Эксклюзив
25 ноября 2011
12964

Материалы к познанию русской нации, русской мысли. Часть 1. Роль православия в прошлом, настоящем и будущем России

Давным-давно, много лет тому назад, когда я был маленьким и ходил в школу, учителя наставляли нас: нужно больше читать, а наиболее важные, понравившиеся мысли выписывать. Я им поверил - и с тех пор читая книги, делаю из них выписки. Со временем эти выписки я стал объединять по разным темам и в результате стали получаться различные "труды"...

МАТЕРИАЛЫ К ПОЗНАНИЮ РУССКОЙ НАЦИИ, РУССКОЙ МЫСЛИ

Введение

* Ф.И. Тютчев "Письмо П.А. Вяземскому (март 1848г.): "Для общества, так же как и для отдельной личности, - первое условие всякого прогресса есть самопознание. Есть, я знаю, между нами люди, которые говорят, что в нас нет ничего, что стоило бы познавать. Но в таком случае единственное, что следовало бы предпринять, это перестать существовать, а между тем, я думаю, никто не придерживается такого мнения" (Ф.И. Тютчев "Сочинения в двух томах" М., 1980, т.2, с.104).

Этнограф и археолог Александр Васильевич Терещенко (1806 - 1865): "Нам надобно изучать своё собственное, свою Россию - наше сердце и счастие наше" (Александр Терещенко "Быт русского народа, ч. I" СПб, 1848).

* К.Д. Кавелин: "Мысли и заметки о Русской истории" (1866): "Кроме нас, нет народа в мире, который бы так странно понимал своё прошедшее и настоящее. Не один народ не разрывается в своём сознание на две половины, совсем друг другу чуждые и ничем не связанные. Подобно нам все европейские народы переживали в своей истории крутые перевороты, иногда по нескольку раз; однако ни один из них не смотрит на себя как на два различные народа "...>> Одни мы, русские, лишены до сих пор единого народного сознания. "...>>

В этом удивительном психологическом факте есть глубокий смысл. Раздвоенные в народном сознании, мы не можем высвободиться из вопиющего противоречия между нашим взглядом на самих себя и постепенным, величавым ходом нашей истории. События у нас идут как-то своим чередом, точно как будто помимо нашей воли и понимания. Мы сильны инстинктами, неясными стремлениями, непосредственным чувством и слабы разумением; наша мысль не умеет как-то совладать с фактами и осилить нашу умственную разладицу.

Где источник этой умственной немощи? Он глубоко скрыт в вековой привычке смотреть на себя чужими глазами, сквозь чужие очки. Толстый слой предрассудков, в которых мы не отдаём себе отчёта, присутствия которых даже не подозреваем, мешают нам понимать себя правильным образом. Думать и учиться мы стали поздно, гораздо позднее других народов. Это дало нам возможность пользоваться, без больших усилий, тем, до чего другие народы дошли тяжким трудом и горьким опытом. Но зато мы не привыкли думать и, принимая чужие мысли за свои, не выходим из духовного малолетства. Оттого наш собственный опыт остаётся непродуманным и жизнь наша есть стихийная, неосмысленная. Наши взгляды, убеждения выведены нами не из нас самих и не из нашей истории, а приняты целиком от других народов. Оттого мы и не умеем связать прошедшее с настоящим, и всё, что, ни говорим, что ни думаем, так безплодно, в таком вопиющем разладе с совершающимися фактами и с ходом нашей истории.

Наша умственная апатия и безсилие так же стары, как мы сами. Напрасно будем мы утешать себя мыслью, что они ведут своё начало от реформы Петра Великого. С тех пор как мы себя помним, наша мысль всегда была в плену, находилась в вечной кабале "...>> в области мысли и понимания мы испокон века были покорными слугами других, и наша жизнь шла своей дорогой, а голова - своей.

"...>> Четыре года тому назад праздновалось тысячелетие нашего государственного существования. Боже! сколько мы расточали остроумия, сколько глумились над собою по этому поводу! Тысячу лет прожили - так рассуждали мы - и чего достигли? Самые неотложные потребности гражданского общежития и благоустройства ещё удовлетворяются кое-как в двух-трёх центрах громадного нашего царства, а вне их как будто вовсе не существуют. Сколько же столетий нужно нам прожить ещё, чтоб стать тем, чем была Европа в XYIII веке? А она, между тем, будет идти вперёд не по дням, а по часам.

Рассуждая так, мы сравниваем своё настоящее не со своим же прошедшим, а с посторонним образцом, который у нас под глазами. Вот наша общая, всегдашняя ошибка зрения, которая перепутывает все наши понятия. "...>>

Образованный слой русского общества, за очень редкими исключениями, продолжает по-старому питаться чужими мыслями, действовать по чужим образцам. Мы до сих пор едва догадываемся, что наши взгляды - выводы из чужой жизни, и добродушно принимаем их за результат самостоятельного нашего развития. Вот где источник наших внутренних противоречий и разладицы. Не понимая себя и среды, к которой принадлежим, мы блуждаем в потёмках, ходим ощупью, куда и как случится. Наша умственная и нравственная жизнь, не имея ещё пока корней у себя дома, не имеет потому же самому и никакого центра тяжести и носится в воздухе; при всём блеске наших природных способностей она холодна, безплодна и мертва. Она согреется, оживёт и сделается плодотворной только стой минуты, когда опустится из неопределённой шири на русскую почву, прильнёт к ней и будет из неё питаться. Уравновесить умственные и нравственные силы с действительностью, соединить в одно органическое целое мысль и жизнь может отныне только глубокое изучение самих себя в настоящем и прошедшем. ДРУГИХ ПУТЕЙ НЕТ И БЫТЬ НЕ МОЖЕТ" (К.Д. Кавелин "Наш умственный строй" М., 1989, с.176-177,182, 255).

Н. Трубецкой "Об истинном и ложном национализме":

"Долг всякого не романогерманского народа состоит в том, чтобы, во-первых, преодолеть всякий собственный эгоизм, а во вторых оградить себя от обмана "общечеловеческой цивилизации", от стремления во чтобы то ни стало быть "настоящим европейцем". Этот долг можно формулировать двумя афоризмами "познай самого себя" и "будь самим собой".

"...>> А выводом из этих постижений является утверждение своей самобытности, стремление быть самим собой. И не только стремление, но и умение. Ибо, тот кто самого себя не познал, не может, не умеет быть самим собой" (Текст приводится по изданию: Пути Евразии. - М., 1992)" /Взят из Интернета/.

* Столыпин Пётр Аркадьевич: "Народ, не имеющий национального самосознания, - навоз, на котором произрастают другие народы...>> (Цитата по: "Русский журнал. Общенациональный" 2007, N1, с.18).

Сергей Перевезенцев доктор исторических наук, секретарь Правления Союза писателей России.

* Доклад "О русском знании": "Русское знание, как и знание любого иного народа, имеет свои черты и особенности, уходящие своими корнями в самые глубины истории. Имеет оно и свои тайны, и свои противоречия. Так, одной из главных тайн русского знания является теснейшее переплетение собственно знания с православной верой" ("Православие и русская литература. Материалы Всероссийской научно-практической конференции "Православие и русская литература. Вузовский и школьный аспект изучения" Арзамас 22-24 мая 2003г." Арзамас 2004, 12).

В варианте доклада, выставленном в Интернете далее сказано: "... важнейшая тайна русского знания заключена в том, что для отечественных мыслителей главным вопросом всегда был один - ЧТО ТАКОЕ "РУССКОСТЬ"? Наши предки хотели понять самих себя, потому в продолжение этого вопроса перед ними вставали и другие вопросы - чем русский народ отличается от других? в чем его сильные и слабые стороны? в чем состоит миссия русского народа на Земле? Размышления на эту тему и приводили отечественных мыслителей к пониманию места и роли России и русского народа в мире. Так на Руси было изначально, ТАК ОСТАЁТСЯ И ПОНЫНЕ" (Сайт "Православие Ru").

Часть I РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В ПРОШЛОМ, НАСТОЯЩЕМ И БУДУЩЕМ РОССИИ

Громадную, определяющую роль в построении русского государства, созидании русской культуры, становлении русского национального самосознания сыграло Крещение Руси святым равноапостольным великим князем Владимиром.

Вот как об этом повествует летопись:
* "Повесть временных лет, черноризца Феодосьева монастыря Печерьскаго, откуда ес(ть) пошла Русская земля и кто в ней почал первое кн(я)жити. "..."
/Составитель: А кому будет совсем невмоготу читать летописный текст его можно пропустиь/.

В лето 6494. Приидоша болгары веры бохмичи, глаголющее, яко: "Ты еси князь мудрый и смысленъ, не веси закона. Да веруи в законъ нашь, и поклонися Бохмиту". "..." По сем приидоша от Рима немци, глаголюще: "Приидохом послани от папежа". И реша ему: "Рекл ти тако папежь: земля твоя яко и наша земля, а вера ваша не аки вера наша "..." Рече Володимеръ немцем: "Идите за ся, яко отци наши сего не прияли суть". Слышавше жидове козарьстии приидоша рекущи: "..." По сем же прислаша греци ко Володимиру философа "..."

В лето 6495. Возва Володимеръ бояры своа и старци градския и рече имъ: "Се придоше ко мне болгаре рекущи: "Приими закон нашь; по сем же приходиша и немци, и тии хвалять законъ свои; и по сих приходиша жыдова. Се же после придоше греци, хуляще всъ законы, свои же хваляще, и много глаголюща, сказающе от начала миру, и о бытьи всего мира; сут же хитро сказующи и чюдно слышати их, и любо комуждо. И другий светъ поведають быти: да аще кто деи веруеть в нашю веру, то паки умреть и въстанеть, не умирати ему в веки; аще ли во инъ законъ ступить, то на ономъ свете въ огни горети. Да что ума придасте?". Реша бояре и старци: "Веси, княже, яко своего никтоже не хулит, но хвалит; аще хощеши испытати гораздо, то имаши у себе мужи послав испытаи когождоих службу, и кто како служит Богу. И бысть люба речь князю и всемъ людемъ, и избраша мудры и смыслены числомъ 10, и реша имъ: "Идете первое в болгары и испытаите веру их". Они же идоша, и пришедша, видеша сквернаа дела и кланянье въ ропатех, и приидоша въ землю свою. И рече имъ Володимеръ: "Идете пакы в немци и соглядаите тако же и оттуду идете в грекы". Они же пришедши в немци, и соглядавше церковную службу их, и приидоша ко Царюграду, и внидоша ко царю; царь же испыта, коея ради вины приидоша; они же исповедаша ему вся бывшаа. Се слышавъ, царь, рад бывъ, и честь велику створи имъ. В тои же день. Наутрия посла к патреарху, глаголя сице: "Приидоша русь, пытающи веры нашеа, да пристроите церковь и крилосъ, и самъ причинися въ святительскыа ризы, да видять славу Бога нашего". Се слышавъ, патриархъ повеле созвати крилосъ, и по обычаю сотвориша праздникъ, и кадила въжгоша, и пения, и лики составлеша. И иде с ними въ церковь, и поставиша я на простране месте, показующе красоту церковную, и пеньа, и службы архиереискы, и предстоянье дьяконъ, сказующе служение Бога своего; они же въ изумлении бывше, и удивишася, и похвалиша службу их. И призваша я царь Василии и Костянтинъ, реста имъ: "Идита в землю свою". И отпустиша а с дары велими и с честью. Они же приидоша в землю. И созва царь боары своа и старци и рече Володимер: "Се приидоша послании нами мужи, да слышим от них бывшее". И рече: "Скажите пред дружиною". Они же реша яко: "Ходихомъ в болгары, и смотрихом, како ся, кланяють въ храме, рекше во ропатех, стоаще бес поаса, и поклонився сядеть, и зритъ семо и анамо аки бешенъ, и несть вельа в них, но печаль и смрад великъ, несть добръ законъ их. И придохом в немци, и видихом въ храме службы творяща, а красоты не видехом никоеаже; приидохом же въ грекы, и видоша ны, идеже служать Богу своему, не свемы на небе ли были есм: несть бо на земли такового вида, ли красоты такоа; недоумеемъ бо сказати, токмо вемы, яко отнюдь Богъ со человекы пребывает, и есть служба их паче всех странъ. Мы убо не можемъ забыти красоты тоа; всякъ человекъ, аще вкусить сладка, последи горести не приемлетъ, тако и мы не имамы зде быти". Отвещавше боаре рекоша: "Аще бы лих законъ грецкии, то не бы прияла баба твоя Олга, яже бе мудреиши всех человекъ". И отвещав же Володимеръ рече: "Где крещение примемъ?". Они же реша: "Кде ти любо". И минувю лету. "..."

Наутрия же изыде Володимеръ с попы царичины и корсуньскыими на Днъпр, и снидеся бес числа людеи и влезоша в воду, и стояху инъ до шии, а друзии по перси, младенци же по перси от берега, друзии же младенци державще, свершении же бродяху, попове стояще молитвы творяху. Бяше видети радость велику таже на небеси и на земли, толико душь спасаемых. А дьяволъ стеняше, глаголя: "Увы мне, яко отсюду прогонимъ есмь, где бо мне жидище имети собе, яко не суть зде учения апостольская, и не суть ведуще Бога, но веселяхуся о службе их, еже служаху мне; и се побеждаемъ есмь от невеигласа сего, а не от апостолъ и мученикъ, и не имамъ уже царствовати в странах сих". Крестившимъ же ся людемъ, идоша кождо в домы своя; яко Володимиръ рад быс(ть), познав Бога самъ и люди его, и възревъ на небо, и реч(е): "Б(о)же великыи, сотворивыи н(е)бо и землю, призри на новыя люди свои, даи же имъ Г(оспо)ди, увидети Тебе, истиннаго Бога, якоже уведеша страны христьянскыа, и утверди в них веру праву и несовратну, и мне помози Г(оспо)ди, на супротивнаго врага, да надеяся на Тя и на Твою державу побежаю козни его". И се рек, повеле рубити церковь и поставляти по местомъ, идеже стояша кумиры, и постави святаго Васильа на холме церковь, идеже стояша кумиры и Перунъ, и прочии, идеже требы творяше князь и людие; и нача ставити по градомъ церкви и попове, и люди на крещение приводити по всем градомъ и селомъ. Послав нача поимати и нарочитые чади дети, и даяти на учение книжное...".

