27 марта 2008
3041

Армен Оганесян: 27 марта гость программы - Николай Викторович Егоров, старший вице-президент ЗАО ММВБ, директор Национального депозитарного центра

Ведущий программы - Армен Оганесян.

Оганесян: Добрый день, дорогие радиослушатели. Сегодня мы поговорим на тему очень непростую, но которая касается очень многих специалистов и неспециалистов. Сразу могу признаться: как ведущий я могу быть сегодня весьма и весьма некомпетентен, потому что тема банков, банковских бирж - это сложно. А если учесть, что мы будем говорить с вами о деятельности Московской межбанковской валютной биржи, тут я просто немею: что-то такое большое, что-то сложное. Я думаю, что этот образ возникает не только у меня перед глазами, но и у вас. Но зато нас сегодня по дебрям этих проблем и вопросов будет проводить специалист экстра-класса, старший вице-президент как раз вот этой самой Московской межбанковской валютной биржи, директор Национального депозитарного центра Егоров Николай Викторович.
Спасибо вам, что выбрали время. Я знаю, что у вас были напряженные сейчас поездки, тем не менее, вы нашли время поговорить с нашими слушателями. Большое вам спасибо за это. По нашей традиции, Николай Викторович, мы иногда касаемся тем, может быть, немножко личностных, довольно традиционных, например, хобби. Но я уже знаю одно хобби - это бадминтон. Бадминтон был очень популярен у нас в стране где-то в конце 60-х, в 70-е особенно годы. Потом как вид спорта он утвердился, это понятно, а вот в массах как будто интерес стал утихать. Что вас привлекает в этой игре?

Егоров: Привлекло меня к этой игре уже давно, поскольку я в нее играю существенно больше 20 лет.

Оганесян: Ого! Личный стаж.

Егоров: Да, личный стаж достаточно большой, играл достаточно профессионально и вообще стараюсь поддерживать хорошую физическую форму. Когда говорят "бадминтон", всегда представляют пляжную игру, вяло перемещающийся воланчик, солнышко. На самом деле вид спорта зальный, один из самых физически тяжелых, которые есть вообще. Не зря в него хорошо играют китайцы, азиаты, у которых скоростная выносливость просто...

Оганесян: Очень динамичная игра. Мне приходилось когда-то видеть по телевизору. Кстати, по телевизору не так часто показывают этот вид спорта.

Егоров: Его вообще тяжело показывать. Любимый мой вопрос: как вы думаете, с какой скоростью летит воланчик?

Оганесян: Не знаю. Ну, не как пуля, я надеюсь.

Егоров: Почти. Теннисный мячик при подаче летит 200-220 километров в час. При такой силе удара в бадминтоне воланчик летит со скоростью 300.

Оганесян: Здорово! А если попадет в голову?

Егоров: Он просто легкий. Это несколько смягчает тяжесть повреждения.

Оганесян: Понятно. Вы участвуете в каких-то соревнованиях, или это именно хобби вне работы?

Егоров: Будем считать, что сейчас это, конечно, уже чисто любительское.

Оганесян: А было почти профессиональное?

Егоров: Я - кандидат в мастера спорта.

Оганесян: Ну вот! Что ж, начнем наш небольшой "бадминтон". Сейчас прилетит вопрос нашего слушателя из Германии. Пожалуйста.

"Здравствуйте, господин Егоров. С вами говорит Герман Краузе - руководитель немецкого радио АРД. В последнее время в мире часто говорят о наступлении финансового кризиса. Как вы считаете, может ли этот кризис повлиять на русский финансовый рынок или экономику России? Уже давно эксперты советуют центральным банкам менять свои валютные резервы на евро. Как вы считаете, это уже поздно или надо сделать сейчас? И последний вопрос: могу ли я, немец, инвестировать мои деньги в русский рынок или банки? Каков ваш совет?"

Егоров: Вопросы достаточно разнообразные. Постараюсь последовательно на них ответить, насколько я смогу это сделать. Да, разговоры и, главное, присутствие непосредственное потенциального финансового кризиса налицо. Сейчас уже мало кто отрицает подобную возможность. Говорят о потенциальной глубине этого кризиса. Безусловно, российская финансовая система и российская экономика так или иначе интегрированы в международную финансовую и экономическую систему, и кризис, конечно же, отразится и на России, и на российском банковском и финансовом секторе, и на российской экономике. Но степень этого влияния, по мнению большинства экспертов, я не могу себя отнести в данном случае к их числу, будет не столь значительна, как для США и многих других стран, гораздо более вовлеченных в международную экономику, чем Россия, и не обладающих таким объемом природных ресурсов, которые, безусловно, страхуют нас от глубины финансового кризиса. Это не означает, что не надо принимать никаких мер по его предотвращению или тех или иных мер по стабилизации экономики. Безусловно, и российский Центральный банк, и российское правительство подобные меры планируют и уже предпринимают. Вы, наверно, слышали, что сейчас речь идет об инвестировании части Стабилизационного фонда в банковский сектор для придания ему дополнительной ликвидности и ряде других важнейших мер. Тем не менее, по мнению большинства экспертов, влияние на Россию кризиса потенциального будет далеко не столь значительно, как для многих других.
Не хотел бы комментировать политику центральных банков по отношению к распределению ресурсов, вспомогательных резервов, могу только сказать, что официальная политика нашего Центрального банка - это использование корзины валют, это комбинация между инструментами, номинируемыми в долларе, и инструментами, номинируемыми в евро и других валютах, например, в фунтах. Центральный банк достаточно регулярно пересматривает в зависимости от того или иного баланса валют корзину, в которую он выкладывает золотовалютные запасы страны.

Оганесян: То есть, иными словами, у нас и в евро есть резервы.

Егоров: Да, конечно.

Оганесян: Кстати, об этом не раз заявлялось официально.

Егоров: Это официальная политика. Это политика, представленная Центральным банком, она опубликована.

Оганесян: Николай Викторович, но вот конкретный вопрос Германа Краузе, нашего коллеги: выгодно ли инвестировать деньги в русский рынок или банки? Очень коротко, если можно. Я понимаю, что можно отвечать очень длинно: смотря куда, зачем, почему, подо что. Но, тем не менее, статистика общая, если можно.

Егоров: Длинно отвечать не буду, поскольку как представитель инфраструктуры просто не могу этого делать, но статистику приведу. Для этого достаточно посмотреть на потенциальную доходность инвестиций в Россию и в Европу. Я думаю, что в процентном отношении разница будет достаточно сильной в пользу России. Поэтому, если вы не сильно беспокоитесь за политическую стабильность, стабильность экономики, а Россия уже доказала, что она и политически, и экономически достаточно стабильна, то приз за инвестирование в российскую финансовую инфраструктуру и в российскую экономику будет достаточно значительным.

Оганесян: То есть, Николай Викторович просит вас трезво взглянуть на экономическую стабильность в России, которая действительно доказала себя. Но я понял, о чем он говорит: что если, конечно, читать всю прессу, что пишется в той же Германии о России, то это, конечно, потенциального инвестора отпугивает. Поэтому ваш комментарий был очень правильный: если вы почувствовали разницу между тем, как реально складывается политическая атмосфера в России, и что о ней пишут, - да, действительно этот забор надо перепрыгнуть. Но Герман Краузе хорошо знаком с Россией.

Егоров: Ну, тем более. Тем паче, что многие национальные инвесторы, крупнейшие инвестиционные банки давно оценили эту разницу, присутствуют в России и активно инвестируют.

Оганесян: Спасибо. Ну, а теперь вопрос россиянки. Пожалуйста.

"Николай Викторович, здравствуйте. С вами говорит Елена Акимова - журналист из Москвы. Я - постоянный слушатель программы "Визави с миром" и хотела бы спросить, думаю, это интересует сейчас многих: в какой валюте россиянам сегодня лучше держать свои сбережения - в рублях или евро? Или, может быть, правильнее вкладывать средства в золото, недвижимость, ценные бумаги? И если позволите, еще один вопрос: может ли произойти резкий обвал доллара, и каковы перспективы российского рубля? Будет ли он и дальше укрепляться? Спасибо".

Егоров: Вопрос о направлении собственных сбережений - это, безусловно, вопрос личного характера, и он зависит от преференций и той стабильности, которой вы хотели бы достичь. Рубль или евро? И то, и другое сейчас демонстрируют достаточно удивительную стабильность. Безусловно, это ваша преференция, в чем бы вы хотели держать. Рублевые ставки выше, если говорить о сохранности. Золото, недвижимость и ценные бумаги - опять же вопрос к той доходности, или какую часть вы хотели бы сохранить или преумножить из своих сбережений. Только хочу вам напомнить, что любой из видов активов обладает той или иной ликвидностью. Поэтому в зависимости от того, как вы хотели бы оперировать своими сбережениями, вам следует предпочесть более или менее ликвидный актив, будь то ценные бумаги. Рынок достаточно динамичен сейчас, и если вы собираетесь в него инвестировать, то следует достаточно внимательно следить за движением рынка и за информацией вокруг него. Это достаточно, не хочу сказать профессионально, но требует определенной заинтересованности в рынке ценных бумаг.

Оганесян: Навыков каких-то.

Егоров: В данном случае речь может идти либо о собственных навыках, либо о доверии тому или иному профессиональному участнику фондового рынка, который будет выполнять эту функцию для тебя. Во всем мире такая практика является наиболее распространенной.

Оганесян: А золото, недвижимость?

Егоров: Золото, недвижимость обладают... Во-первых, недвижимость в России, к сожалению, в настоящий момент достаточно дорогой вид актива.

Оганесян: И не очень ликвидный, может быть?

Егоров: Скажем так: его ликвидность может в любой момент быть поставлена под вопрос. Золото - штука интересная. Сейчас оно очень дорогое, но динамика цен на золото за последнее время очень разнообразна.

Оганесян: Колебалась, да?

Егоров: Она сильно колеблется. Сейчас золото очень дорогое. Стоит или не стоит - это опять же вопрос личных преференций.
Если говорить о перспективах курса доллара и курса российского рубля, безусловно, за курсом доллара следит все мировое сообщество, отвечает за него Федеральная резервная система - Центральный банк Соединенных Штатов, который сейчас прилагает титанические усилия по его стабилизации. Рубль, как вы обратили внимание, демонстрирует высокую стабильность. Будет он или не будет подниматься и укрепляться, зависит от множества экономических и финансовых параметров. Вряд ли я являюсь специалистом, способным дать комментарий на сей счет. Могу только сказать, что никаких серьезных оснований предполагать, что рубль не будет укрепляться, или как минимум будет стабильным, у нас нет.

Оганесян: То есть серьезных угроз для рубля сейчас вы не видите, в ближайший период?

Егоров: При сегодняшней ситуации, пока мы никаких угроз не видим.

Оганесян: Спасибо. Пожалуйста, следующий вопрос.

"Добрый день, я - Евгений Козлов, сотрудник финансовой компании, город Москва. Уважаемый господин Егоров, не могли бы вы оценить состояние российского фондового рынка и перспективы его развития? Какие первоочередные задачи необходимо решить для развития российского фондового рынка, и что необходимо сделать для создания в Москве международного финансового центра? Спасибо".

Егоров: Спасибо за вопрос. Вот этот вопрос как раз касается области моих профессиональных интересов и, собственно, профессиональной деятельности. На самом деле российский фондовый, а лучше сказать, наверно, все-таки финансовый рынок, так будет более полно, демонстрирует за последнее время исключительную динамику. Могу только сказать, что за последний год обороты теперь уже фондового рынка - рынка ценных бумаг - более чем удвоились. А если говорить о количестве сделок и заявок на этом рынке, то они почти утроились, что демонстрирует исключительную активность этого рынка, его динамизм и положительную тенденцию к развитию. То же самое можно сказать и о количестве инструментов, которые обращаются на этом рынке. Оно постоянно, стабильно растет, и это исключительно важный показатель того или иного финансового рынка и российского в частности.
Что касается необходимых изменений для развития этого рынка динамичного, то в первую очередь, конечно, необходимо сказать о том, что сейчас рассматриваются дополнительные законодательные условия для обеспечения развития этого рынка - это пакет законов, связанных с регулированием деятельности бирж и организаторов торгов. Регулирование рынка производных инструментов достаточно важно, клиринга и Центрального депозитария. Я говорю не в порядке важности, а в порядке того, как они потенциально вносились на рассмотрение. Безусловно, принятие этого пакета послужит достаточно важным стимулом для дальнейшего развития рынка, а также станет основой для потенциального формирования в Москве крупного международного финансового центра.
Однако есть и второе немаловажное условие - это наличие в России достаточно широкой, стабильной, отвечающей международным стандартам и лучшей в международной практике финансовой инфраструктуры. Это то, что обеспечивает деятельность рынка. Это та самая биржа, представителем которой я являюсь. Это депозитарии расчетные и кастодиальные. Это расчетная и платежная система. Это клиринговая система. В том случае, если эта инфраструктура развивается и соответствует стандартам практики рынка и демонстрирует динамику и масштабируемость, это, безусловно, является важнейшей основой для формирования достаточно серьезного финансового центра у нас в столице.

Оганесян: Спасибо. Пожалуйста, следующий вопрос.

"Здравствуйте. Я - Линда Барр, обозреватель из Нью-Йорка. Мой вопрос: каковы перспективы преобразования ММВБ в публичную компанию? Когда биржа сможет выйти на первоначальное публичное предложение акций широкому кругу инвесторов, и случится ли это в этом году?"

Егоров: Преобразование ММВБ, которая в настоящий момент существует в форме закрытого акционерного общества, - такая специальная форма, которая предполагает ограниченный круг акционеров и достаточно сложную процедуру выхода за этот круг и не предполагает публичного обращения акций, - записано в стратегии развития нашей организации. Эту задачу мы обязаны и уполномочены решить. Срок ее решения зависит от ряда факторов, связанных с организационной формой ряда компаний, входящих в нашу группу, ну, например, Национального депозитарного центра, который сейчас существует в очень своеобразной форме некоммерческого партнерства. Единственный аналог, который я знаю, - это кооператив, деятельность которого не направлена на извлечение прибыли. Есть такая форма в странах Бенилюкса. Безусловно, приведение всех компаний группы в единую организационную группу является обязательным условием преобразования головной компании в публичную. Это занимает некоторое время. Мы уже структурировали все направления нашей деятельности в отдельные компании. Последняя компания, которая была создана совсем недавно, - это компания, которая специализируется в области информационных технологий. Наша биржа полностью электронная, эта область наших интересов, область нашей деятельности, и мы представляем довольно много продуктов, связанных с биржевой деятельностью и основанных на информационных технологиях. Таким образом, после окончания всех структурных преобразований наши собственники, наши акционеры, а это их прерогатива, будут решать вопрос о том, когда компания сможет окончательно стать публичной, то есть провести публичное IPO и обращаться на организованном рынке. Мне трудно оценивать эту прерогативу акционеров. Сроки этого преобразования? Мы рассчитываем, что в течение ближайших полутора лет предпосылки для такого будут созданы.

Оганесян: Спасибо. Пожалуйста, другой вопрос.

"Уважаемый Николай Викторович, здравствуйте. Я - москвич, Станислав Викторович, доктор наук, академик. У меня вопрос. В России утверждены единые требования классификации российских иностранных ценных бумаг и ожидается выход на российский рынок большого количества иностранных компаний. В связи с этим хотелось бы знать ваше мнение: какие последствия будет иметь приход эмитентов из-за рубежа? Спасибо за ответ".

Егоров: Вопрос на самом деле достаточно сложный. Он сложнее, чем кажется на первый взгляд. Во-первых, требования все-таки немножко разные, но действительно утверждены в России требования классификации как российских, так и иностранных ценных бумаг, причем второе произошло сравнительно недавно, чуть более двух месяцев назад. Это не означает единовременного прихода на наш рынок иностранных ценных бумаг. Это означает, что они могут быть допущены к обращению на нашем рынке. Думаю, что процесс будет достаточно последовательным. Национальный депозитарный центр в данном случае уполномочен присваивать соответствующую классификацию иностранным ценным бумагам. Могу сказать, что интерес к подобной классификации достаточно большой. Мы получили заявки почти на 10 тысяч бумаг - это и разные выпуски облигаций, еврооблигаций и акций, которые и классифицировали. Из них не все они классифицированы, однако существенная часть соответствует российским стандартам классификации. Процесс будет последовательным, он достаточно непростой, поскольку, представьте, что вы инвестировали в иностранную ценную бумагу, будь то облигация или акция. После этого вам необходимо в случае, если эта облигация, получать доход на облигацию, то есть должен быть организован канал получения такого дохода. Вы должны получать информацию о тех или иных событиях, о собраниях акционеров, о случаях с акциями. Это опять же требует определенного канала и создания определенных условий для предоставления российским инвесторам возможности участвовать в деятельности тех компаний, куда они инвестируют свои средства. Это не единовременное действо, безусловно, оно частично уже реализовано, но, однако, эта задачка достаточно непростая, в частности, требующая взаимных соглашений между регуляторами финансового рынка. С некоторыми странами они существуют, например, с Германией, а с некоторыми они должны быть еще выработаны.

Оганесян: То есть, иными словами, если вы приобрели какие-то акции или ценные бумаги, должен быть вам обеспечен контроль за тем, какие принимаются решения, которые влияют на их ценность, на их реальную стоимость. Вы сказали такую интересную вещь, что у нас только Германия может представить такую прозрачность интересов.

Егоров: Нет, я привел просто один из примеров. Таких соглашений несколько.

Оганесян: Много.

Егоров: Пока их не очень много, но наш регулятор над этим работает. А если сформулировать коротко, то должны быть для российских инвесторов обеспечены и защищены их права точно так же, как для иностранных.

Оганесян: Равными должны быть права, я так понимаю?

Егоров: Совершенно верно. Всем инвесторам должны быть предоставлены равные права. Точно так же как иностранным инвесторам, которые инвестируют в Россию, должны быть предоставлены такие же права участия и управления деятельностью компании, как и российским инвесторам. То же самое и наоборот. Это достаточно сложная задачка, тем не менее, она имеет решение, и такие действия, безусловно, будут обеспечены. А последствия будут достаточно значимые, поскольку российских бумаг в настоящий момент существует около полутысячи, и даже если будет классифицировано небольшое количество, пусть это будет тысяча, но это утроение количества бумаг, обращаемых по количеству, да, это не означает по номинальной стоимости, а утроение количества бумаг, которые обращаются на рынке. Просто для российского инвестора появляется гораздо более широкий диапазон инвестирования.

Оганесян: Совсем другой диапазон действия и принятия решений. Но это и дополнительное напряжение для работы биржи?

Егоров: Это приятное напряжение.

Оганесян: Приятное. Вы с ним справитесь?

Егоров: Без сомнений.

Оганесян: Спасибо. Вот вопрос, который мы получили по сети Интернет. Он, скорее, на ту же тему на самом деле: отношение конкретных людей к банковской системе, ну, и опять же вопрос о деньгах, конечно. "Правда ли, что большинство россиян до сих пор предпочитают копить деньги в иностранной валюте и при этом не кладут их на банковский счет? Чего они опасаются?" - спрашивает Олаф Скау из Норвегии.

Егоров: Нет, неправда. На самом деле остатки вложений россиян на банковских счетах стремительно растут, это если говорить о банковских счетах. Причем за последнее время опережающими темпами, причем стремительно опережающими растут рублевые остатки в разных видах - депозиты разного вида, это инвестиционная деятельность. И в этом смысле россияне в настоящий момент испытывают, естественно, большее, чем когда-то, доверие к банковской системе. Я, кстати, замечу, что на российском рынке, особенно работающем с физическими лицами, представлены не только российские банки, но и крупнейшие международные банки: это и "Сити", и "Райффайзен", и "Сосьете Женераль", некстати упомянутый, и множество других банков, с одной стороны. А с другой стороны, достаточно быстро растет доверие россиян к финансовому рынку, к рынку фондовому, ценных бумаг. Могу только сказать, что пока еще не очень большое, но быстро растущее количество россиян, физических лиц конкретно, инвестирующих в финансовые рынки в настоящий момент через ММВБ, приближается к 500 тысячам. Достаточно быстро мы рассчитываем, весной, этот рубеж преодолеть. Средний темп увеличения этого числа - две с половиной - три тысячи в неделю, иногда чуть больше, но очень редко меньше. То есть динамика у нас положительная, это пока не Китай, у которого почти 100 миллионов инвесторов, но в России и населения поменьше.

Оганесян: Спасибо. Еще один вопрос, который мы получили по электронной почте. Патрик Вебстер из США: "Не раз приходилось читать и слышать о том, что в России трудно приходится предпринимателям малого и среднего бизнеса: если они честно платят налоги, то, как правило, разоряются. Неужели это правда?"

Егоров: Боюсь, что начало ответа будет ровно такое же: нет, не правда. В России достаточно быстро развивается сектор малого и среднего бизнеса. За последнее время налоговое законодательство достаточно сильно стабилизировалось, и правила игры стали весьма и весьма понятны.

Оганесян: То есть если разоряются, то не из-за налогов, так скажем.

Егоров: В основном из-за неправильного управления.

Оганесян: Это ошибки менеджмента.

Егоров: Это ошибки менеджмента, неправильно выбранная стратегия, это те или иные сектора, которые так или иначе подвержены кризису. Но это во всем мире так, это не только у нас. В данном случае наше налоговое законодательство ничуть не сложнее, а скорее проще, чем какое-нибудь европейское или американское.

Оганесян: Вы затронули интересную тему, мировая статистика банкротств, неудачного бизнеса в сфере малого и среднего бизнеса, она сопоставима в России с другими зарубежными странами? Мне кажется, это вообще зона достаточно критического бизнеса, в общем.

Егоров: Я никогда не видел статистики официальной.

Оганесян: По опыту.

Егоров: Но экспертно можно предположить, что это зона риска в любом случае.

Оганесян: Мало финансовых резервов, резервов для страхования.

Егоров: Их, как правило, просто нет. Это вопрос готовности банковской системы инвестировать. Сейчас наша российская банковская система достаточно эффективно помогает малому и среднему бизнесу. Безусловно, там много чего еще можно сделать, и та же самая новая стратегия, точнее, изменение стратегии Сбербанка, объявленное в последнее время, направлено как раз на поддержку малого и среднего бизнеса.

Оганесян: Процент кредита как влияет?

Егоров: Безусловно, сильно. Во-первых, он влияет, естественно, на эффективность бизнеса. Но и доходность бизнеса в России, об этом, собственно, мы уже говорили в самом начале передачи, она лучше.

Оганесян: Но вот то, что банки повернулись, как вы говорите, лицом к среднему и мелкому бизнесу, означает ли, что они, так скажем, более гибко подходят к вопросу процента на кредит, или вы что-то имели в виду другое? Что значит, они "в последнее время повернулись лицом к бизнесу мелкому и среднему"?

Егоров: Два основных фактора, влияющих на отношение банков или показывающих отношение банков к малому и среднему бизнесу: с одной стороны, это процентная политика, с другой - это доступность кредитов. Вот доступность этих кредитов стала достаточно высокой в данный момент. Процентная политика, опять же, не являюсь большим специалистом, но, по крайней мере, по опубликованной статистике, она, безусловно, изменилась в лучшую сторону. То есть, несмотря на то, что, как вы сами же отметили, малый и средний бизнес - это некоторая область риска, тем не менее, финансовые институты готовы разделять эти риски непосредственно с предпринимателями.

Оганесян: А вопрос долгого и несрочного, краткосрочного кредита, очевидно, тоже влияет?

Егоров: Это одно из условий доступности сколько-нибудь срочных финансовых активов. Понятно, что брать на год для сколько-нибудь серьезного предприятия, в общем, не очень интересно.

Оганесян: Не развернешься.

Егоров: Поэтому сейчас достаточно распространенным стал трехлетний срок. Это, безусловно, не 20 лет, но, тем не менее, это уже и не один год.

Оганесян: Смотрите, меняется, ведь раньше было иначе! Что ж, это хорошо, это большее доверие банков по отношению к бизнесу.

Егоров: Опять же, это показатель стабильности экономики.

Оганесян: Для деловой активности это, конечно, архиважно. Спасибо. Последний вопрос, который я выбрал. Не знаю, понравится он вам или нет, но, тем не менее, он просто, наверно, касается многих россиян, их опыта покупок в магазинах. Вот Андриес Фернандес из Испании: "Слышал, что Россия по-прежнему сильно зависит от импорта продовольствия, доля импортных продуктов в среднем по стране превышает 40 процентов. Не могли бы вы объяснить, почему Россия сама не может наладить производство сельхозпродуктов?" Что у нас с этим? Вы знаете, я, может быть, придам немножко специфическую окраску этому вопросу. Вы фиксируете на своей бирже в активах, вот в том, что происходит, повышение интереса к этой отрасли сельского хозяйства, к торговле ценными бумагами, ну, не знаю? Присутствие этого сектора вы ощущаете в своей работе?

Егоров: Без сомнения. Я, с вашего позволения, дам асимметричный ответ. Действительно, доля импорта достаточно велика, но я, пожалуй, ответил бы, скорее, в том тоне, который вы сами предложили. Да, этот сектор присутствует на финансовом рынке, он представляет достаточно большой интерес, он развивается. Достаточно много ценных бумаг выпускается. В первую очередь облигации выпускаются предприятиями, ориентированными на выпуск и предоставление сельскохозяйственной продукции. Это означает, что они инвестируют в развитие бизнеса в России.

Оганесян: Это лучше, чем землей просто торговать, сельхозугодиями.

Егоров: Это бессмысленно. А вот инвестиции в развитие - это, безусловно, интересно. И мы фиксируем рост интереса к этому сектору, мы фиксируем повышенную активность в этом секторе. То есть это говорит о том, что перспектива развития сельскохозяйственного производства, и в этом смысле повышение доли отечественной продукции, достаточно позитивна. Больше того, сейчас наблюдается интерес к развитию цивилизованного рынка сельскохозяйственной продукции, в частности, первая ласточка - это рынок зерновой. Мы в середине апреля запускаем уже достаточно сложный инструмент - это фьючерс, то есть сделка по исполнению в будущем, под будущий урожай, с поставкой в различных местах России российских производителей для зерна.

Оганесян: Что ж, будем надеяться, что это сыграет стимулирующую роль.

Егоров: Без сомнения. Это просто организует и делает его более независимым.

Оганесян: Спасибо. Пожалуйста, еще вопрос.

"Здравствуйте. Меня зовут Лилия Пшеничная, я - преподаватель факультета международных экономических отношений Государственной экономической академии Молдовы. Я хотела бы задать следующий вопрос вашему гостю. Скажите, пожалуйста, каковы перспективы развития группы ММВБ? И еще мне хотелось бы знать, имеются ли планы слияния ММВБ с другими биржами, может быть, иностранными? Спасибо".

Егоров: Вопрос достаточно непростой. Он требует некого развернутого ответа. Поскольку некогда, собственно, мне представляли организацию под названием Московская межбанковская валютная биржа, вот теперь, к сожалению, ни одного слова правды в названии нет.

Оганесян: Виртуальное?

Егоров: Название, сложившееся исторически достаточно давно, в незабвенном 92-м году. В настоящий момент это не Московская биржа в том смысле, что мы представляем российскую инфраструктуру, представленную во всех федеральных округах: от Санкт-Петербурга до Владивостока.

Оганесян: Московская только по центральному месту нахождения.

Егоров: Наш центральный, головной офис, наше сердце, наш мозг находится в Москве, но, тем не менее, независимые, или сельвированные, или наши филиалы во всех федеральных округах уже присутствуют, присутствуют они давно. Они представляют нас, представляют финансовую инфраструктуру, которая, собственно, работает на ММВБ.
Межбанковская. Среди наших участников больше половины - это не банковские организации. Это брокеры, инвестиционные компании, работающие на финансовом, в первую очередь, фондовом рынке. В этом смысле все крупнейшие финансовые институты России представлены на нашей бирже, в нашей инфраструктуре.
Валютная. Когда-то мы начинали как валютная биржа, совершенно верно. Но в настоящий момент ММВБ является крупнейшей в Восточной Европе и достаточно значимой в мировом смысле фондовой биржей.

Оганесян: Мы сегодня об этом говорили. Мне хотелось спросить, почему только валютная, когда мы говорим, в общем-то, о фондовой.

Егоров: Тем не менее, мы уникальны в международном смысле. Мы представляем не один фондовый рынок, мы представляем и рынок валютный. Собственно, официальный курс рубля фиксируется непосредственно на ММВБ, и мы являемся монополией по закону на этом рынке. Это достаточно значимая часть валютного рынка в целом, мы представляем примерно 15 процентов, что абсолютно нетипично для бирж в мире, всего валютного рынка России. Мы являемся официальным рынком для госдолга, для государственных ценных бумаг, и это единственный рынок государственных ценных бумаг, где они обращаются. Мы, как мы уже говорили, именуемся фондовой биржей, и 98 процентов объема организованного биржевого российского рынка сконцентрированы на ММВБ со среднедневным объемом, приближающимся, либо превышающим десять миллиардов долларов, это очень значительная сумма. Мы начали развивать, и сейчас достаточно успешно это делаем, рынок производных инструментов. Мы участвуем, собственно, являемся техническим центром для товарной биржи, в частности, те самые зерновые фьючерсы, о которых мы говорили. Как и в прошлом, зерновые интервенции государства проходят на Национальной товарной бирже, где мы являемся активными участниками, и мы являемся техническим центром. Это, собственно, ММВБ, и перспективы нашего развития, собственно, лежат в развитии этих рынков, в развитии инструментария на этих рынках и в развитии клиринговой и расчетной деятельности. Мало сделку заключить, ее надо обработать и ее надо рассчитать, то есть, чтобы окончательные расчеты по этой сделке прошли. Тем хорош организованный рынок, что это гарантированное исполнение расчетов по сделке. В прошлом году мы запустили реальные операции в нашем вновь образованном клиринговом центре, это полноценный банк, который гарантирует исполнение сделок сейчас на валютном рынке, но в ближайшее время мы планируем расширить его операции и на другие сектора. Это, безусловно, перспектива развития нашего депозитария, то есть того места, где концентрируется информация и учет ценных бумаг, которые обращаются на нашей бирже и которые находятся в собственности участников. Они могут не обращаться, могут на хранении у нас находиться. Мы являемся крупнейшим депозитарием в России. Это наша расчетная палата - там, где происходят расчеты по деньгам, безусловно, связанные как с депозитарием, так и, естественно, с нашей торговой площадкой. Как я упомянул, это товарная биржа и вновь организованная наша компания, направленная на развитие информационно-технологических бизнесов, связанных с финансовыми рынками.

Оганесян: Вот у вас столько модулей! Если ответить Лилии Пшеничной, какие-то филиалы, либо какие-то слияния, либо партнерские отношения с другими подобными биржами, скажем, на пространстве СНГ, - они возможны?

Егоров: Слияние - это, наверно, достаточно сложный процесс, непросто решаемый, хотя в мире сейчас очень модно и, наверно, эффективно. Происходило и происходит достаточно много слияний.

Оганесян: А какие формы сотрудничества все-таки сейчас более реальны для вас?

Егоров: Для нас наиболее реальные формы сотрудничества, безусловно, формы партнерства. У нас есть достаточно эффективно действующий канал сотрудничества с Лондонской фондовой биржей, у нас заключены соглашения о сотрудничестве с рядом других, в том числе с Шанхайской фондовой биржей в Китае, если говорить об Азии. Если говорить о Европе, это Шведская биржа ОМХ, это немецкая "Дойче Берзе" и ряд других крупнейших бирж. И вопрос о налаживании взаимоотношений между биржами, связанный и с кросс-листингом, то есть взаимным признанием бумаг, в каком-то обозримом будущем, и обмен сделками или обмен заявками, особенно актуален вопрос взаимодействия в области информационного сотрудничества, обмена информацией, это важно для всех, это полезно для инвесторов, это исключительно важно для профессиональных участников. Так что именно в этом направлении и лежит сейчас развитие международного сотрудничества.

Оганесян: А вот со странами СНГ что-то появляется, с ближайшими нашими соседями?

Егоров: Со странами СНГ у нас со всеми фактически налажено тесное сотрудничество. Если говорить о депозитарной возможности во всех слоях, то у нас открыты счета в Казахстане, и мы сейчас планируем перейти к активным формам сотрудничества. Если говорить о биржах, то мы взаимодействуем со всеми биржами СНГ. У нас есть соответствующая ассоциация, мы помогаем друг другу, мы обмениваемся технологиями и планируем активно развивать это направление деятельности в будущем. Инвестиционное сотрудничество у нас налажено достаточно эффективно.

Оганесян: Спасибо. Наверно, последний вопрос от слушателей и потом один от меня, как обычно.

"Добрый день. С вами говорит Шабана Зубери - финансист из Хайдарабада. Скажите, пожалуйста, что собой представляет Национальный депозитарный центр, какова его роль в области обеспечения финансовой стабильности, и каковы планы дальнейшего развития Национального депозитарного центра? Спасибо".

Егоров: Во-первых, что такое депозитарий я уже постарался рассказать. Могу только еще раз повторить, что НДЦ является по профилю расчетным депозитарием, то есть он обеспечивает расчеты на рынке ценных бумаг, естественно, обеспечивает учет бумаг по счетам участников, в данном случае, поскольку это расчетный депозитарий, то по счетам профессиональных участников рынка ценных бумаг. В этом смысле трудно переоценить его важность для стабильности рынка. То есть он предоставляет достоверную информацию о наличии тех или иных видов актива на счетах участников, обеспечивает биржевые и внебиржевые расчеты. Могу сказать, что доля, количество внебиржевых сделок, которые рассчитываются через Национальный депозитарный центр, растет в среднем почти на 40 процентов в год. Сейчас эта динамика еще улучшилась. И эффективность его работы, безусловно, отражается на эффективности всей финансовой инфраструктуры в целом. Перспективы дальнейшего развития связаны, безусловно, не очень тесно с перспективами в целом группы ММВБ, поскольку НДЦ отвечает за расчеты по всем финансовым инструментам, но также и связаны с расширением депозитарной деятельности, расчетно-депозитарной, различным видам и формам расчетов. Недавно вместе с биржей мы запустили так называемые расчеты "сделка за сделкой". Это достаточно уникальная для биржевых технологий форма, когда мы позволяем участникам рынка получить активы и деньги, соответственно, за эти активы непосредственно после сделки, не по концу дня, не через какой-то промежуток, например, на третий день, а непосредственно после сделки. Если вам нужно мгновенно поддержать свою позицию, мгновенно поддержать ликвидность, мгновенно получить деньги, то вы можете это сделать, использовав такой механизм.

Оганесян: Спасибо. Последний вопрос от меня, и мы возвращаемся к началу. Мне тут подсказали одно из ваших увлечений. Животным миром, я так понимаю, вы увлекаетесь, но особенно трогательное отношение имеете к ежикам. Правильно я говорю?

Егоров: Ну, отчасти да.

Оганесян: Это интересно. Вообще-то, еж в наших сказках и в нашей национальной фольклорной традиции очень часто является героем весьма, я бы сказал, самостоятельным, морально устойчивым, надежным, выручающим иногда. Почему? Потому что он поедает змей. Что ли, вот это привлекает? Или вас привлекает в образе ежа что-то другое?

Егоров: Наверно, и то, и другое.

Оганесян: Я, кстати, вспоминаю Заходера, стихотворение замечательное: "Ежик, ежик, почему ты такой колючий?" И он отвечает: "Знаешь, кто мои соседи? Волки, лисы и медведи".

Егоров: В общем-то, справедливо. То есть это животное, несмотря на небольшой размер, который ведет очень независимый образ жизни и достаточно эффективно справляется с окружающей действительностью. Наверно, это именно то, что привлекает в образе.

Оганесян: Защищает себя, да-да-да. А вы не рассматривали такой вопрос, чтобы за символ вашей фирмы взять ежика, например?

Егоров: Нет, вы знаете, у нас исторически сложился символ с 92-го года, и мы не собираемся его менять.

Оганесян: А я так думал, ежик отождествляется с кризисом.

Егоров: Если угодно, и так, но это, скорее, образно.

Оганесян: Ну что ж, мы просто можем пожелать тогда, пусть это не будет ваш логотип официальный. Но скажите, а вы сами, очевидно, иногда выезжаете за город, может, содержите живых ежиков?

Егоров: Нет, ни в коем случае.

Оганесян: Или вы только любите их наблюдать?

Егоров: В основном, я их либо наблюдаю, либо они у меня игрушечные.

Оганесян: Игрушечные, как символ и как образ. Ну что ж, спасибо большое. Мы хотим пожелать процветания вашей бирже, я чувствую и понимаю, что это очень важно для российской экономики, для стимула деловой активности в России, для процветания бизнеса, предпринимательства на благо, конечно, всех россиян и России.

Егоров: Спасибо большое за пожелания. Постараемся оправдать.

Оганесян: Ну, и чтобы быть такими же защищенными, как ежики, ото всех кризисов - это тоже в наших интересах. Егоров Николай Викторович - старший вице-президент Московской межбанковской валютной биржи, директор Национального депозитарного центра - отвечал на ваши и мои вопросы. Всего доброго.


27.03.2008
http://www.ruvr.ru/main.php?lng=rus&q=64996&p=27.03.2008
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован