 100 тыс. тонн фуражного зерна в октябре  1963г.  А.Н.Косыгин тогда прямо сказал заместителю премьер-министра  Е.Фоку об ограниченности советских  ресурсов зерна и порекомендовал купить зерно в США,  поскольку ожидалось заявление президента Кеннеди о согласии США поставлять хлеб в СССР и другие соцстраны на обычных условиях расчетов. Но Косыгин обещал в случае возникновения  трудностей с получением кредита (а требовалось 27 млн. долларов )  предоставить венграм кредит через Эйробанк в Париже.

Общая стратегия экономического развития Венгрии в  60-70-е годы  строилась на учете непреложного политического  фактора, сформулированного Я.Кадаром – по мере продвижения по пути социализма уровень жизни трудящихся  должен повышаться. Руководство страны видело в этом гарантию общественного согласия, достигнутого после  вооруженного подавления революции осени 1956г. В Москве это понимали.  За период 1959-1966  гг. реальные доходы венгерского населения возрастали на 3,5 %-4% в  год.     В 1966-71 гг. реальные доходы населения росли  быстрее, в среднем ежегодно  на 6 %. После 1968г.  до 3% в годовом исчислении увеличивалась реальная зарплата.  Основой роста было ежегодное  повышение национального доход до  5-6 %. Сельское хозяйство после 1956г. переживало временный застой, но когда с третьего захода удалось к 1961 г. осуществить его коллективизацию прирост сельхозпроизводства составил  к 1967г. в среднем 2% в год.

Хотя в Венгрии была решена проблема перевода села на социалистическую основу,  правительство все равно   обращалось с просьбами в Москву о поставке  зерна,  чаще всего  фуражного, так как надо было сохранить большое поголовье скота, особенно свиней. Правительство ВНР вложило большие  инвестиционные средства  в подъем сельского хозяйства, в том числе в  импорт  сельхозтехники, тракторов и комбайнов , частично советских,  различных удобрений и средств защиты растений. На Западе были закуплены современные производственные системы, высокоурожайные сорта кукурузы и пшеницы, масленичных культур,    а также племенной скот. Были приняты меры по повышению материальной заинтересованности работников.  Модернизировав сельское хозяйство и пищевую промышленность , увеличив объем производства в государственном и кооперативном секторах ,а также за счет  подсобных хозяйств крестьян ,  Венгрия стала предлагать советской стороне все больше продовольствия на экспорт:  мясо (свинина и птица ) и мясные изделия, фруктовые и овощные консервы , свежие фрукты, особенно яблоки ,виноградное  вино, а также бройлерных цыплят для советского Птицепрома.  В этой области в 60-70-е годы был  заключен  ряд взаимовыгодных  долгосрочных соглашений, что придавало устойчивость взаимной торговле. 

Здесь нужно упомянуть один  вопрос, который подробно не затронут  в документах сборника. С 1957 г.  партийно-государственное руководство  и ученые- экономисты Венгрии размышляли о необходимости совершенствования системы директивного планирования и руководства народным хозяйством , о повышении роли рыночных факторов  , интенсификации экономики,  так как становилось ясным ,что экстенсивные методы ведения   хозяйства исчерпали себя , динамика развития падала. К середине 60- х годов  подобные настроения проявлялись во всех соцстранах  и в Советском Союзе, где началась, вопреки политическому и идеологическому торможению,   экономическая реформа. Венгерская реформа 1968 г.  (она называлась реформа хозяйственного механизма) была самой продвинутой в социалистических странах  с точки зрения использования рыночных рычагов, механизмов  цен и налогов, расширения самостоятельности предприятий и  ослабления роли обязательных плановых показателей. Мероприятия реформы затрагивали и сферу внешней торговли, поэтому венграм пришлось давать разъяснения партнерам, прежде всего советским. В документах  сборника есть ссылки на вопросы о   влиянии венгерской реформы на перспективы сотрудничества с СССР, которые  поднимали перед партнерами заместители Председателя Совмина  СССР Н.К.Байбаков и М.А.Лесечко.     Приняв  в 1966г. решение о крупном изменении хозяйственной системы, партийно-государственное  руководство Венгрии озаботилось созданием надлежащих внешних  условий для его реализации. Венграм хотелось получить больше долгосрочных  кредитов на Западе, прежде всего через международные финансовые организации. В 1966г. основные инициаторы   реформы, член Политбюро ЦК ВСРП, Председатель Совета министров ВНР Е.Фок и член Политбюро,секретарь ЦК ВСРП Р.Ньерш   во время визитов  в Москву интересовались мнением советских партнеров относительно целесообразности вступления Венгрии в МВФ и Всемирный банк. Ответ был однозначно отрицательным.

  Внутри Политбюро ЦК ВСРП шли дикуссии о пределах реформенных мероприятий и  об их политических последствиях..  Окончательные решения, которые принимал Я.Кадар , не могли не носить  отпечаток компромиссов.        Мне представляется,что публикуемое в сборнике письмо Я.Кадара на имя Л.И.Брежнева от 6 октября 1967г.( документ 25(19) третьего раздела) является своеобразным  итогом этих обсуждений .  Венгерский  руководитель  выразил свою основную позицию так  : «Мы считаем , что наше дальнейшее развитие , решение наших экономических проблем, сокращение нашей обременительной зависимости от капиталистического рынка требуют дальнейшего углубления наших экономических связей с Советским Союзом». А далее им  были изложены просьбы, выполнение которых  обеспечивало бы  гарантии спокойного проведения задуманных реформенных преобразований и бесперебойного развития Венгрии: 1.  Увеличить закупки венгерских товаров  взамен дополнительных поставок сырья  из Советского Союза..2.   Рассмотреть вопрос о ежегодных поставках из Советского Союза 400-500 тыс. тонн кормового зерна и 40 тыс. тонн свинины в обмен на венгерские товары по товарообороту. 3.  В целях погашения западных долгов  Я. Кадар просил в Москве новый долгосрочный кредит на сумму 150-200 млн. долларов, проценты по которому предлагалось оплатить дополнительными товарными поставками или долларами. 4. Был затронут вопрос о задолженности Советскому Союзу, выплаты по которой с 1971г. являлись « для венгерского народного хозяйства  трудно разрешимой задачей». В этой связи  Я.Кадар предлагал освободить Венгрию «от   обязательства погашения платежей военного характера в сумме 226 млн. рублей ».

Интересно выглядел пассаж письма о советских кредитах: «Единственным нашим долгосрочным кредитором является Советский Союз, предоставивший нам за прошедшие 20 лет кредиты в сумме 805 млн. рублей. Две трети этих кредитов однако служили не целям развития экономики (362 млн. руб. составляет военный кредит, а 170 млн. руб. кредит, предоставленный для консолидации экономики после контрреволюции. ( Спрашивается,  почему так оценивается советский кредит? Он разве не способствовал развитию народного хозяйства ?  – М.В.Л.).Из кредитов, предоставленных Советским Союзом ,- продолжал венгерский лидер,-  мы погасили 411 млн.руб.». В письме Я.Кадара задолженность Венгрии  западным странам оценивалась в сумме   700 млн.долларов ,причем две трети ее надо было погасить в течение года . Проценты по задолженности капстранам составляли  ежегодно 30 млн. долларов. По мнению Кадара,  возникшие проблемы  «можно решить только в том случае,  если мы еще в большей степени, ,чем до сих пор,   будем расширять наши связи с Советским Союзом, стремясь в то же время лучше использовать наши внутренние ресурсы и искать политически приемлемые решения в связях с капиталистическими странами».

Венгерское руководство просило повысить темпы роста сырьевого импорта из Советского Союза по сравнению с долгосрочными соглашениями. Уравновешивать советские поставки предполагалось товарами венгерского экспорта, прежде всего машиностроительной продукции, а также поставками товаров народного  потребления, для чего требовалось получить постоянные заказы из СССР.                                              

 Надвигался 1968 год с его политическими  проблемами вокруг  «Пражской весны ». Венгерское руководство было обеспокоено ситуацией в Чехословакии и реакцией руководства  социалистических стран, членов  Варшавского Договора, на стремления А.Дубчека и его сторонников в КПЧ создать   «социализм с человеческим лицом».  Под ударом  критики могла оказаться венгерская  реформа  и весь курс политики ВСРП  на демократизацию системы управления и  либерализацию общественной жизни, проводившейся после трагедии 1956г. На закрытых встречах лидеров СССР, ПНР, ГДР, ВНР и НРБ, обсуждавших обстановку в ЧССР и возможные шаги ,  Я.Кадар, соглашаясь с наличием негативных тенденций, до конца  июля 1968г. призывал не торопиться и выступал за политические меры разрешения кризиса. Затем под давлением «братских» стран он  все-таки согласился на участие Венгрии в совместной военной операции пяти стран Варшавского Договора на территории Чехословакии. На последней стадии перед принятием окончательного решения  17-18 августа 1968г. Л.И.Брежнев сказал  Кадару : « Янош, проси чего хочешь , но выдели хотя бы полк !» В операции « Дунай» приняла участие мотострелковая дивизия Венгерской народной армии. Позже советский лидер говорил Кадару,  что никогда не забудет того, что Венгрия в решающий момент выступила вместе с Советским Союзом.

Венгерская экономическая реформа просуществовала на несколько лет дольше чехословацкой. Ее хозяйственные  результаты были неплохими, экономическая жизнь оживилась , выросли  инициатива и предприимчивость , поднялась материальная заинтересованность работников. Многие элементы реформы сыграли положительную роль в конце 80-х – начале 90-х годов при переходе страны на рыночный путь развития. В целом   венгерские  историки и общественное мнение считают, что 70-е годы были лучшими в развитии «реального социализма» на венгерской земле.

Полагаю, что эти годы были плодотворными и в советско-венгерском экономическом сотрудничестве. Постоянно рос объем внешней торговли , сотрудничество обогащалось новыми кооперационными формами. Во внутренних венгерских  документах для руководства, включенных в состав сборника, положительно оценивалось состояние  сотрудничества с Советским Союзом ,  отмечался выгодный для Венгрии характер экономических связей, благожелательный тон контактов с советскими представителями. Успешно работала Межправительственная комиссия по экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Вместе с тем в условиях реформенных преобразований в венгерской экономике и  обществе проявлялись явления, которые в совокупности  приводили к  ослаблению роли государственного сектора в противовес кооперативному, к противопоставлению крестьянства рабочему классу, к усилению социального  расслоения,   к уменьшению регулирующей и координирующей функции государства и  оттеснению правящей партии – ВСРП от решения экономических и социальных вопросов.  Заметно выросли настроения стяжательства и погоня  за материальными выгодами. Все эти моменты  вызывали  усиление   дискуссий в партии и ее руководстве, внутри  которого  образовалась т.н. рабочая оппозиция (Б.Биску ,З.Комочин,  Ш.Гашпар , А.Пуллаи и др.) призывавшая притормозить рыночные нововведения, укрепить союз рабочего класса и крестьянства.  В Москве с беспокойством наблюдали за ситуацией.  На встрече в Завидово   в феврале 1972г.  Л.И.Брежнев счел нужным  высказать  Я.Кадару « в товарищеской  форме» опасения по поводу негативных тенденций развития Венгрии, которые, по его оценке, вели к ослаблению руководящей роли ВСРП  и усилению  крена на Запад во внешней политике и внешней торговле.   Брежнев выразил доверие лично к Я.Кадару , но подверг критике позиции некоторых его ведущих соратников по Политбюро. Венгерский руководитель не во всем согласился с оценками Генерального секретаря ЦК КПСС, но поблагодарил за  предостережения. Я. Кадар заявил о неизменности линии ВСРП на дальнейшее укрепление дружбы и сотрудничества с Советским Союзом, но обрисовал трудности в венгерской экономике, в частности, рост  внешней задолженности..     Была достигнута договоренность о проведении в марте 1972 г . встречи  глав двух правительств А.Н.Косыгина и Е.Фока для обсуждения актуальных вопросов экономического  сотрудничества  , а также о визите в Венгрию партийно-правительственной делегации СССР во главе с Л.И Брежневым  в ноябре 1972 г. 

В порядке подготовки   венгеро-советских переговоров Я.Кадар направил 21 февраля 1972г. письмо Л.И.Брежневу, изложив венгерские предложения по сотрудничеству и попросив поддержать их  – « Суть нашей просьбы состоит в том, чтобы мы имели возможность погашать свои обязательства поставками изделий, соответствующих нашим возможностям, чтобы при корректировке внешнеторговых контрактных цен учитывалось наше положение , а также чтобы Советский Союз удовлетворял перспективные потребности нашего народного хозяйства в сырье  без предоставления нами целевых кредитов, взамен поставок нужной ему современной венгерской продукции» (документ 40(34) третьего раздела). Эти вопросы в основном были решены положительно.

 С осени 1972г.  Я.Кадар  начал постепенно вносить изменения в экономическую и социальную политику, усиливать централизацию управления. Экономическая реформа была приторможена. Дальнейший ход событий  известен. В 1974-75г.г. Я.Кадар произвел перестановки в высшем руководстве .  К тому времени  страна оказалась в более сложных экономических  условиях , когда выросла дефицитность всех факторов развития,   под влиянием взрыва цен на нефть  усилилось негативное влияние мировой экономики. Нарастала импортная зависимость ВНР от Западной Европы (до  1/10 ВВП).[178]    Экономика всех социалистических стран, в том числе и Венгрии, снижала динамику развития, все более  отставала от требований научно-технической революции. Что касается Советского Союза, то можно сослаться на М.С.Горбачева, который на встрече с руководителями стран – членов СЭВ  в ноябре 1986г. заявил, что только  30% продукции советской промышленности соответствует мировым стандартам. В конце 70-х - начале 80-х годов   венгерскому руководству   по существу пришлось разрабатывать новую парадигму развития, вносить  коррективы  во внутренний хозяйственный механизм и  внешнеэкономические связи, активнее обращаться в ЕЭС и затем  вступить в МВФ и Всемирный банк. Советский Союз, испытывавший свои трудности и замедливший развитие к началу 80-х годов, не мог оказать действенную помощь Венгрии и другим соцстранам. Полумеры вроде закупки части продукции в соцстранах за доллары не меняли положения. Все это  обусловило углубление экономических связей европейских соцстран  с капиталистическим миром.   Политическому руководству Венгрии на фоне почти  нулевого роста национального дохода и увеличения внешнего долга (до 14 млрд. долларов в 1989г., причем на выплату процентов требовалось 1,3 млрд. долларов [179])   в конце концов пришлось пойти  на приостановку  роста уровня жизни населения, что было чревато нарушением согласия между народом и руководством ВСРП, ослаблением  стабильности режима власти.

Что касается экономических отношений Венгрии  с Советским Союзом в 1948-73г., то они  вне всякого сомнения  сыграли важную роль в развитии экономики Венгрии, в становлении ряда ключевых отраслей венгерской промышленности, особенно машиностроения ,приборостроения, химической и нефтеперерабатывающей промышленности .СССР внес большой вклад в развитие энергетики Венгрии.  Эти отрасли были в значительной мере  обеспечены советскими заказами ( на автобусы, суда, краны ,лифты , электронные изделия )  и поставками сырья, электроэнергии и топлива  –прежде всего ,  нефтью, нефтепродуктами, газом , железной рудой, черными и цветными металлами .  Советский Союз участвовал в строительстве 160 венгерских предприятий . Была обновлена металлургическая промышленность, а  комбинат в Дунауйвароше , строительство которого в 50-е годы подвергалось критике, нашел свое место и успешно функционирует до сих пор .    Построенные с советской помощью  нефтепроводы и газопроводы работают и сейчас, поставляя в Венгрию углеводороды из России. Нефтеперерабатывающий комбинат в Сазхаломбатте , Боршодский и Тисайский химкомбинаты  играют и поныне важную роль в экономике страны.  Многие годы успешно поддерживалось советско-венгерское сотрудничество в алюминиевой промышленности ( обмен поставок венгерского глинозема на готовый  алюминий , а также частично на медь из СССР). Венгерские автобусы «Икарус» были популярны в Советском Союзе (по некоторым данным, всего их было поставлено в соцстраны около 100 тыс. штук) , хотя для повышения технического уровня автобусов  венграм пришлось закупить западные лицензии на двигатель и ходовую  часть. Венгрия в 60-годы  отказалась от строительства собственного завода легковых автомобилей, полагаясь на импорт из стран СЭВ. Советская сторона экспортировала в ВНР различные автомобили , тепловозы , самолеты, вертолеты . сельхозмашины  и множество изделий бытовой электротехники.    В 70-е годы в кооперации  со странами СЭВ был решен важнейший  для Венгрии  энергетический вопрос – путем импорта электроэнергии , для чего была создана объединенная энергосистема «Мир» .   А самое главное - с помощью Советского Союза, а также Чехословакии  началось строительство АЭС Пакш, которая  вырабатывает до 40% производимой в Венгрии электроэнергии. Сейчас в Будапеште  принято решение о расширении АЭС Пакш с участием российского «Росатома», подписаны соответствующие соглашения. Российский рынок , особенно сельхозпродуктов , сохраняет свое значение для современной Венгрии, хотя санкции ЕС и США привели к снижению объема торговли наших стран.

 

       В целом есть основания утверждать, что в международных реалиях   60-70-х  годов экономическое сотрудничество Советского Союза и Венгерской Народной Республики  носило динамичный и взаимовыгодный характер. Конечно, имели место споры по объемам поставок, особенно   по ценам, взаимно выражались претензии  по качеству поставляемых изделий, их соответствию мировому уровню. Поиски эквивалентного товарообмена проходили не всегда гладко. Но споры не переходили в политическую перепалку. Разумеется, Советский Союз мог удовлетворить далеко  не все заявки венгров и других социалистических  партнеров по поставкам  сырьевых материалов, энергоносителей или металлов. 

Материалы сборника отражают недовольство партнеров медленным развитием интеграции внутри СЭВ. Венгерская критика носила конкретный характер.  В 60-е годы наблюдались  совместные  попытки активизировать деятельность СЭВ  с тем, чтобы дополнить двусторонние отношения , которым отдавали предпочтение все  партнеры ,в том числе и венгры, многосторонними соглашениями. Российские авторы правильно отмечают, что речь шла об историческом эксперименте :  возможна ли рациональная интеграция нерыночных экономик ? Вначале казалось , что дело пойдет , так как темпы взаимной торговли стран СЭВ росли в 1951-1975 гг. быстрее, ,чем в рамках ЕЭС. В действительности же произошел эффект двойной автаркии – в самих странах и в СЭВ, который превратился в замкнутую группировку[180]. Но этому, конечно, способствовали  атмосфера «холодной войны» и западные запреты на продажу передовых технологий и дефицитного сырья в соцстраны. Однако надо признать ,что  СЭВ не имел эффективных  инструментов согласования хозяйственных интересов , так как переводной рубль и клиринг не стимулировали товарообмен между странами –членами этой группировки. Однако и решение о переходе в торговле внутри СЭВ на конвертируемую валюту и мировые цены, принятое в перестроечной атмосфере в Москве  в 1990г. , не только не облегчило ситуацию ,а фактически разрушило всю систему сотрудничества.

                В целом в рассматриваемый период ( 1948-1973)  политика Советского Союза в отношении Венгрии преследовала три главных цели – укрепить двусторонние отношения , способствовать интеграции венгерской экономики в хозяйственный комплекс стран-членов СЭВ и снизить степень зависимости Венгрии от западного рынка, хотя здесь имелись свои объективные ограничители , с которыми в Москве были вынуждены  считаться.  Советская правящая элита понимала,   что сохранение военно-политического союза требует материальных жертв. По некоторым подсчетам, на льготных ценах на сырье и топливо для союзников  СССР терял  до 20 млрд. долларов. Поставки  советской военной техники и вооружений производились в кредит, но даже отсрочки с их оплатой, на что соглашался Советский Союз,   несомненно отягощали бюджет Венгрии и других союзных стран. Однако основное бремя  расходов по поддержанию обороноспособности  социалистического лагеря ложилось на  Советский Союз, который брал на себя до 90% расходов в Организации Варшавского Договора.

В рассматриваемый период (до 1975 года ) Советский   Союз и соцстраны   еще находились на стадии   экономического  подъема. Довольно высокие темпы роста ВВП, приток нефтедолларов   позволяли  повышать уровень жизни населения. Но c накоплением негатива в экономической сфере   назревал и  кризис власти. Меры брежневской команды (Андропов,Устинов, Громыко, Тихонов, Суслов ,  Щербицкий  и Черненко ) по  сохранению стабильности , демонстрации единства и дееспособности руководства , принимаемые вопреки явному ухудшению состояния здоровья генсека  КПСС  и усилению геронтологического синдрома в Политбюро ЦК КПСС (достаточно вспомнить хотя бы  А.П.Кириленко с его заявлениями о том, что 70 лет –это самый творческий возраст …)  , не могли заслонить  очевидный факт деградации обстановки, усиления застойных явлений.  

   Примечание. Коллеги  из соцстран ( Герек, Гусак, Живков , Хонеккер , Кадар, Биску ) во время ХI съезда ВСРП в марте 1975г. выразили в мягкой форме  обеспокоенность Брежневу  в  связи с состоянием  его здоровья , частым отсутствием на работе и невозможностью связаться с ним напрямую. Советский генсек оправдывался,  уверял, что несколько месяцев он был «немного нездоров», но  с ним не случилось ничего серьезного,   просто недомогание и переутомление. Однако  признался, что в Политбюро они с товарищами «твердо условились не говорить публично о моем нездоровье». Надо снять утомляемость , ничего другого нет.  « Я-боец и буду им до конца»-, подчеркнул Л.И  Брежнев.  От имени всех присутствующих  Я.Кадар сказал , что руководители соцстран «по - человечески, по –товарищески волновались за Брежнева и теперь рады тому, что у Леонида Ильича только простое переутомление, но нет  какой-либо особой болезни.. Мы искренне рады этому». Я.Кадар   пожелал Брежневу скорейшего выздоровления.  (Примечание. Допускаю, что сам Кадар в тот момент  вспомнил, как  на встрече в Завидово три года тому назад Леонид Ильич «учил» его беречь силы , подбирать надежных помощников и т.д. ).

 Но помимо старения руководителей, бюрократического перерождения партийно –государственного механизма во всех соцстранах происходило  постепенное накопление критической массы трудностей и проблем, которые приводили к снижению динамики развития и ухудшению его качественных параметров ,   наращиванию отставания в научно-технической , технологической, инновационной областях, усилению финансово-экономической  зависимости от Запада  и появлению напряженности в социальной сфере, поскольку уровень жизни населения  падал.  Назревал системный кризис социалистического общественного устройства. Руководящая роль компартий ослабла, а затем была просто отменена в конституционных документах. Оппозиция при помощи коммунистических реформаторов добилась законодательного оформления политического плюрализма. Меры по переходу на интенсивные методы ведения хозяйства, по реформированию экономики,  пересмотру методов управления, расширению прав собственности ,  обновлению институтов  власти и демократизации во всех соцстранах Европы ,прежде всего в Советском Союзе , были приняты с историческим отставанием , что и привело в совокупности с другими вескими  причинами к обострению кризисных явлений, утрате доверия народа к политике компартий , в итоге - к   смене общественно-политического  строя и развалу  социалистического содружества. В Советском Союзе этот процесс сопровождался,более того подталкивался,  разочарованием в политике  перестройки и растущим  неверием в способность М.С.Горбачева вывести страну из кризиса . Однако и поддержка Б.Н.Ельцина ,который казался многим  более энергичным и решительным  руководителем  , не привела, как вскоре подтвердилось,  к устойчивой перспективе  развития России как суверенного и независимого государства.  

 

                    Рецензия.  О сборнике статей – книге Магдолны Барат , венгерского историка, к.и.н.,  завотделом в Госархиве бывших спецслужб Венгрии:

 «В тени Кремля. Очерки об истории отношений Венгрии и Советского Союза ,1944-1990».*

Книга вышла в издательстве Гондолат ,в Будапеште ,в 2014г. ,на венгерском языке, 318стр.                                           ============

          Магдолна Барат занимается изучением венгеро-советских отношений в течение многих лет, скрупулезно и упорно работает в российских архивах. Можно предположить, что она задалась целью воссоздать историческую хронологию, построить картину отношений двух стран в ХХ веке, написав большую монографию. По своим взглядам М.Барат – cудя по всему, человек левоцентристских  убеждений, в 90-х годах была депутатом парламента Венгрии от Социалистической партии. Но естественно, ей приходится учитывать изменения в  политической  и идеологической  атмосфере в Венгрии за последние десятилетия. Это видно даже по названию ее сборника – выражение  «Венгрия  в тени Кремля» первым использовал в своей книге  американский исследователь, венгр по происхождению Ч.Гати ( его жена Тоби Гати  играла видную роль в госдепе  при президенте  Б. Клинтоне). Известный специалист по тематике событий 1956г., венгерский историк Я.М.Райнер также не обошелся без «тени», назвав одну из своих работ - «Венгрия в тени Советского Союза.1944-1990.» (Дебрецен, 2002).

Первая публикация рецензии- журнал «Новая и новейшая история», №4-2015.

    Исходной  точкой исследований М.Барат является положение  о том, что на формирование послевоенной истории Венгрии решающее воздействие оказало вхождение страны в советскую сферу влияния в Европе. Далее автор утверждает, что венгеро –советские связи нельзя отнести к традиционным дипломатическим отношениям . Основанием для такого вывода являются ,по ее словам , оккупация Красной Армией венгерской  территории, выплаты репараций , советское доминирование в Союзной Контрольной Комиссии, деятельность оперативных подразделений советских органов госбезопасности на территории Венгрии , присутствие советских советников во всех ключевых министерствах и ведомствах Венгрии. . Все это, считает автор сборника ,  на долгие годы определило общественное и экономическое развитие страны. Темы договорных отношений двух стран, роли  экономических связей, их  переориентации на восток, роли членства в Варшавском договоре  автор подробно  не касается. Но двусторонние политические  связи все-таки носили «особый характер», поскольку  советское руководство, по оценке автора сборника,  хотело иметь полное представление о венгерской политике и через советы и рекомендации, а иногда, хотя и реже , путем прямых указаний, пыталось влиять на политический курс страны.

  В этой связи можно было бы дополнительно   посоветовать автору обратить внимание на то , что  Москва также  активно использовала контакты по линии ВКП (б) и КПВ  (позже ВПТ), проводила  внешнеполитические, международные   мероприятия на межпартийной основе. Это относилось и  к размещавшемуся в Румынии  аппарату Коминформбюро, чьи эмиссары «мониторили» соответствующие партии и страны. Например, с  М.Ракоши часто встречался сотрудник канцелярии секретариата Информбюро С.Г.Заволжский. В целом эта деятельность вытекала    из большевистского  представления о руководящей роли компартий.

     М.Барат затрагивает в своей работе вопрос  об «освободительной миссии Красной Армии» в Венгрии, отмечая, что в коммунистической пропаганде обоснованию этого тезиса всегда уделялось большое внимание. Но целый  ряд венгерских историков трактует ныне этот вопрос иначе, предпочитая говорить   об оккупации венгерской территории советским войсками , хотя до 1989 г. венгерские ученые придерживались «самоцензуры» в данном вопросе.  Некоторые авторы,- отмечает Барат ,- пытаются разрешить по-своему противоречие между освобождением и оккупацией , заявляя ,что для достижения  военной победы над гитлеровцами и венгерскими фашистами  Красной Армии надо было занять, оккупировать венгерскую территорию . Понятие освобождение  по своему смыслу снимало для  населения вопрос об угнетении, о господстве правящей капиталистической –полуфеодальной элиты и в целом  открывало дорогу к демократии. В связи с нападками и измышлениями, касающимися   поведения советских военнослужащих,в книге  указывается , что Красная Армия имела элементарное право обеспечивать  для себя снабжение продовольствием , привлекать местное население к работам в интересах продолжения  военных действий. В книге М.Барат  есть ссылки на мнения отдельных историков о том , что советские войска обязаны были принять защитные  меры для предупреждения ударов в спину со стороны враждебных элементов. Вместе с тем автор книги делает вывод, что поведение советских солдат (факты  грабежей, реквизиций, необоснованных депортаций , многочисленные случаи изнасилования женщин и т.д.) наносило ущерб авторитету Советского Союза и Красной Армии.  (Но  о жестоком  поведении венгерских войск на оккупированной советской территории в 1941-43 гг. автор книги не упоминает ).   Однако указывает ,что  обращения и жалобы  новых венгерских властей, а также представителей КПВ к советской военной администрации по этим вопросам оставались в большинстве случаев без ответа.  Это, по оценке автора , осложняло и  развертывание работы  венгерских коммунистов, вышедших из подполья.

    В  связи с послевоенным урегулированием М.Барат изучала в архиве МИД РФ отдельные   документы, подготовленные комиссиями, созданными по указанию И.В Сталина в 1943-44гг. Анализируя послевоенные замыслы СССР ,в основном на базе записок И.Майского, С.Лозовского  и М.Литвинова , автор выделяет записку И.Майского от 11 января 1944г. ,которую наркоминдел   В.Молотов направил И.Сталину, А.Микояну, Л.Берия, К.Ворошилову и др.  В этой записке, как считает венгерская исследовательница, наиболее  откровенно и неприкрыто   были сформулированы внешнеполитические интересы СССР. Важнейшим средством достижения европейской безопасности И.Майский считал расширение зоны влияния СССР, обретение Москвой континентальной гегемонии. Рассматривая содержание записки под «венгерским углом»,М.Барат приходит к выводу,   что особого интереса к Венгрии ,как и к Италии ,в Москве тогда  не было. Этим странам напоминали об их роли в войне против Советского Союза. Но М.Барат выделяет одно положение из соображений И.Майского: «Советский Союз не заинтересован в создании сильной Венгрии» (стр. 27 рецензируемой  книги «В тени Кремля»). Однако в этой  записке было  высказано  мнение о необходимости сохранить венгерское государство, но держать Венгрию в изоляции, уменьшить ее территорию. Вопрос о Трансильвании решить в основном на базе этнического  принципа, но  скорее в пользу Румынии, которая имела тогда больший геополитический вес.

 По мнению М.Барат, интерес к Венгрии начал  расти в Москве  с  июня 1945г., когда она  стала граничить с нашей страной после вхождения Закарпатской области в состав СССР.

     Но все-таки в общественном мнении  Венгрию рассматривали как последнего сателлита Гитлера. Известно, что руководитель компартии Венгрии М.Ракоши и в конце войны и позднее неоднократно пытался «исправить» рейтинг своей страны , стремился преувеличить степень социально –экономических преобразований в Венгрии, хотя в аппарате ЦК ВКП(б) считалось, что в славянских странах в этом смысле сделано больше.   Ракоши   даже не гнушался подбрасывать информацию в советские органы госбезопасности, обвиняя в предательстве и работе на иностранные разведки отдельных деятелей компартий соседних народно – демократических  стран. Эти и другие факты обогатили бы книгу, [181] тем более что М.Барат одобрительно отзывается о сборниках архивных документов, подготовленных учеными из Института славяноведения РАН.            

      Рецензируемая работа М.Барат является многоплановой, подкрепленной ссылками на недавно рассекреченные советские архивные документы. Автор подчеркивает,что без этих  документальных источников , хотя для баланса  она, конечно ,  прибегает и к помощи  западных работ, невозможно проводить объективное изучение как внешней политики Венгрии в послевоенный период , так  и ее внутренней политики ,включая формирование политического курса КПВ /ВПТ и позиций ее руководителей.

       Вызывает интерес трактовка автором сборника причин распада «советского блока» и провала социалистических режимов власти в странах Восточной Европы , прежде всего в Венгрии. Во-первых, подчеркивается большое  влияние на регион ЦВЕ перестройки и перемен в политике Советского Союза, связанных с приходом к власти М.Горбачева, что способствовало активизации прореформистских сил как внутри  стоявших у власти коммунистических и рабочих партий , так и внесистемной оппозиции. Во- вторых, выделяется значение отказа советского руководства от т.н. доктрины Брежнева (полное осознание этого фактора привязано к выступлению М.Горбачева на сессии генассамблеи ООН в конце 1988г., но  ведь генсек КПСС  говорил об этом и раньше на закрытых встречах лидеров соцстран, начиная  с Рабочей встречи руководителей соцстран в  ноябре 1986г. в Москве). Указано на стремления руководства соцстран добиться скорейшего вывода  (или хотя бы существенного сокращения численности ) советских войск с территорий союзников. Экономическая составляющая анализируется под углом нарастания трудностей для соцстран из-за уменьшения объемов поставок советских энергоносителей и сырьевых товаров , но одновременно   упоминается и  ущерб  для СССР, возникавший  по причине отказа соцстран от закупок советской военной техники и вооружения. Все соцстраны объявляли о невозможности выполнения своих военных  обязательств по Организации Варшавского договора. Со стороны венгров были попытки предложить Москве  поставки остро дефицитных товаров, снимаемых с западного экспорта, но ради сохранения уровня советского экспорта в Венгрию. Из столиц соцстран раздавалась резкая критика работы СЭВ. В целом М.Барат приходит к выводу,что и в годы до перестройки в  экономических отношениях двух стран структура товарооборота, его количественные и качественные показатели являлись источником частых конфликтов, требовавших вмешательства на высшем политическом уровне.

    С учетом общих тенденций развития ситуации в мире социализма и в Европе  полагаю ,что картина изменений в многостороннем  и двустороннем сотрудничестве стран соцсодружества  после 1985г. для объективного исследователя  не производила впечатления реализации какой-то продуманной концепции политики Советского Союза в отношении союзных стран Восточной Европы. Можно выделять три этапа в политике М.Горбачева по отношению европейских  соцстран, что и делает М.Барат, повторяя оценки Г.Шахназарова[182]. Но последний ее этап в любом случае  сводится к самороспуску ОВД , охлаждению связей,  снижению интенсивности экономического сотрудничества и тому явлению  ,которое  помощник генсека КПСС  называет «похоронами социалистического содружества , распадом мировой системы социализма»[183].  

    Автор книги «В тени Кремля. Очерки по истории отношений Венгрии и Советского Союза, 1944-1990.» ссылается на мнения А.Черняева , В.Зубока, В.Мусатова и Ж.Левека,  считающих ,что М.Горбачев не имел четкой, продуманной  программы действий на восточноевропейском направлении , много импровизировал,допускал  колебания.  По мере нарастания кризиса в Советском Союзе  он просто –напросто не имел возможности заниматься делами своих ближайших союзников и  друзей, как об этом откровенно  написали его сотрудники  Г.Шахназаров и А.Черняев.   В определенной степени только  К. Брутенц[184] пытался оправдать  бывшего президента СССР, заявляя,  что он не хотел отказываться от соцстран, но  прекращение гонки вооружений, «холодной войны, углубление контактов с Западом , проведение внутренних реформ в Советском Союзе  представлялись более важными ,чем внутренние процессы в бывших соцстранах .Правда , в своей новой книге « Великая геополитическая революция» К.Н.Брутенц пересмотрел некоторые позиции. «России удивительно не повезло,-пишет он. В конце ХХ в. у государственного руля в  ней встал пораженческий тандем М.Горбачева и сменившего его Б.Ельцина – людей случайных, политиков недалеких и мелкотравчатых ,но властолюбивых , тщеславных и самовлюбленных , а главное, политиков  антинациональных, готовых ради личных интересов поступиться интересами страны ,встать под иностранный «зонтик»[185].  Из известных  западных авторов внешнеполитические шаги Горбачева ,особенно в Польше и ГДР , открыто одобряет Б.Гейтс, бывший директор ЦРУ и министр обороны США[186]. А отдельные функционеры Белого Дома прямо говорят,что Горбачев делал то, что было желательно для американского руководства.[187]

     М.Горбачев, по мнению М.Барат, хотел, чтобы соцстраны приобрели большую самостоятельность,  сами провели преобразования по типу СССР и поменяли старое  руководство. При этом он стремился всемерно  ослабить нагрузку на советскую экономику.  Руководствуясь провозглашенной  свободой выбора,  он в целом  избегал прямого  вмешательства,  фактически отпускал эти страны, безосновательно и лицемерно заявляя о будущей объединенной Европе без военных блоков.  Однако ощущение приближающейся катастрофы у руководства СССР  все-таки  проявлялось, хотя высшие государственно – партийные форумы власти ни разу комплексно не рассмотрели ситуацию в соседних соцстранах. Проходили совещания ad hoc, сыпались задания аппарату ЦК,  КГБ, Минобороны, научным центрам  разработать прогнозы и сценарии действий. М.Барат имела возможность ознакомиться с большинством этих документов и полагает ,что они давали реальную картину происходящего ,но содержали  мало практических советов . При этом, как ей представляется ,  советское руководство, вероятно ,  все еще верило в возможность  предотвращения обвала  , однако одновременно делало главную  ставку на нормализацию отношений с США и западными державами, пытаясь получить от них политическую и финансовую  помощь.  Что касается много лет  стоявших у власти компартий стран ЦВЕ, то согласие на  политический плюрализм, которое они дали оппозиции,  предвещало их грядущий крах на парламентских выборах.

     В Венгрии, по моей оценке, послекадаровское руководство  (К.Грос, Р.Ньерш, М.Немет ) не сумело найти адекватную ситуации линию поведения, но важно то ,что  смена строя в стране  прошла бескровным путем.

     Завершая свою работу[188], Магдолна Барат отмечает ,что в свете даже неполных  документальных источников становится ясно,  что Советский Союз странным образом ,с одной стороны, учитывая реальные процессы , а с другой стороны , не отвергая старые  иллюзии , лавируя из стороны в сторону, довольно обыденно  смирился с потерей своих прежних союзников. Принимая во внимание мировую экономическую ситуацию и стремление бывших соцстран к переориентации связей на Запад , а также состояние собственной страны и ее экономики , советское руководство , т.е.  Горбачев и его команда,  «не могло» , «да и не хотело»[189] останавливать дрейф своих союзников в западном направлении. 

   

[1] Журнал «Эксперт» (специальный номер) , 26.12. 2011-15.01.2012,№1(784), статья Н.Иванова «Цена поражения».

[2] Революции и реформы в странах Центральной и Юго-восточной Европы : 20 лет спустя .М. Росспэн.2011. С.4

[3] Хобсбаум Э. Век революции. Европа 1789-1848. Ростов-на-Дону, 1999.С.251-252

[4] РГАНИ.Ф.2.Оп.3.Д.168.Л.36-60

[5] В.А.Золотарев, Б.Г.Путилин. Месть за победу. Советский Союз и холодная война. М.Военная книга . 2014.С.465.

[6] Егор Гайдар. Гибель империи. Уроки для современной России. М.Издательство АСТ.2012.С.189.

[7] «Наш современник» , №1 ,2005.

[8] РГАНИ.Ф.89.Оп.38.Д.55.Л.1-3.

[9] Ю.К.Князев. Современная экономика-синтез рынка и социального регулирования.М.ИНФРА.М.2014.С.159.

[10] Правда, 25 сентября 2014 г. Доклад Г.А.Зюганова на пленуме ЦК КП РФ.

[11] Spiegel , 18.08.2010- Neun von zehn Deutschen fordern neue Wirtschaftordnung

[12] Неоконченная история. Три цвета времени. М., 2005г.,С.35.

[13] Владислав Зубок. Неудавшаяся империя. Советский Союз в холодной войне от Сталина до Горбачева М..Росспэн.2011. С.449.

[14] Отвечая на вызов времени. Внешняя политика перестройки: документальные свидетельства. М.Весь мир.2010. С.112.

[15] В.И.Болдин. Крушение пьедестала. М.»Республика», 1995. С.360.

[16]Анатолий Адамишин. Журнал «Россия в глобальной политике», 27.06.2014.

[17] http :// daily.rbc.ru. /opinions/society/27/04/2015/ В.Иноземцев. Пять уроков перестройки,которые мы не выучили.

[18] Г.Шахназаров. Цена свободы. Реформация Горбачева глазами его помощника. М.1993. , стр.100

[19] М.Горбачев. Жизнь и реформы, кн.2. М.,1995, стр.7

[20] Российская газета. 1.03.2005.

[21] Там же

[22] Горбачев М.С. Указ. соч., с. 9.

[23] Фалин В.М. Конфликты в Кремле. М., 1999, с. 337.

[24] К.Н.Брутенц. Несбывшееся. Неравнодушные заметки о перестройке. М, 2005, с.132.

[25] В.Иноземцев. RBC-daily, 27.04.2015.

[26] Выступление М.С. Горбачева в Филадельфии 19 сентября 2008 г. при вручении американской «Медали свободы». – www.gorbi.ru/rubrs/asp?art_id-26120&rubr_id-20&paidg-2

[27] Горбачев М.С. Указ. соч., с. 315.

[28] Медведев В. Распад. Как он назревал в «мировой системе социализма». М., 1994, с. 40. Рыжков Н. Перестройка: история предательств. М., 1992, с. 254.

[29] Георгий Шахназаров. Цена свободы.М.1993.С.100.

[30] Личный архив автора.

[31] Личный архив автора.

[32] Горбачев М.С. Указ. соч., с. 317.

[33] В.И.Воротников. А было это так … М. Эксмо . 2003. С. 131.

[34] Социалистические страны и страны капитализма в 1986г. Статистический сборник. М.1987.

[35] Материалы делегату ХХVIII съезда КПСС. М. 1990. С.352-354.

[36] История современной России. Документы и материалы ( 1985-1999). Часть1. М.ФСИ.2011.С 259.

[37] Рой Медведев. Советский Союз. Последние годы жизни. Конец советской империи. М.Полиграфиздат.2010. С.426.

[38] Из личных записей.

[39] На основе личных записей автора. См. также « Неоконченная история. Три цвета времени. Беседы М.С.Горбачева с политологом Б.Ф.Славиным».  М. Международные отношения . 2005.С.205.

[40] Александр Яковлев. Сумерки.М.Материк.2003. С.238

[41] История современной России. Документы и материалы(1985-1999).Часть I. М.ФСИ.2011. С.255-256

[42] Валентин Фалин. Без скидок на обстоятельства. М. Республика. Современник. 1999. С.443.

[43] Там же, С.442.

[44] Яковлев А.Н. Перестройка 1985 – 1991. Документы. М., 2008, с. 363.

[45] Н.С.Леонов .Лихолетье .М.Международные отношения.1994.С.335-336.

[46] Горбачев М.С. Указ. соч., с. 397; Шахназаров Г.Х. Указ.соч., с. 101.

[47] Горбачев М.С. Указ. соч., с. 475 – 476.

[48] В.Швед .СССР : все могло быть иначе. Сайт Одинцово Инфо . Апрель 2014.

[49] Материаля мартовского (1990) Пленума ЦК КПСС .М.Политиздат .1990. С.45

[50] В.В.Рябов. Жизнь в ЦК ,или ЦК изнутри. М.ИПЦ «Жизнь и мысль»,2005.С.173-174.

[51] Егор Лигачев. Кто предал СССР?. М.Алгорить.Эксмо.2009.С.112.

[52] Материалы Пленума ЦК КПСС 11,14,16 марта1990г. М.Политиздат.1990. С . 91-92.

[53] В.И.Воротников .Хроника абсурда. Отделение России от СССР. М.Эксмо.2011. С.265.

[54] Там же . См. также  Н.И.Рыжков. Десять лет великих потрясений. М.1996. С. 10.

[55] Материалы  ХХVIII съезда КПСС. М.Политиздат.1990. С.33.  

[56] ХХVIII съезд КПСС. Стенографический отчет .Часть 1. М.Политиздат.1991. С.590.

[57] В.И.Воротников. А было это так…М. Эксмо . Второе дополненное издание.2003.С.448.

[58] Материалы ХХVIII съезда КПСС …С.92.

[59] В Политбюро ЦК КПСС. По записям А. Черняева, В. Медведева и Г. Шахназарова (1985 – 1991). М., 2006, с. 560 – 561.

[60] Брутенц К.Н. Указ. соч., с. 469.

[61] Шахназаров Г.Х. Указ. соч., с. 100.

[62]  РГАНИ, ф. 89, оп. 20. л. 22.

[63] Обращение М.С.Горбачева к участникам  VIII  Всемирного конгесса Всемирного Совета по исследованиям Центральной и Восточной Европы. 28.07. 2010. http:// www.gorby. Ru /rubs.asp?art_id

[64] Добрынин А.Ф. Сугубо доверительно. Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962 – 1986 гг.). М., 1997, с. 666.

[65] Из документа Международного Отдела ЦК КПСС от 22 января 1991г. – РГАНИ, ф. 39, п. 20, д. 22.

[66] Bush G., Scowcroft B. A World Transformed. N.Y.1999. p.15

[67] Брутенц К.Н. Указ. соч., с. 485

[68] A puha diktatura′to′l a keme′ny demokraciaig. Budapest, 1994, 106 o.

[69] Bush G., Scowcroft B. A World Transformed. N.Y.1999. p.150

[70].Beschloss M.R, Talbott S. .At the Highest levels.-1993.-p.467

[71] Горбачев М.С. Наедине с собой.- М.: Грин Стрит,2012. С.457-458

[72] Robert M. Gates . From the Shadows. Simon@Schuster Paperbacks.New York. 2006. P. 449.

[73] Выступление М.С. Горбачева в Филадельфии 19 сентября 2008 г. при вручении американской «Медали свободы» - www.gorbi.ru/rubrs.asp?art_id-26120&paig-2

[74] Богомолов О.Т. Размышления о насущном. М., 2003, с. 14.

[75]  Из обращения М.С.Горбачева к участникам  VIII Всемирного конгресса Международного Совета по исследованиям  ЦВЕ 28.07. 2010.

[76] Там же

[77] Владислав Зубок. Неудавшаяся империя… С.452.

[78] Личный архив. Запись выступления М.Горбачева в ноябре 1995г.

[79] Михаил Горбачев .Наедине с собой.М.: Грин Стрит ,2012. – С.603.,С.606.

[80] Из выступления депутата Госдумы , секретаря  ЦК КПРФ  Новикова Д.Г. на симпозиуме в Пекине в апреле 2011г. Полный текст приведен в книге Ю.М.Галеновича «Китайские поминки по КПСС и СССР». М.Восточная книга. 2011. С.50-53.

[81] James A.Baker III. Politics of Democracy. Revolution,War and Peace. 1989-1992.NY.1995. P.474

[82] К.Н.Брутенц. Великая геополитическая революция.М. «Международные отношения» ,2014.С.606.

[83] А.Фурсов. Интервью в газете «Культура», №43 ,5-11декабря 2014г.

[84] Советско-венгерские экономические отношения. 1948-1973. М.2012. Международный фонд «Демократия». С.384-391

[85] IX cъезд ВСРП .М.Политиздат. 1967., С.138. Л.И.Брежнев. Выступление на Х съезде ВСРП. Ленинским курсом .т.3 . М.1972. С.157

[86] Первым советским представителем, на которого обрушился гнев Я.Кадара ,был кандидат в члены Политбюро  ЦК КПСС, председатель ВЦСПС В.В.Гришин,прибывший на другой день  после октябрьского  пленума ЦК  в Будапешт на заседание исполкома Всемирной федерации профсоюзов. Его привезли к Кадару, который едва поздоровавшись , «начал, - как пишет Гришин,-  с запальчивостью критиковать ЦК нашей партии, новое руководство за неожиданное смещение Н.С.Хрущева. Почему мы не посоветовались с другими партиями и, в частности, с ним о таком решении? «Понимаете ли вы, в какое положение ставите нас – руководителей в наших партиях, и положение наших партий в народе? Как нам теперь объяснять здесь, в Венгрии освобождение от занимаемых постов  Н.С.Хрущева, которого у нас хорошо знают и уважают ?».  Я попросил Я.Кадара не горячиться, рассказал ему, как обстояло дело. Советоваться с руководителями братских партий по такому вопросу было невозможно». (Виктор Гришин. Генсеки СССР. Политические портреты пяти генсеков.М.Алгоритм.2013.С.22-23). 

[87] Из состава сектора тех лет остался только один автор этих воспоминаний.

[88] Кадара сопровождали два сотрудника–его референт Надя Барта и начальник Управления правительственной охраны МВД генерал – майор Ф.Шебештьен. Венгерский лидер не любил большие группы сопровождения.

[89] Евгений Чазов. Здоровье и власть.М.Новости.1992.

Владимир Медведев. Человек за спиной. М. Русслит. 1994.

[90] MOL M-KS288. f 5/575. o″.e (1972.02.22.) 98R/164

[91] Н.К.Байбаков. Сорок лет в правительстве. ( Т.4 собрания сочинений).М.2011.С.109,С.116

[92] Речь шла о члене Политбюро ЦК ВСРП, генсеке венгерских профсоюзов Ш.Гашпаре (1917-2002). В составе Политбюро ЦК ВСРП он состоял с 1962г. по 1987г. Один из немногих партийцев, кто мог обращаться к Кадару на «ты». Нередко ездил на охоту вместе с Кадаром. Он и Б.Биску одно время были партнерами Кадара по карточным играм. Гашпар был известным профсоюзным деятелем, в 1978-89гг. являлся председателем Всемирной федерации профсоюзов.

[93] А.Апро ( 1913-1994), член Политбюро ЦК ВСРП ( до 1980г.) , зам. Председателя Совмина ВНР c 1957г. по 1971 г., занимался венгеро-советским экономическим сотрудничеством, был постоянным представителем Венгрии в СЭВ. Затем был избран председателем Государственного Собрания ВНР и председателем Общества венгеро- советской дружбы ( источник: сборник документов «Советско-венгерские экономические связи.1948-1973» .М.2012., С.538).

[94] Этот пассаж надо понимать так : генсек ЦК КПСС  – главный руководитель в стране, поэтому внешняя политика относится к нему, а не к премьер-министру, как считают на Западе.

[95] Неприязнь Брежнева к Полянскому имела свою старую подоплеку. В 1973г. он был переведен на пост министра сельского хозяйства, в Политбюро оставался до февраля 1976 г. А затем был отправлен послом в Японию и позже в Норвегию. К Кулакову генсек благоволил, поручал ему не только аграрные вопросы, что послужило почвой для распространения слухов о том, что он – наследник престола. Но на пленуме ЦК 4 июля 1978 г. предложения Ф.Д. Кулакова по сельскому хозяйству не получили должной поддержки. Он умер 17 июля того же года в возрасте 60 лет. Л.И. Брежнев, находившийся в отпуске, не приехал на похороны, хотя в беседах с преемником Кулакова – М.С.Горбачевым хвалил его. ( см. мемуары М.С. Горбачева «Жизнь и реформы», М.1995, т.1, С. 153, а так же его книгу «Наедине с собой», М.2012.)

[96] З.Комочин( 1923 -1974) – из коммунистической семьи. В 1956г.-первый секретарь Хайду-Бихарского обкома ВПТ, до этого зам.зав.отделом пропаганды центрального руководства партии. С февраля 1957г.- член ЦК ВСРП, в 1957-61гг. первый секретарь ЦК Венгерского коммунистического союза молодежи, в 1961-1965 –гл. редактор партийной газеты «Непсабадшаг», с 1965г. по март 1974г. секретарь ЦК ВСРП по международным вопросам. В 1962-74 гг. – член Политбюро ЦК ВСРП . В конце марта 1974г. перемещен по состоянию здоровья ( был прооперирован в Будапеште по поводу рака) на пост гл. редактора газеты «Непсабадшаг». Умер 28 мая 1974г.

[97] MOL M-KS 288. F.5/575. o″.e( 1972.02.22.) 44R/164

[98] Husz′ar Tibor . Ka′dar J′anos politikai ′eletrajza /1957.november-1989.j′unius/. 2.k″otet. Bp. Szabad ter kiad′o, Kossuth kiad′o . 2003.

* в этом вопросе Кадару все было понятно, но он явно хотел, чтобы высказались его коллеги по Политбюро. 

**В ходе переговоров Я.Кадар тоже «плавал» в экономических вопросах, приводил неточные цифры. Это обстоятельство было отмечено мною в отчете о переговорах в Завидово. - МВЛ.

[99] Л.И.Брежнев. Ленинским курсом. Т.3. М.1972. С 157

[100] MOL M-KS 288/9/1972/3.o″.e/

[101] В письме Я.Кадара от 21 февраля 1972г. подчеркивалось, что «характер нынешних проблем народного хозяйства Венгрии таков, что они могут быть успешно решены нами только в тесном сотрудничестве с Советским Союзом». Его просьба к советскому руководству «состоит в том, чтобы мы имели возможность погашать свои обязательства поставками изделий, отвечающих нашим возможностям, чтобы при корректировке внешнеторговых контрактных цен учитывалось наше положение, а также , чтобы Советский Союз  удовлетворял перспективные потребности нашего народного хозяйства в сырье без предоставления нами целевых кредитов ,взамен поставок нужной ему современной венгерской продукции». (Советско-венгерские экономические отношения. 1948-1973. М. Международный фонд «Демократия» . 2012. С.468-469.)

[102] Acze′l Endre.Ace′l-sodrony. 80-evek.ParkKonykiado′.Bp. 2011. 11.o.

[103] Berecz J′anos. K′ad′ar  e′lt… 4. 100 e′ves lenne. Duna International, 2012.  210 o.

[104] Протокол заседания Политбюро ЦК ВСРП о директивах к переговорам на встрече глав венгерского и советского правительств ,13 марта 1973г.  Источник: Советско-венгерские экономические отношения. 1948-1973. М.2012 . Международный фонд «Демократия». С.492. 

[105] Berecz J′anos . K′AD′AR ′ELT…4 . 100 ′eves lenne. Duna International . 2013. 215.o.

[106] Информационный бюллетень ЦК ВСРП ,№1 ,1973г. , С. 108-109.

[107] Husza′r Tibor. Ka′da′r. A hatalom e′vei 1956-1989. Bp. Corvina.2006. o.203.

[108] Husza′r Tibor.Указ.сочинение. С.237-238.

[109] Romsics Igna′c.A  20.sza′zad ro″vid torte′nete.Rubicon-ko″nyvek. Bp.2007. O.351-352.

[110] Личный архив. Рабочая запись выступления М.С.Горбачева на встрече в Горбачев-Фонде в ноябре 1995г.

[111] George Bush and Brent Scowcroft. A World transformed. NewYork. 1998 . p.38-39.

[112] Ne′pszabadsa′g, 2013, a′pr. 4.

[113] Об этом рассказывает  бывший посол США в Венгрии М.Палмер , вспоминая как они вместе  с заместителем госсекретаря США Иглбергером беседовали с Н.Чаушеску в начале 80-х годов. Breaking the Real Axis of Evil. Rowman & Littlefield Publishers, INC. 2003. p. 105

[114] РГАНИ,Ф.89,П.42,Д.66.

[115]  Михаил Горбачев. Жизнь и реформы. Новости. М.1995. Книга 2 , с .390-391

[116] Cold War International Project. Bulletin .Issue  16 . Fall 2007/ Winter   2008.  Inside China,s  Cold War. P.403

[117] Коллекция РГАНИ , ф.89, пер.30, док.24

[118] Из материалов Венгерского государственного архива  (MOL) , протокол заседания Политбюро ЦК ВСРП 18 ноября 1986г. На венгерском языке. MOL M KS( 288.f.5/983.o.e)

[119] Михаил Горбачев. Жизнь и реформы. Книга 2. Новости. М. 1995., с.397

[120] Встреча представителей партий и движений, прибывших на празднование 70-летия Великого Октября. М.Политиздат. 1988., с.109-110 .

[121] В.А.Медведев.Распад .Как он назревал в « мировой системе социализма». М. Международные отношения.1994.,с.220.

[122] Георгий Шахназаров. Цена свободы. Реформация Горбачева глазами его помощника. М.1993. с.115

[123] Földes György . Magyarország , Romania es a nemzeti kérdés 1956-1989 . Budapest. 2007. 471o.

[124] Pándi Lajos . A keleteurópai  diktaturak bukása. Szeged., 1991. .610 o.

[125] Ioan Scurtu . The Romanian Revolution 1989. Bucuresti . 2009. Р. 144 -145 .

[126]  Михаил Горбачев . Жизнь и реформы . Книга 2 .М.1995. с . 403-404.

[127] Ioan Scurtu. The Romanian Revolution 1989. P 196-204

[128] Rady M. Romania in Turmoil.London-New York, 1992.P.106.

[129] Правда , 23 декабря 1989г.

[130] Ka′rpa′ti Ferenc . Puskalo″ve′s ne′lku″l … Bp. Duna International, 2011. O.170-174

[131] РГАНИ , ф.89 , пер.9 док. 67 ( приложение 2).

[132] Известия , 8 января 1990г.

[133] Horn Gyula. C″ol″opok. Bp. Mora konyvkiad′o. 1991. O.274-276.

[134] В этом отношении выделяется книга американского историка Larry L.Watts –With Friends Like These ...Volume I . Military Publishing House, Bucharest, 2010.

[135] И.Илиеску. Румыния в глобальном мире. Мир перемен.. М. №3 , 2004 , Стр.106-106.

[136] На основе выступления на конференции  в Инславе РАН в октябре 2013г. Полный текст опубликован в сборнике «Инакомыслие  в условиях «реального социализма». Поиски новой государственности.Конец 60-х-80-е гг.ХХ в.», М. Институт славяноведения РАН, 2014. -736 с.

[137] А.Шубин. Тайны советской эпохи. Золотая осень, или период застоя. СССР в 1975-1985гг.М. Вече.2008.С.150

[138] Л.Алексеева. История инакомыслия в Советском Союзе. Вильнюс.1992.

[139] А.Черняев.Совместный исход.Дневник двух эпох.1972-1991. М.Росспэн.2008.С.202-203.

[140] Н.Рыжков.Кто стоял за спиной Горбачева ? (в сборнике Б.Олейника,В.Павлова и Н.Рыжкова  «Горбачев.Анатомия предательства».М.Алгоритм.2013. С.124).

[141] Андропов.В воспоминаниях и оценках соратников и сослуживцев.М.Артстиль –Полиграфия. 2011. С114.

[142] Россия в глобальной политике. Новые правила игры без правил. М.Эксмо.2015. Статья Ф.Лукьянова, С.12

[143] В.Бушин. Тотальный проект Солженицына .М.Алгоритм .2013.С.6

[144] С.Кара-Мурза, С.Аксёненко. Советский проект.М.Алгоритм .Эксмо.2010. С.187. 

[145] Российская газета ,федеральный выпуск №6381(109).

[146] М.Горбачев.Жизнь и реформы.Книга2. М.Новости .1995. С.149.

[147] James A.Baker, III. The Politics of diplomacy.Revolution,War and Peace, 1989-1992.S.146-147

[148] Б.А.Шмелев, М.Е.Симон . Влияние внутриполитических процессов на внешнюю политику постсоветских государств. М. Научные доклады Института экономики РАН .2013.

[149] Филипп Бобков. Как готовили предателей. Начальник политической контрразведки свидетельствует. М. Эксмо. Алгоритм. 2011. С.187.

[150] Р.Медведев. Из воспоминаний об академике Сахарове. Вестник РАН ,2002 , №9 ,С.822-830.

[151] Русскоязычные страницы сайта Архива национальной безопасности США , nsarchiv @gwu.edu

[152] Центрально-Восточная Европа во второй половине ХХ века. Том второй. От стабилизации к кризису.1966-1989.М.Наука. С.96.

[153] Выступление Генерального секретаря ЦК КПСС   Л.И.Брежнева на пленуме ЦК КПСС 15 декабря 1969г. РГАНИ ,Ф.2 Оп.3 Д.168 Л.36-60

[154] Численность КПСС к тому времени уменьшилась из-за добровольных выходов, но в ней насчитывалось не менее 15 млн. членов.

[155] В.Л.Мусатов. Предвестники бури. Политические кризисы в Восточной Европе    (1956-1981).М.Научная книга .1996. С.217

[156] Ibid. C. 212

[157] Из документа Отдела ЦК КПСС (личный архив автора).

[158] И.С.Яжборовская .Глобализация и опыт трансформации в странах Центрально-и Юго-Восточной Европы.Academia. М.2008.,С.78.

[159] Там же .

[160] В.Л.Мусатов . Предвестники бури …. М.Научная книга. 1996.С .215.

[161] W.Jaruzelski. Mein Leben fu″r Polen . M″unchen,1992. S.291

[162] На основе отчета В.Л.Мусатова ,копия в архиве МИД РФ.

[163] Журнал «Мир перемен» ,2010,№ № , из обзора СМИ о 30-летии «Солидарности». Автор обзора –Н.И. Бухарин.

[164]         «Правда» .31 ноября 1956г.

[165]         М.С.Горбачев. Перестройка и новое мышление для нашей страны  и для всего мира. М. Издательство политической литературы.1987. С.107.

[166]         Двенадцать столетий венгеро-русских связей. ( сборник статей на русском и венгерском языках). Будапешт, 2005. Статья  Д.Свака.

[167]         Центрально-Восточная Европа во второй половине ХХ века .Том первый. Становление «реального социализма». 1945-1965. М.Наука. 2000.,С.33.

[168]         В.Мусатов . Предвестники бури. Политические кризисы в Восточной Европе (1956-1981). М. Научная книга.1996 . С.15

[169]         П.Судоплатов. Спецоперации.Лубянка и Кремль. 1930-1950-е годы. М., 2001 . С..268

[170]         Мемуары Н.С.Хрущева. Вопросы истории.1994, № 3 ,С. 77

[171]         Магдольна Барат .Советско-венгерские отношения 1944-1953 гг. В сборнике «Двенадцать столетий венгеро-советских отношений. Будапешт,2005 , С. 77-78.

[172] Там же           

[173]         Из записки министра внешней торговли М.Меньшикова на имя И.Сталина от 22августа 1949г. (Документ № 9 первого раздела )

[174]           Советско-югославские отношения.1945-1956гг. Документы и материалы. Совместное издание МИД РФ и МИД Республики Сербия.  Новосибирск.2010. С.152.

[175]         В.Мусатов. Россия и Восточная Европа: связь времен . М. 2008. ,С.97.

[176]         Советский Союз и венгерский кризис 1956года. Документы. М.Росспэн , 1998 , С.316-318. Составители сборника справедливо отмечают , что выплата репараций Советскому Союзу  была прекращена в начале 50-х годов ,когда правительство СССР освободило Венгрию от выплаты оставшейся суммы в размере 100 млн.долларов.

[177]         Ibid. С 591-593.

[178]         Страны ЦВЕ – новые члены Европейского Союза. Проблемы адаптации. М. Наука. 2010. С.15

[179]         100 вопросов и ответов о Венгрии .Справочник.М. Издательство политической литературы .1990. С.11-12

[180]         Центрально-восточная Европа во второй половине ХХ века.Том второй .От стабилизации к кризису.1966-1989.М.Наука .2002., С.153-154

[181] Советский фактор в Восточной Европе.1944-53.т.2.1949-53. Документы.М.2002.С.244. Документ № 85, адресованный И.В.Сталину.

[182] Георгий Шахназаров. Цена свободы. Реформация Горбачева глазами его помощника. М.Россика. Зевс. 1993г. С.100.

[183] Указ.сочинение ,С.100.

[184] Правда,в своей новой книге  К.Брутенц пересмотрел некоторые позиции. «Великая геополитическая революция. М. «Международные отношения», 2014. С.606.

[185] К.Н.Брутенц . Великая геополитическая революция. М.Международные отношения .2014. 682 С.

[186] Robert M. Gates .  From the shadows. Simon and Schuster Paperbaks. New York ...1996, S.467-468.

[187]  К.Н.Брутенц . указ сочинение .С.606.

[188] Bara′ th Magdolna. A Kreml a′rny′ek′aban. Bp. Gondolat Kiad′o. 2o14 , o. 292 

[189] Bara′th Magdolna.  Ibid . O.287.