"..." Мы же вопиемъ ко Господу Богу нашему, глаголюще: "Благословленъ Господь, иже не дасть нас в ловитву зубом их". Сеть сокрушися, и мы избавлени быхом от прельсти дьволя. И погибе память его со шумомъ, и Господь в векы пребываеть, хвалимъ от рускых сынов, певаемъ въ Троици, а демони проклинаеми от благоверных муж и от верных жен, иже прияли суть крещение и покаяние въ отпущение греховъ, новии людье, христьяньстии, избрании Богом. Володимиръ просвещенъ самъ, и сынове его, и земля его" (АН СССР Институт истории СССР "Полное собрание русских летописей. Том тридцать восьмой. Радзивиловская летопись" Ленинград, "Наука", 1989, с.11,49-50,53-55).

Оценка этого события современниками:

ИЛАРИОН киевский, первый русский митрополит (с 1051г.).
"Слово о законе и благодати": /"приблизительно 1049 год" ("Богословские труды" Сборник 29, М., 1989, с.42)/.
* "Хвалить же похвальныими гласы Римьскаа страна Петра и Паула, има же вероваша во Иисуса Христа Сына Божиа; Асиа и Ефес, и Пафмъ - Иоанна Богословьца, Индиа - Фому, Егупет - Марка. Вся страны, и гради, и людие чтуть и славять коегождо их учителя, иже научиша я православнеи вере. Похвалимъ же и мы, по силе нашеи, малыими похвалами великаа и дивнаа сътворьшааго нашего учителя и наставника великааго кагана нашеа земли Володимера, вънука старааго Игоря, сына же славнааго Святослава, иже в своа лета владычествующе мужьствомъ же и храборьствомъ прослуша в странахъ многах, и победами и крепостию поминаются ныне и словутъ. Не въ худе бо и неведоме земли владычьствоваша, нъ въ Руське, яже ведома и слышима есть всеми четырьми конци земли. Сии славныи от славныихъ рожься, благороденъ от благородныих, каган наш Влодимер. "..." И въсиа разумъ въ сердци его, яко разумети суету идольскыи льсти, възыскати Единаго Бога, сътворшааго всю тварь, видимую и невидимую. "..." И вълезе въ святую купель, и породися от Духа и воды, въ Христа крестився, въ Христа облечеся; и изиде от купели белообразуяся, сынъ бывъ нетлениа, сынъ воскрешениа имя приимъ вечно именито в роды и роды - Василии, имъ же написася въ книгы животныа въ вышниимъ граде и нетленнеимъ Иерусалиме. Сему же бывьшу не доселе стави благовериа подвига. Ни о томъ токмо, яви сущую въ немъ к Богу любовь, нъ подвижися паче, заповедавъ по всеи земли и крьститися во имя Отца и Сына ии Святаго Духа, и ясно и велигласно въ всехъ градехъ славитися Святеи Троици. И всемъ быти христианомъ - малыимъ и великыимъ, рабомъ и свободныимъ, уныимъ и старыимъ, бояромъ и простыимъ, богаттыимъ и убогыимъ. И не бы ни единаго противящася, благочестному его повелению. Да аще кто и не любовию, нъ страхомъ повелевшааго крещаахуся, понеже бе благоверие его съ властию съпряжено. И в едино время вся земля наша въславе Христа съ Отцемъ и съ Святыимъ Духомъ. "..."

Въстани, о честнаа главо, отъ гроба твоего! Въстани, оттряси сонъ неси бо умерлъ, нъ спиши до обшааго всемъ въстаниа. Въстани, неси умерлъ, неси бо ти лепо умрети веровавъшу въ Христа. Живота всему миру! Оттряси сонъ, възведи очи! да видеши какоя тя чъсти Господь тамо сподобивъ, и на земли не беспамятна оставилъ сыномъ твоимъ. Въстани, виждь чадо свое Георгиа! "..." Виждь внукы твоа и правнукы, како живуть, како храними суть Господемъ, како благоверие держать по предаянию твоему, како въ святыа церкви чястят, како славятъ Христа, како поклоняются имени Его. Виждь же и градъ величьствомъ сиающъ, виждь церкви цветущи, виждь христианьство растуще. Виждь градъ, иконами святыих освещаемь и блестающеся, и тимианом обухаемь, и хвалами божественами, и пении святыими оглашаемь. И си въся видевъ, възрадуися и възеселися и похвали благааго Бога, всем симъ строителя" (Цитата по книге: "Альманах библиофила. Выпуск 26. Тысячелетие письменной культуры (988 - 1988)" М., 1989, с.178 -192).

ИАКОВ-МНИХ ("Биографических сведений о нём не имеется, есть только предположения, что это: или 1) монах Киево-печерского монастыря, современник преп. Феодосия Печерскаго или 2) чернец Иаков, духовник великого князя Изяслава Ярославича. Иаков мних есть первый русский писатель по историографии, основатель ея, написавший два сказания о равноапостольных Владимире и Ольги и святых мучениках Борисе и Глебе..." ("Полный православный богословский энциклопедический словарь" т.1, репринтное издание, М., 1992, с.1007).

"Память и похвала князю русскому Владимиру":

/По мнению Е.Е. Голубинского, А.А. Шахматова, Н.И. Серебрянского и др. написано в 70-годы ХI века - цитируемый источник, с.54/.
* "... Блаженный же князь Владимир, внук Ольгин, крестился сам и детей своих, и всю землю русскую крестил от конца и до конца; храмы идольские и требища повсюду сровнял с землёй и посек и идолов сокрушил; и всю землю Русскую, и города, и Церкви пречистыми иконами украсил, память святых в церквах творя песнопениями и молитвами "..."

И был Владимир вторым Константином в Русской земле: то новый Константин великого Рима, который крестился сам и людей своих крестил - так и этот поступил подобно ему. Если прежде, в язычестве, и испытывал он потребность в скверной похоти, то после усердствовал в покаянии "..." Удивления достойно, сколько он сотворил добра Русской земле, крестив её. Мы же, став христианами, не воздаём почестей, равных его делу. Ибо, если бы он не крестил нас, то и ныне бы ещё пребывали в прельщении дьявольском, в котором и прародители наши погибли. Если бы имели усердие и молились за него Богу в день преставления его, то Бог, видя наше усердие к нему, прославил бы его: нам ведь следует молить за него Бога, так как чрез него познали мы Бога. Пусть же Господь воздаст тебе по желанию твоему и все просьбы твои исполнит - о Царствии Небесном, которого ты и хотел. Пусть даст тебе Господь венец вместе с праведными, услаждение пищей райской и ликование с Авраамом и другими патриархами по слову Соломона: "Со смертью праведника не погибнет надежда". Вот почему память его чтут русские люди, вспоминая святое Крещение, и прославляют Бога молитвами, песнопеньями и псалмами, воспевая их Господу, новые люди, просвещённые Святым Духом, ожидая надежды великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа: Он придет воздать каждому по трудам его неизреченную радость, которую предстоит получить всем христианам.

О, святые цари, Константин и Владимир! Помогайте против врагов родным вашим и людей, греческих и русских избавляйте от всякой беды, и обо мне грешном помолитесь Богу, как имеющие дерзновение обращаться к Спасителю - да спасусь вашими молитвами..." (Цитата по журналу "Богословские труды" Сборник 29, М., 1989, с.48,53-54).

Мнения потомков:

ЛИХАЧЁВ ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ (1906-1999), "литературовед, текстолог, академик АН СССР (1970). Фундаментальные исследования "Слова о полку Игореве", литературы и культуры Древней Руси. Книга "Поэтика древнерусской литературы". Гос. премия СССР (1952, 1969)" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.718).

* Статья "Тысячелетие культуры": "Я думаю, что с крещения Руси, вообще, можно начинать историю русской культуры. Так же как, и украинской и белорусской. В общем, культура восходит к каменному веку, к неолиту или палеолиту. Но характерные черты русской, белорусской и украинской культуры - восточнославянской культуры Древней Руси - восходит к тому времени, когда христианство сменило собой язычество.
Христианство - письменная религия, приобщившая Русь к высокоразвитой мифологии, к истории европейских и малоазийских стран. Произошло соединение с культурой Византии, наиболее передовой страны того времени. При чём это произошло, когда византийская культура переживала пик своего расцвета IХ-ХI веков.
Из варварской страны на краю света вдруг появилась держава с мировой культурой, мировой религией, и сразу это было ознаменовано с расцветом древнерусской культуры. "..." Русь сразу становится мировой державой, а Киев - соперником Константинополя. "..."

Русь была поразительной державой, в которой соединялись и финно-угорские народы, и тюркские народы, и народы иранские, и восточные славяне. Это видно по именам богов. Что такое Мокошь? Племя Мокошь. Что такое Перун? Это финно-угорский Перкун. А у нас Велес-Волос, Стрибог... "..."

И ещё о так называемом "двоеверии". Я думаю, что это кабинетный миф. Двоеверие не могло существовать, потому что вы не можете одновременно верить и в языческих богов и быть христианином. Это невозможно.

Поскольку высшее язычество было раздробленным, оно было уничтожено Владимиром довольно мирным путём. Столкнули в воду этих идолов, простоявших в Киеве всего несколько лет. О них поплакали и о них забыли. И заметьте - не порубили, не сожгли. Проводили с почестями: так обветшалую икону будут класть на воду, доверяя её реке. И всё. Древние боги ушли. "..." Я думаю, что этот процесс шёл более-менее безболезненно. Потому что восстание волхвов в 1071 г. было вызвано в первую очередь голодом, а не защитой старых богов. "..." восстание это не чисто религиозное, а экономическое.

"..." Язычество не отрицательная величина. Оно представляет собой определённую культурную ценность, которая с принятием христианства не обезценивается, а поднимается на высоту иного миропонимания. Есть такие слова в одном из псалмов: "Всякое дыхание да хвалит Господа...". Языческое представление о "всяком дыхании" поднято здесь на недосягаемую для язычества ступень.

"..." Мы привыкли к тому, что культура развивается главным образом в городах. На самом же деле смерды с самого начала становятся крестьянами, т.е. христианами. В древней летописи смерды упоминаются только один раз. Значит, в крестьянской среде христианство распространилось очень быстро. И это не возможно было при помощи меча, но возможно при помощи самого язычества, которое христианизировалось и делало понятным христианство. Смерды видели в христианстве как бы продолжение своего язычества. Но открывались новые горизонты, и они эти горизонты готовы были принять.

"..." Государство Владимира держалось не на полицейской системе и не на одной системе военной. Это было многонациональное государство, потому столь необходима была интернациональная религия. Уже после крещения Руси Иштван I (Стефан I) введёт христианство в Венгрии, где до этого оно существовало лишь местами - у славянских племён, принявших христианство от Кирилла и Мефодия, великих болгарских проповедников. Иштван вводит христианство западного образца, он объединяет Венгрию силою, как Карл Великий крестил перед этим саксонцев оружием. А у нас и оружия не потребовалось. У нас этот процесс был довольно мирным. Что здесь особенно важно для понимания восточного варианта христианства? Вот патриарх Фотий, тот при котором Аскольд и Дир неудачно штурмовали Константинополь, отправляет болгарскому князю Борису-Михаилу несколько посланий, где говорит, что ИСТИНА ПОЗНАЁТСЯ КРАСОТОЙ. Как в человеческом лице ничего нельзя изменить, если это здоровое и красивое лицо, так для Фотия истинная религия опознаётся красотой. И послы Владимира, отправившиеся в разные страны в поисках истинной религии, вернувшись говорят князю, что надо принимать именно греческую веру, ибо у греков они увидели красоту. Главный аргумент - храмы, покорявшие живой, истинной красотой. Владимир озабочен постройкой храмов, а Иштван I не озабочен. Так же, как Польша и Моравия, принявшие христианство с Запада, не озабочены. А Владимир строит, строит, строит. Приглашает греков. Создаёт целую сеть ремёсел. И потом это сказывается на всей русской культуре. Это проявляется в примате эстетического момента над философским. Кто лучшие русские философы? Державин (в оде "Бог"), Тютчев. Достоевский, Владимир Соловьёв. Даже Чернышевский стремится быть писателем. Можно спорить - хорошим или плохим, но русские философы - это все писатели, художники. И "умозрение в красках" - это иконы" ("Альманах библиофила" выпуск 26, М., 1989, с.6-9).

* "Димитрию /Донскому - уточнение составителя/ необходимо ополчение. Впервые в русской истории пришла нужда мобилизовать народное, крестьянское ополчение. И князь обращается к главному авторитету крестьянства, христианства. Для них Сергий глава народа.

"..." Сергий Радонежский был проводником определённых идей и традиций: с Церковью связывалось единство Руси. Князья ссорились, наводили татар на Русскую землю, как когда-то половцев. Шло постоянное соперничество за великое княжение, за титул великого князя. А церковь-то была едина. И поэтому главная идея рублёвской Троицы - идея единства, столь важная во тьме разделения нашего. Дмитрий Донской начинает не с объединения территории, а с объединения духовно-нравственного. Этим-то и замечателен московский князь, ставший во главе русского войска. И Москва от этого выиграла в глазах всей Руси. Она выиграла не потому, что, как пытаются это доказать, стояла на очень выгодных торговых путях, а потому, что в этой сложнейшей ситуации возглавила политику объединения Русской земли. То есть Москва выиграла духовно.

У нас бытует неправильное, вульгарное представление об экономических законах. Эти законы, конечно, - в основе всего, но когда они приводят к духовному процветанию, в какой-то момент духовное начало начинает играть главную роль. Москва не была экономически сильней Твери или Новгорода, она оказалась духовно сильней. Если Новгород ничего не делал для объединения Руси, потому что был республикой, то в Москву переехал митрополит Всея Руси и Москва стала символом духовного объединения. Москва стала центром и для Украины и Белоруссии, и потому православная Церковь должна была иметь единые обряды" ("Альманах библиофила" выпуск 26, М., 1989, с.11).

* "Как осваивались новые земли? Они осваивались монастырями, где прежде всего занимались письменностью. Самое богоугодное дело - письмо. Вот почему при продвижении христианской культуры на север сначала образуются монастыри. "..." При монастырях колоссальные книгописные мастерские. Книга осваивала новые территории. Теперь ясно, что в Сибирь везли книги. И этим завоевали Сибирь. Не столько оружием, сколько книгой" ("Альманах библиофила" выпуск 26, М., 1989, с.10).

В другой статье Дмитрий Сергеевич Лихачёв писал: "Живопись, музыка, в значительной мере архитектура и почти вся литература Древней Руси находились в орбите ХРИСТИАНСКОЙ мысли, ХРИСТИАНСКИХ споров, ХРИСТИАНСКИХ тем" (Журнал "Новый мир" 1988, N6, с.298).

КАРТАШОВ АНТОН ВЛАДИМИРОВИЧ, (1875-1960) воспитанник и преподаватель Санкт-Петербургской Духовной академии и Высших Женских Курсов, профессор Русского православного богословского института преподобного Сергия Радонежского в Париже" (Журнал "Вестник Русского христианского движения" Париж - Нью-Йорк - Москва, 1997, N174, с.265).

* Статья "Крещение Руси святым князем Владимиром и его национально - культурное значение": "... русская культура, как одна из культур христианских и европейских, родилась в тот момент когда князь Владимир после глубоких размышлений и конкурирующих влияний на него сознательно избрал византийскую крещальную купель и в неё повелительно погрузил весь русский народ. "..." Тернист был, и может быть, будет наш восточноевропейский путь, в некоторой особенности от западноевропейского мира, но и благословен, ибо в нём заложена основа нашей своеобразности в культуре и даже возможности на некоторый исторический момент нашей духовной гегемонии. Если мир и заинтересовывается всё более и более плодами нашего духовного творчества, то не только потому, что мы не лишены таланта, но и потому, что из глубины нашей души слышится новая, неведомая музыка. Это музыка, родившаяся из иного религиозного детства русской нации, из иного религиозного воспитания. Культуры вообще "индивидуальны", т.е. национальны. Творец культуры - душа народа, а она формируется под сильнейшим влиянием сложившейся религии. Культура арабская - мусульманская, тибетская - буддийская, североамериканская - протестантская. Культура русская - православная. Если мы этого ещё не осознали во всей силе, не осознали, что без православного корня нет русской культуры, ибо БЕЗ ПРАВОСЛАВИЯ НЕТ И РУССКОЙ ДУШИ, родящей из себя культуру, если мы ещё не чтим ярко и достойно отца нашей православности - крестителя Руси, это только признак недозрелости нашего национального самосознания" (Цитата по книге "Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси" М., 1991, с.32).

* "Самое рождение самосознания Руси как чего-то целого, при всей пространственной широте и местных разнообразиях, превращение всех этих лапотных звероловов, хлеборобов и бродящих колонистов, наёмных воинов, пленников и рабов, всех этих Иванов Непомнящих в единородных крещённых братьев по вере, отделённых от прочих чужаков и "поганых" именно своей крещённостью, как бы избранностью под единым государственным именем Руси - это дар церковной мысли новорождённому народу. "..." Характерно, что масса народная вскоре охотно присваивает себе в качестве нарицательного имя "крестьян", т.е. христиан, в отличие от всякой лесной инородческой "чуди", заполнявшей дебри русской равнины" (Цитата по книге "Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси" М., 1991, с.33-34).

"По всем признакам это многозначительное самоопределение" /"Святая Русь" - составитель/ "русского национального самосознания низового, массового происхождения. Семя христианской мечты, призывающей весь мир и всё человечество к небесному идеалу святости пало здесь на добрую, восприимчивую почву. Ни "старая Англия", ни "прекрасная Франция", ни "учёная Германия", ни "благородная Испания" - никто из христианских наций не пленился самым существенным призывом Церкви ни более, ни менее как именно к святости, свойству Божественному. А вот не учёная, бедная, смиренная, грустная северная страна не обольстилась гордыми и тщеславными эпитетами и вдруг дерзнула претендовать, если хотите, на сверхгордый эпитет "святой", посвятила себя сверхразумному идеалу святости, отдала ему своё сердце. Психея нации захотела стать невестой Жениха Небесного. И этим выявила своё благородство и своё величие. Претензия как бы неоправданная и недоказанная. Церковь обратилась ко всем народам, и каждый свободно выбрал, что ему милее в Евангелии. Русь выбрала себе "святость" как высшее задание своей истории, своего государства, своей культуры" (Цитата по книге "Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси" М., 1991, с.34).

* "..." Так совершилась та внутренняя кристаллизация национального сознания души русской, после которой стало невозможным быть вполне русским, не будучи православным. Разумеется, в смысле полноты русскости, полноты русского творчества" (Цитата по книге "Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси" М., 1991, с.37).

* "..." Служение православного народа - служение, входящее в план Божественного мироправления; оно имеет вечное значение. Измена ему есть колебание законов Вселенной. И вот такое-то ответственное за судьбы мира сознание и усвоил себе от Восточной Церкви русский народ" (Цитата по книге "Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси" М., 1991, с.35).

* "..." Скажут, какое же значение имеют все эти переживания русского теократического средневековья для характеристики русской культуры нового времени и особенно русского будущего после столь усиленного выкорчёвывания исторической религии из души народной? Очень просто. Всё это имеет по существу непреходящее значение для нации, как для индивидуума неистребимы основы его образования и воспитания в детстве и юности. И нации, как и индивидуумы, не забывают своей первой любви и подсознательно живут ею всю жизнь. Русская душа во всех её тончайших, возвышенных, идеальных чертах глубоко воспитана православием. В ней всё высокое и характерное от православия: аскеза, непорабощённость материализмом даже при скопидомстве и хозяйственности, смирение и долготерпение, широта и щедрость всепрощения, соборность, братолюбие, жалостливость и сострадание к меньшой братии, жажда решать все дела не по чёрствой юстиции, а "по-Божьи", т.е. не по правде законной, а по любви евангельской" (Цитата по книге "Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси" М., 1991, с.37-38).

РАУШЕНБАХ БОРИС ВИКТОРОВИЧ "(1915 г.р.), советский учёный в области механики, член-корреспондент АН СССР (1966). Основные труды по теории горения, управлению ориентацией космических аппаратов, Ленинская премия 1960)" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1102). Ныне академик РАН.

Выступая на симпозиуме "Значение введения христианства на Руси для развития европейской культуры и цивилизации" (ЮНЕСКО, Париж, июнь 1988 г.) с докладом "Развитие Киевской Руси, как результат её христианизации" Б.В. Раушенбах сказал:
* "...Крещение Руси привело к тому, что страна оказалась объединённой общей для всех племён религией. Если раньше различные племена имели, как правило, различных племенных богов, то теперь все они имеют единую Церковь. В результате деление Руси на племена постепенно исчезает и заменяется общим для всех понятием "русский".

Вместе с крещением на Русь приходит византийская культура, которая в ту эпоху переживала период расцвета. Русь становится не просто грамотной страной, но страной, ни в чём не уступающей европейским монархиям. Новая культура не была простым слепком с византийской, она обладала глубоким национальным своеобразием, свидетельствуя об огромном творческом потенциале населявшего Русь народа. "..." Сегодня мы должны быть благодарны нашим великим предкам, и прежде всего Владимиру и Ярославу, которые, не жалея сил, вели народ Руси по пути в сегодняшний день.

"..." Естественен вопрос: не было ли сопротивления со стороны народа? Не было ли крещение насильственным, как иногда утверждают?
Прежде всего, хотелось бы отметить, что крещение было внутренним делом Руси, оно осуществлялось на основе решения, свободно принятого Владимиром и его окружением, своего рода "правительством" Киевской Руси.

"..." христианство распространяется удивительно быстро (сравнительно с другими крестившимися одновременно странами, такими как Швеция и Норвегия) и безболезненно. "..." Часть жреческого сословия открыто выступала против князя и его реформ, увлекая за собой рядовых общинников (под обычным для таких случаев предлогом - следования обычаям предков). Владимир подавлял вооружённое сопротивление силой оружия. Однако следует иметь ввиду, что он подавлял не столько сопротивление новой религии, сколько сопротивление системе феодальных реформ. Это видно из его реакции на тактику другой части жреческого сословия, которая открыто не выступала против Великого князя, а, удалившись на окраины страны, продолжала творить там языческие обряды. Владимир знал об этом, но не мешал этим жрецам, поскольку они не представляли опасности для главного - феодальной реформы. Он понимал, что эти пережитки язычества постепенно отомрут. "..."

Чтобы закончить рассмотрение вопроса о сопротивлении народа христианизации, следует обсудить известные из летописей "восстания волхвов". Наиболее значительные восстания такого рода были в 1026 и 1071 годах. Летописцы характеризуют такие народные возмущения как попытки реставрации язычества. Однако из описания этих событий в летописях возникает совершенно иная картина. В обоих случаях восстания приходились на голодные годы. "..." Неудивительно, что в особо тяжёлые годы возникали стихийные антифеодальные (а, следовательно, и антикняжеские) восстания. Языческое жречество примыкало к этим справедливым народным возмущениям, пытаясь использовать их для реставрации язычества. Князья подавляли восстания вооружённой силой, не потому, что они носили языческий характер, а потому, что они были антифеодальными. Ведь до восстания князья спокойно взирали на деятельность языческих жрецов, предоставив борьбу с ними Церкви" ("Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси" М., 1991, с.31,22-23).

КАВЕЛИН КОНСТАНТИН ДМИТРИЕВИЧ "(1818-1885), русский историк государственной школы, либеральный общественный деятель и публицист, участник подготовки крестьянской реформы 1861, автор одного из первых проектов отмены крепостного права..." ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.518);
"виднейший представитель русской общественной мысли прошлого века, историк, философ, правовед, оставил заметный след в отечественной культуре. "..." многие современники воспринимали Кавелина как одну из ключевых фигур XIX столетия" (Цитируемый источник, с.3).

* Монография "Мысли и заметки о русской истории" опубликована в 1866г. и "составляет, по собственным словам Кавелина, итог его исторических и политических взглядов и его "лебединую песню" в области русской истории" (Цитируемый источник, с.567).

* "...Смешивая мифологические данные, собранные у разных славянских народов, мы едва замечаем, что, судя по некоторым указаниям, русский Олимп едва стал слагаться около времён Владимира и, вероятно, потому не удержался в народной памяти. В западной России припоминается ещё Перун в названиях урочищ и в некоторых выражениях; у белорусов сохранилось воспоминание о Волосе или Велесе, переделанном во Власия, как Световид у северных славян преобразился в святого Вита. Прочие боги, которым, по летописи поклонялись в западной Руси не удержались в народной памяти и занесены, кажется, от других, славянских и даже неславянских, народов. Вероятно, поэтому они и исчезли без следа. Перун был бог грома и молнии, Волос - бог скота. Вот всё, что мы о них знаем. Беднее мифологию трудно себе представить. Нам скажут: это потому, что памятников недостаточно, что христианство тщательно истребляло следы язычества. Но в Западной Европе языческие воспоминания удержались же в народе, несмотря ни на что; у нас литовцы и мордва до сих пор сохранили, с гораздо большей ясностью и определённостью древние мифологические представления, чем русские племена. Сравнительно позднее водворение между этими народами христианства не опровергает этого вывода: успели же сохраниться в народной памяти западно-русских племён Перун и Волос; если остальные языческие боги исчезли, то это ничему другому приписать нельзя, как тому, что они или либо только начали слагаться в то время, когда были застигнуты христианством, либо заимствованы от других народов незадолго до крещения Руси при Владимире.

Очень замечательно, что великороссы не сохранили ни малейшего воспоминания о Перуне, есть только следы Волоса. Все местные названия, все обороты речи, в которых поминается о Перуне, встречаются теперь исключительно только у малороссиян и белорусов. Это подтверждает, что колонизация Великороссии" /по мысли Кавелина русскими поселенцами из Западной России - составитель/ "началось уже после принятия христианства, когда воспоминание о языческих богах стало слабеть. Волос удержался, может быть, единственно потому, что был приурочен к православному календарю" (Кавелин К.Д. "Наш умственный строй. Статьи по философии русской истории и культуры" М., 1989, с.192-193).
* "...>> Западнорусские переселенцы были уже христианами, когда перешли в новую родину и перенесли на финскую почву церковь восточного исповедания, со всеми её учреждениями. Несмотря на то, что языческое миросозерцание упорно держалось между колонистами, даже до позднейшего времени, название христианина стало отличительным их признаком посреди язычников-туземцев и надолго заменило сознание народности. Русский и православный в народном понятии, одно и тоже; православный, хотя бы и не русский по происхождению, всё-таки считается русским; природный русский, но не православной веры, не признаётся за русского. И так в Великороссии христианская вера восточного исповедания стала народным знаменем, заступила место народности. Этим объясняется огромное политическое значение православия в Великороссии; в западной России оно получило его в последствии, под влиянием борьбы с римским католичеством" (Кавелин К.Д. "Наш умственный строй. Статьи по философии русской истории и культуры" М., 1989, с.199).

ИЛЬИН ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ "(1882-1954), русский религиозный философ, представитель неогегельянства, в философии Гегеля видел систематическое развитие религиозного опыта пантеизма ("Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека" (1918). С 1922г. за границей" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.483).

* Статья "Опасности и задания русского национализма - 2" (15.10.1950): "... русский национальный дух и акт был взращён в лоне Православия - и исторически определился его духом, на что и указывал Пушкин. "..." Православная Церковь оставалась матерью-хранительницею молитвы и любви, советницею и обличительницею, лоном очищения, покаяния и умудрения, - вечною материю, приемлющею новорожденного и молящеюся за почившего. Это её дух - освободил крестьян, создал суд скорый, правый и милостивый, создал русское земство и русскую школу; это её дух - возрастил и укрепил русскую национальную совесть и жертвенность; это её дух - повил и укрепил русскую мечту о совершенстве; это её дух - внёс во всю русскую культуру силу сердечного созерцания, вдохновил русскую поэзию, живопись, музыку и архитектуру и создал Пироговскую традицию в русской медицине ... Но всего не исчислишь" (Ильин И.А. "Собрание сочинений" т.2, книга 1, М., 1993, с.372-373).

АВЕРИНЦЕВ СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ "(1937 - 21.2. 2004), сов. филолог, переводчик. Исследования о позднеантичной и христианской литературе, по библейской мифологии, философии культуры ХХ века" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.12); впоследствии академик РАН.

Выступая на симпозиуме "Значение введения христианства на Руси для развития европейской культуры и цивилизации" (ЮНЕСКО, Париж, июнь 1988 г.) С.С. Аверинцев сказал:

* "Уже тысячу лет назад, если верить рассказу летописца, предки наши при выборе веры оказали доверие красоте как свидетельству об истине. Как кажется, ни в одной из разнообразных легенд о христианизации народов Европы нет ничего похожего на знаменитый эпизод "испытания вер". Мы слишком хорошо помним рассказ "Повести временных лет", слишком к нему привыкли, чтобы сохранить умение ему удивляться. С князем Владимиром уже беседовали и мусульмане, и католики, и хазарские иудаисты. Перед ним уже прозвучала проповедь греческого "философа", вместившая в себя библейскую историю и краткий катехизис в придачу. Казалось бы, этого достаточно: разве в Послании апостола Павла к римлянам не сказано, что "вера - от слышания" (гл.10, ст.17)? Но здесь не проповедь, не доктрина, не катихизация решает дело. Необходимо не только слышать, но увидеть. Посланцы князя должны своими глазами посмотреть на зримую реальность каждой веры. Не молитвенные телодвижения мусульман, не латинский обряд не доставили им, как известно, эстетического удовлетворения. Но в Константинополе патриарх показал им, наконец, "красоту церковную", и они рассказывают Владимиру: "Не знаем на небе ли были мы или на земле, ибо нет на земле такого вида и такой красоты, и мы не знаем как рассказать об этом; только знаем, что там Бог с человеками пребывает", и богослужение их лучше, чем во всех иных странах. Мы же не можем забыть красоты той". Слово красота повторяется вновь и вновь, и переживание красоты служит решающим теологическим аргументом в пользу реальности присутствия неба на земле: "Там Бог с человеками пребывает".

Нас сейчас не может интересовать историческая критика этого повествования. Какие бы исторические факты не стояли за ним, в нём выражено некое понимание вещей, которое само по себе -исторический факт. Даже если образ мыслей князя Владимира был не таким, таким был образ мыслей летописца. Даже если весь рассказ вымышлен, у вымысла есть смысл; и смысл это неожиданно близок к тому, что в нашем столетии было сформулировано русским мыслителем Павлом Флоренским, который писал, имея ввиду самую прославленную из русских икон - "Троицу" Андрея Рублёва: "Из всех философских доказательств бытия Божия наиболее убедительно звучит именно то, о котором даже не упоминается в учебниках; примерно оно может быть построено умозаключением: "ЕСТЬ ТРОИЦА РУБЛЁВА, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ЕСТЬ БОГ". Несомненно, между древним рассказом и фразой из философского рассуждения много несходства. Летописец - простодушен, философ - нет: он высказывает изящный парадокс и, конечно, сознаёт это. Сходства нет ни в чём, кроме простейшего логического смысла: высокая красота - критерий истины, и при том наиболее важной из истин" (Цитата по книге "Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси" М., 1991, с.56-57).

ПРОХОРОВ ГЕЛИАН МИХАЙЛОВИЧ "(р.1934), доктор филологических наук, проф., лауреат Государственной премии: автор многих книг и статей о русско-византийских связях" (Цитируемый источник, с.250).

* Статья "Прошлое и вечное в культуре Киевской Руси":

"Христианизация завершила процесс распада родовых общин и слияния их в единую древнерусскую общность. "..." Признавать власть рода русских князей и верить во Христа-Бога и означало теперь быть руським" ("Альманах библиофила" выпуск 26, М., 1989, с.59).

* "Вот сейчас копья ломаются вокруг вопроса вводить ли в школы "Основы православной культуры". Для культурного человека, простите за тавтологию, вопрос этот вообще не может ставиться. Русский народ создала православная культура. До крещения народа русского не было, были племена. Каждый уважал нравы и обычаи предков, но охоты сливаться с соседями, с чужим родом не было. Более того, чужаки презирались. И могли бы племена не слиться, потому что чудо этого генезиса, народопорождения, в истории явление редкое. После крещения мы видим, что племенные названия исчезают, появляется Русская земля, то есть, русский народ. "...>> И скажите, пожалуйста, как же можно не знать культуру, сыгравшую такую великую этногенетическую роль. "...>> Думаю, открытый этногенез и сейчас работает, и скрывать православную культуру просто антинародно" (Газета "Радонеж" 2004, N9, с.11).

ВЕРНАДСКИЙ ГЕОРГИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ (1887-1973) "Русский историк, сын В.И. Вернадского, ученик В.О. Ключевского, Р.Ю. Виппера, А.А. Кизеваттера. В 1920г. он эмигрировал из России, а в 1922г. переехал из Константинополя в Прагу, где получил место профессора истории права на Русском юридическом факультете Карлова университета. В Праге Вернадский присоединился к евразийскому историко-философскому движению "..." В 1927г. по приглашению Йельского университета Г.В. Вернадский переезжает в США и работает там до выхода на пенсию в 1956г., одновременно читая лекции в Гарвардском, колумбийском, Чикагском университетах.

На Западе Г.В. Вернадский был признан крупнейшим специалистом по русской истории. В 1970г. он получил награду "За выдающиеся заслуги в области славянских исследований" ..." (Цитируемый источник, с.5).

Учебник "Русская история":

"Согласно сообщению летописца, в 986г. Владимира посетили религиозные миссии от различных вер и церквей: мусульмане - от волжских болгар, римские католики - из Германии, хазары, проповедавшие иудаизм, и, наконец, проповедник греческой православной веры. Описание этого эпизода, не является простым риторическим вымыслом, в основе её лежат действительные факты. Все эти религии исповедовались соседями Киевского государства, а частично они разделялись и самим его населением.

Принятие того или другого из этих вероучений неизбежно должно было стать определяющим для будущего культурного и политического развития России. Ислам отбрасывал Россию в круг культуры Ближнего Востока, Римское христианство от немцев делало Россию страной латинской и европейской культуры. Утверждение иудаизма или православного христианства обеспечивало России культурную независимость и от Востока, и от Запада.

Существовали также и политические доводы, которые можно было учесть, решая вопрос, что принимать: иудаизм или православие. С одной стороны, по-прежнему существовал тот же фактор, который повлиял на обращение хана хазаров в иудаизм, - желание обеспечить политическую и религиозную независимость от сильнейших церквей и государств Восточного Средиземноморья. Но с другой стороны в пользу православия говорил довод иного плана - выгода культурного союза с Византией, с которой у Руси уже имелись тесные связи. Если же отставить в сторону политические соображения, вопрос о вере также должен быть рассмотрен как удовлетворение духовных потребностей, совершенно не сравнимых с прежним язычеством" (с.42) (Георгий Вернадский "Русская история" М., 1997, с.41-42).

"После приобщения России к христианству церковь стала главным фактором византийской цивилизации в России, играющим ведущую роль не только в области религии, но и в литературе, искусстве и музыке. В городах язычество было отвергнуто без больших противодействий. Однако в сельской местности языческие представления сохранялись в народных верованиях и даже долгое время практиковались языческие обряды. "..." Сельское население также христианизировалось в монгольский период. "..."

"Русское искусство киевского периода также связано с церковью. "..." В общем не вызывает сомнения: все проявления византийского (или порождённого византийским) в России шли от церкви, даже князья строили церквей не меньше, чем дворцов. И всё светское искусство этого периода было византийским" (Георгий Вернадский "Русская история" М., 1997, с.58-59).

Глава "Русь в монгольский период": "Даже ещё больше, чем в киевский период, церковь оставалась ведущим фактором в развитии литературы и искусства. "..." Главной идеей этих работ было то, что монгольское иго - это наказание Божье за грехи русскаго народа, и только праведное христианство может вывести русских из их бедственного положения. Как и в киевский период, духовенство в монгольскую эпоху играло важную роль в составление русских летописей" (Георгий Вернадский "Русская история" М., 1997, с.87).

ВОДОЛАЗКИН ЕВГЕНИЙ ГЕРМАНОВИЧ - доктор филологических наук, Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН: "Принятие христианства явилось важнейшим этногенетическим фактором, повлиявшим на создание единого народа из разрозненных племен. Первоначально св. Владимир пытался реформировать языческий пантеон - это не имело успеха. Он пришел к необходимости единобожия и принял христианство из рук Византии, бесспорной сверхдержавы Средневековья. Не касаясь сферы провиденциального, скажу, что в общественной и культурной областях это определило все. С крещением на Русь приходит письменность, с письменностью - литература, с литературой - осознание того, что мир имеет свою историю и определенное видение будущего. По своему составу попавшие на Русь книги соответствовали каталогу библиотеки среднего византийского монастыря.

В письменном слове начинается осмысление народом самого себя. Случаи из русского прошлого летописцы взвешивают на весах церковных византийских хроник, словно проверяя известные им события на "историчность". Их задача - из разрозненных преданий создать историю, без которой существование народа невозможно. Эта история в высшей степени религиозна, как религиозна, за редчайшими исключениями, вся русская литература XI-XVII веков" (Газета "НГ-Религии" 20.02.2008).

ГРОМЫКО Марина Михайловна, доктор исторических наук (Институт этнологии и антропологии РАН), доклад "Православие как религия большинства русского народа" на Межд. Научном симпозиуме "Православие и культура этноса" (Москва, 9-13.10.2000г.)":

"Религия, которая на протяжении веков органично входит во все сферы жизни большинства народа, есть традиционная для данного этноса религия. Существует родная вера, как существует родной язык. Она родная в том числе и для той части населения, которая не ходит в храм, но по рождению, крещению и самосознанию относится к православным, а так же для той части, которая представляет собой, "неисповеданное православие" - по воспитанным в ней предшествующими поколениями нравственным ориентирам, укладу жизни и пр. "...>>

Не только в зримых, прямых проявлениях массовости веры, но и в характере существеннейших для русского народа социальных, социально-экономических и социально-политических воззрениях присутствует христианское сознание. Оно теснейшим образом связано с государственным и национальным сознанием. Практически каждый русский сознавал себя принадлежащим из поколения в поколение - "испокон веков" - к сильному государству, и не просто к сильному, а к православному, призванному защищать веру, быть её опорой. Именно поэтому по традиционным представлениям народа, государство должно быть могущественным, за православное государство не жаль и жизнь положить. Сознание личной причастности к такому государству представляло у русских важную составляющую национального самосознания. Отсюда развитое чувство воинского патриотического долга, воспитываемое с детства всей окружающей средой, идеал воинского подвига. Во главе могущественного православного государства мыслился самодержец - православный царь, помазанник Божий, призванный выполнять волю Господню. На высшем уровне власти, где определяются пути жизни огромного народа в целом, должен быть тот, кому вручил эту власть Сам Бог. Царь - воплощенный образец православной государственности. Воинский призыв "За веру, царя и отечество" отвечал прочным народным представлениям.

Историческая реальность русской жизни до ХХ века, свидетельствует о том, что общенародное понимание монарха, как помазанника Божия уживалось с многовековой традицией, социальной практикой большинства русских - жить в общине (при разных вариантах её устроения) и соборно решать множество больших и малых вопросов повседневной действительности. И монархизм и соборность имели прочную христианскую основу. Стремились к обсуждению дел сообща потому, что соборный ум сильнее, но ум не любого сборища, а лишь того, где люди единомысленны по духу. Соборность отличается от коллективизма тем, что в основе её благодать по вере Христовой. Поэтому она не вступает в противоречие с особенностями, неповторимостью каждой личности.

Стремление многие текущие дела решать соборно, наиболее ярко проявившееся у русских в активной жизни сельской общины, не исключало признания авторитетов - главы семьи, священника, учителя, помещика, представителя власти. Но действительными авторитетами были только те из них, кто в собственной жизни и требованиях к другим руководствовался по существу евангельскими истинами. "...>>

Изучение массовых явлений веры русских людей приводит к выводу об ошибочности противопоставления Православия народного и церковного. "...>>

В свете реальных процессов современности - выхода наружу скрытой при советской власти духовной жизни, широкого подъёма Православия, а так же возможности объективного исследования прошлого обнаружилась вся искусственность и ошибочность теорий "двоеверия", "бытового православия", "обрядоверия", основанных на преувеличении места языческих пережитков, неправильном отнесения к ним ряда обычаев, сохранившихся от раннего христианства или дохристианского монотеизма. А так же представлений народной демонологии, не противоречащих Православию, а главное проистекавших из отсутствия изучения основных явлений религиозности народа, т.е. заведомо обращённых к раритетам.

Некоторые авторы продолжают отстаивать эти идеи, направлять внимание своё и учеников на выискивание дохристианских элементов традиции, при игнорировании всей полноты духовной жизни...>> (Журнал "Исторический вестник" 2001, N2-3, с.31-32).

КАРПОВ СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ, член-корреспондент РАН, декан исторического факультета МГУ, один из ведущих византинистов России
Интервью, озаглавленное "Русь знала христианство много раньше Владимира"

Вопрос - В летописном рассказе о выборе веры князем Владимиром есть четкое понимание того, что Византия - это величие, а католическая вера - нечто весьма невнятное. Современный русский человек не всегда может это понять. Много в летописи конфессионального преувеличения?

Ответ - Во-первых, Русь знала христианство много раньше Владимира (вспомните хотя бы княгиню Ольгу и варяго-русскую дружину в Царьграде и в Киеве). А то, что Византия и Константинополь были несравнимы тогда с городами Западной и Центральной Европы, общеизвестно. Византия была мастерской мира. Лучшие произведения искусства делались там, лучшее вино, специи, моды, ткани - все шло из Константинополя. Богослужение там было более торжественным и театрализованным, нежели западное. Единство искусства, поэтики, музыки - все соединял в себе храм, создавая особое сакральное пространство. Купол храма Святой Софии как бы парил над столицей империи, придавая ей неповторимый облик. Когда Русь принимала христианство, самая глубокая, духовная и красивая вера была та, которую исповедывали византийцы. Брали лучшее!" ("Газета" 27 июля 2004).

ПУШКИН АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ

В отзыве на книгу Н. Полевого "История Русского народа А.С. Пушкин писал: "Величайший духовный и политический поворот нашей планеты есть Христианство. В сей-то священной стихии исчез и обновился мир. История древняя есть история Египта, Персии, Греции, Рима. ИСТОРИЯ НОВЕЙШАЯ ЕСТЬ ИСТОРИЯ ХРИСТИАНСТВА" (Пушкин А.С. "Полное собрание сочинений в 10 томах" издание АН СССР, т.7, М., 1958, с.143).
* В "Заметках по русской истории XYIII века" А.С. Пушкин писал: "...греческое вероисповедание /т. е. Православие - составитель/, отделённое от всех прочих, даёт нам особенный национальный характер.
В России влияние духовенства было столь же было благотворно сколь пагубно в землях римско-католических "...>> МЫ ОБЯЗАНЫ МОНАХАМ НАШЕЙ ИСТОРИЕЮ, следственно и просвещением" (А.С. Пушкин "Собрание сочинений" М., 1981, т.7, с.277).

ДОСТОЕВСКИЙ ФЕДОР МИХАЙЛОВИЧ "(1821-1881), русский писатель, член-корреспондент Петербургской Академии Наук (1877)..." ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.409):
"То именно и важно, во что народ верит, как в свою правду, в чём её полагает, как её представляет себе, что ставит своим желанием, что возлюбил, что просит у Бога, о чём молитвенно плачет. А ИДЕАЛ НАРОДА - ХРИСТОС. А с Христом, конечно, и просвещение" (Цитата по журналу "Москва" 1991, N5, с.166).
* Письмо А.Ф. Благонравову (19.12.1880): "У нас вся народность основана на христианстве. Слова: крестьянин, слова: Русь православная - суть коренные наши основы. У нас русский, отрицающий народность (а таких много) есть НЕПРЕМЕННО АТЕИСТ или равнодушный. Обратно: всякий неверующий и равнодушный решительно не может понять и никогда не поймёт ни русского народа, ни русской народности. "..." первый признак неразрывного общения с народом есть уважение и любовь к тому, что народ всею целостью своей любит и уважает более и выше всего, что есть в мире,- т.е. своего Бога и свою веру" (Цитата по книге: "...Из русской думы" т.1, М., 1995, с.165).
* Письмо С.А. Ивановой (1/13/.01.1868): "На свете есть одно только положительно прекрасное лицо - Христос, так что явление этого безмерно, безконечно прекрасного лица уж, конечно, есть безконечное чудо" (Цитата по книге: "...Из русской думы" т.1, М., 1995, с.157).

* Письмо Н.Д. Фонвизиной (январь-февраль 1854): "... я сложил в себе символ веры, в котором всё для меня ясно и свято. Этот символ очень прост, вот он: верить, что нет ничего прекраснее, глубже, симпатичнее, разумнее, мужественнее и совершеннее Христа, и не только нет, но с ревнивою любовью говорю себе, что и не может быть. Мало того, если б кто мне доказал, что Христос вне истины и действительно было бы, что истина вне Христа, то мне лучше хотелось бы оставаться со Христом, нежели с истиной" (Цитата по книге: "...Из русской думы" т.1, М., 1995, с.156).
* Н.Л. Озмидову (Февраль 1878. Петербург): "Скажу вам лишь одно слово: всякий организм существует на земле, чтобы жить, а не истреблять себя.
Наука определила так и уже подвела довольно точные законы для утверждения этой аксиомы. Человечество в его целом есть, конечно, только организм. Этот организм безспорно имеет свои законы бытия. Разум же человеческий их отыскивает. Теперь представьте себе, что нет Бога и безсмертия души (безсмертие души и Бог - это всё одно, одна и та же идея). Скажите, для чего мне тогда жить хорошо, делать добро, если я умру на земле совсем? Без безсмертия-то ведь всё дело в том, чтоб только достигнуть свой срок, и там хоть всё гори. А если так, то почему мне (если я только надеюсь на мою ловкость и ум, чтоб не попасться закону) и не зарезать другого, не ограбить, не обворовать, или почему мне, если уж не резать, так прямо не жить на счёт других, в одну свою утробу? Ведь я умру, и всё умрёт, ничего не будет! Таким образом, и выйдет, что один лишь человеческий организм не подпадает под всеобщую аксиому и живёт лишь для разрушения себя, а не для сохранения и питания себя. Ибо, что за общество, если все члены один другому враги? И выйдет вздор" (Цитата по книге: "...Из русской думы" т.1, М., 1995, с.160-161).
* "Может быть главнейшее, предызбранное назначение народа русского в судьбах всего человечества и состоит лишь в том, чтобы сохранить у себя этот Божественный образ Христов во всей чистоте, а когда придёт время - явить этот образ миру, потерявшему пути свои!" (Цитата по книге: "...Из русской думы" т.1, М., 1995, с.12).
* "Дневник писателя" (1873. Y): "Может быть, единственная любовь народа русского есть Христос" (Цитата по книге: Н.О. Лосский "Условия абсолютного добра" М., 1991, с.242).
ХОМЯКОВ АЛЕКСЕЙ СТЕПАНОВИЧ "(1804-1860), русский религиозный философ, писатель, поэт, публицист, один из основоположников славянофильства, ч.-к. Петербургской АН (1856). Ориентация на восточную патристику (учение о "соборности") сочеталось у Хомякова с элементами философского романтизма. Выступал с либеральных позиций за отмену крепостного права, смертной казни, за введение свободы слова, печати и др." ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1450).
* "Наша Святая Русь создана самим христианством. Таково сознание Нестора, таково сознание святого Иллариона и других. Церковь создала единство русской земли и дала долгопрочность случайности Олегова дела" (Цитата по книге Тальберг Н.Д. "Святая Русь" Санкт-Петербург, 1992, с.67).
Предисловие к журналу "Русская беседа": "Русский дух создал самую русскую землю в бесконечном её объёме, ибо это дело не плоти, а духа; русский дух утвердил мирскую общину, лучшую форму общежительности в тесных пределах; русский дух понял святость семьи, и поставил её как чистейшую и незыблемую основу всего общественного здания; он выработал в народе все его нравственные силы, веру в святую истину, терпение несокрушимое и полное смирение. Таковы были его дела, плоды милости Божией, озарившей его полным светом Православия" (Хомяков А.С. "Сочинения. В двух томах" т.1, М., 1994, с.517).
* "Мы приняли от умирающей Греции святое наследие, символ искупления, и учились слову; мы отстаивали его от нашествия Корана и не отдали во власть папы; сохраняли непорочную голубицу, перелетевшую из Византии на берега Днепра и припавшую на грудь Владимира" (Цитата по журналу "Вестник Русского Христианского Движения" 1997, N176, с.173).
* "О юридических вопросах" Письмо к издателю "Русской Беседы" (1857): "Для России возможна одна только задача: быть обществом, основанном на самых высших нравственных началах, или иначе... /отточие цитируемого источника - составитель/.

Всё, что благородно и возвышенно, всё, что исполнено любви и сочувствия к ближнему; всё, что основывается на самопожертвовании: всё это заключается в одном слове: Христианство. Для России возможна только одна задача: сделаться САМЫМ ХРИСТИАНСКИМ ИЗ ВСЕХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОБЩЕСТВ. От этого, к мелкому, условному, случайному, она была и будет всегда равнодушною "... " Эта цель ею сознана и высказана сначала; она высказывалась всегда, даже в самые дикие эпохи её исторических смут. Если когда-нибудь позже и переставали её выражать, внутренний дух народа никогда не переставал её сознавать. От чего дана нам такая задача? Может быть, отчасти вследствие особого характера нашего племени; но без сомнения от того, что нам, по милости Божией, дано было ХРИСТИАНСТВО ВО ВСЕЙ ЕГО ЧИСТОТЕ, всей его братолюбивой сущности" /"Сочинения Хомякова" А.С. М., 1914, т.3, с.334-337/. (Цитата по книге: "В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией" М., 1997, с.93).

ЧААДАЕВ ПЁТР ЯКОВЛЕВИЧ "(1794-1856), русский религиозный философ. Участвовал в Отечественной войне 1812 г. "..." Философско-исторические взгляды сложились под влиянием католического провиденциализма и социального христианства (Ф. Леманне и др.). "..." ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1472).
"Великое событие нашей юности есть введение в Отечестве нашем святой Православной веры" (Цитата по журналу "Вестник Русского Христианского Движения" 1997, N176, с.191).
* Письмо графу Сиркуру (1846г.): "Вся наша умственность есть, очевидно, ПЛОД РЕЛИГИОЗНОГО НАЧАЛА" (Чаадаев П.Я. "Статьи и письма" М., 1989, с.302).
* Письмо князю П.А. Вяземскому (1847г.): "...так воспитала нас Церковь наша. Горе нам, если изменим ея мудрому учению! ЕМУ ОБЯЗАНЫ МЫ ВСЕМИ ЛУЧШИМИ НАРОДНЫМИ СВОЙСТВАМИ СВОИМИ, СВОИМ ВЕЛИЧИЕМ, всем тем, что отличает нас от прочих народов и творит судьбы наши" (Чаадаев П.Я. "Статьи и письма" М., 1989, с.314).
* В другом месте Чаадаев писал: "Как бы то ни было, но этой ЦЕРКВИ, столь смиренной, столь покорной, столь униженной НАША СТРАНА ОБЯЗАНА не только самыми прекрасными страницами своей истории, но и СВОИМ СОХРАНЕНИЕМ. Вот урок, который она была призвана явить миру. ВЕЛИКИЙ НАРОД, ОБРАЗОВАВШИЙСЯ ВСЕЦЕЛО ПОД ВЛИЯНИЕМ РЕЛИГИИ ХРИСТА, поучительное зрелище, которое мы предъявляем на размышление серьёзных умов" (Журнал "Вопросы философии" 1986, N1, с.136; (П.Я. Чаадаев "Сочинения" М., 1989, с.208).).

КАРАМЗИН НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ "(1766-1826), писатель, историк, почётный член Петербургской А Н (1818) ..." ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.543).
Размышляя о роли православной веры в период монголо-татарского ига, Н.М. Карамзин писал: "Если в два столетия, ознаменованные духом рабства, не лишились всей нравственности, любви к добродетели, к Отечеству, то ВОССЛАВИМ ДЕЙСТВИЕ ВЕРЫ; ОНА удержала нас на степени людей и граждан, не дала окаменеть сердцем, ни умолкнуть совести; в унижении имени русского мы возвышали себя именем ХРИСТИАН" (Цитата по газете "Литературная Россия" 15.12.1995, с.11).
/В развитии темы:
Неизвестный автор: "Русский народ нуждался в сильнейшей идейной поддержке для перенесения всех своих невзгод; кроме того требовалось в основу государственного становления Руси положить краеугольный камень - идею, которая не только освещала бы путь людей для их объединения в деле создания национального государства, но и давал бы силу преодолевать трудности, через которые этот путь пролегал. Такой благодатной, всё освящающей и всё во едино соединяющей идеей явилось таинство любви во Святой Троице, призывающей к подобному единению всех "Да вси едино будут" (Иоан.17, 21). Преподобный Сергий был действенным носителем этой идеи...>> /"Троице-Сергиева Лавра" Сергиев Посад, 1919, с.20)/ (Цитата по книге К. Касьянова "О русском национальном характере" М., 1994, с.347).

КИРЕЕВСКИЙ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ "(1806-1856), русский религиозный философ, литературный критик и публицист, один из основоположников славянофильства. Брат П.В. Киреевского. В отходе от религиозных начал и утрате духовной цельности видел источник кризиса "европейского просвещения" и господства отвлечённого мышления в немецкой идеалистической философии. Задачей самобытной русской философии считал переработку "европейской образованности" в духе восточной патристики" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.578).
"У нас образовательное начало заключалось в нашей Церкви... всё просвещение России, весь образ мыслей всех классов общества, проистекал из одного общего источника: из прямого и непосредственного источника нашей Церкви".
(Киреевский И.В. "Критика и эстетика" М., 1979, с.147,152).
* Монастыри наши, раскинутые частою сеткою по всей земле русской, пополненные выходцами из всех классов народа, находились в таком же отношении к умственному просвещению всей земли, в каком находятся университеты европейские к народам западным: ОНИ СОСТАВЛЯЛИ ЦЕНТР И ОПРЕДЕЛЯЛИ ХАРАКТЕР НАРОДНОГО МЫШЛЕНИЯ. Умозрение, которому предавались отшельники из мира, было вместе и ОСНОВАНИЕМ И ВЕНЦОМ ВСЕГО МЫШЛЕНИЯ В МИРЕ" (Киреевский И.В. "Критика и эстетика" М., 1979, с.227).
* Статья "В ответ А.С. Хомякову" (1839): "... эти святые монастыри, рассадники христианского устройства, духовное сердце России..." (Цитата по книге "Русская идея" М., 1992, с.71; Киреевский И.В. "Критика и эстетика" М., 1979, с.152).

КЛЮЧЕВСКИЙ ВАСИЛИЙ ОСИПОВИЧ "(1841-1911), русский историк, крупнейший представитель русской буржуазно-либеральной историографии, академик (1900), почётный академик Петербургской АН (1908). Труды "Курс русской истории", "Боярская дума Древней Руси", по истории крепостного права, финансов, историографии" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.591).
* В лекции, прочитанной 26.9.1888, В.О. Ключевский сказал:
"Церковь действует на особом поприще, отличном от поля деятельности государства. У неё своя территория - это верующая совесть, своя политика - оборона этой совести от греховных влечений. Но, воспитывая верующего для грядущего града /выделено в цитируемом источнике - составитель/, она постепенно обновляет и перестраивает и град, зде пребывающий /выделено в цитируемом источнике - составитель/. Эта перестройка гражданского общежития под действием Церкви - таинственный и поучительный процесс в жизни христианских обществ.
"..." всматриваясь в старинные памятники наших гражданских учреждений, замечаем на них иногда неожиданно и всегда с отрадой след БЛАГОТВОРНОГО ВЛИЯНИЯ ЦЕРКВИ, в строе материальных отношений чувствуем присутствие нравственного начала. Это начало принёс он, князь Владимир, как он же завёл первую и аудиторию на Руси; когда велел отбирать у знатных людей "молодые дети" и отдавать их на "учение книжное". Эти "молодые дети", отданные учиться грамоте, были ваши, господа студенты, предшественники, первые студенты духовных заведений и первые учёные в Русской земле, ибо летопись прямо замечает о них: "И навыкаху скоро по Божию строю и бысть от сих множество мудрых философов". Эти мудрые философы стали потом русскими пастырями и наставниками русского юношества, какими со временем станете и вы. "...>>
* Так, сделать гражданский закон проводником нравственного начала, построить гражданский союз, в котором закон опирался бы на нравственное чувство и даже им заменялся, наконец, настроить личную волю на отречение от своих законных прав во имя нравственного чувства - вот три дела, которые прежде всего вспомнились мне при воспоминании о деятельности Церкви в устроении русского гражданского права и порядка. Эти три дела по существу своему были работой над правом; однако не достаточно назвать эту работу юридической. Церковь - не школа правоведения и не кодификационная или законодательная палата. Задачи Церкви и права соприкасаются, но не совпадают. Право охраняет правду в обществе; в отношениях между людьми; Церковь насаждает её в личной совести, воспитывая в людях чувство долга, превращая право в нравственную привычку" (В.О. Ключевский "Православие в России" М., 2000, с.322-323,324-325,342);

ГРИБОЕДОВ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ (1795-1829), "русский писатель и дипломат. " ... " Комедия "Горе от ума"... сыграла выдающуюся роль в становлении русской реалистической литературы и театра. Многие образы комедии стали нарицательными, отдельные стихи - поговорками" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.340):
"Русский ощущает себя по настоящему русским ТОЛЬКО В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ" (Цитата по книге "Религия и демократия" М., 1993, с.559).

ЖУКОВСКИЙ ВАСИЛИЙ АНДРЕЕВИЧ "(1783-1852), русский поэт, почётный академик Петербургской Академии Наук (1841)" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.440).
На третьей международной конференции "Евангельский текст в русской литературе" (прошедшей с 31 мая по 4 июня 1999 г. в Петрозаводском государственном университете) "Ф.З. Канунова в своём докладе заметила, что Жуковский, который знал Евангелие наизусть, говорил: "Не надо никакой национальной идеи, у нас есть Нагорная проповедь" (Студенческая православная газета МГУ "Татьянин День" 1999, N33, с.21).

САМАРИН ЮРИЙ ФЕДОРОВИЧ "(1819-1876), русский философ, историк, общественный деятель, публицист. Один из идеологов славянофильства, автор либерально-дворянского проекта отмены крепостного права, участник подготовки крестьянской реформы 1861г. Труды о социально-политических и национальных отношениях в Прибалтике" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1158).
* Магистерская диссертация "Стефан Яворивский и Феофан Прокопович": "Россия, до введения христианства, была заселена многочисленными племенами, разобщёнными между собою, из коих каждое делилось на многие отдельные, в себе замкнутые, роды. Сознание национального единства, которого последнее проявление есть государство, в них ещё не пробуждалось. В этот до безконечности раздробленный быт христианство водворило единство веры. Отдельные племена и роды совокупились в одно духовное тело; вступая в Церковь, они признали над своими племенными и родовыми особенностями одно, всем им общее, религиозное определение.
Это духовное единство давало возможность образованию единства политического, условленного признанием единой верховной власти. Сама Церковь, полагая себя как власть духовную, определяя собою сферу религии, этим самым, полагала против себя другую сферу, от неё независимую, и вызывала её к проявлению.
Новое понятие помазанника Божия осенило Великого князя и предводителю дружины дало значение Государя.
Итак, Церковь принесла в Россию понятие о государстве и не старалась нисколько удержать и осуществить его в себе. Напротив, она предоставила ему возможность развиваться свободно, из самого себя".
/ О периоде княжеских междоусобиц/:
"... Итак, наша Церковь имела правильное устройство под верховным управлением лица, находившегося вне пределов России; поэтому политическое раздробление не имело на неё влияния; не теряя своего внешнего единства, она обнимала все княжения и удерживала их в союзе веры" (Ю.Ф. Самарин "Избранные произведения" М., 1996, с.164-166).

АКСАКОВ ИВАН СЕРГЕЕВИЧ (1823-1886), "русский публицист и общественный деятель. Сын С.Т. Аксакова. Один из идеологов славянофильства. Редактор журналов "День", "Москва", "Русская беседа", "Русь" и других. В 1840 - 50-х г.г. выступал за отмену крепостного права. В годы русско-турецкой войны организатор кампании за освобождение славян от турецкого ига" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.32).
* Статья "Христианство и современный прогресс": "Прогресс, отрицающий Бога и Христа, в конце концов, становится регрессом; цивилизация завершается одичанием; свобода - деспотизмом и рабством. Совлекши с себя образ Божий, человек неминуемо совлечёт - уже совлекает - с себя и образ человеческий и возревнует об образе зверином" (Цитата по журналу "Русское возрождение" 1997, N2-3(69-70), с.87).
Статья "Мыслима ли русская народность вне православия": "Русский народ сложился и воспитался под воздействием православия. Надо помнить, что вера, как мы уже говорили однажды приводя слова одного писателя, "не ограничивается одними исповеданием или обрядами, или даже прямым обращением человека к Богу. Она пронизает всё существо человека и всё отношение его к ближнему, она как бы невидимыми нитями или корнями охватывает и переплетает все чувства, все убеждения, все стремления его. Она как бы воздух, претворяющий и изменяющий в нём всякое земное начало, как бы свет, озаряющий все его нравственные понятия и все его взгляды на других людей и на внутренние законы, связующие его с ними. Поэтому ВЕРА ЕСТЬ ВЫСШЕЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ НАЧАЛО, ибо самое общество есть ничто иное, как видимое проявление наших внутренних к другим людям и нашего союза с ними". Действительно, прибавим, вера есть не только высшее общественное просветительное, но и бытовое начало, проникающее во все изгибы народного бытия, определяющее развитие народа, его нравственную личность, его путь в истории. Таковым просветительным общественным и бытовым началом Русского народа является Православие. Что значит выражение "русский католик", "русский лютеранского вероисповедания"? Оно значит - русский, отрицающий Православие. Но русский, отрицающий Православие, отрицает вместе с тем и Русское общественное просветительное и бытовое начало. Что же остаётся за тем у русского из его русской народности вне этого начала, им отвергаемого? Что даёт ему право называться Русским? Язык, физиологические признаки, верноподданничество? Но разве только в этом заключается народность? Где же духовные её элементы? Какая же может быть общность духовных национальных интересов у латинянина с Православным русским? Хороши русские - латинского, Магометова, Моисеева закона, которые не могут назвать Русь Святою, как её называет создавший её русский народ! Нам нет дела до других европейских народов. Мы знаем только, что У НАС ОПРЕДЕЛЕНИЕ РУССКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ СОВПАЛО С ОПРЕДЕЛЕНИЕМ ПРАВОСЛАВИЯ И ОБУСЛОВИЛОСЬ ИМ, что всякий стоящий вне религии Русского народа (католик, мусульманин, еврей), - стоит ВНЕ всего, что обязано бытием своим именно этой религии, что выразило в себе её начала, что прониклось ею, - следовательно, ВНЕ РУССКОЙ НАРОДНОСТИ, сложившейся под воздействием и в духе Православия. "...>> СЛЕДОВАТЕЛЬНО, "РУССКИЕ КАТОЛИКИ", "РУССКИЕ ЛЮТЕРАНЕ" - ПОЧТИ ТАКАЯ ЖЕ БЕЗСМЫСЛИЦА, КАК И "РУССКИЕ МОИСЕЕВА ЗАКОНА" (Цитата по газете "Русский рубеж" 1992, N4, с.18).

СОЛОВЬЁВ ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ"(1853-1900), "русский религиозный философ, поэт, публицист. Учение Соловьёва о мире как о "всеединстве" христианский платонизм переплетается с идеями новоевропейского идеализма, особенно Ф.В. Шеллинга, естественно-научным эволюционизмом и неортодоксальной мистикой (учение о мировой душе и др.). "..." Оказал большое влияние на русский идеализм и символизм" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1236).
* Статья "Что требуется от русской партии?": "ИСТИНА, В КОТОРУЮ ВЕРИТ РУССКИЙ НАРОД, ХРАНИТСЯ В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ" (Соловьёв В.С. "Сочинения" т.1, М., 1989, с.331).
* Статья "Любовь к народу и русский народный идеал. (Открытое письмо И.С. Аксакову): "По счастью для нас это вселенское православное дело есть вместе с тем наше народное русское дело. Для сужения делу Божию нам не нужно разрывать связь со своим народом. "..." вселенское дело Божие вполне согласно с лучшими особенностями русского народа, вполне соответствуют русскому народному идеалу, русской народной правде. Ибо в чём состоит этот особенный русский народный идеал, на который и вы ссылаетесь? Что считает русский народ за самое лучшее, чего он более всего хочет для себя, для России? Не того он хочет, чтобы Россия была самой могущественной страной в мире; это не есть его первое и высшее желание, - в этом отношении другие народы далеко опередили нас; всемирное могущество не есть ни в коем случае особенно русский идеал. Не желает особенно наш народ и того, чтобы Россия была самой богатой страной в мире: этого гораздо более нас желают англичане; они это доказывают и на деле. Не увлекается наш народ и чрезмерным желанием шумной славы, чтобы Россия блестела и гремела в мире, чтобы она была самой видной и красивой нацией, как этого желают, например, французы: идеал национального тщеславия есть, во всяком случае, гораздо более французский, нежели русский народный идеал. Хочет ли наш народ более всего быть самим собой, держаться своих национальных особенностей и традиций, ставит ли он выше всего самобытность и своеобычность? Да, есть у нас и это желание, но преобладающим оно явилось только у части русского народа, которая через это и выделилось в староверие. Вообще же говоря, идеал своеобычности и бытового консерватизма вместе с любовью к богатству - гораздо более, нежели нам, свойственен англичанам, которые опять-таки и доказывают это на деле. Желает ли, наконец, наш народ более всего быть честным, разумным и порядочным в человеческой жизни? Это, конечно, лучше могущества, богатства, славы и своеобычности, но вы согласитесь, что это не есть главное /Здесь и далее подобным образом выделено в цитируемом источнике - составитель/ желание русского народа, что идеал честного и разумного существования есть скорее немецкий, нежели русский идеал.
Обыкновенно народ, желая похвалить свою национальность, в самой этой похвале выражает свой национальный идеал, то, что для него лучше всего, чего он более всего желает. Так француз говорит о прекрасной Франции и французской славе (la belie France, la gloire du nom francais); англичанин с любовью говорит: старая Англия (old England); немец поднимается выше и, придавая этический характер своему идеалу, с гордостью говорит: dia deutscbe Treue. Что же в подобных случаях говорит русский народ, чем он хвалит Россию? Называет ли он её прекрасной или старой, говорит ли о русской славе или о русской честности и верности? Вы знаете, что ничего такого он не говорит, и, желая выразить свои лучшие чувства к Родине, говорит только о "Святой Руси". Вот идеал: не консервативный и не либеральный, не политический, не эстетический, даже не формально-этический, а ИДЕАЛ НРАВСТВЕННО-РЕЛИГИОЗНЫЙ" (Соловьёв В.С. "Сочинения" т.1, М., 1989, с. 308-309).
* предисловие к первому изданию первого выпуска "Национального вопроса в России": "Россия не для того отказалась ещё при св. Владимире от Перуна, Даждьбога и Велеса, чтобы этих реальных кумиров заменить отвлечёнными идолами гуманизма и национализма. На знамени России должно быть написано не "человечество" и не "народ", а БОГОЧЕЛОВЕЧЕСТВО и БОГОНАРОД, или, что тоже, - единая и всеобъемлющая церковь, вселенский Дом Пресвятой Богородицы. "..." Мы принадлежим и всегда будем принадлежать к русской Церкви, но мы должны помнить, что главное дело в существительном Церковь, а не в прилагательном русская. ВСЯ СИЛА РОССИИ ЗАВИСИТ ОТ ЦЕРКВИ, но сила Церкви не от чего земного и человеческого не зависит" (Соловьёв В.С. "Сочинения" т.1, М., 1989, с.398-400).

ГОГОЛЬ НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ (1809-1852):
* "Будьте не мёртвые, а живые души. Нет другой двери, кроме указанной Иисусом Христом, и всяк, прелазай иначе есть тать и разбойник" (Н.В. Гоголь "Духовная проза" М., 1992, с.443).
*"Друзьям моим
Благодарю вас много друзья мои. Вами украсилась много жизнь моя. Считаю долгом сказать вам теперь напутственное слово: не смущайтесь никакими событиями, какие ни случаются вокруг вас. Делайте каждый своё дело, молясь в тишине. Общество тогда только поправится, когда всякий частный человек займётся собою и будет жить как ХРИСТИАНИН, СЛУЖА БОГУ теми орудиями, какие ему даны, и стараясь иметь доброе влияние на небольшой круг людей его окружающих. Всё придёт тогда в порядок, сами собой установятся тогда правильные отношения между людьми, определятся пределы, законные всему. И человечество двинется вперёд" (Н.В. Гоголь "Духовная проза" М., 1992, с.443).
Правило жития в мире
"Начало, корень и утвержденье всему есть любовь к Богу. Но у нас это начало в конце, и мы всё, что ни есть в мире любим больше, нежели Бога. Любить Бога следует так, чтобы всё другое, кроме Него, считать второстепенным, и не главным, чтобы законы Его были выше для нас всех постановлений человеческих, Его советы выше всех советов, чтобы огорчить Его считать гораздо важнейшим, чем огорчить какого-нибудь человека. Любить Бога значит любить Его в несколько раз более, чем отца, мать, детей, жену, мужа, брата и друга; а мы даже и так Его не любим как любим их. Кто любит Бога, тот уже гораздо более любит и отца, и мать, и детей, и брата, чем тот кто, привязывается к ним более, чем к Самому Богу. Любовь последнего есть один оптический обман, плотская чувственная любовь, одно страстное обаяние. Такая любовь не может поступать разумно, потому что очи её слепы. Любовь же есть свет, а не мрак. В любви заключается Бог, а не дух тьмы: где свет, там и спокойствие, где тьма, там и возмущение. И потому любовь, происшедшая от Бога, тверда и вносит твёрдость в наш характер и самих нас делает твёрдыми; а любовь не от Бога шатка и мятежна и самих нас делает шаткими, боязливыми и не твёрдыми. И потому прямо от Божьей любви должна происходит всякая другая любовь на земле.
"..." Всякое дело и начинание да сопровождаем всегда душевной внутренней молитвой, не такой молитвой, какую мы привыкли повторять ежедневно, не входя во смысл слова, но такой молитвой, которая бы излетала от всех сил нашей души и после которой, благословясь и перекрестясь могли бы вдруг приняться за самое дело.
"..." Всё да управляется у нас любовью к Богу. Да носится она вечно, как маяк перед мысленными нашими глазами! Блажен, кто начал свои подвиги прямо с любви к Богу. Он быстрее всех других полетит по пути своему и легко победит всё то, что другому кажется непреодолимым и невозможным..." (Н.В. Гоголь "Духовная проза" М., 1992, с.390, 393-395).
"Выбранные места из переписки с друзьями.
YIII. Из письма к гр. П.А. Т-му: "Напрасно смущаетесь вы нападениями, которые раздаются на нашу Церковь в Европе.
"..." Церковь наша должна святиться в нас, а не в словах наших. Мы должны быть Церковь наша и нами же должны возвестить её правду. Они говорят, что Церковь наша безжизненна. - Они сказали ложь, потому что Церковь наша есть жизнь; но ложь свою они вывели логически, вывели правильным выводом: мы трупы, а не Церковь наша, и по нас они назвали и Церковь нашу трупом.
...владеем сокровищем, которому цены нет, и не только не заботимся о том, чтобы это почувствовать, но не знаем даже, где положили его. У хозяина спрашивают показать лучшую вещь в его доме, и сам хозяин не знает, где лежит она. Это ЦЕРКОВЬ, которая, как целомудренная дева, сохранилась одна только от времён апостольских в непорочной первоначальной чистоте своей, эта Церковь, которая вся со своими глубокими догматами и малейшими обрядами наружными как бы снесена прямо с Неба для русского народа, которая одна в силах разрешить все узлы недоумения и вопросы наши. "..." Нет, храни вас Бог защищать теперь нашу Церковь! Это значит уронить её. Только и есть для нас возможна одна пропаганда - жизнь наша. Жизнью нашей мы должны защищать Церковь нашу, которая вся есть жизнь; благоуханием душ наших должны мы возвещать её истину. Пусть миссионер католичества западного бьёт себя в грудь, размахивает руками и красноречием рыданий и слов исторгает скоро высыхающие слёзы. ..." (Н.В. Гоголь "Духовная проза" М., 1992, с.70-72).

ТЮТЧЕВ ФЕДОР ИВАНОВИЧ "(1803-1873), русский поэт, член-корреспондент Петербургской академии наук (1857). "..." В публицистических статьях тяготел к панславизму" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1364).
* Статья "Россия и революция": "Россия прежде всего христианская империя; русский народ - христианин не только в силу православия своих убеждений, но ещё благодаря чему-то более задушевному, чем убеждения. Он - христианин в силу той способности к самоотвержению и самопожертвованию, которая составляет как бы основу его нравственной природы. Революция прежде всего враг христианства!" (Цитата по: "...Из русской думы" т.1, М., 1995, с.127).

ДАЛЬ ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ "1801-1872), русский писатель, лексикограф, этнограф, член-корреспондент Петербургской Академии Наук (1838). Сборник "Пословицы русского народа"(1861-62). Создал "Толковый словарь живого великорусского языка (т.1-4, 1863-66), за который удостоен почётного звания академика Петербургской Академии Наук (1863)" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.340).
На третьей международной конференции "Евангельский текст в русской литературе" (прошедшей с 31 мая по 4 июня 1999 г. в Петрозаводском государственном университете) К.Г. Тарасов сказал: "Россия погибнет только тогда когда иссякнет Православие" - писал Владимир Даль, датчанин по происхождению, лютеранин по рождению, нашедший истину в вере русского народа" (Студенческая православная газета МГУ "Татьянин День" 1999, N33, с.21).

* ЛЕОНТЬЕВ КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ "(1831-1891), русский писатель, публицист и литературный критик, поздний славянофил" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.409):
"Православие создано не русскими, а византийцами, но оно достаточно усвоено нами, что мы и как нация, и как государство без него жить не можем" (Леонтьев К.Н. "Избранное" М., 1993, с.381).
"Письма В.С. Соловьёву": "Национальный русский идеал понимается всеми более или менее так. Православие и его усиление; самодержавие и его незыблемость, "..." сохранение в быте нашем по мере сил и возможности как можно больше русского, а если посчастливится, то и создание новых форм быта; независимость в области мышления и художественного творчества" (Леонтьев К.Н. "Избранное" М., 1993, с.353).
"..." Подготовленный к этому, сверх просветления ума, возгоревшейся сердечной верой, еще и долгою политическою деятельностью в среде восточных христиан, я понял почти сразу, и то, что я сам лично вне православия спасён за гробом быть не могу; и то, что государственная Россия без строжайшего охранения православной дисциплины разрушится ещё скорее многих других держав, и то, наконец, что культурной самобытности мы должны по - прежнему искать в греко-российских древних корнях наших, а не гнаться за каким-то новым, никем невиданным чистым славизмом" (Леонтьев К.Н. "Избранное" М., 1993, с.382).
"Употребляя это слово "византизм", я только пытался указывать на религиозно культурные корни нашей силы и нашего национального дыхания; я хотел напомнить, что не следует нам искать какой-то особой славянской церкви, и какого-то нового славянского православия. А надо богобоязненно и покорно держаться старой греко-российской Церкви..." (Леонтьев К.Н. "Избранное" М., 1993, с.388).
"Литература наша издавна дышит православием (греко-византизмом) несравненно больше, чем новогреческая словесность" (Леонтьев К.Н. "Избранное" М., 1993, с.388).
* "Декабрь 1878: Хотя Православие для меня самого есть Вечная Истина, но всё-таки в земном смысле оно и в России может иссякнуть. Истинная /Здесь и далее подобным образом выделено в цитируемом источнике - составитель/ Церковь будет и там, где останется три человека. Церковь вечна, но Россия не вечна и, лишившись Православия, она погибнет. Не сила России нужна Церкви, сила Церкви необходима России; Церковь истинная, духовная - везде. Она может переселиться в Китай; и западные европейцы были до IX и XI веков православными, а потом изменили истинной Церкви!" (Цитата по книге: "Россия перед вторым пришествием" (Материалы к очерку Русской эсхатологии)" изд. 3, т.2, 1998, с.357).

ПОБЕДОНОСЦЕВ КОНСТАНТИН ПЕТРОВИЧ "(1827-1907) русский государственный деятель, юрист. В 1880-1905 обер-прокурор Синода, имел исключительное влияние на императора Александра III. Вдохновитель крайней реакции. Историко-юридические труды" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1014).
* Статья "Церковь": "КТО РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК - ДУШОЙ И ОБЫЧАЕМ, тот понимает, что значит храм Божий, что значит Церковь для русского человека. Мало самому быть благочестивым, чувствовать и уважать потребность религиозного чувства: - мало для того, чтобы уразуметь смысл Церкви для русского народа и полюбить эту церковь как свою, родную. Надо жить народной жизнью, надо молиться заодно с народом, в одном церковном собрании, чувствовать одно с народом биение сердца, проникнутого единым торжеством, единым словом и пением. Оттого многие, знающие церковь только по домашним храмам, где собирается избранная и наряженная публика, не имеют истинного понимания своей церкви и настоящего вкуса церковного и смотрят иногда равнодушно или превратно в церковном обычае и служении на то, что для народа особенно дорого и что в его понятии составляет красоту церковную. "...>>. Счастлив, кого с детства добрые и благочестивые родители приучили к храму Божию и ставили в нём посреди народа молиться всенародной молитвой, праздновать всенародному празднику. Они собрали ему сокровище на целую жизнь, они ввели его подлинно в разум духа народного и в любовь сердца народного, сделав для него церковь родным домом и местом полного, чистого и истинного соединения с народом" (Победоносцев К.П. "Великая ложь нашего времени" М., 1993, с.261-262,264-265).

УШИНСКИЙ КОНСТАНТИН ДМИТРИЕВИЧ "(1824-1870/1871), русский педагог-демократ, основоположник научной педагогики в России. "..." В 1945 г. советским правительством учреждена медаль Ушинского" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1388).

* "ДРЕВНЯЯ ПРАВОСЛАВНАЯ РЕЛИГИЯ ПРЕВРАТИЛАСЬ В ПЛОТЬ И КРОВЬ РУССКОГО НАРОДА, СТАЛА НАРОДНОЙ РЕЛИГИЕЙ. С НЕЙ НЕРАЗРЫВНО СРОСЛОСЬ ВСЁ, ЧТО ЕСТЬ ЛУЧШЕЕ В ПРИРОДЕ РУССКОГО НАРОДА "...>>

Наша святая вера хороша... она удовлетворяет человеческой натуре, открывает ей безконечность, а не эгоистическую деятельность; даёт терпимость, не признаёт ничьей власти над совестью человека, не допускает произвола, хранит исторические предания, признаёт свободу воли.
Наша древняя религия - вот, что должно проявиться в народности русского воспитания, если оно хочет сделаться действительным выражением народной жизни, а не насильственным, чуждым народности подражанием Западу
"ЕВАНГЕЛИЕ - ЕДИНСТВЕННЫЙ И НАИБОЛЕЕ СОВЕРШЕННЫЙ ИСТОЧНИК НРАВСТВЕННОСТИ, ДАЮЩИЙ ЖИВОЙ ОБРАЗ СОВЕРШЕНСТВА В ЛИЦЕ ХРИСТА - СПАСИТЕЛЯ.
Христианская религия является источником благодетельного влияния на умственное и нравственное развитие человеческого общества.
Изучение Священной Истории - Библии - является важным предметом в системе воспитания и благодетельно действует на умственное и нравственное развитие детей.
Кто не имеет религии и не чувствует в ней потребности не может воспитывать детей.
Необходимо чтобы светские лица, принимающиеся за воспитание, особенно простого народа были не только хорошими педагогами, но и ИСТИННЫМИ ХРИСТИАНАМИ по своим стремлениям и убеждениям.
Наша народная религия есть величайшее сокровище, неисчерпаемый и уже существующий источник нравственного и умственного развития... Будем же дорожить этой исторической основой, столь же христианской, человеческой и художественной сколько и народной.
Евангелие раскрыло в сердце человеческом стремление к истинному совершенству.
Всё, чем человек, как человек, может и должен быть, выражено вполне в Божественном учении и воспитанию остаётся только прежде всего и в основу всего вкоренить истины христианства" (Цитата по брошюре: Информационно-координационного центра Православного образования в России "К.Д. Ушинский как педагог - христианин" М., Высокопетровский м-рь, 1994, с.4,9).
РОЗАНОВ ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ "(1856-1919), русский писатель, публицист и философ. ..." ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1129).
"КТО ЛЮБИТ НАРОД РУССКИЙ - НЕ МОЖЕТ НЕ ЛЮБИТЬ ЦЕРКВИ. ПОТОМУ ЧТО НАРОД И ЕГО ЦЕРКОВЬ - ОДНО. И только у русских это одно" (Розанов В.В. "Несовместимые контрасты бытия" М., 1990, с.520).

НОВГОРОДЦЕВ ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ " (1866-1924), русский юрист и философ, профессор Московского университета (с 1904) ..." ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.892).
* В своей "последней статье" "Возстановление святынь" (13.6.1923) писал: "Возсоздание России может быть совершено только подвигом и порывом общего национального объединения, только духом связанности высшими началами и святынями, сознанием ответственности перед целым. "..." только тогда, когда сознание твёрдо укрепится на мысли, что прежде всего надо спасти родину и веру, государство русское и веру православную, отстоять "Церкви Божия" и "Пресвятыя Богородицы Дом", тогда созреет настоящее национальное сознание, которое и спасёт Россию. "..." Для возрождения России нужно другое знамя - "возстановления святынь", - и, прежде всего, возстановления святыни народной души, которая связывает настоящее с прошлым, живущие поколения с давно отошедшими и весь народ с Богом, как жребий, возложенный на народ, как талант данный Богом народу" (Журнал "Путь" 1926, N4, с.48,50).
* "...Но есть и другая причина, не менее глубокая, чтобы искать сейчас опоры только в религиозно-нравственном просветлении духа. Не мы одни, весь мир переживает в наши дни величайший кризис правосознания. И самое важное и основное в этом кризисе, есть то, что это - кризис неверия, кризис культуры, оторвавшейся от религии, кризис государства, отринувшего связь с Церковью, кризис закона человеческого, отказавшегося от родства с законом Божеским.
"..." Самое страшное и роковое в этом процессе - опустошение человеческой души. Путь автономной морали и демократической политики привёл к разрушению в человеческой душе вечных связей и вековых святынь. Вот почему мы ставим теперь на место автономной морали теономную мораль и наместо демократии, народовластия, - асиократию, власть святынь. Не всеисцеляющие какие-либо формы спасут нас, а благодатное просветление душ. Не превращение государственного строительства в чисто внешнее устроение человеческой жизни, а возвышение его до степени Божьего дела, как верили в это и как об этом говорили встарь великие строители земли русской, вот что прежде всего нам необходимо.
"..." Нужно, что бы все поняли, что не механические какие-либо выборы и не какие-либо внешние формы власти выведут наш народ из величайшей бездны его падения, а лишь новый поворот общего сознания. Дело не в том, чтобы власть была устроена непременно на каких-то самых передовых началах, а в том, чтобы эта власть взирала на свою задачу, как на дело Божие, и чтобы народ принимал её, как благословенную Богом на подвиг государственного служения. Необходимо, чтобы замолкли инстинкты революционных домогательств и проснулся дух жертвенной готовности служить общему и целому. Нужно, чтобы стала впереди рать крестоносцев, готовых на подвиг и на жертву, и чтобы за нею стояли общины верующих, светлых духом и чистым сердцем, вдохновлённых любовью к родине и вере. Должен образоваться крепкий духовный стержень жизни, на котором всё будет держаться, как на органической своей основе.

И как бы не представлять себе переход от жестокого и умерщвляющего деспотизма Советской власти к формам более свободным и животворным "..." всё равно русский народ не встанет со своего одра, ЕСЛИ НЕ ПРОБУДЯТСЯ В НЁМ СИЛЫ РЕЛИГИОЗНЫЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ. Не политические партии спасут Россию, её воскресит воспрянувший к свету вечных святынь народный дух!" (Журнал "Путь" 1926,N4, с.52, 53).

БЕРДЯЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ "(1874-1948), русский религиозный философ. От легального марксизма, который пытался сочетать с неокантианством, перешёл к богоискательству, к философии личности и свободы в духе религиозного экзистенциализма, персонализма и к христианской эсхатологии. Идейный противник марксизма и коммунизма. Работы по философии истории творчества, по социальной философии и другие. В 1922 г. выслан за границу. Основал религиозно-философский журнал "Путь" (Париж, 1925-1940)" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.130).
"Всё, что было и есть оригинального, творческого, значительного в нашей философии, в нашем самосознании ВСЁ ЭТО РЕЛИГИОЗНОЕ, по теме, по устремлению, по размаху". (Бердяев Н.А. книга "Алексей Степанович Хомяков" М., 1912, с.4).
* Статья "Душа России": "Всё своеобразие славянской и русской мистики - в искании града Божьего, града грядущаго, в ожидании осуществления на землю Небесного Иерусалима, в жажде всеобщего спасения и всеобщего блага, в апокалиптической настроенности. "..." Здесь тайна русского духа. Дух этот устремлён к последнему и окончательному, к абсолютному во всём; к абсолютной свободе и абсолютной любви" (Николай Бердяев "Судьба России. Опыты по психологии войны и национальности" М., 1918, с. 23-25).
* "...Это вселенское религиозное миропонимание и мироощущение, к которому современный мир идёт разными путями и с разных концов, прежде всего остро ставит вопрос о смысле мировой истории, о религиозном соединении судьбы личности и судьбы вселенной. Понять смысл истории мира значит понять провиденциальный план творения, оправдать Бога в существовании того зла, с которого началась история, найти место в мироздании для каждого страдающего и погибающего. История лишь в том случае имеет смысл, если будет конец истории, если будет в конце воскресение, если встанут мертвецы с кладбища мировой истории и постигнут всем существом своим, почему они истлели, почему страдали в жизни и чего заслужили для вечности, если весь хронологический ряд истории вытянется в одну линию и для всего найдётся окончательное место" (Бердяев Н.А. "Философия свободы. Смысл творчества" М., 1989, с.127).

БУЛГАКОВ СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ "(1871-1944), русский экономист, религиозный философ, теолог. С 1923 г. жил в Париже. От легального марксизма, который Булгаков пытался соединить с неокантианством перешёл к религиозной философии, затем к православному богословию" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.177).
* Статья "Моя родина" (1938 г.): "Вместе с церковью я воспринял в душу и народ русский, не вне, как какой-то объект почитания или вразумления, но из нутра, как своё собственное существо, одно со мною. Нет более народной и, так сказать, народящей, онародивающей стихии, нежели церковь, именно потому, что здесь нет "народа", а есть только церковь, единая для всех и всех единящая" (В книге "Русская идея" М., 1992, с.368).
Размышляя об идеалах христианского подвижничества Сергей Николаевич Булгаков писал: "Подобно лампадам, теплившимся в иноческих обителях, куда на протяжении веков стекался народ наш, ища нравственной поддержки и поучения, светили Руси эти идеалы, этот свет Христов, и, поскольку он обладает этим светом, - народ наш, - скажу не обинуясь, - при всей своей неграмотности, просвёщеннее своей интеллигенции" (Цитата по журналу "Москва" 1991, N12, с.204-205).
* Статья "Героизм и подвижничество" (1908): "Народное мировоззрение и народный уклад определяются христианской верой. Как бы ни было далеко здесь расстояние между идеалом и действительностью, как бы ни был тёмен и непросвещён народ наш, но идеал его - Христос и его учение а норма - христианское подвижничество" /"Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции" изд.IY, М., 1908, с.62/. Цитата по книге: "Вехи. Из глубины" М., 1991, с.66).

БУНИН ИВАН АЛ. "(1870-1953), русский писатель. "..." В 1920г. эмигрировал. Нобелевская премия (1933 г.)" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.178).
В статье посвященной годовщине смерти Алексея Константиновича Толстого, писал: "САМ ПО СЕБЕ ПАТРИОТИЗМ, МОЖЕТ БЫТЬ ИСТОЧНИКОМ И ДОБРА И ЗЛА ... /отточие цитируемого источника - составитель/ Нужно ещё и патриотическое сознание, отличающее истинное благо Отечества от ложного. И та степень патриотического сознания, которая была у А.К. Толстого до сих пор остаётся высшей. Со всей живостью поэтического представления и со всей энергией борца за идею Толстой ставил идеал ИСТИННО-РУССКИЙ, европейской и ХРИСТИАНСКОЙ МОНАРХИИ и громил ненавистный ему кошмар азиатского деспотизма" (Цитата по журналу "Москва" 1991, N12, с.204-205).

КАРСАВИН ЛЕВ ПЛАТОНОВИЧ "(1882-1952) русский религиозный философ и историк-медиевист. В 1924г. выслан за границу; проф. в Каунасе (с 1928) и Вильнюсе (1940-1946). Труды по средневековой Италии, философии истории, философии личности" ("Советский энциклопедический словарь" Изд.3, М., 1985, с.551).
* Статья "Восток, Запад и русская идея": "Русский человек не может существовать без абсолютного идеала "..." При отсутствии веры в идеал мы опускаемся до звероподобного бытия в котором всё позволено, или впадаем в равнодушную лень. "..." Достойно внимания, что до сих пор в России все живые политические и общественные идеалы всегда становились и религиозными идеалами, хотя бы это и не ясно осознавалось самими носителями" ("Русская идея" М., 1992, с.322,321).
"Ответ на статью Н.А. Бердяева "О евразийцах":
* "Евразийство исходит из понимания православия, как единственной непорочной Церкви, рядом с которою католичество и протестантство определяются как разные степени еретических уклонов, искажающие их своеобразныя задания. Далее, евразийство утверждает, что в ПРАВОСЛАВИИ КОРЕНЬ И ДУША НАЦИОНАЛЬНО-РУССКОЙ и евразийской, идущей к православию, но частью ещё не христианской КУЛЬТУРЫ. Конечно, утверждение равноправности и равноценности всех христианских исповеданий для нас не приемлемо. Православие не только "восточная" форма христианства, но и ЕДИНСТВЕННАЯ ВСЕЛЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ /выделено в цитируемом источнике - состтавитель/. Если это партикуляризм, - мы его предпочитаем "соглашательству". Но это не партикуляризм, - а единственный истинный универсализм. Ибо тем самым исключается абстрактно-общее, тем самым утверждается не только множественность самобытных культур, но и их иерархия, ныне венчаемая православною евразийско-русскою. Номинализм и отрицание иерархии слышится нам и в призывах к "русской всечеловечности и всемирности", практически сводящейся к лозунгу "европезуйтесь". Для нас Православие универсалистично, но только в том смысле, что православная Евразия и православная Россия будет гегемоном культурного мира, если она всецело раскроет себя" (Журнал "Путь" 1926, N2, с.98).

СОЛОНЕВИЧ ИВАН ЛУКЬЯНОВИЧ (14.11.1891-24.4.1953) журналист, политический деятель. В 1934г. вместе с сыном бежал из лагеря на Беламорканале и перешёл советско-финскую границу. Издавал ряд газет монархического направления. Пережил ряд покушений. Погиб в 1953г. при невыясненных обстоятельствах"
* "ВНЕ РЕЛИГИОЗНОГО ПОНИМАНИЯ РОССИИ НИКАКАЯ ТВОРЧЕСКАЯ РАБОТА НАЦИИ НЕВОЗМОЖНА ВООБЩЕ. "...>>

Русский национализм, как идея, объединяющая и воспитывающая русскую нацию, В ЕГО САМЫХ ГЛУБИННЫХ ИСТОКАХ НЕРАЗРЫВНО СВЯЗАН С ПРАВОСЛАВИЕМ - понимая под православием не сумму обрядов и догматов, а христианское и православное мироощущение. Вне религиозной основы не может быть основан никакой национализм, как не может быть основана и никакая этика. РУССКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ БЕЗ ПРАВОСЛАВИЯ ЕСТЬ ЛОГИЧЕСКАЯ НЕЛЕПИЦА. (Журнал "Наш современник" 1992, N12, с.139).

СТРУВЕ ПЁТР БЕРНГАРДОВИЧ "(1870-1944), русский экономист, философ историк, публицист. Теоретик "легального марксизма", один из лидеров кадетов, редактор журналов "Освобождение", "Русская мысль". Участник сборника "Вехи"(1909), белоэмигрант" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1276).
* Статья "Исторический смысл русской революции и национальные задачи": "Принципиально, по существу понятие нации есть такая же категория, как и понятие класса. Принадлежность к нации прежде всего определяется каким-либо объективным признаком, по большей частью языком. Но для образования и бытия нации решающее значение имеет та, выражающаяся в национальном сознании объединяющая настроенность, которая создаёт из группы лиц одного происхождения, одной веры, одного языка и т.п. некое духовное единство. Нация конструируется и создаётся национальным сознанием.
"..." Национальное сознание так же образует нацию, как сознание классовое - класс. Нация - это духовное единство создаваемое и поддерживаемое общностью культуры, духовного содержания, завещанного прошлым, живущего в настоящем и в нём творимого для будущего.
"..." Если есть русская "интеллигенция", как совокупность образованных людей, способных создавать себе идеалы и действовать во имя их, и если есть у этой "интеллигенции" какой-нибудь "долг перед народом", то долг этот состоит в том, чтобы со страстью и упорством нести в широкие народные массы национальную идею как оздоровляющую и организующую силу, без которой не возможно ни возрождение народа, ни воссоздание государства" ("Из глубины Сборник статей о русской революции" Москва-Петроград, 1918, переиздано М., 1991, с.293, 295,297).

ТРУБЕЦКОЙ НИКОЛАЙ СЕРГЕЕВИЧ "(1890-1938), князь, русский языковед. Сын С.Н. Трубецкого. Один из теоретиков Пражского лингвистического кружка. Разработал принципы фонологии и морфонологии как особых лингвистических дисциплин. Славист и компаративист. Изучал культуру и языки народов Северного Кавказа. Исследования по русской литературе" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1352).
* "Будущая русская культура должна быть в идеале оцерковлённой сверху донизу. Православие должно проникнуть не только в народный быт, но и во всё здание русской культуры вплоть до высших вершин этого здания. Только тогда отдельный человек будет находить в русской культуре полное успокоение и удовлетворение для всех глубинных потребностей своего духа, и только тогда русская культура будет сверху донизу единой системой, несмотря на внешнюю свою краевую и племенную дифференцированность" ("Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси" М., 1991, с.9).

ЛОССКИЙ НИКОЛАЙ ОНУФРИЕВИЧ "(1870-1965), русский философ-идеалист, один из крупнейших представителей интуитивизма и персонализма в России. В 1922г. выслан за границу. До 1945г. жил в Праге. Основные труды по психологии, логике, проблемам интуиции, свободы воли и др." ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.725).

Работа "Характер русского народа":
* "Основная, наиболее глубокая черта русского народа есть его РЕЛИГИОЗНОСТЬ и связанное с нею искание абсолютного добра "..." Важнейшее выражение характера религиозности русского народа осуществлено в Русской Православной Церкви. Прав Бердяев, что русское православие сосредоточено на эсхатологии, на стремлении к Царству Божию, т.е. к сверхземному абсолютному добру. Этот характер православия ярко выражен во всём богослужении и в годовом цикле церковной жизни, в котором "праздников праздник" есть Пасха, Воскресение Христово, знаменующее победу над смертью в форме Преображения, т.е. жизни в Царствии Божием. Иконы Русской Православной Церкви, подобно византийским иконам, глубоко отличаются от религиозной живописи итальянского Возрождения: красота их - не земная миловидность, а сверхземная духовность" (Лосский Н.О. "Условия абсолютного добра" М., 1991, с.240,245).

ФЛОРОВСКИЙ ГЕОРГИЙ, (1893-1979), приват-доцент Новосибирского университета (1920). Магистр Русской академической группы в Праге (1924). Профессор Русского православного богословского института преп. Сергия Радонежского в Париже (1926-48). Декан Свято-Владимирской Духовной Академии в Нью-Йорке (1949-1955). Затем проф. В Гарвардском и Принстонском университетах" (Журнал Вестник Русского христианского движения" Париж - Нью-Йорк - Москва, 1997, N174, с.266)
Статья "О патриотизме праведном и греховном" писал: "Великая Россия восстановится ЛИШЬ ПОСЛЕ ТОГО КАК НАЧНЁТ ВОЗРОЖДАТЬ ПРАВОСЛАВИЕ, И ТОЛЬКО ПРАВОСЛАВНОЕ ДЕЛО, ТВОРЧЕСТВО В ДУХЕ И ПОД СЕНЬЮ ЦЕРКВИ есть в наши дни праведное русское дело" (Газета "Литературная Россия" 1992, N36, с.3).

ФРАНК СЕМЁН ЛЮДВИГОВИЧ "(1877-1950), русский религиозный философ, перешёл от "легального марксизма" к идеализму, затем к христианской доктрине с тенденцией к мистическому пантеизму (концепция "всеединства"). Труды по проблемам гносеологии, психологии, социальной философии. С 1922 г. за границей" ("Советский энциклопедический словарь" изд.3, М., 1985, с.1422).
* Статья "Dia Russische Weltranshauung": "РУССКИЙ ДУХ НАСКВОЗЬ ПРОНИКНУТ РЕЛИГИОЗНОСТЬЮ" (Цитата по книге: Лосский Н.О. "Условия абсолютного добра" М., 1991, с.243).

ФЕДОТОВ ГЕОРГИЙ ПЕТРОВИЧ (1886-1951) "с 1925г. в эмиграции - профессор сначала Богословского Института в Париже, затем Свято-Владимирской православной семинарии в Нью-Йорке. /Предисловие к цитируемому источнику/.
* Статья "О национальном покаянии": "... восстановление России, мыслимой как национальное и культурное единство, невозможно без восстановления в ней христианства, без возвращения её к христианству как основе её душевно-духовного мира. При всякой иной - даже христианской, но не православной - религии это будет уже не Россия. БЕЗ РЕЛИГИИ ЭТО НЕ НАЦИЯ, А ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ МЕСИВО, ГЛИНА ИЗ КОТОРОЙ МОЖНО ЛЕПИТЬ ВСЁ ЧТО УГОДНО: камень, дерево, металл, который можно дробить на какие угодно части" (Федотов Г.П. "Судьба и грехи России" т.2, Санкт-Петербург, 1992, с.43).

ШМЕЛЁВ Иван Сергеевич (1873 - 1950), писатель.

* Статья "Душа России" (16.2.1924): "Миссия, миссия России! Вот она, миссия, - Бога найти Живого, всю жизнь Богом наполнить, Бога показать Родине и миру! Не гогочущую в рёве-раже машину - человечество, а нового человека явить миру, воплотившего Образ Божий, Спаса! Иначе - смерть. Вот она миссия. Во имя сего стоит дерзать, дерзать! И тогда только окупится вся кровь и все муки" (Шмелёв И.С. "Душа России "С-Петербург, 1998, с.16).

Составитель
Иерей Николай Лызлов

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован